Автор рисунка: Siansaar
Тута мы идём Гатов таптать!

Шо ща случилась?

Конечно,это мелочи, но я бы хотел, чтобы вы знали, что я ещё жив. Я писал без отдыха, потому что раз, мне нравится писать, и два, я надеюсь, вам так же нравится это читать. Так возрадуйтесь, прочтите орочью сагу, потому что мы ещё не закончили.

За века существования, о лесе Эверфри выросло просто огромное количество совершенно диких заблуждений. Но все пони были согласны в одном — там было темно. Это совершенно так. Плотные кроны деревьев закрывали древесным щитом лесных существ от сияния Селестии. Темнота же и является главной причиной, по которой о лесе Эверфри существовало столько суеверий и страшилок. Пони, особенно на заре правления Селестии, всегда избегали темноты. Темнота скрывает тайны. Поэтому пони всегда были далеки от изучения и описания чудес Эверфри. И это не удивительно, потому что пони — одни из самых пугливых обитателей планеты. Серьёзно, 90% пони побьют рекорд скорости просто ради того, чтобы избежать "злобных" лап обычного домашнего паука. Это ужасно, действительно. Как они смогли выжить — это была загадка, которую даже они не понимали.

Но как бы то ни было, кроме очевидных зарослей столетних деревьев, в лесу было множество самых смертельно опасных и пугающих животных во всей Эквестрии, не считая драконов, которые, как правило, не селились где-то конкретно, а некоторые даже заходили так далеко, что заработали репутацию злых существ для всего вида.

Но, конечно, это не вся правда.

Хотя существа, которые делают себе дом меж корней деревьев в лесу, странные и, несомненно, смертельно опасны, но они не злые, скорее они олицетворяют аспект дикой природы. Ещё во времена, когда три расы пони обнаружили Эквестрию в поисках более тёплой и гостеприимной страны, первое, что они сделали — это буквально подчинили страну себе. Единороги использовали магию, заставив землю служить своей воле, воспитав порядок из хаоса во благо своих желаний. Но в Эверфри произошёл ряд судьбоносных событий, ныне затерянных в анналах историй, но как бы то ни было, сама сырая земля вырвалась из тисков принуждённого порядка и вернулась к своему естественному состоянию. Туда, где никто ею не правил. Это был вечный круговорот жизни и смерти. Вечный цикл борьбы за жизнь, что остаётся постоянным, как само время. И это зло? Конечно, нет. Существ Эверфри устраивал такой уклад. Они жаждали конфликтов. Они любили выживать. Именно в этой борьбе за процветание они нашли своего рода “хаотическое равновесие”, для жителей леса это была свобода. Для многих это был рай.

Ну, точнее, был, пока... ну вы сами знаете... Гранди не появился.

— ЗОГ ТЯ, ДЕРЯВЯННОЙ ВУЛК!

Однорукий орк отмахивался от шквала нападавших на него древесных волков. Потеря его механической руки внесла коррективы в баланс этой схватки, но он по-прежнему твёрдо стоял на земле. Его громопалка просвистела в воздухе, прежде чем столкнуться с летевшим на него деревянным телом. Волк упал либо мёртвый, либо слишком раненый, чтобы двигаться. Остальные волки, обходя его тело, привычно окружали зелёного наглеца. Гранди услышал их коллективный рык. Звук сам по себе был странным, то, как он резонировал, но сейчас было не время задумываться над этим. Он лишь рыкнул в ответ. Горло орка издало низкий зловещий гул. Его красные глаза-бусинки были скрыты за боевыми очками, которые давали более острое зрение в бою. Один из волков немного замедлился, а это, как Гранди уже успел узнать, означало, что вскоре последует прыжок. Он ещё сильнее сжал тяжёлую булаву. Выплюнул окурок и выдохнул струю дыма из ноздрей.

— Довай ужо, йа тута ни намерян сидеть вечна.

Древесный волк принял его вызов и прыгнул на орка. С животным криком, Гранди поднял над головой грубое тяжёлое оружие и прочертил полосу до черепушки четвероногого. Раздался тошнотворный хруст, когда голова волка оказалась между землёй и булавой орка. Он лишь выдернул булаву из ещё дёргавшегося тела. Она была покрыта липким, как кровь, соком и опилками.

