Автор рисунка: MurDareik
Берёзовый лист

Кленовый лист

Не по-осеннему яркое солнце, окутало Понивиль. На многих деревьях листья уже пожелтели, а по ночам уже выпадал иней, покрывая траву стеклянной паутинкой измороси. Сидеть дома в такую погоду — это просто преступление! И потому многих понивильцев можно было заметить гуляющих по аллеям, устраивающих пикник или просто играющихся между собой.

Среди молодых поней особенно популярна была одна игра называемая Бейкопытом.

Небольшая группа жеребят как раз делилась на команды, возле небольшого поля, находящегося недалеко от школы.

— Джек, Холли, Джобс будут играть с Трапом. Джебел, Итан, Лог и Флейм играют со мной.

— Эй! — Изумрудный пони, которого назвали Трапом, возмущенно топнул копытом — Почему это вас больше на одного игрока? Так нечестно!

— Да у вас ты с Джобсом четверых стоите! — голубой пони принялся оправдываться перед Трапом, возбужденно постукивая копытами — Вы крупнее и выносливее нас. Думаю, что это как раз честно играть таким составом. Наши шансы теперь равны!

— Эк, ты какой хитрый! — Трап нахмурился — Это нечестно по отношению к нам, поэтому ты либо находишь нам ещё одного игрока, и мы играем, либо игры, сегодня не будет.

Голубой жеребёнок мрачно огляделся, вокруг не надеясь кого-либо, как вдруг заметил молодую тёмно-красную кобылку, которая развалившись на траве, читала книгу в толстом сером переплёте.

— Эй! — громкий голос, раздавшийся возле уха читающий пони, заставил резко дёрнуться и поднять мордочку на нарушителя спокойствия — Извини, что отрываю, но не хотела бы ты сыграть с нами? У нас как раз не хватает одного игрока.

— Эээ... — она несколько раз моргнула, пока сквозь мечты до неё донесся вопрос — Сыграть? Во что?

— В бейкопыто, конечно! — он нетерпеливо пристукнул копытом — Ну так как, ты идешь?

— Гм... Я плохо играю.

— Да? — он на миг задумался и чесу-то улыбнулся — Не беспокойся. Там играют хорошие игроки. Они тебе помогут.

Кобылка и жеребёнок подошли к командам.

— Знакомитесь. Это твой новый игрок, Трап.

— Она будет в моей команде? — он хотел добавить парочку крепких словечек, но взглянув в улыбающиеся глаза второго капитана, внезапно кивнул — Хорошо, Курт. Она нам вполне подойдет. Как тебя зовут?

— Лаймон Пай.

— Мы к тебе будем обращаться — Пай. Меня зовут Трап, а этих троих — он махнул ногой в сторону остальной команды — Джобс, Холли и Джек. Курт! Расходимся и через пять минут начинаем игру.

Подождав пока команда противников отойдёт на приличное расстояние, он сделал знак копытом и все склонили головы, образовав неровный круг.

— Значит так, обсудим тактику. Я и Джобс будем атакующими. Джек — ты на воротах. Пай и Холли — вы в защите. Пай, поскольку ты играешь с нами первый раз, то никаких особых указаний тебе не будет, действуй по обстоятельствам, — заметив недоуменное выражение мордочки, он пояснил — Если их атакующие прорвутся через нас, то твоя обязанность отобрать у них мяч. Если они будут слишком близко к воротам, то Костями ляжь, но не дай им забить гол. Так, а теперь по местам!

Капитаны выстроили свои команды и приготовились к игре. Сильный ветер, как сигнал к началу, подул на поле, и Курт, замахнувшись ногой, сделал первый удар. Игра — началась.

Солнце уже начинало клониться к закату, и его лучи осветили игровой поле. Остатки зелёный травы были смяты, в некоторых местах она вообще исчезла, а в центре него стояло две группы разгоряченных пони о чём-то живо спорящих.

— Что Курт, я снова тебя обыграл.

Синий пони нахмурился и бросил мрачный взгляд исподлобья.

— Ну-ну! Не смотри на меня так злобно. Не торт же проиграл, в самом деле!

Недовольная мордашка Курта перекосилась, словно он съел ящик зелёных лимонов, он уже открыл, было, рот чтобы что-то ответить, но передумав, закрыл, щёлкнув зубами как капканом. Его силуэт с гордой поднятой головой ещё долго виднелся, удаляясь от поля всё дальше и дальше. Остальная часть вражеской команды немного поболтала между собой и тоже разбрелась по домам.

