Игра

Это... Рассказ. И даже не спрашивайте меня, где я взял этот сюжет!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Оружие мужей / Martial Bliss

Шайнинг Армор получает самый важный тактический урок в своей жизни. Фанфик от автора "Как вырвать зуб единорогу", "Леди Призмия и принцесса-богиня" и др.

Шайнинг Армор

Сгоревшее прошлое

Порой одна книга может быть дороже, чем целая библиотека...

Твайлайт Спаркл

Ужасный Секрет [A Terrible Secret]

Рейнбоу Дэш уже долгое время скрывает от всех один секрет, начиная с самого детства. Хранить секрет было достаточно легко, но недавние события сделали это обыденное для неё дело, сложным для нее. Если эта тайна раскроется, придет конец её репутации, конец её карьеры крутой пегаски и даже конец её дружбе.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дерпи Хувз

Назад, в Эквестрию!

Дискорд и принцесса Твайлайт Спаркл отправляются в параллельный мир для того, чтобы вернуть похищенную Флаттершай. Твайлайт теряет свою магическую мощь и становится очень зависимой от Дискорда, который изо всех сил борется со своей злодейской сущностью. Флаттершай помогает местным жителям решать их проблемы и с нетерпением ждет возвращения домой. Приключения, флафф, шиппинг и легкое напыление эротики.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Другие пони Дискорд Человеки

Пинки Пай – настоящий серийный убийца

Да. Она определённо такая.

Пинки Пай

На рельсе

Во всём виновата Судьба! Я ничего не мог и не могу изменить. Год назад в парке на меня напали, тогда всё и началось, а сейчас я в эквестрии.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Куриная богиня

Маясь от безделья и в надежде получить кьютимарку, Скуталу решает помочь Флаттершай присмотреть за животными. Но дела идут не по плану, когда курицы при виде Скуталу решают, что она их богиня...

Флаттершай Скуталу Другие пони

Два трека

Страсть. Она способна пробуждать красоту. Она может доводить до исступления. Кроссфейд живёт двойной жизнью: одна часть его существования наполнена страстью, другая же подчинена необходимости. Они должны были стать двумя треками, образующими гармонию, но теперь всё рассыпается под напором двух несочетаемых ритмов.

Учитель заклинаний

Гиперопека, ограничение в перемещении и одиночество - все эти вещи знакомы Флёрри не понаслышке. Но хотя бы в чём-то она добивается своего! Внемля её мольбам, принцесса Кейденс нанимает учителя, специализирующегося на школе разрушения. Чем же закончится обучение юной Флёрри и причем здесь древний король, сгинувший во льдах десятилетия назад?

ОС - пони Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Флари Харт

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 4. Незваный гость. Глава 6. Бег.

Глава 5. Подстава.

Новый день встретил аликорна болью затекшего от лежания на полу тела и врезавшимся в крылья ремнем. Конечно, коротенькая разминка решила эту проблему, но черный пони все равно чувствовал себя немного разбитым. Всего какой-то месяц, а он уже разнежился. Ван припомнил то время, когда он спал возле Понивиля, в заброшенном грушевом саду и улыбнулся. Тогда он был вынужден очень быстро уехать и даже не попрощался с знакомыми. Но ведь сейчас ничто не мешает ему написать им письмо! Первое – Зекоре, с обещанием заглянуть когда будет рядом и прикупить кое-каких корешков из Вечнодикого леса. Затем письмо Андрэ, торговцу сувенирами. В свое время Ван продал этому единорогу не мало странных вещичек. Третьей была Рерити. Она была единственной из хранительниц элементов гармонии, с которыми черный пони смог сойтись. В письме рассказывалось, что у Вана все хорошо и он был бы рад купить у единорожки новый походный плащ, подумав, Ван подчеркнул слово походный, дважды, и седельные сумки. Последние два, почти одинаковых письма были написаны для Сильверспун и Даймон Тиары. Ничего особого, просто то, что с ним все в порядке и он живет в Кантерлоте. Последнего Ван не хотел писать, ведь эти поняшки были из богатых семей и довольно часто бывали в столице Эквестрии. Но почтовый штемпель Кантерлота в любом случае его сдаст. Главное, что бы эта парочка не решила его разыскивать. Они знали, что Ван аликорн.

