Автор рисунка: Stinkehund
Глава 11. Гибель "Кастлгарда". Глава 13. День встречи старых друзей.

Глава 12. Снова на колёсах.

Глава 12. Снова на колёсах.

-Просыпайся, пора вставать.

Тихий ласковый голос, раздавшийся над самым ухом, разбудил меня, но открывать глаза не хотелось. До чего же странный сон мне приснился…

-Ну, просыпайся давай, уже солнышко взошло.

Дождь, ливший всю ночь, закончился, оставив после себя зябкую, неуютную сырость. Солнечные лучи, проскакивавшие в окно, падали мне на глаза, нос кто-то настойчиво щекотал.

-Ты вставать собираешься, или как?

-Ну мам, ну ещё пять минут, — промычал я, поворачиваясь к стене и натыкаясь на пробитую ногу. Резкая боль подсказала мне, что сон, увиденный мной, был явью. Опять стегнула сознание мысль о погибшей машине, но не так сильно, как вчера. Может, я уже отходить начал. Но постойте, раз это был не сон, и я действительно не дома, а Дискорд знает где, то получается, что нос мне щекочет никто иная, как…?!

Я распахнул глаза, тут же получившие солнечный заряд тепла и радости прямо в зрачки. Сощурившись, я приподнялся на облезшем диване. Пулемётчица поспешно убрала крыло от моей морды, улыбаясь во всю пасть.

-С добрым утром. Поднимайся давай и иди завтракать.

Она сползла с дивана, разумеется, не просто так, а наступив на меня, обернулась и добавила:

-Ещё раз назовёшь меня мамой – я тебя пеленать начну.

Шипя сквозь зубы проклятия, я поднялся с дивана, морщась от боли в плече и заворачиваясь поплотнее в куртку. Солнце ползло по небу, заливая светом полуразвалившийся мост, с которого мы вчера навернулись, в камине, не замеченном мною вчера, потрескивал огонь, крылатая улеглась неподалёку от него и махнула крылом, подзывая меня к себе. За завтраком мы не разговаривали, но я не мог не заметить огромной радости в смеси с коварством на её мордочке. Скут совершенно не умела скрывать своих эмоций. Тут бы и жеребёнок догадался, что она что-то затевает.

-Чё это ты такая довольная? – мрачно поинтересовался я, запивая особенно жёсткий кусок.

-У меня для тебя сюрприз. Надеюсь, тебе понравится. Я сегодня утром нашла, пока ты дрых.

-О, в самом деле? И что же это? Ручной гранатомёт? Вряд ли здесь можно найти такое.

-Я тебе покажу, обязательно, но сначала я должна тебя перевязать. Иначе никуда не пойдём.

Теперь радость на её мордочке сменилась суровой решимостью. С тремя еле заметными шрамами это выглядело ещё эффектнее.

-Ладно, ладно, — недовольно пробурчал я. –Только не больно.

-Уж как получится. Больной, в перевязочную.

С ухмылкой Скуталу указала на диван. Я развалился на нём, мысленно проклиная всё на свете: бандитов, пулемёты, машины… Пегаска, прижав меня покрепче, принялась за дело. С каждым разом боли становилось всё меньше, но всё равно терпеть её было пока что сложно. Я закусил воротник своей куртки, чтобы не орать.

-Вот так, вот так, умница, ещё чуть-чуть… Всё. Свободен.

Я выплюнул изрядно намокший воротник и утёр глаза здоровой ногой. Резь постепенно отпускала, спутница возилась где-то у камина, солнце продолжало светить прямо в глаза. Иногда весь мир восстаёт против тебя.

Наконец я смог встать. Летунья подошла ко мне с тряпкой в копыте.

-Ну, теперь пошли, покажу, раз обещала. Только сначала придётся завязать тебе глаза.

-Чего? Это ещё зачем? – несказанно офигел я.

-Надо, надо. Не дёргайся.

