Самое простое желание

Я часто наблюдаю за облаками, проплывающими по небу над Понивиллем. Есть в них что-то завораживающее, заставляющее мечтать о чём-то далёком и хорошем. И если повезёт, то среди погодной команды, гоняющей облака над нашим городком, я смогу увидеть её.

Танк

Новый друг

Твайлайт мучала бессонница из за её умственных переутомлений, связанных с огромной любовью к чтению и изучениям. Одна из бессонных ночей стала последней каплей и она направилась к Зекоре за советом. Кто мог знать что это решение станет роковым решением в её жизни?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Кризалис

Найтмер и я

Она никому не доверяет. С презрением относится к моим новым друзьям. Неустанно насмехается над сестрой. Ах да, забыла сказать: она — это я.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Действие или правда

Заканчивая ремонт случайно разрушенной стены в спортзале, студенты решают скоротать время за безобидной игрой "правда или действие". Но вскоре друзья понимают, что она куда "опаснее" и интереснее, чем кажется на первый взгляд. Впрочем, едва ли кто-то против.

Другие пони

Ночь Согревания Сердец

Молодой жеребец, одинокий и потерявший надежду, не признает Дня Согревания Сердец и отрицает его ценность. Однако в праздничную ночь может произойти чудо, что перевернет его мировоззрение...

Лира ОС - пони

Человек в параспрайте/ Human in parasprite

Итак, да, я одна из этих людей... этих бедных простачков, что просыпаются в Эквестрии, в теле какой-нибудь зверушки. Это может быть пони или дракон, даже зебра, или, Селестия знает, еще какое-нибудь создание этого чудного мира. И кем же я становлюсь, когда выпиваю за ночь слишком много разнообразного алкоголя? Я - параспрайт. Ненасытный, быстро плодящийся, летучий демон. ...Не знаю как ты, но я буду чертовски наслаждаться этим.

Человеки

Дружба — это не формальность

Замок принцессы Дружбы состоит из пустых комнат и бесконечных коридоров. Где-то в них заплутала ее нежданная ученица, Старлайт Глиммер, пытаясь понять, в чем же состоит эта самая дружба... и заодно — почему ее так сложно найти в том месте, где она, казалось бы, должна сочиться из каждой хрустальной грани. Ученик. Учитель. Комнаты. Коридоры. И, конечно, поиск — то ли жизненного пути, то ли просто капельки тепла.

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Моя маленькая Дэши

Повесть о том, как маленькая пегасочка в следствии неких причин оказалась в мире, где живут люди. Совсем еще ребёнок, не умеющий толком говорить, она одна сидела в картонной коробке посреди грязной подворотни... Внимание: если вы сентиментальный человек, запаситесь носовыми платками. Этот рассказ действительно может заставить плакать, даже если вы не разу не делали этого раньше.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Человеки

Эквестрия-84

Идет холодная война. В одном советском НИИ создают портал в другой мир, которым оказалась Эквестрия.

Твайлайт Спаркл Человеки

Договор на Happy End

Что может случится с простой корреспондешей в ночь с пятнадцатого на шестнадцатое апреля? Ничего хорошего.

Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach

Мрак из забытых легенд

7. Цена доверия

This is a story about greed
Finding a person no one needs...

Вернувшись к костру, Шестерка и их новый знакомый обнаружили, что тот почти потух. С каждым мгновением естественная тьма Вечнодикого леса подбиралась все ближе к угасающему источнику тепла и света, готовясь поглотить его в свои объятия. Завидев это, ЭйДжей первее других, как самый ловкий и опытный любитель походов подскочила к умирающему огню и приступила его реанимировать. Ее примеру последовал Дарк и Пинки, начиная в темноте искать хворостинки, что могли спрятаться от их взора в прошлый раз. Твайлайт и Рарити в это время помогали своим незадачливым подругам добраться до постепенно разрастающегося пламени. Флаттершай шла вместе с светлошерстой подругой, которая успокаивала ее и пыталась помочь отойти от шока. Лазурную пегаску же вела под копыта  Твайлайт, пока та охала и возмущалась на растянутое крыло.

