Автор рисунка: Stinkehund
Глава 1. Всегда на страже. Глава 3. Унесенный безумием.

Глава 2. Вечер неожиданностей.

-Здравствуй, Флэир. Рада, что ты смог добраться так быстро. – Сказал белый аликорн, царственно восседающий на роскошном троне.

Зал, как и всегда, был преисполнен величием и роскошью. Никаких примечательных изменений Флэир не замечал, но чувство того, что тут что-то изменилось, не покидало молодого единорога.

Флэир не сразу заметил фигуру пони, опершегося на колонну, недалеко от трона принцессы, но когда он понял, кто еще находиться в зале, он испытал смешанное чувство, которое включало в себя удивление и некую тревогу. Этой фигурой был Стоун Харт.

На вид он был довольно крупным пони, со светло-серой шкурой и очень короткой гривой. Взгляд его был очень “тяжелым”. Когда он посмотрел на Флэира, двигающегося к принцессе, тот невольно поежился. На него накатило ощущение, что Харт строгий преподаватель, а он не готов к ответу. Общий образ бывалого вояки дополняли множественные шрамы, украшающие тело земнопони. Самый пугающий из них начинался на правой щеке. Проходя по всему лицо, он заканчивался на месте, где раньше было левое ухо. На боку виднелись шрамы рваных и колющих ран. У него была кьютимарка в виде сердца, выложенного из кусков красного гранита.

— Вот что значит — закаленный в боях! Все же его вид, описанный в книгах, был не таким устрашающим. – Подумал про себя Флэир Флэйм. Проходя мимо Стоун Харта, Флэир остановился и отдал честь.

— Здравия желаю, Сэр! — Выпалил молодой единорог и не ожидая ответа продолжил:

— Я с училища читаю ваши книги! Это великая честь находиться даже рядом с таким великим пони как вы.

Флэир никогда не любил подлизываться или пытаться вызвать дешевое уважение. Все, что он когда-либо говорил старшим по званию, было искренне, в противном случае он просто предпочитал молчать. Сослуживцы, бывало, осуждали его за то, что он “лижет круп”, но он попросту пропускал все это мимо ушей, так как истина ему была известна, а доказывать ничего он не собирался.

-Ненужно формальностей, мы не на службе. – Коротко отрезал серый земнопони.

Флэир немного смутился столь холодной реакции своего кумира, но он решил не подавать вида и просто продолжил движение в сторону трона.

— Флэир Флэйм, у нас случилась непредвиденная ситуация. – Начала Селестия. – Прости, что все происходит так быстро, но у нас нет времени на длительные введения. Случилось что-то ужасно на южной границе.

— Принцесса, но я же в отряде Кантерлотской стражи, южные границы это не наша зона. – Удивленно начал единорог.

— Ситуация … — Принцесса была прервана резким хлопком дверей, в начале тронного зала.

На пороге стоял земнопони странного вида. Флэир не сразу понял, что не так в его внешности, но потом его осенило – это был не земнопони, а единорог. Лоб его венчал не рог как у остальных единорогов, а небольшой, аккуратно подпиленный бугорок. Флэир слышал истории о том, как единорогов, за особо тяжкие преступления сажали в особые учреждения, где им спиливали рог, что бы они не могли использовать дистанционные заклинания. Лишившись рога, любой единорог теряет возможность использовать любое заклинание, которое не требует прямого контакта с предметом. Даже простой телекинез становиться невозможным для единорога со спиленным рогом. Но самое страшное в лишении рога, это то, что через некоторое время пони сходили с ума. Ученые объясняли это тем, что рог служит не только направляющей для магических потоков, но и неким шлюзом энергии. Магия, заключенная в теле единорога, не может взаимодействовать с объектами напрямую, поэтому рог превращает ее в другой тип энергии, которая в свою очередь взаимодействует с разными объектами без прямого контакта со стороны единорога. Даже самый простой телекинез построен на этом принципе. Отсутствие данного шлюза не лишает их магии, она все также пропитывает его тело и продолжает генерироваться там же, но потеряв его, единорог теряет контроль над ней и она начинает бесконтрольно искать выход. Если очередной неконтролируемый порыв магического потока произойдет в мозгу, пони впадает в абсолютно неконтролируемое состояние, в котором способен на все. Но в основном такие единороги живут недолго, когда порыв происходит в сердце, они просто погибают.

