Автор рисунка: Siansaar

Сфинкс

Дэринг Ду прыгнула сквозь каменную арку как раз вовремя: проход позади нее рухнул. Падающие камни вытеснили воздух и образовавшийся порыв ветра сбил пони с ног, и она полетела по коридору словно дротик из духовой трубки. На непродолжительное время довлеющая сила гравитации над Дэринг исчезла, она парила вперед, ощущая в темноте лишь порывы воздуха, проходящие сквозь перья, а затем она снова встретилась с каменным полом.

Она перевернулась на бок, чтобы отдышаться. Запах крови — её собственной крови — щекотал ноздри и подслащивал воздух, наполненный душком пыли, камней и веков. Она откашлялась, дивясь, что рёбра всё ещё целы.

Ой. Ой. Серьёзно, ой. Она застонала и через силу перевернулась на другой бок, а затем на копыта. Кажется, все кости целы, и она медленно встала.

Отбитый бок болел, но кромешная тьма волновала куда сильнее. Где-то в седельных сумках у неё был факел, зачарованный, последнее слово магии, которым нужно лишь согнуть край и он будет гореть несколько часов. Она рылась болевшим копытом в сумке, пока не нашла и не вытащила этот стержень.

— Ну хорошо, гробница, раскрой мне свои тайны, — пробормотала она.

Она согнула конец палки зубами. Свет — яркий, ослепляющий красный свет — внезапно вспыхнул от искры, и она с визгом отбросила палочку. Глаза слезились от обжигающего света, и она зажмурилась, пока танцующие тёмные остаточные картинки не угасли.

Это было широкое помещение в дюжину шагов поперёк. Массивные каменные блоки, которые должно быть весили тысячи тонн, образовывали стены, а потолок был так высок, что едва виднелся в полумраке. Высокие колонны исчезали над ней. Нетронутая веками пыль кружилась с каждым её вздохом, а пол вокруг был завален бесчисленными белыми палочками, хрустящими под копытами.

Она застыла. Не палочками. Костями.

Сотни костей. Тысячи. Костяное кладбище, разбросанное на каменном полу. Крик пытался вырваться из её горла, и она проглотила его обратно. Сердце было готово вырваться из груди, так сильно и сочувственно дрожали её крылья.

Стоп. Стоп. Без паники. Она сделала глубокий вдох, не обращая внимания на вкус пыли и камня и кости, о Селестия, это костная пыль, я их ем, пью...

Она подалась вперёд и её вырвало. Слюна капала с губ на древние плиты. Кровь отхлынула от её головы, и красный яркий свет факела потускнел и угас. Покачиваясь, она стояла на ватных ногах.

Прекрати. Бывало и хуже. Намного хуже. Она сомкнула губы и вдохнула глубоко и медленно через нос. Дух смерти всё ещё веял над полом, но она отринула его. Это просто кости. Кальций. Их души давно упокоились...

Отлично. Открыв глаза, она ещё раз осмотрелась. Теперь комната казалась меньше; по крайней мере, потолок не такой уж и высокий. Каменная арка вела в очередной такой же коридор, и её показалось какое-то слабое движение сзади.

Она обернулась. Масса обломков блокировала зал. Она могла бы потратить тысячу лет в попытке откопать путь наружу. Или она могла идти вперёд.

Дэринг Ду подняла факел, стараясь держать пламя подальше от крыльев и пошла на встречу темноте.

* * *

Коридор был широкий и длинный. Он проходил сквозь толщу камня как гигантская змеиная нора, то поднимаясь вверх, то спускаясь вниз, то пересекая самого себя, и в конце концов Дэринг Ду уже не могла вспомнить в какой стороне был путь вперёд. Возможно, она где-то пропустила поворот, небольшой коридор, и теперь она бродила по петле без начала и конца. Казалось, она бродит здесь часами: она всё больше привыкала к запаху камня, а факел вспыхнул и угас, оставив только тлеющие угольки, которые, словно оранжевые звёзды, освещали ей путь.

Но она продолжала идти. Она шла, пока её ноющие копыта не онемели. Колени скрипели с каждым шагом. Кончики её крыльев тёрлись о камень, которые она вытянула, чтобы не пропустить коридор или проход или даже просто слабый поцелуй ветра, надеясь вновь почувствовать свежий воздух и найти выход из этого бесконечного холла.