Мех не мог точно вспомнить, где он их видел, но они точно были в шоу. Он... порой был не в себе. Орки не отличались выдающейся внимательностью, но он точно помнил об этой зверушке. Волки, сделанные из дерева — это казалось ему нелогичным. Это не могло быть возможным, но вот они здесь. Конечно, если подумать, легионы демонов варпа тоже не были логичными, как и многие из вещей, которые он видел, но сейчас не было времени задумываться над этим. Он может и был орком, одним из сильнейших существ в галактике, но он явно был в невыгодном положении. Без его второй руки он мог использовать только одно оружие. Он выбрал громопалку, потому что, в отличие от его стрелялы, если бы его окружили эти хищники, он смог бы прорваться с помощью заряженного оружия. Правда, сейчас его оружие было выключено. Не то чтобы он хотел сэкономить заряд, оркам была чужда бережливость.

Он просто не хотел делать этот бой лёгким.

— Так... — начал было он, подбрасывая и ловя своё оружие. — Хто из ваз, зоговых сазданий, хочит быть следающим?

Они все захотели.

Все сразу.

Следующие полминуты были всполохами стали, дерева и зелени. В то время как волки руководствовались своим бессмысленным животным инстинктом, орком овладела старая и добрая кровавая ярость. Выкрикнув клич ВАААГХ, он размашисто взмахнул оружием, откидывая нападавших как мусор. В этом хаосе битвы злоба настолько овладела одним из волков, что он ухватился и принялся грызть конец булавы, пытаясь выцепить её из руки орка. С одним быстрым нажатием шипованный набалдашник булавы ожил, и пасть волка была перемолота в щепку, как и сама голова волка вскоре.

— Кусни эта, — усмехнулся он и выключил булаву.

Между тем, некоторым из них удалось зайти в спину, и теперь они рвали одежду, кусали и царапали его толстую зелёную кожу. Качнувшись, орк стряхнул волков с их добычи. Развернувшись, орк ударил наотмашь, с радостью услышав вскрик боли. Судя по количеству трупов и потрохов всюду, их количество сокращалось. Они начали атаковать с меньшей решимостью. Гранди наслаждался приливом адреналина, эйфорией битвы и просто упивался насилием. Каждый пробитый череп, каждая сломанная спина, каждая отрезанная конечность, всё это оставляло приятное ощущение в его руке и в животе. Это было естественное состояние орка. Хотя он и считал себя другим на фоне остальных орков, он всё же не мог отрицать свою любовь к бою.

Теперь осталась лишь пара волков. Остальные были либо мертвы, либо покалечены, либо убежали, поджав хвосты. Гранди ухватил булаву поудобнее и опустил оружие на рёбра раненного волка, в результате чего он умер, испустив истошный крик боли. Не сбиваясь с шага и не меняя направления взгляда, он поймал волка в полёте, тот пытался бороться, упираясь ногами и хватая ртом воздух. Затем он припечатал волка об землю и проткнул острым концом рукояти булавы. Затем он схватил громопалку и ударил так сильно, как только мог. Волка разорвало на части. Дождь из осколков дерева и сока обрушился на Гранди, пока тот стоял и тяжело дышал. Нападавших больше не осталось. Он дрался и победил. Как истинный орк.

Ну, не совсем. Угрожающее рычание раздалось из-за его спины. Механьяк повернулся и увидел одинокого лесного волка, стоявшего среди тел павших собратьев. Он сузил светящиеся глаза и оскалил острые зубы. Он был больше покрошенных волков. Гранди переместился и встал лицом к нему, улыбаясь сам себе.

— Ты какой-та тупой... — сказал он. Волк лишь ещё громче зарычал.

Наконец-то, почти что достойный вызов, настало время откинуть тренировочное оружие, и он включил булаву. Он нажал на кнопку, и булава ожила всполохами энергии, зажужжав многочисленными движущимися шипами. Резкий запах озона наполнил воздух. Дубинка завибрировала в руке, будто жаждала крови.

— Пади сюды, и пакажу паближе.

Волк прыгнул на него, слюна капала из его рта. Гранди отвёл в сторону руку с булавой, готовясь нанести удар.