Устроившись наконец возле потрескивающего костра, в воздух из которого взлетали светлячки искр, поднимаемые потоками разогретого воздуха вверх, после чего терялись в ночи, потухая, вся компания стала делиться впечатлениями. Так бы все и уснули, после тяжелого дня и массы эмоций, если бы Твайлайт не обратилась к Дарку.

– Куда мы идем? – слегка повернувшись на земле в сторону темного единорога в плаще и шляпе, спросила принцесса. Темный пони слегка приподнял голову, что показалась его мордочка из-под полы его шляпы, выдохнул в прохладу ночи воздух, слегка приоткрыв рот, отчего тот мгновенно разошелся облачком пара, после чего, не отрывая взгляда от звездно неба, что накрывало темные, почти черные силуэты деревьев, ответил;

– Искать Принцессу Луну, Принцесса, – по виду лавандового аликорна было понятно, что ответ ее не удовлетворил:

– Ты уходишь от ответа, Дарк, – с некоторой долей скепсиса в голосе начала Твайлайт. Она слегка изогнула одну бровь, наблюдая за реакцией их проводника, а в это время к их разговору уже стали присоединяться остальные слушатели. Принцесса продолжила: – Ты явно ведешь нас в определенном направлении, при этом в Форестауне ты сказал, что не знаешь где принцесса Луна.

Темный единорог слегка прикрыл глаза, снова выдохнул порцию пара, уже в сторону танцующего костра.

– Я знаю одно место в глуши леса, где она могла бы оказаться, – Дарк вновь взглянул на звезды, после чего перевел свой взгляд на принцессу. В его взгляде Твайлайт пыталаль уловить хотя бы тень мотивов, движими которыми был спутник, но она ничего не смогла в них разглядеть. – Вероятно, вчерашний гость города унес ее туда.

– Вероятно? – в разговор влезла ЭйДжей, на секунду отвлекшись от крыла своей радугогривой подруги, которая недовольно возмутилась от неловкого действия в отношении своего растяжения, что заставило соломенногривую пони повернуться и состроить виноватую гримасу. Бросив короткий взгляд на подруг, аликорн продолжила незавершенный вопрос:

– Откуда тебе известно об этом… месте?

– Я какое-то время изучал эти места и искал встречи с этим чудовищем, – серый единорог аккуратно снял и слегка ухмыльнулся. – Поэтому я уверен, что мы найдем Луну именно там.

– Принцессу Луну, – сделав акцент на первом слове, поправила Дарка Пинки наигранно серьезным голосом.

– Принцессу, Луну, – поправился Дарк. Снова выдохнув, он откинулс назад, придерживая полусогнутым копытом свою шляпу, после чего заключил: – нам стоит выспаться. К полудню, я надеюсь, доберемся до этого самого места.

Дарк прикрыл свою мордочку своей шляпой, не оставляя шанса Шестерке задать хотя бы микроскопический вопрос. Переглянувшись между собой, подруги остались наедине со своими мыслями в звуках потрескивающих под огнем веток, лишь изредка этот звук разбавлялся далекой жизнью здешних обитателей.


Утро нежными лучами солнца проникло в дом двух духов, заиграв на деревянном полу длинными полосками, нагло пробравшись через незанавешенные окна. Два пятна, светло-коричневое и темно-серое, невозмутимо переплетенные между собой в неподвижном сне, стали нехотя шевелиться, когда незваный свет достаточно наполнил комнату.

Первой ото сна отошла единорожка, сладко потянувшись и тем самым слегка потеснив своего возлюбленного. Сползая с кровати, Вулфсул  потерла глаза копытом и слегка сморщила носик от попавшего в глаза света. Слегка поеживаясь, единорожка-дух направилась на кухню. Вскоре оттуда стал доносится легкий звук готовки, которому аккомпанементом шел чудный запах завтрака. Легкое пение птиц за окном стало последним поводом прийти в себя и Хейзу, который поморщился и с недовольством открыл глаза.