Она шла и мечтала. Она представляла как ходит веками, она шла, а цивилизации рассыпались и исчезали как руины вокруг неё, и на их месте росли новые общины. И эти новые общины шептались о кобыле, которая вечно ходит по коридорам у них под копытами, проклятая своей глупой гордостью, пленённая катакомбами, которые так любила. Она стала их новой богиней, новой Селестией. Богиней что бродит вечно.

И тут тоннель кончился.

Дэринг Ду от неожиданности остановилась. Прикосновение камней по сторонам крыльев исчезло, и она почувствовала потоки воздуха вокруг. Звуки шагов разносились по зале и возвращались эхом. Она стояла там, дыша, медленно вспоминая кто она.

Также здесь был свет. Слабое свечение протекало сквозь стены, заполняя трещины между камней. Она моргнула, глаза слезились, и стала медленно осматривать картину перед ней.

Это был жертвенник. Или храм. Или может быть престол. Огромное широкое пространство открылось перед ней. Плиты, заваленные костями, растянулись на десятки ярдов, а в центре комнаты возвышался гранитный монолит. Место для жертвоприношения.

Она стояла в молчании. Сердце, которое она не чувствовала уже вечность, вновь начало биться. Кровь пульсировала в венах. К копытам вернулись чувства.

— Чт... — её обсохшие губы потрескались и, когда она попыталась заговорить, стали кровоточить,. Она остановилась, обсосала язык, пока слабый, долго отсутствовавший вкус слюны не вернулся, и попыталась снова. — Привет? Есть тут кто?

Никто не ответил. Её голос вернулся грустным эхом и тут же затих. Она ждала в тишине, готовая сделать шаг вперёд.

И вдруг что-то нарушило молчание. Голос, божественный голос ответил ей, такой громкий, что сотрясал грудную клетку и разбросанные всюду кости.

— Ах, мне послышался стук копыт, — сказал громовой голос. — Здравствуй, маленькая пони. Добро пожаловать.

Воздух снова пришел в движение, и огромная фигура рухнула с потолка. Она приземлилась с грохотом на вершине гранитного алтаря и уселась на корточки. Растянулись крылья размером с паруса, отбрасывая тень, и плотоядное лицо нависло над ней. Острые зубы в понячьей пасти, покоящиеся на львином теле. Золотая маска скрывала всё остальное.

— Прошли века с тех пор, как у меня был гость, — сказала сфинкс. Она улыбнулась, и искры посыпались из её челюстей и разбрызгались на полу между ними. — Я рада гостям. Мне было одиноко.

Дэринг уставилась на сфинкса. На мгновение разум покинул её, а мышцы одеревенели. Только когда капающие из пасти чудовища искры опалили ей копыта, она оправилась достаточно, чтобы отпрянуть прочь и ответить.

— Ой! Эм, привет! Такая приятная встреча. На самом деле я просто искала выход, когда я...

— Выход! — ухмылка сфинкса разделила её лицо почти на две части. — Тебе повезло. Выход прямо позади меня, вверх по лестнице. Не пропустишь.

— Здорово, — Дэринг Ду пошла медленно бочком стороной, толкая прочь кости на своём пути. — Ну, тогда я просто—ой!

Сфинкс сдвинулась с места, очень быстро для такого огромного существа. Лапа размером с колесо телеги придавила Дэринг к полу. Острое осколки костей вонзились ей в кожу, и она боролась за вздох со страшным весом монстра.

Давление ослабло спустя секунду, хотя лапа осталась.

— О, зачем же спешить? Несомненно ты можешь остаться ненадолго. Это было так давно, когда у меня была достойная компания в последний раз.

— Верно, верно! — выдохнула Дэринг. — Рада остаться!

— Замечательно. Начнём знакомиться, — дыхание сфинкса окатывало Дэринг, пока она говорила. Оно обжигало её как горячий воздух, поднимающийся в духовке. Злой оранжевый свет сочился из её пасти. — Меня зовут Иокаста, и это мой дом.

— Дэринг Ду, — сказала Дэринг. Она сжалась от жара. — Известная путешественница. Возможно, вы слышали обо мне?

— Хм... — лапа Иокасты поднялась и задумчиво поскребла подбородок. — Боюсь, что нет. Но я редко покидаю свой дом.

Дэринг поднялась на копыта. Маленькие кусочки костей упали с её шерсти, задребезжав на каменном полу как колокольчики. Она ещё раз посмотрела на дальний проход, больше не питая никаких иллюзий по поводу побега — Иокаста была очень быстрой. Одним шагом она сократит дистанцию, и один щелчок челюстей положит конец бегству Дэринг.

