Стихи Ромуальда

Стихи на поньскую тематику

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз Другие пони Кэррот Топ

Покопыть

Флаттершай узнает гораздо больше, чем нужно, когда, решив навестить Твайлайт, слышит вздохи и стоны за дверью библиотеки. Волнуясь за Твайлайт и то, что у нее могут быть проблемы в дальнейшем, Рэрити и Рэйнбоу Дэш решают все расследовать самостоятельно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк

Изгои 3. Неприятности растут

Дети – цветы жизни… на могилах родителей. Древняя мудрость ещё не раз докажет Лёхе свою истинность. Тем более что детишек у него изрядно прибавилось. Третья книга серии "Изгои".

Другие пони ОС - пони Человеки

Всадники

Предыдущие Всадники Апокалипсиса бесславно пали. Чисто случайно их место заняли новые, более юные Всадники. Смогут ли они познать истинную магию дружбы самопожертвования, и любовь (куда ж мы без любви)?

Трикси и шапка

Некто внезапно приходит на ярмарку и подходит к самой первой лавке. Кто знает, чем это закончится?

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Операция Рассвет

Корабль ВМС Гарца "Волатил" получил тяжёлое повреждение во время операции по борьбе с контрабандистами в Бурном Проливе, разделяющем Грифонию и Зебрику, после чего направился в ближайший порт, находящийся на Затерянных островах. Почти никто из экипажа не подозревал, что они стали частью планов Королевы Королев...

ОС - пони

Чужеземец

Вы когда-нибудь встречались на улицах с прохожими, которые, кажется, сбежали из дурдома, ограбив при этом цирк? А пытались при встрече с ними разрядить ситуацию нелепой шуткой? Даже так? Ну а эти странные люди когда-нибудь оказывались действительно могущественными настолько, чтобы отправить Вас в параллельный мир, населенный мифическими существами и миролюбивыми, но довольно странными жителями, похожими на земных пони? <br/>Меня зовут Макс. И я недавно неудачно пошутил. Тот, кому была адрессованна шутка, тоже оказался не особым юмористом. Поэтому сейчас я живу у черта на рогах, в мире, где нет людей. Меня уже один раз обстреляли, немного ранили и вообще — унизили донельзя. Сейчас я еду — а уже завтра все изменится. Я буду идти. А еще через день, может, и идти перестану. Жизнь в чужом мире граничит с болезненной импульсивностью. Никогда не знаешь — где тебе повезет

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Брейберн Другие пони Человеки

Из летописей города эквестрийского

Не столь давно появилось у меня намерение написать историю какого-нибудь города, области, района, да хоть замка... Но приступить возможности не имелось за неимением сколь-либо достоверной информации. Но, копаясь в архиве, обнаружены мною были весьма примечательные документы со схожими названиями: «Поневский летописец», «Ранняя история востока Эквестрии» и «Новейшая история города Понева». Сии документы подверглись изучению, и на основании предоставляемых ими данных будет составлена общая картина истории города, что называется Понев. В общей сложности все три документа охватывают период от 500 до 1004 года п.и.Л.

Принцесса Селестия ОС - пони Чейнджлинги

Тени

Все- ли нам известно об Эквестрии? Вот одна из вариаций вселенной.

Хуффилдский рубеж

В Хуффилде за несколько веков его существования не случалось ничего примечательного, ничего такого, чтобы его можно было бы назвать тем местом, где вершится история. Испокон веку все значительные события — такие, о которых будут если не помнить, то хотя бы читать спустя десятки лет, а то и столетия — проходили мимо деревни. Однако настал час, когда именно на зелёных полях, окружающих Хуффилд, некоторым пони предоставиться возможность... нет, не спасти Эквестрию. Но исполнить свой долг — и доказать, что свои мундиры они носят совсем не для красоты.

Спитфайр Сорен Другие пони ОС - пони Вандерболты Стража Дворца

Автор рисунка: Stinkehund
Глава первая

Пролог

Сегодня удивительное солнце. Сегодня так старается. Кажется, что вот-вот пробьётся, но когда такое было на моей памяти? Нет, похоже на сказку. На красивую и весёлую сказку, где так много солнечных лучей. Мда… сочинить бы такую, пока кажется, что сегодня удивительное солнце.