Окинув комнату еще наполовину сонным взором, дух недовольно выдохнул. На секунду прикрыв, он полностью открыл глаза, после чего медленно и с неохотой оказался копытами на полу. Еще раз оглядевшись, Хейз прошел мимо кухни в импровизированную ванну, где стояла небольшая раковина, украшенная маленькими декоративными горшками и множеством разноцветных и красочных склянок с банными принадлежностями. Открыв с помощью магии воду, которая мягко зажурчала из крана, Хейз взглянул в старое зеркало, с одного угла которого свисали пара лоз дикого винограда. Из отражения смотрели два зеленых глаза с веретенообразными зрачками, а на выражении застыла немая ярость, настолько первобытная, что она источала поистине голодный вид. Черная, почти угольная грива была неаккуратно растрепана, а шерсть на морде играла зеленоватой искрой.

Сделав легкое движение копытом, дух умылся, после чего снова взглянул в зеркало. Прежний вид его теперь выглядел скорее растерянным. “Что же со мной такое”, – подумал Хейз, вглядываясь в свои холодные глаза.

Тут с кухни прошлась Вулфсул, расставляя все для завтрака на их дубовом столе. Ее легкие движения были еле слышимы, отчего казалось, что она не двигается, а порхает, словно бабочка, или лист, который был подхвачен легким ветерком с земли.

Неожиданно, вся жизнь в доме замерла в звенящей тишине. Хейз с легкостью, но в то же время резкостью очутился в комнате, и оба духа замерли, глядя через окно куда-то в даль, в тьму, что скрывалась меж деревьев на другом конце их опушки.

– Ты тоже это чувствуешь? – с застывшим удивлением, вперемешку с ужасом, который никто из них так давно не испытывал, на мордочке негромко спросила Вулфсул.

Хейз не мог проронить и звука, настолько сильным были его чувства, настолько громко все нутро гремело от этого ощущения, забытого и настолько далекого во времени, что он и подумать не мог, что снова испытает его. Больше не говоря ни слова, пара выскочила из хижины. Вулфсул в мгновение ока обратилась в необычно крупного орла, а Хейз с привычным ему грохотом обратился зеленой молнией, что дугой направилась вслед за орлом.

На опушке осталась лишь непривычная тишина.


Как и говорил Дарк, к полудню группа спасения дошла до заветного места. Все семеро остановились у невидимой границы, что разительно разделяла остальной лес от того, что было дальше.

– И чего мы ждем? – первой нарушила тишину Рейнбоу Дэш, слегка разминая крыло, которое почти восстановилось. Сейчас она предпочла бы лететь, но недавняя травма могла сказаться, сделай она так, на будущем сражении, если оно произойдет.

– Впереди нас может ждать опасность. Будьте готовы, – проговорил Дарк и жестом пригласил идти по открывшейся взору тропе из гладкого булыжника, что слегка пряталась в свежей, зеленой траве.

Первой вперед пошла Твайлайт, а за ней поспешил Дарк, как бы стараясь не отставать. Когда пони проходили незримую черту, на них на миг посетило необычное ощущение, будто преодолевается невидимая стена. Стоило им пройти, вперед, как перед ними возник простор необычайной красоты: кроны деревьев расступались, пропуская свет, кругом пахло свежей росой и сладостью цветов, а пение птиц хоть и было тихим, но в точности передавало умиротворенность этого места. Полностью выйдя из-за деревьев, Шестерка в один голос изумилась, увидев широкий дуб, в котором был вырезан небольшой зал, а с его могучих ветвей свисали лианы. В уши тут же ударил звон ручья, что дерзко вилял мимо дерева, и уходил прочь от него вглубь леса.

– Что это за место? – завороженно оглядываясь, спросила Твайлайт.

