S03E05
ГЛАВА 7 "Сладкий аромат ванили" ГЛАВА 9 "Вернуться в начало"

ГЛАВА 8 «Игра на струнах» 18+

Экспериментальная глава, содержит взрослый контент. Для прочтения не обязательна.

ГЛАВА 8 «Игра на струнах»

В очередной раз убирая изо рта клок волос, Эдик попытался выплюнуть застрявший волос. И выплюнул. Прямо на носик принцессы. Ему несказанно повезло, что она ещё не проснулась. Парень лежал на самом краю кровати, дальше двигаться было некуда. Принцесса всю ночь неосознанно (или осознанно?) напирала на него. Её живот плотно прижимался к его животу, задняя правая нога перевалилась через его ноги, крыло по-прежнему обнимало тело, а мордашка чуть ли не тыкалась в его лицо. С одной стороны парня забавляла ситуация, но с другой он предполагал насколько же принцесса одинока, раз даже сквозь сон так жаждала прижаться к другому существу.

Эдик осторожно поправил королевское копыто, которое начало упираться не туда, куда следует. Её передняя нога была удивительно послушной, так что парень без труда убрал её повыше, в очередной раз выплёвывая изо рта волосы. Его правая рука застряла под боком принцессы и затекла так не слабо. Удивительно, но ему было приятно лежать рядом с этим волшебным созданием. От неё приятно пахло, принцесса была довольно нежной на ощупь. Нахождение рядом с ней было выше всякого уюта. Странное, запретное… неправильное удовольствие.

Парень осторожно убрал свои ноги из-под её перекинутой задней ноги, при этом едва не упав с кровати. Затем он попытался освободить из-под бока вытянутую руку. Почти получилось. Почти. Рука выбралась, но тут же угодила в новую ловушку — принцесса обняла её задними ногами и довольно тесно прижала к себе. Эдик ощутил всю мягкость её тела…

Холодный пот уже ручьями с него стекал. Проснулся называется… «Доброе утро!». Эдик немного подёргал руку, намереваясь её освободить. От толчков всё тело принцессы немного дёргалось, но она продолжала спать, лишь дыша чуть громче. Тут он заметил странную подвижную тень. С огромным трудом он обернулся и увидел за окном летающую младшую сестру Селестии. Ту буквально перекосило от столь тесных объятий, ритмичных действий парня и принцессы. Она даже на миг равновесие потеряла и едва ну свалилась вниз. Эдик махнул ей свободной рукой, мол не мешай и без тебя тут тошно. Луна с офигевшей мордой задом улетела куда-то в сторону. Судя по характерному звуку, её летающий круп с чем-то столкнулся, но увы, преграды не было видно, как и самой Луны.

Эдик снова повернулся к спящей принцессе. Солнечные лучи медленно подбирались к её глазам, так и норовя вот-вот разбудить принцессу. Солнечные лучи? Она проспала подъём солнца и за неё это сделала Луна? Неудивительно, что она прилетела на разборки. Да, сладко же спалось аликорну прошлой ночью.

Эдик опять попытался освободить застрявшую руку и легонько дёрнул. Судя по сонному стону принцессы, он понял, что «таких» движений лучше избегать. Аликорн зажала его руку ещё сильнее…

Эдик испытал к ней неправильное влечение, что совсем расшатало его нервы. Свободной рукой он попытался раздвинуть ей ноги, освободить зажатую конечность, но те почему-то были сильно напряжены, так что у парня ничего не вышло. Луч солнца уже коснулся подушки и медленно полз к мордашке аликорна. Времени в обрез. Если она узнает, где находится рука парня, то Эдик боялся, что просто лишится своей руки… а может и не только руки.

Он снова дёрнул руку, от чего раздалось приглушённое хлюпанье. Принцесса часто задышала, даже пошевелила передними копытами. Её щёчки покрылись румянцем. Судя по её виду, ещё одно неосторожное движение и она проснётся раньше, чем до её глаз доберётся солнечный луч. Парень не знал, что его больше пугает — вероятность пробуждения принцессы или то, что происходит там, под одеялом. Из за оттёка, рука ощущала лишь мягкость её тела, то ли живота, то ли внутренней части бедра. Эдику было трудно понять, он лишь примерно понимал физиологию аликорнов. Он рефлекторно пошевелил пальцами, словно играл на струнах гитары, дабы проверить насколько сильно всё затекло и только после этого он чуть получше узнал физиологию волшебной особы… Селестия издала громкий стон и поелозила задними ногами. Запах ванили усилился… В этот момент парень сам себе не завидовал, понимая на каких «струнах» он только что сыграл сонату.

