Автор рисунка: MurDareik
Глава 2. Вечер неожиданностей.

Глава 3. Унесенный безумием.

— И так, случилась непредвиденная ситуация.- Начал Стоун Харт. – Произошло что-то ужасное, на посту, расположенном на южных границах. – Пару дней назад прилетел пегас, которой служил именно на том посту. Его вид был настораживающим, но это не самое плохое. – Продолжал Стоун. – Южный пост перестал присылать ежедневные отчеты, а два почтовых пегаса, отправленных туда, так и не вернулись.

– И еще, этот пегас был не просто ранен… — Вступил в разговор бывший единорог. – Он был почти полностью безумен.

— Доктор, думаю, вам стоит рассказать о том, что мы видели в тот вечер. – Переведя взгляд на врача, Сказал Стоун Харт.

— Да-да, думаю, всем стоит знать, с чем мы столкнулись. – Начал доктор. – Сколько всего видел я в своей жизни, но что бы пегас-военный превратился в такое… — Задумчиво произнес пони.

***

Луна только начала занимать место на небосводе. Весь Кантерлот начал медленно готовиться к новому дню. Пони темно-зеленого цвета сидел в своем кабинете в Кантерлотском госпитале. Он был не очень крупного телосложения, делового вида. Грива была цвета, почти как и шкура, только немного темнее. Длинная прямая челка спускалась почти до глаз, салатового цвета, но все же не могла скрыть то, о чем единорог переживал больше всего – то, что раньше было его рогом. На его боку был изображен Хрустальный кубок, льющий красное вино на небольшую горку земли.

Встав с кресла и пройдясь по комнате, пони остановился у зеркала и начал поправлять челку так, что бы она максимально скрывала его “недуг”, но он был прервал громким стуком в дверь.

— Войдите. – Сказал Доктор.

В дверях стояла медсестра с очень испуганным видом.

— Доктор Ридденс, принцесса срочно вызывает вас. – Начала кобылка.

— Она не сообщила, по какому поводу? – Уточнил Ридденс.

— Нет, она просто сказала, чтобы я вас срочно позвала. Вы должны явиться в тронный зал.

— Тронный зал… Я даже не хочу гадать, что же могло случиться там. Это все очень странно. – Подумал пони. Схватив медицинский кейс в зубы, Ридденс галопом побежал к тронному залу.

Лестница за лестницей, корридор за коридором — сменялось окружение на пути доктора, и вот – тронный зал. Не мешкая ни секунды, Ридденс распахнул двери, и перед ним предстала ужасная картина: Двое стражников держала пегаса, брыкавшегося и кричащего, словно в агонии. Напротив всего этого стояла Селестия, лицо которой выражало искренний испуг.

— Доктор Ридденс, скорее, пока он себе ничего не повредил! — Увидев явившегося доктора, начала принцесса.

Без лишних слов Ридденс подошел к пегасу и начал уже давно заезженный монолог:

-Не волнуйтесь, сейчас вы почувствуете легкую слабость. – После этих слов глаза пони стали значительно ярче и начали слегка светиться. Несколько секунд посмотрев на пегаса, Ридденс коснулся его тем бугорком, что раньше было рогом, и тот мгновенно упал.

Доктор Ридденс был единственным в своем роде единорогом, который потеряв рог, прожил столь долго и не сошел с ума. Он даже в совершенстве научился пользоваться магией, которая требовала прямого контакта, вследствие чего он научился взаимодействовать с мозгом и другими внутренними органами тех, кого касался.

— Он проснется только через пару часов. Отнесите, пожалуйста, его ко мне в блок, я его осмотрю. – Обратился доктор к двум стражникам, державшим обмякшее тело.

— Я никогда такого не видел. – Начал доктор. – Конечно, я видел безумцев, но они были поспокойнее. Принцесса что тут произошло? – Повернувшись к Селестии, поинтересовался Ридденс.