– Это Обитель Духов, – громко ответила статная белая кобылка, что вышла из широкого проема дуба навстречу гостям, что заставило все взгляды быть прикованными к ней. Завидев ее, Дарк слегка замедлился, чтобы чуть скрыться от ее взора.

– Кто ты? – неуверенно спросила Твайлайт, шагнув чуть вперед, но тут же замерла, как только высокая пони жестом копытца в серебристой подкове остановила ее.

– Я Хранительница, – мягко, но уверенно ответила пони. Легкий ветер слегка развивал ее белую гриву, в которую были вплетены два прекрасных цветка. Твайлайт было хотела представиться, как Хранительница снова заговорила: – Что стало нужно от нас, духов, принцессе, вроде тебя и… Твоих спутников? – легким движение головы Хранительница окинула взглядом сначала Твайлайт, затем всех ее спутников, остановившись взглядом на Дарке, но тут же перевела взгляд на аликорна.

– Мы пришли сюда, чтобы найти принцессу Луну, – снова попыталась сделать шаг Твайлайт, но взгляд Хранительницы ее остановил.

– Не все из вас пришли сюда с этой целью, – тон Хранительницы немного изменился, став более холодным, а взгляд ее теперь был направлен на Дарка. – Здесь нет принцессы Луны, и не было. Видимо, вас обманули, – Хранительница неспешно стала обходить пони сбоку, волоча за собой длинный белоснежный хвост и концы лозы, что оплетала ее задние ноги и круп.

Твайлайт с недоумением смотрела на Хранительницу, а когда заметила, что ее интересом является Дарк, с не меньшим недоумением посмотрела на него. Ее примеру последовали и остальные пони.

 – Ты же сказал, что мы найдем ее здесь! – с нескрываемым удивлением и негодованием воскликнула лавандовая принцесса.

– Я так не сказал, принцесса, — с легкой ухмылкой ответил темный единорог. – Я лишь сказал, что знаю место, где она может быть. Может быть этот дух заодно с тем чудовищем? – Дарк зыркнул из-под полей шляпы на Хранительницу, а его ухмылка стала походить больше на оскал.

В это мгновение Хранительница недоверчиво сщурилась и остановилась подле русла ручья, что брызгами прыгал ей на копыта.

– Дарк, – с отвращением прошипела Хранительница, заставив Шестерку встать в оппозицию и к себе, и к темному единорогу, – Что ты забыл здесь, проклятый?

Не успел Дарк издать и звука, как с неба на их головы обрушилась зеленая молния, которая оглушила и слегка дизориентировала всех на поляне. Как только пыль улеглась, между пони и Хранительницей стояли разозленные Вулфсул и Хейз. Лишь завидев виновника всех их бед, Рейнбоу Дэш с криком рванула с места в атаку, напрочь позабыв о былой травме. Ее подруги даже оставить ее не успели, оказавшись втянутыми в конфронтацию,

Воспользовавшись общим смятением, Дарк рванул в сторону дуба.

– Нет! – громко крикнула Хранительница, увидев, как темный единорог со всех копыт спешит попасть внутрь Обители. В ее голосе одновременно смешались и боль, и страх, и бессилие, из-за чего он потух в суматохе.

Белоснежный дух сорвался с места и помчался наперерез единорогу. Хейз и Вулфсул на секунду отвлеклись и уведили, что Дарк и Хранительница бегут в сторону Обители. Вулфсул, обернувшись волком, рыком оттеснила Рэрити и Эйджей, после чего сорвалась в сторону дуа.

Хейз попытался присоединиться, но тут же получила два мощных удара копытами от лазурной пегаски, но на третий раз сумел отбросить ее ударом уже своего копыта в Твайлайт. Стоило ему повернуться, чтобы увидеть, что происходит в Обители, как спину с неимоверной силой поразил луч магии глубокого синего цвета, упавшиц на него с неба. Яростно вскрикнув от боли, дух вскинул взор вверх, откуда на него в ту же секунду спикировал темно-синий аликорн.