Остаётся только разговор: ключ к свободе или в, конце концов, способ оказаться очередным набором разбросанных на полу костей.

— Я, эм, никогда раньше не встречала сфинкса.

— Мм, как и большинство пони. А если и встречали, то только однажды, — Иокаста спустилась с алтаря и не спеша обошла Дэринг по кругу. Кости под её лапами стирались в порошок. — Но, буду честной, я знала не так уж много пегасов. Так же крылатые себя называют, верно?

— Да. Вы, эм, больше знакомы с единорогами? Земнопони? — Дэринг осмотрела потолок комнаты. Он был достаточно высок для полёта, но у Иокасты тоже были крылья, и сфинкс была достаточно высокая, чтобы без особого труда достать Дэринг с воздуха. И всё же на крыльях она продвинется дальше, чем на копытах.

Итак, план на отступление имеется. Не идеальный, но всё же лучше, чем ничего.

 — Единороги, это которые светятся? Да, кажется, сокровища привлекают их в эти залы, — Иокаста склонила голову и сделала глубокий вдох через нос. Она остановилась, неподвижная, как статуя, а затем продолжила свою томную прогулку по зале.

 — И земнопони, да, тоже видала, — Иокаста продолжала. — Ты знала, что когда-то целая армия земных пони пришли сюда, чтобы убить меня? Эх, но командование у них было бестолковое, и в конце концов они все убежали. А те, кто не убежал всё ещё здесь. — Она прокатилась лапой по полу, разбрасывая кости. Один череп подпрыгнул несколько раз, врезался в дальнюю стену и раскололся как фарфоровая чашка.

Дэринг пыталась говорить, но горло было сухое как лист пергамента. Она сглотнула, поработала языком, и попыталась снова.

 — Это, ну, не очень мило с их стороны.

 — Это уж точно, — губы Иокасты оттянулись назад в оскале, обнажив куда больше зубов, чем Дэринг могла сосчитать. — они называли меня монстром. Ну, я им и показала монстра.

— Вне всяких сомнений, — Дэринг ломала голову, вспоминая всё, что она знает о сфинксах. Несколько рваных фрагментов легенды, дошедших из сказок, было всё, что она могла вспомнить. До знакомства с Иокастой, она даже не знала об их существовании. — Но, эм, были же пони, которые приходили с миром? Кто просто хотел поговорить?

— О, я люблю таких пони. Я люблю разговаривать! И в самом деле, хочешь послушать загадку?

— Я, эм... — ещё один фрагмент легенды всплыл в сознании Дэринг. Сфинксы любили загадки, и более того, они съедали пони, которые отвечали неправильно. — Ну, на самом деле я не так хороша в головоломках и...

— О, расслабься! — Иокаста подтолкнула Дэринг лапой, заставив пегаску запнуться. — Эта загадка просто ради развлечения, — она села, подняла голову, посмотрела на Дэринг пристальным взглядом и, наконец, заговорила:

В вишневом саду стоит дом.

Все в мире знают о нём.

Слепые детишки приходят туда,

А когда выходят — открывают глаза.

Иокаста наклонилась вперёд, и её шёпот пронял Дэринг до костей.

— Что это за дом?

— Э-э, — Дэринг отступила на один шаг. — Секундочку, слепые детишки заходят внутрь, и... Можете повторить?

— Боюсь, что нет, — Иокаста ссутулилась, потянувшись как кошка. Клочковатый хвост два метра в длину щелкнул Дэринг по ногам. — Ты должна слушать внимательней. Итак, что это за дом?

Думай! Думай! Тебя собираются сожрать, о Селестия, дом, какой дом? Дэринг посмотрела на выход и напрягла крылья.

— Это, эм, больница?

Иокаста фыркнула.

— Больница? Ты слишком буквальная, маленькая пони. Это школа. Знания открывают ребятишкам глаза. На поверхности ещё остались школы, верно?

— О! Да, конечно. Это была моя вторая догадка, — Дэринг снова посмотрела на выход, но Иокаста как-будто не собиралась её есть. Пока. — Что ж, было весело! Мне было очень приятно ваше общество, но я больше не хочу отнимать ваше время, так что я просто...

— Ничего страшного, Дэринг Ду, — сказала Иокаста. Она произнесла имя Дэринг на странный манер, словно слоги были чужды для её языка. — Может, ещё одну загадку? На этот раз попроще. Она более... буквальная.

— Ну, если вы настаиваете.