— Этот пегас ворвался ко мне в тронный зал через витражное окно, пробив его собой. Он пытался что-то рассказать мне, но он не мог, его разум был помутнен. Я попыталась использовать свою магию, но… — Принцесса замялась. – Но это не магия, на него не было произведено магическое воздействие.

— Вы хотите сказать принцесса, что этот пегас просто обезумел? Без магического вмешательства? – Поинтересовался врач.

— Я не знаю. – Взгляд принцесса стал еще более грустным. – Помогите ему, мне больно видеть такое… — Маленькая слезинка прокатилась по щеке Селестии.

— Не волнуйтесь принцесса, я сделаю все что смогу. – Пытаясь не замечать состояния Селестии, сказал Ридденс и быстрым шагом пошел к себе в блок.

Пегас лежал на койке, крепко привязанный ремнями. Ридденс ходил вокруг, осматривая его.

-Ничего… Кроме пары повреждений и сломанного ребра. – Рассуждал доктор. – Что же с тобой случилось? – Уже про себя подумал доктор.

— Постойте, а это что? – Внимание доктора привлекла маленькая отметина на переднем правом копыте. Это было изображение небольшого круга, в котором были нарисованы три волнистые линии и солнце над ними.

Это было клеймо, наносимое солдатам, которые оправлялись в гарнизон на южные границы. Когда солдат заканчивал службу, на клейме добивалась отметка, в виде печати Селестии, но на этом клейме ее не было. Служба на южных границах была очень тяжелой и многие бежали оттуда. Туда отправляли только пони, которые были не чисты перед законом. Те, кто был пойман за преступления, получали выбор: Либо попадать в тюрьму, либо на пол тюремного срока, который им был назначен, отправляться на службу в южный гарнизон.

— Сестра! – Громко крикнул Ридденс.

Через несколько секунд в дверях появилась кобылка с вопрошающим взглядом.

— Предайте это принцессе. – Продолжил доктор, доставая клочок бумаги и делая пару записей на нем. Кивнув головой, медсестра взяла клочок и поскакала прочь.

— Ох, солдат, во что же ты ввязался? – Подумал про себя врач.

С этой мыслью врач покинул палату и двинулся к себе в кабинет.

Посмотрев на часы, пони темно-зеленого цвета грустно вздохнул.

-Эх, снова я бессонная ночь. – С этими словами Ридденс продолжил изучать бумаги со случаями, хоть отдаленно напоминавшими сегодняшний. В это занятие он погрузился на всю ночь.

Свет от утреннего солнца начал проникать сквозь плотные шторы в кабинете. Переведя утомленный взгляд на часы, доктор слегка удивился, как быстро пролетела ночь.

Аккуратно сложив разбросанные бумаги, врач начал надевать халат, висевший на спинке стула и готовиться к дневному осмотру. Встав со своего насиженного места, Ридденс немного пошатнулся, но собравшись с силами, двинулся к двери и покинул кабинет.

— Ага, Два А, Два Б… Вот, Два Ц. – Рассматривая маленькие таблички на дверях, говорил себе под нос пони. Остановившись перед дверью в палату, Ридденс еще раз ознакомился с выпиской из карточки пациента: это был земнопони, который пострадал от импульсного заклинания, пущенного в него единорогом, которого он пытался задержать.

— Здравствуйте Доктор Рид. – Весело начал земнопони, только завидев входящего врача. – Скоро я смогу вернуться к выполнению своих обязанностей?

— Да, всего пару дней полежи и сможешь снова возвращаться на службу. – Ответил Рид, подходя к пони. – А теперь полежи смирно. – Добавил он.

Глаза доктора стали ярче и начали слегка светиться, после чего он коснулся земнопони остатками рога. Немного постояв, прикасаясь к пациенту, доктор отстранился и сказал:

-Да, пару дней будет точно достаточно. Есть маленькие трещины в ребрах, но они быстро срастутся. – Делая пометку в карточке, сказал Ридденс.