– Настало время взять реванш! – принцесса Луна, отскочив, мгновенно приняла атакующую стойку, а подле нее выстроилась Шестерка с не меньшим рвением.

Вулфсул оставалось пробежать половину пути, как вдруг она увидела, как из входа в зал вылетает темный луч магии, стрелой проносясь в небо. В ту же секунду и Хейз, и Вулфсул замерли, почувствовав острейшую боль. Увиденное заставило гостей из Кантерлота переключить свое удивление на вековой дуб, но увиденное отразилось гримасой испуга на их мордочках: огромная тлеющая дыра зияла в дубе, а десятки прекрасных лиан, некогда свисавших, медленно падали на землю.

Вдруг всех, кто был на поляне оглушило мощнейшим порывом ветра, таким, что, казалось, вот-вот и лопнут перепонки. Небо в миг стало черным от туч, стали бить молнии, грохот заглушал мысли всех, кто был в этот момент у Обители. Секунда, и все закончилось резкой вспышкой.

Пони и духи лежали в разных местах бывшей Обители, которая теперь напоминало скорее место стихийного бедствия, нежели прекрасное и умиротворенное место. Первой глаза открыла Вулфсул: все вокруг двоилось, а сама она была в своем привычном обличии. Потихоньку все начали вставать с земли и тереть кто круп, кто затылок, кто бок.

– Я благодарен вам, принцесса Твайлайт, – громко раздался голос Дарка, который не спеша выходил из некогда прекрасного дуба, теперь больше похожего на не до конца выкорчеванный пень. На его лице была злорадная ухмылка, а на одном копыте он нес горстку затухающего кристалла. – Я благодарен вам всем, Хранители Элементов Гармонии. Без вас я никогда бы не смог преодолеть барьер, что окружал это место. Но вы, чистые и светлые, помогли мне, – Дарк слегка рассмеялся и уронил на землю остатки кристалла, которые обратились в серые кусочки породы. Пони, недоумевая, смотрели на него, не находя слов. Лишь темно-синий аликорн с ужасом смотрела на темного единорога. “Не может быть” – промелькнуло в голове у принцессы Луны.

В этот момент Хэйз с усилием встал в полный рост и оскалился на единорога, который уверенно шагал вперед, медленно магией доставая что-то из-под плаща.

– Дорогой мой Хэйз, – с тенью злобной улыбки и легким прищуром проговорил Дарк. – Так жаль, что мы не сможем поболтать с тобой. Потому что тебе пора! – в одно мгновение произошла вспышка красной молнии, сорвавшаяся с кристаллика в центре неаккуратного магического медальона, что держал Дарк.

Вспышка. Когда все наконец открыли глаза, то увидели Хейза, растерянного и изумленного, перед которым, буквально застыв в полете, стояла каменная статуя.

– Вулфсул! – сквозь оцепенение процедил темно-серый дух. Шестерка и принцесса также оцепенели, не понимая, что сейчас будет происходить.

– Ах, милая Вулфсул, – с нескрываемой иронией протянул Дарк, медленно обходя статую возлюбленной Хейза, чтобы нацелиться уже на него. – Всегда она не могла даже в грозу двинуться, но перед лицом опасности закрыла своим изящным телом любой всей своей жизни!

Хейз стоял в исступлении, чувствуя, как древние инстинкты берут над ним верх. Его шкура заискрилась, глаза наполнились зеленоватым свечением, а каждая мышца в теле напряглась. Как только Дарк оказался против него, он бросил короткий взгляд в сторону принцессы Луны, которая уже ощетинилась своей решимостью дать отпор и примеру которой уже последовала остальная Шестерка.

Хейз уже был готов броситься на врага, приоткрыв рот, чтобы извергнуть сгусток искр, как вдруг… Вспышка! Как только ослепительный свет рассеялся, все увидели окаменелые искры, что застыли на полпути к Дарку. В небе же удалялась зеленая молния, нервно изгибаясь меж облаков.