Присыпав написанное песком, что бы чернила быстрее подсохли, черный пони начал собираться на улицу. Ремень на крылья, плащ, седельные сумки, тоскливый взгляд на красивую, но не практичную шляпу и сборы закончены. Запечатав подсохшие письма горячим сургучом, Ван отправился на почту. Пепельногривый где-то слышал, что понивильская почта работает ужасно, но в эти слухи не очень то и верил. Да и что может случиться с почтой? Не потеряют же ее?!

Отправив конверты, вороной пони поцокал к ювелиру. С одними пони, по пути, он вежливо здоровался, другие же наоборот, бурчали ему в след, что-то о неуклюжих провинциалах. Похоже, вчерашняя пробежка по улицам, с расталкиванием прохожих, будет еще долго аукаться детективу. Но, не смотря на такое двоякое отношение к Вану, Кантерлот продолжал жить своей столичной жизнью и вот, миновав кварталы прилегающие к жилищу черного пони, на Вана перестали коситься. Этот город слишком большой, что бы знать все и про всех.

До ювелира Ван добрался без серьезных происшествий. Не считать же происшествием ушлого торговца морковью, умудрившегося почти насильно продать Вану пучок ароматной моркови. С другой стороны аликорн ничего с утра не ел, и морковь была весьма кстати. У ювелира тоже было все в порядке. Поблагодарив пегаса, перепончатокрылый забрал мешочек с камнями. Покинув дом бывшего клиента, пепельногривый недолго постоял на его пороге , размышляя над тем, куда податься дальше. Можно сходить домой и положить камни в ритуальной комнате. Можно отправиться в замок Ночной Стражи и поспрашивать там работу, аликорну позарез нужны были биты.

Но все размышления Вана оказались напрасны. Недовольно заурчавший желудок, которому не хватило пучка моркови, намекнул пепельногривому, что в первую очередь следовало бы перекусить. Устроившись за столом одной из кафешек, дожидаясь овощной суп, Ван начал накидывать схему событий. Постепенно лист бумаги стал заполняться непонятными никому кроме самого детектива кружками, треугольниками и квадратами. В первую очередь два дела. «О пропавших пони» и «О кошках в театре». Между ними демон устроивший обыск. Имеет ли он отношение к одному из этих дел? Или это старые враги? Еще несколько стрелочек к краю листа. Дальше. Сильверинг. И барабашка в доме ювелира. Эти события происходят в один, короткий период времени, что бы их не учитывать. Вороной пони задумчиво потер рог. Он чуял что пропустил что-то. Точно! Суп! Ван так увлёкся рисованием схемы, что заказанный суп уже успел остыть. Убрав записи с глаз подальше, что бы не отвлекали, Ван спешно доел суп.

После перекуса и жить стало легче. Да и схема показала вороному его первый шаг. Ниточку с которой стоит начать расследование. Нужно допросить демона. Значит призвать его и заставить говорить.

Спешно вернувшийся домой аликорн принялся за обыск чердака. Ну же! Должно же было остаться хоть что-то. Шерсть, кусочек рога, капля крови. Клочок шерсти восьмирукого, демонолог нашел только на мусорной площадке, куда отнес сломанную мебель. Он застрял в одном из обломков стола. И это было то, что нужно!

Вернувшись на чердак, аликорн заперся в ритуальной комнате. Аккуратно сдвинув стол к стене, Ван свернул ковер. Под ним, прямо на полу, была начертана углем пятиконечная звезда, заключенная в круг. Такой же символ был и на крупе пепельногривого. Остальное было делом техники. Ван не знал имени демона, но у черного пони была его частичка. Почти магия крови. Кстати о крови. В маленькую бронзовую пиалу Ван налил немножко своей. Лучшей приманки и не найти, если вдруг восьмирукий не захочет прийти.