Не желая становиться калекой или провести остаток дней за решёткой, парень прибавил усилий и начал медленно выводить из её тугих объятий затёкшую руку, которая уже практически ничего не чувствовала, хотя он примерно догадывался, в каких местах она скользила. Первая попытка провалилась, тиски её бёдер сжались ещё сильнее и немного задрожали. Принцесса издала тихий полусонный вздох, после чего рука стала скользить гораздо легче, пока в конце концов не выбралась из её горячих оков. Селестия не проснулась. Глядя на влажную руку и на тихо стонущую принцессу, он понял, почему так легко освободился из её тисков и что вообще наделал.

Тем временем луч солнца добрался до её глаз. Эдик приподнял одеяло, дабы посмотреть на свою освободившуюся руку. Тут интуиция подсказала ему, что что-то не так. Он повернул голову к мордашке принцессы. Её глаза были широко открыты, зрачки сужены, щёки до сих пор были покрыты румянцем, а ротик забавно исказился в неловкости. Парень вытер об внутреннюю часть одеяла руку и вытащил её наружу. В этот момент у него вся жизнь пробежала перед глазами.

— Почему ты прижимаешься ко мне? — дрожащим голосом спросила Селестия.

— Кхм… не совсем я, — поправил Эдик.

Принцесса бегло оценила ситуацию и чуточку отодвинулась, понимая, что это человек лежит в её объятиях. Затем, она посмотрела на его руку, которую недавно обнимала бёдрами, но ничего об этом не помнила. Пошмыгав носиком, она испугалась ещё больше.

— Этот запах… что ты делал со мной? — прошептала принцесса.

Эдик едва не заорал и с трудом поборол желание выпрыгнуть в окно.

— Ничего! Вы лежали на моей руке почти всю ночь, а я… а я не хотел вас беспокоить и… терпел… да, терпел! Смотрите как её отлежали, — Эдик помахал перед носом принцессы рукой, как та следила за ней взглядом и нюхала её.

— Я… это странно. Прости, ты мог бы разбудить меня, дабы я не мешала твоему сну. Ой! — глаза аликорна сузились ещё больше.

— Что-то не так? — Эдик прикинулся невинной овечкой.

Принцесса явно перебирала передним копытом под одеялом.

— У тебя вспотела рука? — совсем раскрасневшись, спросила она, видимо наткнувшись на найденную неожиданность.

— Да… нет… не знаю, — нервничал человек.

— Я точно лежала именно на руке? — неловко улыбнулась принцесса.

Эдик снова посмотрел на свою конечность, которая всё ещё была немного липкая.

— Да-да! — басистым голосом подтвердил парень.

Принцесса отползла на другой конец кровати, слезла на пол и встала на ноги. От её телодвижения одеяло немного съехало.

— Нет, не надо, — протараторила аликорн, не позволяя Эдику поднимать одеяло.

Парень прекратил.

— Я сейчас вернусь. Постель я сама… да сама заправлю! Я быстро! — Селестия направилась к выходу из спальни, плотно прижимая свой пышный хвост к крупу и постоянно оглядываясь на Эдика. Её походка была неуверенной, шустрой и очень сдержанной.

— Ой, солнце надо ещё поднять! — бормотала правительница.

Парень покашлял и рукой указал в окно. Принцесса прикусила нижнюю губу и улыбнулась. Как только Селестия ушла, Эдуард всё же приподнял одеяло и взглянул на простыню.

— Ох ты же ё! — воскликнул он, наблюдая «мокрую» картину, которая охватила внушительную часть простыни рядом с самим парнем.

***

Через несколько минут принцесса вернулась, закрывая половину мордашки своей магической гривой. Вид у неё был ухоженный, лишь королевских атрибутов не было на теле. Эдик стоял у тумбочки, рассматривал в руках корону правительницы.