Меня кто-то потрепал за ветровку. Это оказался беженец, сухонький старик с хитрыми глазками в серой одёжке. Эти всегда так, эти всегда серые.

— Голова, а правда, что мы первые? Это ведь странно.

— Да я вот и сам удивляюсь…

Старик внимательно осмотрел жилые здания и присвистнул. Мы все уже давно как пришли в город, к месту назначения, но он всё не унимался и ходил за мной. Хотя моя помощь уже не требуется, дорога пройдена, все беженцы разошлись по своим местам. Да и мне тут противно, душно. Не люблю, не понимаю беженцев.

Старик достал карту и ещё раз сверил путь. Такая карта была у каждого беженца, берегли как зеницу ока. Хранили своё непонятное чудо.

— А правда, Голова, что вы у Свободы были?

— Да, был, она меня к вам и отправила.

— Вот чудеса. А нам туда нельзя… Это же какое чудо.

— Да что вам всё чудо и чудо? Надоели. Прицепились как пиявки. Нету в Свободе чуда. Я знаю. Я же и учил её чуду. Учил говорить. Свобода же машина, конвейер, знает она всё, да только это и может. В неё же все знания, все мысли, правила, законы вложены. Вот и всё. Может это и чудо, не уверен.

Старик обозлился, но копыта смиренно унял. Нельзя ему пока со мной драться. Пока.

— Это ты, Голова, лишка сказанул. За это бы тебя, Голова, прогнать, да ты сам уйдёшь. Если ты говоришь, что нету там чуда, так рожна какого ты к ней ходил? Бродил бы себе. Помогал бы всем, на то твоя и работа, Голова.

— Да, такая работа. Поэтому и пришёл к Свободе. Дала она мне второй шанс, новый пробник, вот мы с ней и договорились, я к вам, она от вас. Здесь же её нету, здесь, наверное, единственное место, где её нету.

— Да только работаешь ты странно. Уйти от нас хочешь.

— А я вам не нужен. Не моё здесь место.

— Помощник должен помогать, — наставительно заметил старик. – Так всегда было, и всегда будет. Но тут ты прав, успел ты, хитрец, с нами договориться. Приводишь и уходишь. Вот тут ты Голова. Это ты хорошо сделал, правильно.

Я отмахнулся от старика. Беженец есть беженец, что им хорошо, то мне противная работа. Но я сам выбрал себе такую работу, хочу сделать что-то лучше. Но тут старик прав, работаю я странно.

Мы прошли дальше по улице мимо одинаковых общежитий. Так в каждом городе, что жилое здание, то общежитие. Так уж принято. На перекрёсте беженцы складывали всякий им не нужный хлам и мусор в линию от одного дома до другого. Один из беженцев надрывисто кричал, размахивая ружьём:

— Навались, друзья! Баррикады сами себя не сделают. Нам ещё все улицы надо защитить.

Беженцы вокруг согласно закричали. Из одного дома послышался жуткий треск и шум. Вскоре оттуда вытащили ещё хлама для баррикад.

— Вот это работа, настоящая работа, — заметил старик и согласно кивнул своим же словам.

— Не работа это, а дурь ваша. Войну себе придумали. Зачем вам война? Против кого вы опять воюете?

Старик злобно на меня посмотрел, оскалился, но хватку не ослабил.

— Тут вот ты дурак, Голова. Мы же тут первые? Первые. А вдруг кто ещё придёт? А если не помощники? Сейчас, Голова, везде война, вот мы и готовимся. Это ты ещё пока не понимаешь, что война идёт, что она никогда и не заканчивалась. Ты же сам говоришь, не твоё здесь место, значит дезертируешь. А потом-то война тебя поймает, сам придёшь и сам за ружьё возьмёшься. В первых рядах стоять будешь, ты же помощник, ты же Голова, вот тебе и в первых рядах стоять, вот тебе и место. Ты пока, Голова, отдохни. Скоро к нам другие помощник придут. Эти. Придут с нами договариваться. Тут ты нам и поможешь, мы их понять не можем, а ты, Голова, авось и сможешь. Иди, иди, мы тут пока сами.

Я плюнул на них и ушёл. Не моё это дело.

К ночи затихло, беженцы разошлись и легли спать, стало свежо и прохладно. В ночном небе сияли и искрились мириады звёзд. Эх… сегодня удивительная луна.