Призыв удался и уже знакомый запах демона заставил пепельногривого чуть заметно скривиться. Восьмирукий спешно слизывал с пиалы кровь аликорна, не обращая внимания ни на что вокруг. Зря он так.

— Поговорим? – ровным тоном спросил Ван.

Демон как раз закончил вылизывать кровь и теперь испуганно вздрогул. Он узнал голос.

— Поговорим. – чуть пискляво согласился восьмирукий, черезвычайно внимательно осмотрев защитный круг отделявший его от жеребца. К огромному сожалению демона все было просто и надежно. – Хороший круг. Значит ты знаешь правила. Три вопроса.

— Кто тебя призвал? И если не хочешь, что бы тебе было неприятно отсюда уходить, отвечай подробно. – холодно добавил Ван.

— Пони закутанный в плащ от ушей до копыт. Даже цвета шкуры не видел. – демон попробовал длинным когтём защитный круг. Не царапается. – Зачем ты меня так мучаешь?! Тебе что нравится причинять боль живым существам?! Отпусти меня и поговорим, разумные!

— Ну-ну… Это ведь ты недавно обещал мне вечные мучения в твоем домене.– иронично хмыкнул пони, с любопытством смотревший на попытки демона найти ошибки в защите. Ха! Это не спешно начертанный круг призыва! Ван потратил целый день на начерание этой фигуры. И теперь вороной самодовольно улыбался. Его труд не был напрасным.

— Кто старое помянет… — тут же начал демон, но пепельногривый перебил его вопросом.

— Зачем ты забрался ко мне?

— Пони приказал мне найти любые сведения о тебе. Записи, бумаги, фотографии, шерстку, кусочек хвоста или гривы… — начал перечислять демон, загибая пальцы. Их, кстати, было по четыре на каждой руке. – Все это я должен был принести ему.

— Куда принести. – это был последний вопрос и Ван затаил дыхание. Лишь бы восьмирукий знал, лишь бы знал!

— Туда, где меня и призвал. Я не знаю точно это место. Но, если ты меня освободишь, могу показать. Он может быть еще там! – демон улыбнулся,Ю демонстрируя свои акульи зубы.

— Так я тебя без договора и освободил. Жди. – Ван недовольно фыркнул. – Да и призвавший тебя уже наверняка скрылся, едва узнал о погоне по улицам. Подробнее про то место куда ты должен был принести найденное.

— Хорошо, но после этих слов я уйду. – демон недовольно стукнул рукой по полу. Это смертный не купился на трюк. А ведь его горло так близко, а воды рядом нет! — Рядом была площадь с множеством веселящихся пони. Помню, я слышал звон колоколов. Призыв происходил в подвале дома. Дом был заброшен. За домом заросший яблочный сад. Напротив него еще один, с голубыми ставнями. Это все. Отпуская меня.

Ван кивнул. И в самом деле, демон рассказал достаточно много. Несколько фраз на странном, слегка рычащем языке и восьмирукий исчез, оставив после себя лишь вонь слежалой шерсти.

Выйдя из заклинательной комнаты, пепельногривый наткнулся на Пэс, увлеченно командующую парой земных пони, что принесли новую мебель.

— Ну наконец ты оттуда выбрался. – не давая жеребцу и слова сказать, начала лже-единорожка. – Пока ты там своими делами занимался, тут эти очаровательные парни привезли мебель. Ну я и показала куда и что ставить. Они такие силь…

— Стоп. – вороной закрыл рот демонессы копытом, заставляя ту умолкнуть. – А что ты тут делаешь?!

— Ты опять забыл! – возмущенно выкликнула Пэс и начала обиженно тычить копытом в плащ Вана. –Сегодня мы идем на встречу с твоей… — чейнджлинг покосилась на жеребцов собирающих мебель. — … особой пони.