— Настаиваю, — она улыбнулась с акульим оскалом и заговорила.

Я кормлю нации.

Я изрыгаю песок.

Я пожираю бесстрашных.

Выпей меня и ты умрёшь от жажды.

Кто я?

Напряжённый узел мускулов между крыльями на спине Дэринг ослаб. Она знала ответ уже после второй строки, и остальные только подтвердили его.

— Это океан. Ты — океан.

— Очень хорошо! — голос Иокасты звенел как колокол, вызывая вибрацию в камнях под копытами Дэринг. — Видишь? Она была не такая уж трудная.

— Как вы и сказали, загадка не из сложных.

Иокаста перевернулась на спину, став похожей на секунду на самого большого котенка в мире.

— Я знаю тысячи! Мы могли провести здесь внизу целую вечность, разгадывая их, Дэринг Ду. Тебе нравится?

Прямой вопрос? Есть один способ выяснить.

— На самом деле я и так здесь задержалась. Если я скоро не выберусь обратно на поверхность, то сойду с ума. Так что, эм, боюсь, мне надо откланяться. — она сделала неуверенный шаг к дальней двери.

Иокаста испустила долгий вздох. По силе он был похож на ветер, дующий на горном перевале. Она перевернулась обратно на лапы с грацией, невозможной при её размерах.

— Боюсь, всё не так просто, Дэринг Ду. На этом месте лежит проклятие.

Проклятие. Всегда есть проклятие.

— Да?

— Да. Проклятие сфинкса. Нравится название? Я придумала его сама. Знаю, не очень оригинально, но в этом есть определённое значение, — Иокаста сделала паузу и облизнуда морду языком размером с крыло Дэринг. Капли огня как слюна стекали у неё по подбородку. — Прежде чем ты уйдёшь, я должна задать тебе загадку, и если ты не сможешь ответить правильно...

Дэринг сглотнула, и когда она заговорила, почти не заикаясь, гордилась собой.

— Вы съедите меня?

Иокаста наклонилась, что её мордочка касалась груди Дэринг. Её дыхание обжигало и воняло пеплом.

— Верно. Загадка, а потом я тебя съем. Так всегда было.

— Или... может я отвечу правильно и вы меня отпустите?

Иокаста фыркнула.

— Глядя с высоты прошедших веков, сомневаюсь. Но, может быть, ты станешь первой. Как никак, мы с тобой потренировались. Многие пони просто кричат и бегут, и на этом всё и заканчивалось.

— Ха! Только не я. Дэринг Ду никогда не бежит! — хотя, иногда, улетает. Её крылья по бокам вновь согнулись.

— Какая храбрость. Тогда ответь мне, маленькая пони, — Иокаста вновь возвысилась над ней в свой полный рост. Её расправленные крылья задевали кончиками перьев потолок, и тогда она спросила:

Чего хотят сфинксы?

Пожирать пони. Слова уже вертелись у неё на губах, готовые сорваться, но что-то заставило её остановиться. Она посмотрела на трухлявые кости, и темноту, и чудовища, возвышающегося над ней.

Тысячи загадок. Откуда она столько знает? Не от пони, наверное — определённо не от их костей. Все пони, которые встречали её сражались или бежали, или отвечали неправильно на загадки. Они не предлагали загадку в ответ.

Что-то треснуло у Дэринг под копытом. Она посмотрела вниз и в первый раз внимательно изучила одну из костей. Она была древней, настолько старой, что ломалась при малейшем прикосновении. В трещинах на кости даже не было паутины.

— Итак, пони? Боюсь, я не могу ждать вечно.

Века. Не меньше десятка веков. Дэринг смахнула копытом костяную пудру. Она придумала их все сама.

— Тик-так, Дэринг Ду. Время уходит...

— Проклятие, — пробормотала Дэринг.

Иокаста замерла, с открытым ртом.

— Что?

Дэринг подняла голову и встретилась со взглядом Иокасты.

— Проклятие сфинкса. Оно лежит не на мне, или на гробнице? Оно лежит на вас.

Иокаста смотрела на Дэринг. Взгляд её замер. Окаменел.

— Вы прокляты и привязаны к этому месту, — продолжала Дэринг. — Одиноки. И кто бы вас не посетил, вы должны его поглотить.

Молчание. Сфинкс сохраняла неподвижность столь совершенно, что могла привести в заблуждение скульптора по мрамору. Дэринг видела статуи с большим присутствием жизни.

Иокаста спросила снова.

