Стражи Эквестрии 1 - Эпизод III: Путь обратно

Такие вот пироги друзья! Третья часть похождений Эдриана. Веселья больше, маразма меньше, больше магии и дружбы, меньше крови.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош Лира DJ PON-3 ОС - пони Октавия Дискорд Человеки Принцесса Миаморе Каденца Сестра Рэдхарт

Не вынесла душа поэта

Глаголом жечь сердца не всякий умеет. Однако когда на тропу поэта поневоле выходит кролик Энджел, всякое может случиться. Ведь с вдохновением шутки плохи...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Энджел ОС - пони

Твайлайтнинг

Твайлайт Спаркл находит старую, потрёпанную книгу, в которой описывается новый метод перемещения. Несмотря на то, что исследования небрежны и записи неполны, Твайлайт берёт на себя ответственность за завершение чьего-то древнего проекта. Конечно, никто не говорил, что это будет легко.

Твайлайт Спаркл

Brutal Death Metal Master

Все вы наверное думали, что Свити Белль, когда вырастет, станет какой - нибудь попсовой певичкой? А вот хрен! Она стала вокалисткой в брутал-дэт метал группе Cerebral Bore. И её нежный голосок превратился в адский гроулинг-гуттурал. Она смогла вывести группу из андеграунда и сделать её очень известной. Как у неё всё это получилось и через что она прошла? Читайте в моём рассказе.

Рэрити Свити Белл Другие пони

Как у Дерпи завелся новый друг.

Берегите дружбу.

Твист Дерпи Хувз Другие пони

Fallout Equestria: Обличье Хаоса

Казалось бы, проснуться с простреленной головой – не самый лучший способ начать жизнь с чистого листа, но что, если ты это заслужил? «Каждый пони, подобный мне, должен получить пулю в лоб – хотя бы один раз». А когда потерявший память Рипл по прозвищу «Два-Пинка Рип», бывший до этого предводителем рейдеров, обнаруживает, что его ненавидит вся Пустошь, то начинает видеть свои раны в совершенно новом свете. На этом пути, что на одну половину состоит из мести, а на вторую из попытки искупить свои грехи, он должен будет избавить Пустошь от своей бывшей банды и другого, намного более зловещего врага.

Другие пони ОС - пони

Здесь меня ждут

После изнурительного дня ты возвращаешься домой, где тебя встречает маленькая пушистая подруга.

Трикси, Великая и Могучая Человеки

Самый лучший день рождения принцессы Луны

- Эта ночь будет идеальной! - именно это воскликнула Луна, вставая в столь важный и ответственный день. А как могло быть иначе? Страна процветает. Международные отношения на высшем дружественном уровне. И даже оппозиция в этот день была единодушно рада юбилею ночной сестры. Разве может ли что-нибудь произойти в такой прекрасный день?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Вован

Трикси стоило несколько раз подумать, прежде чем призывать "это"... Дурацкие ситуации, забавные диалоги, море абсурда и всяких глупостей - это и многое другое вы найдёте в фанфике с говорящим названием "Вован".

Трикси, Великая и Могучая Человеки Старлайт Глиммер

The Conversion Bureau: Чашка на ферме

Прошли годы с того дня, как исчезли последние люди, но как бы ни пыталась новопони Чашка быть "просто" пони, человеческое прошлое не даёт ей покоя.

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Автор рисунка: aJVL
Глава 5. Подстава. Глава 7. Старый дом.

Глава 6. Бег.

Быстрее! Не останавливаться! За спиной черного пони послышались окрики ночных стражей. Значит, погоня близка. Вану нужно немного времени, что бы фестралы остыли. Нет, конечно, они еще потом долго будут бурчать на Вана что-то обидное, но сейчас он для них святотатец, посягнувший на Богиню.