– Да-а, – протянул темный единорог, провожая взглядом молнию по небу. – Не думал я, что ты так струсишь, старичок, – слегка рассмеявшись, Дарк обратил свой взор на Луну: – Что ж, принцесса. Я только что помог вам, очень помог!

– Чем же? – шипя, спросила Луна, готовая атаковать единорога. Тот же в ответ лишь рассмеялся:

– Я избавил вас от сущего кошмара! – смех Дарка раскатился по всей бывшей Обители, В ответ пони лишь с решимостью нахмурились. Вдоволь насмеявшись, Дарк с фальшивой улыбкой произнес: – Помогите же мне теперь вы. Замрите!

Луна попыталась создать магией защитный барьер, чтобы укрыть их с Шестеркой от черной магии темного единорога, как в тот момент их всех ослепила новая вспышка…


Открыв глаза, Твайлайт увидела недоумевающего Дарка, смотрящего под ноги на осколки своего медальона, в котором было заточено его коварное заклинание. В следующее мгновение перед ними появился светло-серый единорог, выпустивший в Дарка страшно силы магическую молнию, которую тот парировал, отправив ее в обгоревшие останки ствола дуба, расколов кору на крупную щепу,

Не успел темный единорог отойти от удара магией, как с небес посыпался буквально град позолоченных копий, наконечник которых ярко светился голубым. Дарк танцем уклонился от всех попаданий, кроме одного. Раненный в заднюю ногу, единорог вскрикнул от боли и чуть не пропустил следующую магическую атаку. Защитившись магическим щитом, Дарк упал на траву, окропив ту темной кровью.

Не дожидаясь поражения, темный единорог за мгновение до удара с неба открыл под собой портал и исчез. На его место в смертоносном пике вонзила свое могучее копье белоснежная пегаска с голубым хвостом и в золотистой броне кантерлотской стражи.

Твайлайт за все время успела лишь пару раз моргнуть, настолько быстрым оказалось их спасение. Оторвав взгляд от пегаски, принцесса взглянула на Луну, которой уже помогал встать слегка худоватый, но жилистый светло-серый единорог. Его грива была цветом золы, с небольшим переливом в синий, была аккуратно уложена на две стороны и чуть назад,, на носу имелись круглые очки, бликами прикрывавшие его голубые глаза. Одет он был в белую рубашку и коричневый жилет, которые слегка небрежно сидели на нем после боя. На его крупе красовалась кьютимарка в виде пяти извитых линий, будто светящихся и окруженных магическими всполохами, которые веером сходились в одной точке.

– Вы в порядке, принцесса? – обратился он к Луне. Ее взгляд был удивленным, и пару мгновений она мялась с ответом

– Д-да, я цела, – слегка потерев голову копытом, ответила синий аликорн. Она оглянулась на Шестерку, которые потихоньку отходили от шока. В это мгновение к ним подошла Твайлайт, изумленно смотрящая на этого высокого, казавшегося молодым, мага. – Твайлайт, знакомься…

– Меня зовут Лидинг Лайффлоуз, – поправив очки, произнес единорог, даже не обратив внимание, что тем самым он прервал королевскую особу. За это Луна наградила его недвусмысленным взглядом, полным недовольства. В этот момент к ним, держа одним копытом свое копье, подлетела пегаска.  Только сейчас Твайлайт смогла разглядеть, что из-под кантерлотской брони выглядывает кьютимарка в острия копья из алмаза и части золотой рукояти. – Это Даймонд Спир. Мы подоспели воремя, – Лидинг перевел свой взгляд на подруг Твайлайт, которые уже стояли подле нее.

– Рада знакомству, – неуверенно сказала Твайлайт и взглянула на принцессу Луну.

– Как вы тут оказались? – с нескрываемым подозрением спросила синий Аликорн. Она точно знала, что это не случайное появление этих двух пони. – Вы тут одни?