Зачехлив мне зенки, попутчица хорошенько пнула меня.

-Пошёл! Вперёд, на выход давай.

Рыча от злости и натыкаясь на всё подряд, я продвигался к двери, поминутно получая тычки в спину. Под копытами оказалась лестница, но я был готов. Сырая земля во дворе чавкала и скользила, я едва не грохнулся пару раз.

-Теперь направо.

-Да куда ты меня тащишь?!

-Увидишь, увидишь… Опять направо!

Я с размаху налетел на дверной косяк, проломив его рогом. Матерясь на всю округу под хихиканье Скут, я попытался содрать повязку, в ответ на что получил по ногам.

-Рано! Заходи давай.

Нашарив дверной проём, я вошёл куда-то. Даже сквозь тряпку было заметно, что здесь темнее, чем на улице, значит, тут есть крыша и минимум три стены.

-А вот теперь пора.

Пегаска сняла чехол с моих глаз, и я увидел, что стою в гараже. Так вот что это за пристройка была справа от дома. Но самое главное даже не в этом. Главное оказалось в том, что этот гараж всё еще продолжал выполнять свою основную функцию. Прямо передо мной во всей своей красе стоял старенький, побитый ржавчиной, но вполне себе целый «Аликорн». Тот, на котором мне довелось прокатиться в день нашей встречи с пернатой, выглядел значительно мощнее, но этот зато сохранил заводской вид.

-Тра-та-та-та!!! – довольно похоже изобразила пулемётчица звук фанфар. –Главный приз в студию. Ну, что скажешь? Такую удачу не купишь, а?

От тотального охренения я потерял дар речи. Моя пасть открывалась и закрывалась, не издавая ни единого звука. За один день мы потеряли почти всё. За другой день мы получили обратно больше половины от того, что потеряли. Скут оказалась права: такую удачу действительно не на каждом базаре продают по биту за ведро.

-Я понимаю, над этой крошкой придётся поработать, но ведь оно того стоит, да? Эм, что скажешь? Эмеральд? Ну вот, опять залип. Алё-о, заснул, что-ли?

Она помахала копытцем у меня перед носом. Я взглянул на крылатую совершенно офигевшим взором. Та хихикнула.

-Ты челюсть с пола-то подними, запачкается. Ну, так ты мне поможешь? Тут надо здорово повозиться.

Захлопнув широко раскрытый рот и совладав с собственным голосом, я выдал:

-Конечно.

Спутница обрадованно хлопнула меня не по тому плечу.

-Ой, извини, извини. Ну, за работу.

Я принялся обыскивать гараж на наличие запчастей, способных раскачать халявную колымагу. Скуталу, наскоро проверив, работают ли двигатель и прочие системы, занялась тем же. Я заполз под днище, и тут же понял, что работы тут немеряно. Не знаю, кем был прежний хозяин «Аликорна» и где он теперь, но за машиной он ухаживал, это было заметно, причём ухаживал из копыт вон плохо. Ржавчина кругом, масло подтекает, хотя на машине ездили совсем недавно. Что сталось с хозяином, я понял по крику, донёсшемуся из салона. Дёрнувшись, я хорошенько приложился мордой в днище (вкус фонарного масла не самый приятный на свете, не находите?) и вылез.

-Что случилось?

Вместо ответа пегаска указала на заднее сиденье. На нём лежал земнопонь с простреленной черепушкой. Пистолет валялся тут же, в машине. Самоубийство на почве «нечего жрать». Мне бы в полиции работать, блин. Так или иначе, не очень-то и вежливо вытащив тело из машины, я выволок его за дом, намереваясь похоронить по-нормальному. Всё-таки он нам машину любезно предоставил.