— Но ты же сказала, что встреча завтра! – Ван был растерян. На сегодня он запланировал еще столько дел. Поиск места призыва, прогулка в замок Ночной Стражи.

— Я ничего такого не говорила, наверное это ты плохо слушал. – с абсолютной уверенностью в себе постановила Пэс. — Клянусь Хель, я однажды повешаю у тебя над кроватью календарь со всеми датами выходов в свет!

Едва мебель оказалась расставлены, а земные пони в качестве благодарности от Пес, получили по воздушному поцелую, Ван начал спешные сборы, вкратце рассказывая вчерашние приключения развалившейся на новенькой софе демонессе. Выходной плащ и шляпа, этого вполне достаточно. Пару раз Пэшон пыталась одеть на вороного какой-то обвешанный позолотой камзол, но почему-то, при одном виде этой кучи аксельбантов, убегал. Карета уже ждала внизу и пара лже-единорогов сразу же тронулась в путь.

Пэс неторопливо надевала платье. Не то самое, облегающее, а другое, более привычного для кантерлотского высшего общества фасона. С учетом того, что делала она это в не такой уж и просторной кабине кареты. В общем черному жеребцу приходилось краснеть каждый раз, когда пахнущий дорогим парфюмом хвост задевал его мордочку. Пэс обожала дразнить Вана. Смесь раздражения, стыда и желания… Умм… Замечательный коктейль перед полноценным ужином.

— Итак нас ждет музейная ночь. Это когда музей работает и ночью, пуская всех желающих бесплатно. Так как эта была инициатива принцессы Луны, она должна там быть. Подходишь к ней и извиняешься, все понял?

Ван кивнул, пытаясь прийти в себя после такой близости. Лишь воспоминания о любимой, да понимание того, что Пэс – чейнджлинг останавливало аликорна от необдуманных действий. Быстрей бы на свежий воздух. Духи, что использовала Пэс, как-то не совсем приятно горчили. Едва кучер объявил, что они подъехали к музею науки, черный пони рванул из кареты. В хвост ему раздался задорный смех демонессы, прекрасно понявшей почему Ван так тороплив.

В музее было… не протолкнуться. Десятки газовых ламп освещали обширный хол, какую-то статую и множество пони. Ван никак не ожидал, что рассказ о ночных развлечениях его родины вдохновит принцессу на такое. Но, судя по ажиотажу, Луна смогла все прекрасно организовать. Подошедшая сзади Пэс покосилась на гриву Вана. Она хотел поймать его за локон гривы и отвести туда, где собрался весь высший свет кантерлота, но эта грива… Сегодня она с хвостом были нематериальными и попытаться схватить ее… было бесполезно.

— Да не стой ты столбом в проходе. – зашептала «племянница» в ухо «дяди». – Ты здесь не для того, что любоваться изобретениями, а что бы помириться с Луной. И вообще, ты чего такой рассеянный?

— Нечего меня было в карете соблазнять. – Ван поцокал вслед за чейнджлинг, которая непонятно как, но умудрялась раздвигать толпу болтающих и что-то жующих пони.

— Ну, ты же и принцесса Селестия запрещаете мне использовать способности. Вот я и тренируюсь, что бы не потерять навык. – ангельским голоском сообщила чейнджлинг. На самом деле ей просто нравилось дразнить вороного жеребца.

Сопроводи «племянницу», к ее восторженным поклонникам, Ван смог вздохнуть спокойнее. У неугомонной и энергичной чейнджлинг появился новый объект достойный ее внимания. А тем временем Ван разыскивал ее. Свою особую пони. Порою довольно удобно быть чуть выше остальных. И Луна, тоже должна быть повыше. Разыскивая любимую аликорн репетировал извиняющуюся речь. Все должно быть идеально. Он не должен допускать ошибок. Ведь если он ее потеряет… Ван даже подумать об этом боялся.