— Чего хотят сфинксы, Дэринг Ду?

На секунду, Дэринг мысленно вернулась в коридор. Там не было света, только камень под копытами и слабое прикосновение стен с обеих сторон, проход был не шире расправленных крыльев пегаса. Она шла, шаг за шагом, в неизведанную темноту, с полузабытой легендой о солнце, и ветре, и небе в голове, что вела её вперёд.

— Пока я шла сюда, по бескрайним тоннелям, у меня было видение, — сказала она. — Я думала, что потерялась на вечно. Тоже самое случилось с вами? Это то, о чём вы мечтаете?

Она моргнула и вернулась в пещеру с Иокастой. Они смотрели друг на друга.

— Пожалуйста, отвечай. Чего хотят сфинксы? — спросила Иокаста. Её голос был мёртв как камни вокруг.

Дэринг испустила глубокий вздох.

— Они хотят, чтобы кто-нибудь решил загадку сфинкса. И тогда им не придётся никого есть.

И снова молчание. на этот раз долгое.

Это ли слышали пони до меня? Молчание, а затем смерть? Крылья Дэринг умоляли расправиться, поймать поток воздуха и улететь. Она присмирила их и смотрела на Иокасту.

Сфинкс развернулась и отправилась к алтарю. Она запрыгнула на него и улеглась.

— Ступай же, — она махнула головой в сторону коридора. — вверх по лестнице. Ты свободна.

Дэринг безмолвно кивнула и пошла к проходу, не отрывая глаз от сфинкса. Она тихо шла вперёд пока её копыто не ударилось о первую каменную ступень. Сверху она слышала воздух, проходящий по лестнице. Она почувствовала запах пустыни. Всё это было в считанных секундах от неё. Она уже могла бы купаться в солнечном свете.

Она остановилась.

Иокаста не двигалась. Она сидела, по-прежнему, на каменном алтаре, так же, как она сидела все эти бесчисленные годы. Теперь она стала меньше, так казалось во всяком случае — она больше не заполняла собой комнату. Казалось, мрак поглотил её.

Крылья Дэринг ударили по воздуху, и она приземлилась на краю алтаря. Иокаста повернулась к ней.

Да, сомнений не осталось, сфинкс стала меньше. Всё ещё выше по сравнению с пони, но не больше некоторых взрослых жеребцов, которых Дэринг встречала. Вонь пепла и огня пропала, и воздух больше не переливался вокруг тела Иокасты. Дэринг шагнула вперёд, пока между ними не остались считанные дюймы. Ужасающий жар пропал.

Иокаста пошевелилась. Она потирала лапы друг о друга и подёргивала хвостом.

— Ты, эм, теперь ты можешь идти. Если хочешь.

— А ты?

— Я, хм... — Иокаста сглотнула. Она протянула лапы к золотой маске и осторожно сняла её с головы. На Дэринг смотрели яркие нефритовые совиные глаза.

— Я не знаю, — сказала она. — Я никогда не думала, что этот день настанет.

— А. Ну а я собираюсь уходить, — Дэринг откашлялась. — Предстоит долгий путь, знаешь ли. А ты, эм, не хочешь пойти со мной? Расскажешь мне пару загадок по пути?

Воцарилось молчание.

А потом сфинкс улыбнулась.

Комментарии (8)

+1

Отличный перевод. Спасибо за проделанную работу, Athlete! Только один вопрос. Разве здесь не должно писаться "компания", а не "кампания"? Подразумевается группа людей пони.

О, зачем же спешить? Несомненно ты можешь остаться ненадолго. Это было так давно, когда у меня была достойная кампания в последний раз.

Ferrexia_Fersam #1
0

Ferrexia_Fersam,

Разве здесь не должно писаться "компания", а не "кампания"?

Верно. Исправлено. Спасибо, что читаете)

Athlete #2
0

Хороший перевод, лови зелёное копыто.

Darkwing Pon #3
0

Привет Элеш норн, рад тебя видеть)

Skuzl #4
0

Хорошая загадка, хорошая разгадка. Было интересно читать, обрадовал добрый финал. +1

Dwarf Grakula #5
0

Отличный перевод, здоровский оригинал. Лови зеленое копыто!)))

tea_rose #6
0

Потрясающе!
Спасибо автору и переводчику!

Dream Master #7
0

Отличный рассказ, приятный неожиданно-приятным концом. Из этого текста вышел бы сценарий каноничной серии МЛП.

Лайри Гепард #8
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...