Вернувшись, я снова залез под «Аликорн». Здрасьте, я Эмеральд, механик и гинеколог по совместительству. Ну-с, что тут у вас, моя дорогая, давайте посмотрим… О-о, я так и думал. Тут одним поцелуем не отделаешься, придётся, так сказать, залезть куда поглубже… Не сопротивляйтесь, шедевр Эквестрийского автопрома, я знаю, что делаю… Вот так…

Крылатая, судя по звукам, возилась на крыше. Что она там делает? Звуки работы сварочного аппарата, найденного тут же, перемежались кряхтением и ударами молотка. Я возился под днищем, привинчивая, подтягивая, и так далее. Наконец, когда спина уже окончательно потеряла чувствительность, я еле как выполз из-под своей «пациентки». На сегодня всё, моя дорогая. Поправил всё, что смог. Хуже точно не стало. Счёт я вам вышлю потом, а сейчас отдыхайте. Похрустывая хребтом, я распрямился, на что рана отозвалась сердитым шипением. Ой, заткнись, без тебя тошно. Попутчица сидела на штурманском кресле, двигая выросшими из-под бардачка самодельными рычагами. На крыше ворочалось странное устройство непонятного мне назначения.

-А, Эм! Зацени. Круто, да?

Непонятная штуковина уставилась на меня.

-Скутс, я чё-то не понял, ты в метеослужбу податься решила?

-В смысле?

-На кой нам флюгер, не подскажешь мне?

-Флюгер?! ФЛЮГЕР?!?!

Механизм на крыше плюнул мне под ноги заточенный кусок арматуры с такой силой, что тот выбил бетонную крошку совсем рядом с моими копытами. Мне пришлось искать защиты под капотом «Аликорна» и оттуда орать:

-Окей, окей, не флюгер, это не флюгер! Ветромеры не харкаются арбалетными стрелами, даже дорогие. Ну, а если харкаются, то метеорологи круче, чем может показаться.

Из салона донеслось насмешливое фырканье. Я решился выглянуть из своего укрытия, с опаской глядя на «ветромер».

-Так, значит, ты решила вооружить нас арбалетом?

-Ага. Броню он вряд ли пробьёт, но вот если попасть в стекло…

-Ты попадёшь, нисколько не сомневаюсь. Ты вообще меткая.

-Льстец… Ладно, что там с подвеской?

-Нормально. Что текло – я подтянул, что отваливалось – поправил. Думаю, доедем.

-Нормуль. На движок смотрел?

-Нет пока. Как раз собирался.

Остаток этого дня пролетел незаметно. Скут приваривала ещё что-то, я же копался в движке. Выглядел он запущенным, но чисто «Аликорновский» потенциал сумел сохранить. Когда я распрямился, то обнаружил, что уже ночь. Часы нырнули вместе с «Кастлгардом», определить время я не мог, но темнота застилала небо, усыпанное звёздами. Заночевать мы решили тут же, рядом с машиной. Так, на всякий случай. Пегаска приварила в салоне стальной каркас с фейерверками («А что ты хотел? Где я тебе ракеты достану? Сойдёт на первое время.») и здоровую бочку, соединив её с маслобаком. Вышло довольно вместительно. Эх, «Аликорны»! всем вы хороши: быстрые, манёвренные, жрёте мало, четверо пони каждого из вас без труда поднимают, а единорог так и вообще в одиночку справится, одно плохо: маслобак на пять галлонов, ну куда это годится?! Крылатая кормила меня с копытца, как маленького, но почему-то мне не хотелось ей мешать. Поужинав и пожелав мне спокойной ночи, она зарылась носом в мою шею, вызвав щекотку. Сразу вспомнились пустоши промышленных районов, погони, перестрелки, ранение, и «Кастлгард»… Ни разу я не задумывался, что же будет, если его потерять. Вот и поставила судьба перед фактом. Хорошо хоть альтернативу подсунула, а то бы пропали. Сладко зевнув, я провалился в сон. Завтра у нас трудный день. Надо же содрать шкуры с тех утырков, которые лишили нас машины!

Конец 12 главы.