— Трап, ну кто тебя тянул за язык?!! Тебе оно надо было покалывать его? — Джобс раздражённо пнул мячик

— От чего бы ни подколоть, коль он сам напрашивается?

Ответ сильно расстроил Джобса. Недовольно покачав головой, он резко пнул мячик и пошёл домой.

— Болтун ты редкостный! Мы тоже пойдём домой. Эй, Джобс, подожди! — Джек с Холли помахали на прощание копытами и поскакали вслед за Джобсом.

— Мда... Обидчивые какие... — Трап задумчиво огляделся вокруг и заметил лежащую на земле кобылку, медленно запихивающую книгу в сумку.

— Пай, ты хорошо играла для новичка. Последний финт с отбитием ногой в воздухе — бомба!

— Да? — она слабо улыбнулась — Спасибо...

— незачто! Как твоя нога? Не болит?

Пай покачала головой и закинула сумку за спину.

— Ладно. Тогда счастливо!

Стоило ему пройти всего пару шагов, как за спиной раздался глухой звук. Позади него на траве лежала кобылка с болезненным выражением морды и подогнутой под себя ногой.

— Ты что лежишь? нога?

— Нет... Всё в порядке.

Трап долго смотрел на неё, но, не дождавшись продолжения, тяжело вздохнул.

— Ну что тут будешь делать? — проворчал он и, резко наклонившись, подлез под неё, устраивая тело у себя на крупе.

— А ну отпусти меня! Я сама смогу добраться до дома! — она возмущённо задёргалась, частично сползая на землю.

— Эээ... Ты чё? Я же тебе помочь хочу! — он раздраженно покачал головой.

— Я сама! — она упрямо слезла с крупа и резко нагнулась от боли прострелившей в ноге. Крепко стиснув зубы, Пай выпрямилась и твёрдо посмотрела в глаза Трапу. — Мне не нужна помощь.

— Ну как знаешь. Тогда — счастливо, — махнув на прощание хвостом, жеребёнок лёгкой рысью поскакал с поля, обдуваемый встречным ветром.
"Ишь, не захотела принимать помощь! Самостоятельная! Ну ничего, поковыляет под ветерком, пошлёпает по лужам, глядишь, в следующий раз посговорчевее будет".

Гневные мысли застилали разум. Тело, подчиненное инстинктам, просто брело куда-то, покуда он не успокоился и не осмотрелся вокруг. Непонятно почему, но он вышёл к реке текущей в сторону Вечнозелёного леса, с одной стороны которой была видна ферма Эпплов, а с другой фонтан и окраины Понивиля. Подхваченные стремительным потоком реки, кленовые листья плыли бравыми корабликами навстречу неизвестности. Трап остановился и посмотрел в речку. Несмотря на волны в ней можно было разглядеть упрямую зелёную морду со зло прищуренными янтарными глазами.

Что-то в отражении ему настолько не понравилось, что он несколько раз ударил копытом по нему, разбивая водяное зеркало на мелкие брызги. Волна внезапного гнева ушла так же быстро, как и пришла, оставив после себя лишь чёткий вкус горечи и клубок скомканным мыслей.
"Что это со мной? Чего это я так разозлился? А вода-то уже ледяная. Да и вечер на носу, вон оно как похолодало".

Трап тяжело вздохнул. Из головы всё не выходили слова тёмно-красной пони, оставшаяся на поле.

— Интересно, как она там? — пробормотал себе под нос жеребёнок. Внезапная догадка, словно ньютоновское яблоко ударило по голове заставив крутиться мозговые шестерёнки.
"Что я за идиот! Бросил пони с раненой ногой на поле одну. А вдруг у неё перелом или ещё что похуже? Так она же может умереть! А виноватым то буду я, оставив её одну. Надо срочно бежать обратно".