+++++

Твайлайт начала жалеть о решении поднять странный предмет. Вес на единорожке был слишком велик для зубрилкиной спины. Задыхаясь, она замедлила свою поступь до осторожных шажков. Механическая вещь была хорошо расположена на её спине, но вот металлическая поверхность делала её очень неудобной для переноски. Наконец единорожка упала на траву, пытаясь отдышаться. Конечно, она не могла оставить её здесь! Об этом не могло быть и речи! Это была слишком интересная вещь, чтобы отказаться от неё. Но у неё всё ещё была задача добраться до хижины Зекоры, и она решила вместо физических сил потратить немного ментальных, поэтому подхватила странную штуку магией и побежала дальше.

Знахарь-отшельник сама была рада этой встрече. Твайлайт подумала, что это было крайне нехарактерно для неё. Её мало интересовало общество других пони, не говоря уже о том, чтобы искать его, и когда Твайлайт спросила, зачем Зекора хочет видеть её, зебра дала не особо информативный ответ. Просто ограничилась отговоркой про “непринуждённую” беседу. Очень странно.

Кстати говоря, Твайлайт была в курсе поведения Зекоры в последнее время, которое было довольно необычным, если не сказать больше. Когда Твайлайт была рядом, обычно тихая зебра становилась разговорчивой. Она начинала задавать вопросы вроде “какой твой любимый цвет?” или “какие книги больше всего тебе нравятся?”. Твайлайт не знала, что зебра интересовалась какими-то ещё книгами, кроме травнических и алхимических. Ещё стоит добавить, что каждый раз, когда Твайлайт оборачивалась к ней, зебра спешно отворачивалась так, будто всё это время она разглядывала её, вместо того, чтобы сосредоточиться на диктуемом зелье. И да, она выглядела гораздо более дружелюбной. Она улыбалась и смеялась. Твайлайт читала о таком. Это верные признаки счастья. Должно быть, последнее время она просто была в очень хорошем настроении.

Напевая ту самую простенькую мелодию, она блаженно бежала по тропинке, со странным приспособлением в облачке магии. Она была уверена, что Зекоре тоже будет интересно. Единственное, что было плохо, это запах. Эта штука просто ужасно воняла. Хотя Твайлайт старалась держать её подальше от мордочки, всё равно могла ощущать его. Она думала, что эта штука даже не из Эквестрии! Но, если так, то откуда?

Её ушко дёрнулось и мысль прервалась. В отдалении она услышала звук, выбивающийся из общего шума леса. Он звучал почти как... рёв. Но это был не рёв мантикоры, нет, он звучал по-другому. Конечно, она не была экспертом-зоологом, но с тех пор, как она познакомилась со своими пятью подругами, она не успела забыть рёва мантикоры. Это звучало так, как будто кто-то попал в беду!

Перед тем как опрометчиво броситься в лес и предложить ему помощь, она засомневалась. Она была совершенно одна. В последний раз, когда она была в лесу Эверфри, она была превращена в камень куролиском. И это был неприятный опыт. Даже если она и бросится помогать, сейчас рядом не было её подруг, чтобы прикрыть её. Так или иначе, она сошла с дороги, осторожно ступая в сторону леса. Сам лес, казалось, навис над нервничавшей путницей. Она ощущала, как деревья изучали её с явно гастрономическим интересом. Её сердце шумно заколотилось, а контроль над парящей штуковиной ослаб. Вдруг она подошла к небольшой поляне, сразу за плотной рощицей. К её сожалению, она потеряла направление звука. Она бродила вокруг прислушиваясь, звук был похож на треск, как будто кто-то уронил что-то большое. Может быть, это было оттуда...

*Бабах*

— Вааагх!!!

Поражённая внезапным шумом, Твайлайт бросилась в ближайший куст в поисках укрытия. Она лежала, дрожа, обхватив голову копытами, закрыв глаза, пока её мозг не возобновил работу.

“Погодите-ка... Я же не Флаттершай! Какого сена я делаю?!”

Осторожно прокравшись к центру полянки, она взглянула на источник внезапного шума и чуть не бросилась обратно в куст. Там был древесный волк! Но она заметила, что он не двигался. Совсем не двигался. Он был... мёртв? Более тщательный осмотр показал ей, что конечности волка были скручены так, как не должны бы, а из его морды сочился сок. Видимо, он и впрямь был мёртв. Но откуда он здесь взялся? Взгляд на мерцающий объект рядом с трупом напомнил ей о другой проблеме. В спешке она разрушила чары левитации, и металлическая штука осталась позади. Твайлайт мысленно обругала себя за такую небрежность.