— Спасибо доктор. – Сказал пациент, вслед выходящему доктору.

Только выйдя в коридор, доктор наткнулся на медсестру, которая видимо и искала его.

— Доктор Ридденс, тот вчерашний пегас... Вы должны пойти к нему. – Не ожидая дальнейших объяснений, Ридденс рванулся в сторону палаты, где находился пегас.

Войдя в палату, он увидел картину: пегас извивался на своей койке, пытаясь освободиться от ремней, а двое санитаров пытались успокоить его. Что удивило доктора – он не кричал, как это было в тронном зале.

— Оставьте нас. – Коротко приказал санитарам Ридденс.

Подойдя к пегасу, доктор начал осматривать его. Заметя, что его изучают, пегас резко прекратил извиваться и, переведя взгляд на доктора, начал пристально, не моргая смотреть на него.

— Как ты себя чувствуешь? – Первым начал доктор с самой банальной фразы в его работе.

Пегас продолжал молчать и пристально смотреть на Ридденса.

— Ты помнишь, что случилось с тобой, и как ты сюда попал? – Продолжал доктор по старой, отработанной схеме.

Пегас не подавал признаков разума, он скорее напоминал искусно сделанную статую.

— Эх, ну что же, тогда я думаю, что тебе лучше поспать еще немного. – С этими словами глаза доктора вновь засветились, и только он собрался коснуться пегаса, как тот полушепотом начал:

— Нет, я не могу снова провалиться в забвение. Я должен рассказать то, что было там… Нас поймали, я видел такие вещи, после которых нет для меня больше нормальной жизни. – После этих слов, слезы покатились по щекам пегаса. – Мои друзья, все мои друзья… Тогда смерть была бы самым гуманным поступком… — Пегас начал тяжело дышать и вновь припадок застал его и он просто начал кричать.

— Расскажи? Что было с твоими друзьями, кто это сделал? – Начал доктор, но понял, что дальнейший разговор вести бессмысленно. – Я вернусь вечером, а пока отдохни еще. – С этими словами доктор погрузил беднягу в сон.

Проводя дальнейший осмотр остальных больных, доктор обдумывал все, что сказал тот пегас. Выходя из палаты очередного больного, Ридденс снова встретил медсестру:

— Как тот пегас, доктор? – спросила сестра.

— Ничего утешительного. – С задумчивым видом сказал врач. – Передайте принцессе вот это. Ридденс протянул свиток бумаги, который носил с собой весь осмотр и все никак не мог отправить Селестии.

— Хорошо. Можно поинтересоваться что это? – Заинтересовалась кобылка.

— Это то, что обязательно должна знать принцесса. – Строго ответил Ридденс и с этими словами отправился завершать осмотр. Он еще некоторое время ощущал удивленный взгляд медсестры, провожающий его.

Ничего особенного при дальнейшем осмотре больных не случилось, и доктор довольный хоть этим фактом двинулся к себе в кабинет. Но его настроение резко упало, когда он вспомнил, что через пару часов ему придется вновь видеть страдания того бедняги.

Сидя в своем офисе Ридденс вновь стал рассуждать о том, кто мог сделать такое с солдатами южного отряда.

— Хмм… Зебры? Нет! У нас с ними уже несколько сотен лет мирное соглашение. Грифоны? Не думаю, они хоть и любят грязные приемы, но они не отличаются жестокостью. Минотавры? Тоже нет! Они вообще не принимают войны и живут в единении со своими предка, духами и всякой прочей чушью. Другие пони? Хмм, если бы это были пони, то пегас не был бы сейчас в таком состоянии, да и кому нужно нападать на вооруженный пост. – Рассуждал Ридденс вслух.

– Вот Дискорд! – Не найдя объяснения выпалил доктор. – Ну, будем надеяться, что пегас будет в состоянии объяснить, что же там произошло.

Посидев еще пару часов в раздумьях, пони стал готовиться к встрече с бедолагой-пегасом.