Флэир долгое время стоял, чуть ли не разинув рот, но всем видом пытался скрыть свое удивление:

-Для чего принцессе преступник?! Что он тут делает?! – Крутилось в голове у пони, но он решил не делать поспешных выводов и подождать как ситуация сложиться в дальнейшем.

“Единорог” немного постояв в проходе, обвел взглядом всех присутствующих и переведя взгляд на принцессу, с прискорбным видом сообщил:

-Простите принцесса, но мы его потеряли… — После этих слов Селестия опустила взгляд в пол.

-У нас больше нет времени. – С ноткой грусти начала принцесса. – Вы должны спешить! Стоун Харт объяснит вам все по пути. А теперь ступайте.

Флэир и Стоун Харт пошли к выходу, где до сих пор стоял тот пони. Выйдя из тронного зала, Флэир медленно затворил за собой двери телекинезом и поплелся за своими спутниками.

Троица шло по коридорам дворца, никто не желал начинать диалог.

— Я никогда не видел Селестию такой… — Первым начал Флэир.

-Ты не видел того что видели мы. — Отстраненным голосом ответил бывший единорог.

— Дискорд подери! Что вообще происходит! – Не выдержав смутных ответов, выпалил Флэир.

— Спокойно! Сейчас мы идем в зал для совещаний и будем ждать остальных. Точнее остальную. – Холодно сказал Стоун.

Дальнейший путь до зала Флэир больше не пытался завести беседу. Дойдя до дверей, точь-в-точь как двери, ведущей в тронный зал, троица остановилась, и Стоун Харт распахнув их, сделал приглашающий жест.

Флэир никогда не был в этом зале, который был предназначен для встреч с послами и важных деловых совещаний министров. Стены были отделаны витражами, как и в тронном зале, только содержание отличалось. На первом витражном изображении, которое было в самом конце зала, были изображены два пони в черных мантиях, протягивающее друг другу копыта. Всю эту картину венчал белый голубь, державший свиток в лапках. Следующие витражи изображали важные события из дипломатической жизни Эквестрии. В центре зала стоял огромный стол овальной формы с множеством табличек, на которых были выгравированы имена и чины пони, которым принадлежат эти места. Подойдя к столу, Флэир немного замешкался, не зная на какое место ему сесть, но посмотрев на Стоуна, который подойдя к первому попавшемуся стулу, легким пинком развернул его и сел, решил последовать его примеру. Заняв места, пони сидели и ждали какую-то “остальную”.

Тишину в зале нарушил сильный удар. Все резко повернулись на двери, которые были распахнуты. В проходе стояла темно-голубая пегаска и растрепанной гривой светло-голубого цвета. Флэир понимал, что этот день будет очень насыщенным и странным, но что бы настолько… В проходе была пегаска, знакомая почти всей Эквестрии – Шторми Клауд, действующий капитан Вандерболтов. Флэйм не был фанатом Вандерболтов, но изредка, будучи в Кантерлоте он заходил на их гонки.

-Лейтенант Шторми Клауд, сколько времени прошло с тех дней. – Слегка улыбаясь, начал Стоун Харт.

-Стоун, Дискорд меня разорви, а ты тут что делаешь?! – Удивилась пегаска. – И хватит меня называть лейтенант, это было давно, я больше не работаю на военные структуры.

-Селестия считает иначе. – Ехидно подметил Стоун Харт.

-Принцесса написала, что мне нужно срочно явиться по поводу проведения королевских гонок на следующей неделе. – Все с таким же удивлением продолжала Шторми Клауд.

-Она знала, что иначе тебя не заставить явиться во дворец. – Уже с серьезным лицом продолжил земнопони. – Ситуация требует.

Глаза пегаски расширились и она, с неуверенностью пошла к троице и села рядом, поняв, что если она уже прилетела, то смысла уходить нет.

-Ну, вот мы все и собрались. – Обведя присутствующих взглядом начал Харт. – Приступим.