— А, эм… доброе утро! Я тоже пойду помою… умоюсь, — указал он на руку, с остатками липкой ванильной жидкости.

Судя по виду принцессы, она готова была сквозь пол провалиться.

— Эдик, подожди, — попросила она.

Парень сел на край кровати.

— Я знаю что ты всё прекрасно понял, ведь верно? — тихо спросила она.

— Вы о чём? О моей вспотевшей руке? — посмеялся Эдик.

— Ты плохо лжёшь, человек, — строго произнесла принцесса, после чего смех парня резко прекратился.

— Да, я всё понял, — покряхтев, согласился гость.

— Я не знаю, что на меня нашло… я прижалась к тебе, легла на руку. Я просто забыла, что ты в кровати, да! Забыла! Обычно я контролирую, сдерживаю свои природные позывы. Подобного со мной не было очень давно. Не знаю, может мне сон приснился, может просто от того, что я долго не занималась… ну, не занималась, ты понимаешь, о чём я. Мне так стыдно что «это» произошло рядом с тобой. Я сквозь сон ощущала что-то странное… у себя внизу, но мне было так хорошо, что просто… я не знаю… Ох, прости, я такие глупости несу, словно маленькая кобылка, — глупо хихикала принцесса.

Эдику стало легче, ведь принцесса не полностью узнала правду о том, что с ней случилось. Что Эдик буквально не просто спровоцировал, а приложил прямые усилия, из-за которых всю простынь, да одеяло и возможно матрас, придётся менять.

— Селестия, давно у вас не было партнёра? — прямо спросил парень.

— Что? О чём ты, смертный? — аликорн отвела взгляд в сторону, села на круп и передними ногами начала нервно перебирать гриву.

— Ну, раз я в это уже вляпался, то уж откройте тайну, — усмехнулся Эдик, указывая ей на свою руку.

— Достаточно давно, раз этой ночью я получила такое блаженство! — крикнула аликорн и добавила: — ой!

Тут неловко стало парню, видя как принцесса совсем растерялась, а он тут со своим любопытством к ней пристаёт.

— И вообще, тебе какое дело, человек? С кем… не бывает? Ну приснился наверное мне необычный сон, ну поелозила я немного бёдрами… Всё, хватит! Не вынуждай меня об этом говорить! Я ещё раз прошу прощения за то, через что тебе пришлось пройти, я знаю, для тебя это ужасно мерзко и неприятно. Просто… извини! Я… не хочу это обсуждать! — нервно говорила принцесса.

Эдик заметил, как аликорн всеми силами пытается прикрыть своё «заветное» место, а дыхание участилось явно не от нервов. Подобные темы бесед определённо оказывали на неё возбуждающий эффект. Понимая что кобылица скоро со стыда провалится, парень всё же решил пойти на уступки, тем самым подавляя в себе, как он считал, нездоровое любопытство.

— Вы не подумайте, что я испытываю к вам отвращение. Скорее, у меня… научный интерес к другому виду и всё. Простите за столь глупые вопросы, — извинился парень.

Аликорн немного успокоилась.

— Я думаю, не стоит напоминать, что никто не должен узнать об этом, ясно? Не должен знать, что ты даже ночевал в моей кровати! Особенно не говори Луне! — настаивала Селестия.

Эдик покосился на окно, где некоторое время назад парила одна синяя фигура.

— Да… да, я никому не скажу! Молчок! — дёргая глазом, подтвердил парень.

— А теперь ступай, мне нужно уединиться… в смысле, побыть одной! В общем, пошёл вон! — орала правительница.

— А куда мне идти? — спроси парень, направляясь к выходу.

— Я тебе сейчас скажу, куда! Иди… иди куда хочешь! — сдержано произнесла принцесса.

— А как же помощь Земле? — напомнил парень.

— Я потом тебя найду. Ох, что за семейка! То Гриша, то этот, — аликорн помахала ему копытом, мол вали уже отсюда.

Едва парень вышел из комнаты, как за ним тут же захлопнулась дверь, находящаяся под явным магическим воздействием.

— Ух! Очешуеть – не встать! — произнёс парень, переводя дух и бегло прокручивая в голове недавние события.