Ноги сами пришли в движение, посылая тело обратно на поле. Ветер свистел в ушах, словно тысячи цикад, прохладный ветерок обернулся ледяным шквалом, развивая гриву и проникая до глубин тела своими ледяными когтями. С каждой секундой сердце билось всё чаще и сильнее. К тому моменту, когда он добежал обратно до поля изо рта уже валил пар, зависающий небольшим белесым облачком. Однако там уже никого не было, лишь мятая трава, да разбросанные листья.
"Значит, она уже ушла. Я зря волновался... А может она и не дошла до дома, а где-то лежит в холодном овраге — одна одинёшенька, зовёт на помощь, а никого рядом-то и нет. Надо срочно бежать в мэрию! Собирать поисковые отряды, подключить пегасов... Стоп! А кто это там?"
Его внимание привлёк небольшой силуэт на соседнем холме, прислонившийся к дубу. Смутные подозрения превратились в твёрдую уверенность, стоило подойти чуть ближе. Тяжёлая сумка с книгой была брошена под корни, а сама пони лежала на земле, вытянув больную ногу. Красно-оранжевые лучи заходящего солнца, лёгкими мазками ложились на её мордочку, путаясь в растрёпанной гриве волос. Она медленно повернула голову и посмотрела долгим напряжённым взглядом, словно чего-то, ожидая от него, но не дождавшись снова подставило мордашку солнцу. Не зная, что делать и говорить, он просто лег, рядом всматриваясь в уже зашедшее наполовину светило.
"Что мне ей сказать? Она же точно не может идти одна. А если предложить помощь, то по любому откажется. Может просто начать разговор издалека и подвести к взаимовыручке? Ага. Ты ещё с анекдота начни. А что? Он разрядит обстановку... Какой нахрен анекдот?! Думай!"
Из путаницы мыслей Трапа вернула внезапная тяжесть на левом боку. Недоуменно повернув голову, он остолбенел, словно его облили ледяной водой. Мирно посапывающая единорожка откинулась на бок упершись в Трапа, которым уже начинала овладевать паника.
"ААА! Что она делает?! Зачем? О Селестия, что мне делать?" Пот крупным градом выступил на лбу, несмотря на довольно прохладный воздух. Паника, ехидно оскалив зубы, забегала в голове устраивая сущий кавардак в и без того забитой голове.

Внезапный зевок вывел его из этого сумрачного состояния, заставив подчиниться стадному инстинкту солидарности и зевнуть самому.

— Эй, ты чего зеваешь? Сонливое настроение распространяешь, и вообще... Ты всегда молчишь, когда встречаешься с кобылкой?

Столь серьёзное заявление, сказанное весёлым тоном, заставило усомниться в своих мыслях "А болит ли у неё нога?"
— Красавица моя, ты сама спишь как хорёк до Зимней Уборки. Что ты вообще тут делала? Почему не пошла домой?

Она на короткий миг посмотрела ему в глаза и отвернулась. Трап мысленно отвесил себе подзатыльник за то, что не умеет держать язык за зубами, и, не зная, что сказать, повернулся к горизонту, где солнце уже почти полностью скрылось за горизонтом. Сильный ветер подул на луговую траву, заставляя колыхаться зелёными волнами из стороны в сторону.

— Мне тут нравиться. — сказала Пай нарушив молчание — Отсюда открывается чудесный вид на заходящее солнце. — она чуть улыбнулась и мечтательно прикрыла глаза — Иногда мне кажется, что я вижу хвост принцессы Селестии в тот самый миг когда последние лучи солнца падают из-за горизонта.- она немного помолчала и тряхнув гривой продолжила — Так почему ты меня искал?

— Я вот подумал, что это самое... У тебя тяжёлая сумка с книгами, так что помочь тебе это мой долг, — он патетично взмахнул копытом — Долг как капитана команды, в которой ты играла, и как вежливого жеребца.

По мере монолога её губы раздвигались всё шире и шире, пока низкий гортанный смешок не вырвался сквозь них и не повис в воздухе, все, нарастая и нарастая, покуда кобылка не расхохоталась громким весёлым смехом. Губы Трапа сами собой непроизвольно раздвинулись, и его громкое грубое ржание присоединилось к смеху кобылки, многократно усиливая его. Нескоро, но всё-таки смех прекратился, и они ощутили, как стены стоящие между ними исчезли.

— Эй, Капитан! Помоги добраться до дома, а то, похоже, мои ноги меня не держат.

— Давай! А где, собственно, ты живешь?

Пай лукаво захихикала и махнула ногой в сторону Понивиля.

— Это секрет. Но ты можешь проводить меня до фонтана, а оттуда я дойду сама.

Огромный жёлудь сорвался с дерева вниз все, ускоряясь и ускоряясь пока не врезался в землю. Ещё совсем недавно он мог попасть единорожке, оставив на голове внушительную шишку, но её уже не было под деревом. Она, медленно переставляя ноги и опираясь плечом на зелёного жеребёнка, шла в сторону Понивиля. Удивительно огромные звёзды, словно фонари, освещали серебряную тропу ведущую домой.