Выбраться из музея оказалось неожиданно легко. Большинство пони сами расступались, видя несущегося на них жеребца. Но и ночные пегасы не отставали. И даже догоняли. Еще бы! Полет ведь куда быстрее. Мимоходом Ван недовольно подумал о своих крыльях. Бесполезные кости с перепонкой. Вот и улица. Ван тут же побежал галопом в самый узкий переулок, надеясь, что крыши домов помогут ему укрыться. Но, хоть полы развевающегося на бегу плаща и касались стен домов, такой узкой была подворотня, ночные стражи не отставали. Они прекрасно видели в темноте, а в скорости полета вполне могли состязаться с пегасами обычными. А еще они летали очень бесшумно. Ван и сам не понял, как они его обогнали. В конце улицы уже стояла пара, перекрывшая проход. С другой стороны, откуда бежал Ван, подбегали еще двое.

Ну, уж нет! Не с тем связались. Да и не «Ночные тени» это, обычные стражи. Так и не приостановив галопа, поймав стражей телекинезом, Ван прижал их к земле. Длинный прыжок над беднягами и пепельногривый продолжил бег. Переулок сменялся переулком. Ван старался выбирать самые узкие, в которые и сам-то с трудом протискивался, но ему не всегда удавалось скрыться. Один раз, когда черный пони оказался в тупике, он был вынужден связать «коллег» их же путами. Телекинез вновь спас вороного пони. Во второй же Ван был обнаружен на площади, которую жеребцу не удалось обойти. Там аликорна настиг целый отряд ночных. Ван совершенно не ожидал, рухнувших с неба сетей и теперь отчаянно пытался не запутаться в них. А фестралы бесшумно спускались вниз. Ну же! Быстрее! Есть. Ван продолжил биться в сетях, делая вид, что все еще запутан. Едва стражи оказались рядом, в них полетели сети освещаемые алыми облачками магии Вана. О да, он не без оснований гордился своим владением телекинезом. Но не все фестралы попались. Кто-то стоял подальше, кто-то успел среагировать и отпрыгнул.

Удар откуда-то сверху сбил Вана с ног. Это один из ночных стражей спикировал на него. Ну уж нет! Вороной пони не собирался сражаться с целым отрядом стражи, он вполне реально оценивал свои силы. Поэтому, оттолкнув от себя упавшего сверху стража, Ван вновь побежал. Сзади слышались чьи-то крики и ругательства, а Ван не останавливался. Сзади гремели доспехи о камни мостовой, а Ван не останавливался. Наконец сзади все затихло и аликорн слышал только свое уже окончательно сбившееся дыхание.

Остановился вороной пони только спустя полчаса, у колодца, когда его ноги уже начали заплетаться. Он оторвался от погони, но не надолго. Кружащие в небе ночные пегасы наверняка вскоре вновь заметят Вана. Отсидеться бы… Не смотря на то, что он где-то слышал, что после жаркого галопа нельзя пить, пепельногривый с жадностью выпил целое ведро воды. Он понятия не имел где оказался. Не смотря на с виду не большие размеры, Кантерлот был чрезвычайно запутанным городом. И в нем тоже были неблагополучные районы. Нет, вас навряд ли здесь ограбят, но вот получить по шее за то, что ты чужак вполне можно. В таких местах обязательно есть кабак, где собираются местные задиры, что бы выпить крепкого сидра и почесать копыта друг о друга. А еще в таких местах не любят стражу.

Туда и направился Ван. Выбирая из озверевших ночных стражей и пьяных жеребцов, пепельногривый предпочел второе. Кабак он нашел по горькому запаху крепкого сидра и дешевого табака. Для носа аликорна это была крайне неприятная смесь, но ничего, он был готов потерпеть и это неудобство. Довольно ухоженное трехэтажное здание выглядело бы даже презентабельно, если бы не пьяный гомон, слышимый из раскрытых окон. Вывеска на которой была нарисована какая-то зебра, возлежащая в довольно фривольной позе гласила «В гостях у игривой зебры». Чуть замявшись у двери, Ван задумался, не стоит ли ему просто переждать где-нибудь в темном парке. Нет! Не выйдет. Ночная стража умеет искать именно таких, затаившихся в уголку. А вороной пони теперь шагает, нет даже не в сердце бури, а в самый что ни на есть вихрь.. Эх, как было бы хорошо сейчас шагнуть внутрь и крикнуть «Всех угощаю», но денег у жеребца кот наплакал. Значит, будет драка. Ее просто не может не быть.