– Нас следом отправила ваша сестра, принцесса Селестия, как только мы вернулись в Кантерлот, – спокойно проговорил светло-серый единорог, слегка повернувшись к синей принцессе. – Мы первыми из Ордена вернулись, поэтому других членов вы не увидите.

Шестерка недоумевая наблюдала, каждая пони намеревалась вставить миллион вопросов. Опережая их все, Лид поднял копыто, останавливая шквал от пони:

– Я предлагаю обсудить все, как только вернемся в Кантерлот, – с этими словами Лид жестом пригласил Луну и Шестерку в тут же образовавшийся портал, который буквально в воздухе прорезала своим копьем Даймонд.


С грохотом молния ударила в поляну перед домом, который духи покинули в начале дня. Хейз шел с пустыми глазами и застывшим оскалом злобы и боли, которые исказили его морду в страшной гримасе. Подойдя вплотную к дому, темно-серый единорог поднял свой взгляд на стену, в которую он чуть не уперся. Так он стоял с минуту, пока из его пасти, полной зубов и клыков не вырвался громом разлетевшийся протяжный крик. По шкуре заискрились молнии, волосы растрепал поднявшийся из ниоткуда ветер , а глаза засветились так ярко, будто в них вспыхнули мириады звезд. В то же мгновение в дом стали бить молнии, оглушая весь лес на километры вокруг. Испуганные звери, птицы, насекомые – все сбегали в неистовом ужасе от эпицентра страшного бедствия, что творилось на опушке. Трава и деревья от той неистовой энергии, которую источал Хейз стали увядать и иссыхаться, бледнеть и пригибаться к земле.

Хейз сидел, склонив голову и уткнув взгляд в землю. Чуть поодаль, напротив, догорали остатки того места, которые последнее несчетное количество лет и зим он и Вулфсул называли домом. Трава, цветы и кусты погибли, склонив свои побледневшие тела к земле. Деревья, что ближе всего стояли в тот момент, будто обуглились и погибли, листва с них была сорвана и развеяна по миру. На фоне заходящего солнца, темно-серый единорог сидел, в голове его звенела пустота, такая же выжженная пустота, как и в мире вокруг него.

Тут позади послышались тихие, размеренные шаги. Хейз не обратил на них внимания, поглощенный пустотой, которую оставила после себя буря в его душе, вылившаяся наружу.

Рядом с Хейзом на истлевшую траву сел крупный единорог насыщенного коричневого цвета. Его черная грива, элегантно зачесанная назад, лишь с левого края распадалась парой небрежных прядей изумрудного оттенка. Заправив их как надо, единорог посмотрел на дотлевающие угли поодаль.

– Мне жаль, старинный друг, – слегка шипящим, будто змеиным, но в то же время элегантным и статным голосом произнес единорог. Он перевел взгляд своих зеленых глаз на духа и слегка дотронулся копытом до его плеча. – Мне знакомо это чувство утраты любимой.

Хейз продолжал молча сидеть, потупив взор в землю. Единорог с минуту посидел, после чего слегка похлопал копытом по плечу духа и поднялся во весь рост. Поправив темно-синий плащ, единорог еще раз взглянул на остывающие угли, некогда бывшие хижиной. Вдохнув ноздрями запах пожара, перемешанного с болью утраты и пустотой, единорог проговорил:

– Если ты хочешь отомстить, то я знаю способ. Ты нужен мне, как никогда раньше, – повернувшись, пони стал потихоньку удаляться.

До ушей Хейза долетел треск портала, а позади возникло зеленое свечение от окаймляющей его магии.

– Ты со мной? – Хейз молча поднялся, последний раз посмотрел на потухший пожар, уничтоживший некогда дорогое ему место, после чего с серьезным выражением направился в сторону портала, оставляя позади то, что раньше казалось счастьем.

Продолжение следует...

Вернуться к рассказу