И наконец, он услышал ее голос. Вокруг принцессы столпился немаленький табун пони. Луна с энтузиазмом рассказывало про какое-то изобретение и то, насколько оно помогло пони. Ведь в ее время такого не было. Сейчас… При всех. Подойти и извиниться. Только вот подойти никак не удовалась. Слишком уж плотно стояли пони. Не по головам же идти! А Луна же была настолько увлечена своим рассказом, что не заметила стоящего в стороне жеребца. Наконец речь была закончена и пони начали расходиться, пропуская Вана к любимой.

— Принцесса Луна? – голос аликорна дрожал от волнения, а дыхание перехватило от красоты и грации темно-синей пони. Она повернулась. Ван застыл, зачарованный бирюзовыми глазами принцессы, а ее осторожная улыбка заставила сердце черного пони трепетать. Волшебная, похожая на ночное небо грива развивалась, щекоча нос перепончатокрылого запахами ментола и ночной свежести.

— Я тебя слушаю… — пепельногривый почти услышал недосказанное слово «любимый». Или же это его взволновое воображение дослышало? Не важно.

— Я хочу…

— Пардон! Разрешите на минутку забрать у вас этого джентелькольта. – перебили Вана. Обернувшись, вороной заметил серебристого жеребца в маске. Сильверинг! Теперь Ван задыхался от ненависти. И он не понимал почему так ненавидит этого пони! Сама его суть требовала немедленно скрутить этого пони утащить куда-нибудь подальше! – У нас есть срочный разговор. Ты же понимаешь о чем, я, Бел Ван Сапка.

Лже-единорог кивнул. Все верно. Пора разобраться в этом всем. Сильвериг отвел вороного на балкончик неподалеку. К несказанному удивлению Вана здесь было пустою. Повсюду гуляли пони, но именно этот балкон пустовал.

— Отвали от Луны. Она моя. – что-что, а уж такого Ван не ожидал услышать. Губы Сильверинга, виднеемые из под полумаски, изогнулись в кривой улыбке. – Держи, это тебе за то, что бы ты больше перед ее глазами не появлялся.

Серебристый единорог раскрыл солидный мешочек из черного бархата. В свете ламп заблестело множество драгоценных камней. Ван же с трудом сдерживался, что бы не швырнуть этот мешочек в морду единорога.

— Она не моя собственность, что бы покупать или продавать ее. – презрительно бросил Ван. За презрением он прятал ненависть. – Я слышал, что ты аристократ. Слухи ошиблись. Ты мыслишь как торгаш.

Только вот слова аликорна ничуть не задели Сильверинга.

— Жаль. Жаль, что ты не взял деньги. – в голосе серебристого жеребца слышалась странная усталость. – И то, что ты не ударил меня, тоже жаль. Все могло бы быть гораздо проще. И тебе и мне.

Единорог окутался облаком телекинеза. Рывок и вот его щегольски камзол оказался разорван. Еще удар и глаз серебристого начал заплывать. Ван отступил на несколько шагов от безумца.

— А теперь кульминация. Смотри и наслаждайся, черняшка. – еще одна вспышка телекинеза и Сильверинг вылетел с балкона прямо на толпу пони.

Ван рванул к перилам.

— Он хотел меня убить! Стража! На помощь! Он обезумел! – Сильверинг лежал на боку и громко кричал, привлекая к себе всеобщее внимание. Несколько ночных стражей уже бежало к единорогу. А серебристый не унимался. – Он предложил мне денег, что бы я больше не приближался к принцессе Луне, а когда я отказался, то напал!

Ночные пегасы среагировали незамедлительно. Один отряд, не смотря на протесты принцессы, окружил ее, а второй слетелся к Вану. Ошарашенный таким поворотом событий пони не сразу понял, что происходит. И только потом, когда пегасы стали доставать лассо, вороной пони осознал, что если его задержат, то непременно обыщут. И тайна его крыльев будет раскрыта.

Ван побежал.