Все произошло в точности так, как и должно происходить в таких местах. Едва черный пони отворил дверь на него уставились помятые морды завсегдатаев кабака, которые даже поздней ночью сидят в нем. Было довольно тихо. В смысле обязательной драки здесь ЕЩЕ не было. Но вот разговоры, на несколько секунд прекращенные, возобновились вновь и аликорн незаметно выдохнул. Правда любопытные взгляды не пропали.

Аликорн настороженно осмотрелся. Вытянутое помещении было заставлено крепкими столами и лавками. Под потолком, в синеватом мареве табачного дыма, висела большая, уже изрядно прокоптившаяся люстра, половина свечей на которой не горело. За столами сидело где-то с полтора десятка пони.

Дискорд! Ван прикинул, хватит ли у него бит завалявшихся в кармане хотя бы на то, что бы перекусить здесь чем-нибудь. Ведь навряд ли хозяин этого заведения будет рад незнакомому пони без бита в кармане. Кстати, бармен уж зеброй точно не был. Но наверняка готов был за бит другой рассказать любому историю названия.

— Любой острой закуски. – попросил аликорн, подойдя к бармену-пегасу песчаной расцветки. Последние монетки упали на барную стойку, с тихим звоном стукнувшись друг о друга. Жеребец буквально чувствовал спиной, как местные внимательно осматривают незнакомца. Скоро должен будет подойти один из них и начать задираться. И тогда придётся снова бежать.

Сзади послышался цокот копыт по дереву пола. Тяжелое копыто легло на плече Вана.

— Привет, парниша, ты кто такой буш? – от темно-зеленого земного пони пахло луком, дымом и потом. И почти не пахло алкоголем.

Ван, длинный язык которого не раз спасал его, решил пойти ва-банк. К слову, длинный язык его, наравне с Пэс в том числе не раз и втравливал аликорна в неприятности.

— Убегал от ночной стражи. –чуть более грубо чем следовало ответил пепельногривый. Но земной не заметил грубости. Сзади, подошел еще один пони, уже от которого ощутимо пахло крепким сидром.

— Маркар, он тя че не уважает? Рогатый, быстро налил моему другу и мне по кружке. – нахально добавил второй земной пони, усаживаясь возле Вана. Бармен же проявил холодное безразличие. Он уже не раз и не два видел эту сцену и понимал, что мешать бессмысленно.

— Погоди, Данак. – земной пони вольготно почесал себе бок копытом. – Мой новый знакомый хочет рассказать забавную байку, как он удирал от Ночной Стражи. – жеребец жизнерадостно хохотнул, ощутимо толкнув Вана в бок. Были бы у аликорна деньги в плаще, они бы обязательно звякнули. Но там не было ни бита.

Наконец бармен подал какие-то жареные палочки. Ван даже не притронулся к ним. Не до еды было.

— Меня оклеветали. – начал Ван, слыша как другие пони из компашки Маркара и Данака подходят сзади. Поздно пытаться сбежать. Остается только правильно подать правду. — Один аристократишка наговорил им, будто я называл принцессу Луну… плохой кобылой. Ну а дальше сами знаете. Ни не стали разбираться и как бараны кинулись за мной. Я решил не дожидаться ареста и убежал. Заплутал и забрел к вам.

— Сдается мне, паря, что ты обманываешь нас. – это Маркар навалился на Вана, дыша в нос ароматами жареного лука. – Ночная Стража не может потерять след. А знаешь, что у нас делают с лжецами, поняша?

— Она и не отстала. – наконец позволил себе улыбнуться краем губ аликорн. Он услышал как на улице звякнул метал о металл. Совсем как на доспехах стражей. – Они уже здесь.

Едва ночные пегасы ворвались в кабак, аликорн вырвался из тяжелых «дружеских» объятий земных пони и перевалился за барную стойку.

— Он тут! Взять его!