«Ну и ладно», — подумала она. Надо было просто подобрать её и вернуться на дорогу. Здесь уже было нечего делать, так что пора было вернуться к плану. Стоп… Что это было?

Когда библиотекарша уж было собралась покинуть своё укрытие, она услышала тяжёлую поступь откуда-то из-за зарослей. Она становилась всё ближе. Твайлайт пыталась стать как можно более незаметной. То, что сюда шло, явно не было дружелюбным.

Когда оно вошло в радиус видимости, её глаза в удивлении расширились. Твайлайт почти пришлось затыкать себе рот копытом от рвущегося аха.

Несмотря на весь свой словарный запас и знания, она не смогла бы сравнить то, что она сейчас увидела, с пони. Было слишком много пугающих деталей в образе этого... существа. Она никогда не видела подобного ни в книгах, ни где-либо ещё. Для начала, оно было огромным. ОГРОМНЫМ. Настолько, что нельзя было просто измерить его рост и ширину. И оно было зелёным, почти лиственно-зелёным, но не совсем. Большая часть его головы состояла из зубов, да таких что мантикора на его фоне выглядела бы домашним котёнком. Пара заострённых ушей и светящиеся оранжевые глаза ютились на остатках его головы. И он носил одежду. ОДЕЖДУ! Сочетание кожаных ремней и металлических блоков закрывали большую часть его огромного тела. Он шёл на двух ногах, грузно топая по направлению к мёртвому волку. Не нужно было быть лучшей ученицей, чтобы понять, что это именно то, что убило волка. Оно было слегка сгорблено, что-то большое, напоминавшее кувалду, было перекинуто через его плечо. В нём было кое-что, что беспокоило её, симметрия. На одной его стороне была толстая, бугристая от мышц лапа, оканчивавшаяся пальцами с острыми ногтями, а на другой ничего не было. Только блестящая крышка там, где должна была быть лапа. У существа была только одна лапа... Как странно.

Она постаралась обуздать мысли и не дышать слишком громко. Неповоротливое существо было слишком близко, оно могла услышать дыхание. Оно посмотрело на труп и, казалось, улыбнулось, продемонстрировав ещё раз широченный зубастый оскал. Затем оно пнуло тело и удовлетворённо смотрело, как то откатилось.

— И шо ты палучил, зогов вулк.

Оно... Он говорящий?!

Зверь увидел странный металлический предмет, что нашла Твайлайт.

— Левайа! — крикнул он громоподобным басом. — Хде ж ты пряталас?! Йа тя визде искал!

Зелёное существо наклонилось и подняло тяжёлый предмет. Покрутив его в лапе, он нажимал куда-то, а потом поднёс к металлической крышке на своей второй лапе и воткнул его в гнездо. Он издал звук боли. Металлическая штука задёргалась. Ранее безжизненный кусок металла, казалось, двигался по своей воле. Он поднял лапу в плече, казалось, привыкая к весу. Застонав, в отчаянье он достал из-за пояса стальной стержень и вставил его в предмет, проворачивая. Когда он вынул стержень, металлическая лапа двигалась плавно, без лишних движений.

Челюсть Твайлайт просто отвисла от такого. Она абсолютно не понимала, как такое возможно. Её ум был полностью поглощён количеством только что увиденной информации. Это огромное, звероподобное существо взяло безжизненный предмет и сделало его частью своего тела. Это было невозможно, но вот она здесь видела это своими собственными глазами. Она могла бы и раньше узнать в предмете руку, но такая мысль почему-то не приходила ей в голову. Рука сейчас двигалась так, как будто она была полностью живая, хотя даже отсюда она могла слышать звуки механизмов внутри устройства!

Существо достало из сумки... сигарету и положило её в рот. Пламя зажжённое из большого пальца механической подожгло кончик никотиновой палочки. Твайлайт хотела подползти, чтобы лучше подсмотреть, но это было слишком рискованно. Это существо очевидно не было дружелюбным. Не стоило шутить с тем, кто мог отправить в полёт вожака древесных волков. Фиолетовая библиотекарша начала медленно отступать, ступая как можно осторожнее, чтобы не издать ни единого звука.

*Ква!*

Ну... по крайней мере, это не было клише про наступание на сухую ветку.