Проходя по белым коридорам дурные мысли, нахлынули на врача. Пони в таком состоянии это всегда плохо. Если он не придет в рассудок, то видимо придется обращаться к… Откинув дурные мысли, Ридденс преодолел последний коридор и стоял напротив той злополучной двери палаты, где лежал тот самый пегас. Сделав глубокий вдох, он вошел в палату готовясь к худшему, но видя спокойно спящего пегасы был слегка удивлен.

— Мы оставим вас. – Опередив доктора, сказал крепкий земнопони, сидевший рядом с койкой пегаса.

— Буду признателен. – Ответил Ридденс, подходя к пегасу.

— Просыпайтесь. – Начал доктор. – Нам нужно поговорить. – Продолжал Ридденс, но ответа не последовало.

Проверив пульс пегаса, и поняв, что он жив, доктор продолжил монолог:

— Проснитесь! – Уже громче сказал доктор, слегка толкнув пегаса в плечо.

Пегас, резко распахнув глаза, посмотрел на доктора, затем он начал ерзать на месте, продолжая пристально смотреть в глаза врачу.

— Как вы себя чувствуете? Вы в состоянии разговаривать? – Спросил Ридденс.

После этих слов пегас отвел пустой взгляд от доктора и начал неистово извиваться.

— Прошу, успокойтесь, иначе мне придется погрузить вас в сон. – Мягко предупредил врач.

Эти слова не произвели на пегаса никакой реакции, и тот, начал еще сильнее пытаться освободиться.

— Последнее, предупреждение! Иначе я буду вынужден! – глаза доктора уже светились.

Пегас на секунду прекратил извиваться и замер.

— Вот и отли… — Не успев закончить фразу, доктор был повален со стула. Пегас сделал мощнейший рывок и ремни не выдержав, лопнули. Пегас вскочил с койки и посмотрел на доктора пытавшегося придти в себя после падения.

— Простите, что я настолько слаб… — Дрожащим голосом сказал пегас, слезы катились по его щекам.

Пару секунд и от мощного удара распахнулись двери в палату и пегас рванул прочь по коридорам.

— Ловите его, скорее! – Кричал из палаты санитарам доктор Ридденс, вставая на копыта.

Двое крупных земнопони с доктором, бегущим позади, преследовали пегаса, ловко двигающегося по коридорам больницы. Отрыв был слишком большим, пока пегас не попал в тупик. Длинный коридор заканчивался большим окном, через которое открывался вид на больничный сад.

— Быстро хватайте его! – Скомандовал Ридденс санитарам.

Пегас уже находился в нескольких метрах от стекла и доктор порядочно занервничал, когда заметил, что пегас не сбавляет скорость.

— НЕТ! СТОЙ! – Прокричал доктор, но было уже поздно.

Пегас на полной скорости прошиб окно и камнем полетел вниз, даже не пытаясь раскрыть крылья.

Три фигуры стояли на пятом этаже и через ту дыру, которая раньше была окном, молча смотрели на небольшую горку внизу, вокруг которой медленно расползалось красное пятно.

— Слишком поздно… — подавленным голосом сказал Ридденс. – Уберите тело, а я пойду, доложу принцессе. – Абсолютно пустым голосом скомандовал доктор санитарам.

Путь до тронного зала Ридденс преодолевал дольше обычного, он не хотел расстраивать принцессу. Доктор знал, как тяжко ей приходиться сейчас, когда ее сестра в заточении на луне, а тут еще и этот пегас.

И вот тот момент, который пони хотел оттянуть как можно дольше, настал. Он стоял напротив дверей тронного зала и пытался подобрать слова. Подумав, что длительные тирады будут лишними, он решил сказать прямо. Распахнув двери и не ожидая вопросов, он заявил:

-Простите принцесса, но мы его потеряли…

После этих слов пони ощутил удивленные взгляды двух фигур, незнакомых ему.