Только вот зря стражники проигнорировали удивленно-возмущенные морды завсегдатаев кабака. Один из стражей попытался отодвинуть с пути идущего на встречу Данака, но земной пони оказался неожиданно неуступчивым. Ван крикнул «Бей легавых» и понеслась.

— Выход – третья дверь на лево. – это бармен, тоже укрывшийся за стойкой от начинавшейся драки, показал пепельногривому на дверь. Та была неприметной, узкой и соединяла обеденный зал с остальным домом.

Ван благодарно кивнул и ползком, что бы никто из стражей не заметил его непослушно гривы ,добрался до двери. Остальное было делом техники. Аликорн пробежался по коридору, отодвинул защелку на двери и был таков.

Дверь вела в узкий, замызганный переулок. Отсидевшись в «Зебре», пепельногривый успел придумать куда ему идти дальше. Школа для одаренных единорогов и его собственный дом не подходят. Наверняка и у комнаты «племянницы» и на чердаке его уже ждет отряд. Но есть одно место, где ночные пегасы и не подумают искать преступника. Это казармы стражи дневной. А Дневные немного задолжали аликорну за его арест.

До замка принцесс, возле которого и стояли казармы, вороной пони добрался без особых приключений. За эту ночь он так вымотался, что с удовольствием бы растянулся отдохнуть даже на мостовой, но в Кантерлоте такое сразу бы вызвало лишний шум. А вот в казармах дежурный, после не долгих уговоров, предоставил вполне уютный хоть и пыльный диван, в комнате заставленной мебелью. История об аресте ночного стражника довольно быстро стала известна дневным и многие теперь прятали улыбки, когда видели молодого пегаса. Последней же мыслью аликорна перед сном, была мысль о том, как он разбивает маску Сильверинга.

Утром Вана разбудила Пэс. И Трикси.

— Вставай давай, кантерлотский преступник номер один. – Пэс пришлось встать рано утром, и теперь она с нескрываемым удовольствием изливала все свое раздражение на Вана. — Пора вершить ужасные злодеяния.

Чейнджлинг настойчиво тычила в бок жеребца копытом. Рядом с ней стояла Трикси, в своих излюбленных, расшитых звездами мантии и шляпе.

— Пэс? Трикси? Как вы меня нашли? – Ван рассеяно начал проверять свой плащ, проверяя не выглядывает ли откуда-нибудь краешек крыла.

— Вас нашла уважаемая Пэс. – это была уже Трикси, с подозрением рассматривающая дымчатую гриву Вана. Слишком уж сильно эта грива напоминала гриву аликорна. – У нее была странная волшебная конструкция. Палочка на гвоздике, всегда поворачивающаяся концом окрашенным в коричневы, в вашу сторону.

— Это моя кровь. – недовольно пробурчал Ван. Хорошо хоть в Ночной Страже нет тауматологов или магов крови. – Пэс, больше не делай так. Если моя кровь попадет не в те копыта… Если в Кантерлоте появился какой-то демонолог, могут быть и еще носители мистических знаний.

— Трикси хочет знать… Вот дискорд! В смысле о чем вы? — сразу же навострила ушки «великая волшебница».

Пэс пожала плечами и посмотрела на Вана, как бы предлагая ему самому решить, говорить единорожке или нет. Ван же не хотел, что бы эти знания попали к столь импульсивной персоне. Аликорн слышал, как Трикси однажды использовала могущественный артефакт что бы оккупировать какую-то деревеньку. Или городок? Не важно.

— Ты ученица принцессы Луны. Я не хочу помешать твоему обучению. – уклончиво ответил пепельногривый.

— Кстати, о Луне. – влезла в разговор Пэс, стараясь отвлечь поняшку. – Принцесса и прислала свою ученицу, что бы нам помочь. Трикси, дорогая моя, что там велела передать принцесса ночи?

— Принцесса Луна Эквестрийская официально заявляет, что не верит в то, что детектив Бел Ван Сапка мог так поступить. Она доносит свое решение до всех ночных пегасов. – довольно напыщенно начала Трикси. – Но, в связи с тем, что имеются доказательства виновности Вана, он на неопределенное время отстраняется от работы в Ночной Страже Кантерлота.