Громкий бум почти оглушил её, когда слева от неё прогремел взрыв. Единорожка застыла на месте, сердце отчаянно стучало, и крик застыл в горле. Раненая и испуганная лягушка торопливо упрыгала назад в лес. В живой руке монстра был угловатый металлический предмет с дымящимся отверстием обращённым к ней.

— Йа ни наю хто ты такой, но выйди ужо, штобы йа мох тя харашенька паприветствавать.

“О нет, о Богини, о нет, о Богини, о Богини...” — Мысли в голове единорожки спутались, а на глазах выступили слёзы.

— Давай ужо, или йа дабавлю свинца в тваё тело! — Он выстрелил ещё разрядом, попав в то же место, что и раньше. Твайлайт испугано взвизгнула. У неё не было выбора. Отчаянно дрожа, она показалась из своего укрытия. То, что случилось дальше, могло войти в список самых странных вещей, что она видела. Челюсть существа упала при виде неё. Угловатая штуковина выскользнула из рук и, онемев, он указал на единорожку пальцем.

— Ты ж Твайлайт Споркл! — сказал он со зверским акцентом.

— Ч-ч-что?.. — это было всё, что она смогла произнести.

Зелёный увалень радостно вскинул руки:

— ЙА ТВОЙ САМЫЙ БААШОЙ ПАКЛОННИК!

+++++

Во вселенной извращённого зла и искривлённой реальности могли существовать только ярость и смерть. Алые небеса заволокли небосвод. Каждый дюйм воздуха наполнился густой кровью. Здесь были слышны только триллионы предсмертных криков умиравших в невообразимых страданиях. Это было место невыразимого ужаса. Тут стоял памятник миллиардам лет кровопролитий по всем вселенным, которые будут продолжаться до скончания времён. Горы раздробленных черепов были видны до горизонта, неисчислимые, словно песок на пляже. Их глазницы слепо уставились перед собой, бессмысленные жертвы кровавой резни.

Он тихо двигался на своём великом троне из чёрного дерева и меди, в своей громадной крепости, построенной на конфликтах и терроре, окружённой кипящей кровью павших. Величественная гора черепов, на которые опирался трон, сместилась вместе с ним, послав лавину гремящих костей в вечность. Источая первобытный гнев, рычащий красный огонь бушевал в центре пещеры, подпитываемый душами трусов и подлых воинов. Мерцающий мрачный свет отражался от его блестящей медной брони. Он схватил свой могучий меч, Кхартот Кровоголод, продумывая самые богопротивные и отвратительные конфликты и убийства, которые только существовали в галактике. Но ни одни из них не принесли ему удовлетворения. Это было святотатство, исполненное его заклятым врагом. Сама мысль об этом наполнила его разум ненавистью. Ему требовалось большее. Больше крови. Больше смерти. Больше резни, расчленения, потрошения, сломанных костей, пробитых черепов и обезглавленных трупов. Он мечтал о бесконечных потоках крови, сметающих толпы слабаков. Он мечтал о пожарах войны, выжигающих поверхность каждой планеты во вселенной. Он мечтал о том дне, когда он будет править как высшее божество всего сущего, а его подданные будут постоянно проливать кровь во имя него.

Он мечтал, думал, поднимаясь к границе с тканью реальности. Варп был параллельной вселенной, где не действовали законы физики обычного мира, но любое событие оного отдавалось здесь. А теперь представьте, что он был всемогущим богом, что чувствовал каждую пролившуюся каплю крови в любой точке вселенной. Но сейчас он чувствовал вовсе не радость триумфа своих чемпионов и не крик боли расколотой планеты, он чувствовал брешь. Нет, не брешь...

Портал в другую реальность.

Реальность, ещё не запятнанную его присутствием, настолько чистая, что фактически причиняла ему боль. Это было оскорблением всей его сущности. Ни один мир, до которого он может дотянуться, не останется не осквернённым. В конце концов всё будет принадлежать ему, это всего лишь вопрос времени.

Он вдохнул пропитанный кровью воздух своими чудовищными лёгкими, готовясь прореветь приказ, его приказ, его волю, и ничто не должно устоять на пути к его осуществлению.

— ВСЁ ДОЛЖНО БЫТЬ РАЗРУШЕНО ВО СЛАВУ КХОРНА!