— Каких доказательств! – аликорн аж подскочил от такого заявления. Пэс зашипела на чересчур громкого жеребца.

— Слышишь ты, пони-громкоговоритель! Из-за тебя у меня был сорван поздний ужин! Из-за тебя я спала всего несколько часов! Из-за тебя я встала в шесть, слышишь меня, в шесть утра! Тебе лучше не знать, как у меня раскалывается А теперь ты мне тут орешь под ухо! Знаешь, что?! Я сейчас развернусь и уйду, а ты разбирайся со своими проблемами сам!

Трикси с некоторым недоумением смотрела на всю эту сцену. С ней Пэс была вполне приветлива и дружелюбна. И даже отпускала в ее сторону такие комплименты, от которых кобылкам положено краснеть. И тут такой резкий переход. Правда разбудить Пэс было трудно. И не безопасно. Белая единорожка запустила в Трикси каким-то заклинанием похожим на клубок лиан. Но она не зря стала ученицей принцессы Луны! Вместо того, что бы как-то отбивать или отражать заклинание, пони просто увернулась от него, после чего наколдовала ведро холодной воды. Чейнджлинг почувствовала азарт гостьи и предпочла встать, что бы ни узнавать, что там задумала эта единорожка в плаще.

Похоже, чейнджлинг нашла достойную жертву для своего раздражения. Она конечно не собиралась уходить от столь вкусного и полезного пони, но вот угрожать этим, используя то, что он сейчас в ней нуждается было вполне в ее духе.

— Пэс. Пэс. Постой же! – Ван, преодолевая небольшое внутреннее омерзвление поймал лже-единорожку за гриву. – Ты мне нуфна! Изфини, что достафил тефе непрлиятнофти. Позалуфта.

Пепельногривый жалобно смотрел на демонессу и тянул ее назад.

— Ладно уж. Цени мою сговорчивость. – чейнджлинг с неохотой развернулась и уселась на нагретый Ваном диван. – На том кошеле была монограмма. БВС. Сам понимаешь, что это буквы твоего имени.

— У меня в жизнь не было такого кошеля! И все.–уже тише, что бы снова не разозлить чейнджлинг, воскликнул Ван.

— Это знаю я, это знаешь ты. – чейнджлинг встала и начала расхаживать по комнате, словно разминая свои мысли. Ее надухаренный хвост то и дело, вроде бы случайно задевал мордочку краснеющей Трикси. — Зато ночные пегасы и принцесса знают, что ты получил от ювелира оплату камнями.

— Но те камни особой огранки… — попытался было перебить чейнджлинг Ван, но заметив ее недовольную мордочку, предпочел замолкнуть.

— Это еще доказать нужно. То есть дело не одного и не двух дней. – довольно продолжила чейнджлинг, упивающаяся своей властью над Ваном. Такие моменты она обожала. К сожалению они бывали редки и длились не долго. Обычно именно Ван спасал ее круп и давал деньги. – К тому же столько совпадений. Несомненно, эти совпадения должны заронить в разум принцессы зерно сомнений. Сильверинг или тот, кто за ним стоит великолепно все продумал. Что бы ты тогда не сделал, он бы все равно выиграл. И теперь даже принцесса будет сомневаться в тебе.

— Но принцесса же сказала... — теперь уже Трикси оказалась под недовольным взглядом чейнджлинг. Ха! Эта Пэс не на ту напала. И если этим черным жеребцом она может помыкать, то ей, Великой и Могучей — никак не выйдет.Трикси уверенно посмотрела демонессе в глаза. И еще она хотела прикоснуться к тайне окружающей эту парочку. А еще она хотела задавать вопросы.

— Принцесса может передумать, если Вана продолжат подставлять . — таки решила объясниться суккуба. — К тому же Сильверниг вел себя как настоящий джентелькольт. Он при всех отказался от обвинений тебя в нападение, заявив что мол он прощает Вана. Осторожнее с ним. Он сердцеед не хуже иных чейнджлингов. Половина незамужних светских единорожек в него влюблены по самые ушки.

— Но зачем он от стражи-то убегал? — наконец решилась Трикси.

— Так надо. Спроси у Луны. — хором ответили аликорн и чейнджлинг. Трикси же еще больше заинтересовалась тем, какие тайны хранят эти пони. И как все это связано с ее наставницей.

— Значит так. Домой я не могу вернуться. Пэс! У тебя должны быть деньги. Ты всегда отличалась страстью к накопительству. Вскрывай заначку. — чейнджлинг уселась на круп и упрямо сложила передние ножки крест на крест. — Я тебе потом верну. — Пэс лишь гордо дернула головой. — В троекратном размере.

— Дискорд с тобой. — выдохнула демонесса, возвращаясь на диван. — Уговорил, единорог красноречивый.

— Трикси! Я должен встретиться с Луной.

— Исключено! — тут же оживилась единорожка. — Принцесса Луна меня предупредила на этот счет. Только после Гранд-Галлопинг-Галла. В этот раз принцесса Селестия передала организацию торжества принцессе Луне. К тому же ночные пегасы слишком упрямы и теперь постоянно стерегут ее.

— Рррр! — вын врезал копытом по стене. Впрочем, с той даже не посыпалась штукатурка. — Почему все так сложно! Пэс, у меня к тебе еще одна просьба. Ты должна выкрасть мои записи и седельные сумки с чердака. Причем так, что бы Ночная Стража не заметила.

Чейнджлинг скорчила брезгливую мордочку, мол Ван сейчас заставляет ее заниматься чем-то противным. и тут же, по эмоциям аликорна поняла, что перестаралась.

— Иначе я начну торговаться с тобой… — голос жеребца упал до тихого, но очень угрожающего шипения. Именно так Ван говорил с восьмируким, когда удерживал его над речкой.

Чейнджлинг резко кивнул, показывая что и не собиралась спорить. Когда Ван кричит — это нормально. А вот когда аликорн начинает тихо шипеть, стоит с ним соглашаться и поддакивать.

— Трикси. — теперь деловой аликорн решил выдать задание немного ошалевшей от такой наглости единорожке. — Разузнай все, что можно о Сильверинге… Хотя стоп. Пэс! Это тоже на тебе, ты больше вращаешься в кругах. Скажи, что беспокоишься за оклеветанного дядюшку. Тогда так передашь принцессе письмо. От меня. Не советую тебе его читать. Там все равно шифровка. — соврал пепельногривый.

Раздобыть чернильницу, свиток, перо и немного сургуча в дневной страже не составило никакого труда и Ван тут же уселся за письмо.

“Любимая, не верь ни единому слову Сильверинга. Я никогда ни на что тебя не променяю. Мне не нужны титулы, мне не нужна моя свобода, мне не нужен я сам. Лишь бы быть с тобою рядом. Лишь бы слышать твой голос. Лишь бы вдыхать аромат твоей гривы. Поняша, я не знаю, что со мной, но едва я вижу этого серебристого единорога, как все во мне просто взрывается от ненависти. Наверное я ревную к тебе. Да что там, я готов ревновать тебя даже к ночным пегасам! Такая грациозная, такая чарующая. Я понимаю, что сейчас ты занята, но я после Гранд-Галлопиг-Гала я… Ты сама все узнаешь.

Прости за то, что письмо такое бес сумбурное. Ты же знаешь я не умею писать. Скучаю и верю.

Твой Уголёк, Бел Ван Сапка.”

Запечатав письмо, Ван передал его Трикси. Так с некоторым любопытством покосилась на конверт, но решила не заглядывать внутрь, а расспросить все у самой принцессы.

— Ну а чем займешься ты? — спросила Пэс у аликорна.

— Продолжу работу детектива. Есть у меня к кому обратиться за помощью. И у кого поспрашивать о городских странностях.

— Трикси, лапочка, мне все равно идти в дворец по своим делам. — очаровательно замурлыкала Пэс, обходя вновь краснеющую единорожку кругом. — А идти рядом со столь красивой пони куда интереснее.