Белый День Очага

Юная Сансет Шиммер, справляющая в Кантерлоте свой первый День Очага в качестве личной ученицы принцессы Селестии, с ужасом осознает, что на праздники не выпадет снег, и решает что-нибудь предпринять.

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Кровавые Крылья: Последний из древних

Прошло два года с тем пор, как Джаур, будучи еще человеком с большими ангельскими крыльями, с помощью своей ярости смог убить Анграйсда - первого пегаса крови, который стал еще и их богом. Переродившись пегасом крови, он стал жить обычной жизнью, которая ничем не отличалась у других. Но вскоре его судьба и жизнь изменится.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Скуталу Принцесса Селестия Принцесса Луна Черили Другие пони ОС - пони Мистер Кейк Миссис Кейк Король Сомбра Шайнинг Армор Стража Дворца Сестра Рэдхарт

Смузи для шерифа

Небольшой рассказ о событиях предшествующих событиям фильма "My Little Pony: Новое поколение", раскрывающий взаимоотношения между главными персонажами, Хитчем и Санни. Санни и Хитч решают совместно провести время на фестивале единства Мэйртайм Бей. Но внутри каждого из них разгораются нешуточные эмоции.

Другие пони

Курьером не рождаются

"Сколько мороки с этой дипломной! Хочется взять, и уехать в отпуск! С семьей и друзями позагарать на пляже, покупаться на теплом соленом море... И на время забыть о внешнем мире. Но рано или поздно придется вспоминать..."

Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк DJ PON-3 ОС - пони

Твин-Пинкс

В Понивилле происходят странные вещи - пропадает питомец Пинки Пай, Чиз Сендвич попадает в больницу, а куры - не тем, чем кажутся

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Гамми

Обнимашка

Мужчины не понимают тонких намёков; толстых намёков они тоже не понимают. Женщинам приходится делать всё самостоятельно.

Флаттершай Человеки

Лечебница

Когда еще вчера вечером Твайлайт легла в постель — все еще было нормально. У нее были любимые друзья, обожаемая наставница и светлое будущее, ожидающее впереди. Но когда она проснулась утром, одеяла и простыни сменились на больничную робу и подбитые войлоком вязки. Все изменилось, все потеряло смысл. Даже ее друзья стали другими. Доктора убеждают ее, что она больна, что все ее прошлое - лишь фантазии и галлюцинации. И все же, она помнит свою жизнь за пределами больничных стен. Она не могла это все придумать сама. Они, должно быть, лгут... так ведь?

Твайлайт Спаркл

Простая игра

Спайк считает шахматы скучнейшей игрой из всех, что можно представить, но по какой-то причине он хочет, чтобы Твайлайт научила его играть. Никто не знает, что это за причина, но Твайлайт хочет её выяснить.

Твайлайт Спаркл Спайк

История любви

Данный рассказ является спин-оффом романа "Сломанная Игрушка", где в гигантских городах будущего люди научились создавать искусственные существа и придавать им любую форму по своей прихоти. Рассказ повествует о драматичной истории Трикси Луламун, которой пришлось пережить в мире людей то, чего она была лишена в Эквестрии. Содержит спойлеры "Сломанной Игрушки".

Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки

Прикосновение ужаса

Рассказ о том как два человека, которые стали пони, снова сошлись, в последний раз. Одного из них терзает один и тот же кошмар, который вскоре свёл его с ума, а второй пытается ему помочь...По сути это ветка моего фанфика, но к основному сюжету такое приписать никак нельзя. Поэтому этот гримдарк как отдельная ветка сюжета.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Октавия

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 2. Вечер неожиданностей.

Глава 3. Унесенный безумием.

— И так, случилась непредвиденная ситуация.- Начал Стоун Харт. – Произошло что-то ужасное, на посту, расположенном на южных границах. – Пару дней назад прилетел пегас, которой служил именно на том посту. Его вид был настораживающим, но это не самое плохое. – Продолжал Стоун. – Южный пост перестал присылать ежедневные отчеты, а два почтовых пегаса, отправленных туда, так и не вернулись.

– И еще, этот пегас был не просто ранен… — Вступил в разговор бывший единорог. – Он был почти полностью безумен.

— Доктор, думаю, вам стоит рассказать о том, что мы видели в тот вечер. – Переведя взгляд на врача, Сказал Стоун Харт.

— Да-да, думаю, всем стоит знать, с чем мы столкнулись. – Начал доктор. – Сколько всего видел я в своей жизни, но что бы пегас-военный превратился в такое… — Задумчиво произнес пони.


Луна только начала занимать место на небосводе. Весь Кантерлот начал медленно готовиться к новому дню. Пони темно-зеленого цвета сидел в своем кабинете в Кантерлотском госпитале. Он был не очень крупного телосложения, делового вида. Грива была цвета, почти как и шкура, только немного темнее. Длинная прямая челка спускалась почти до глаз, салатового цвета, но все же не могла скрыть то, о чем единорог переживал больше всего – то, что раньше было его рогом. На его боку был изображен Хрустальный кубок, льющий красное вино на небольшую горку земли.

Встав с кресла и пройдясь по комнате, пони остановился у зеркала и начал поправлять челку так, что бы она максимально скрывала его “недуг”, но он был прервал громким стуком в дверь.

— Войдите. – Сказал Доктор.

В дверях стояла медсестра с очень испуганным видом.

— Доктор Ридденс, принцесса срочно вызывает вас. – Начала кобылка.

— Она не сообщила, по какому поводу? – Уточнил Ридденс.

— Нет, она просто сказала, чтобы я вас срочно позвала. Вы должны явиться в тронный зал.

— Тронный зал… Я даже не хочу гадать, что же могло случиться там. Это все очень странно. – Подумал пони. Схватив медицинский кейс в зубы, Ридденс галопом побежал к тронному залу.

Лестница за лестницей, корридор за коридором — сменялось окружение на пути доктора, и вот – тронный зал. Не мешкая ни секунды, Ридденс распахнул двери, и перед ним предстала ужасная картина: Двое стражников держала пегаса, брыкавшегося и кричащего, словно в агонии. Напротив всего этого стояла Селестия, лицо которой выражало искренний испуг.

— Доктор Ридденс, скорее, пока он себе ничего не повредил! — Увидев явившегося доктора, начала принцесса.

Без лишних слов Ридденс подошел к пегасу и начал уже давно заезженный монолог:

-Не волнуйтесь, сейчас вы почувствуете легкую слабость. – После этих слов глаза пони стали значительно ярче и начали слегка светиться. Несколько секунд посмотрев на пегаса, Ридденс коснулся его тем бугорком, что раньше было рогом, и тот мгновенно упал.

Доктор Ридденс был единственным в своем роде единорогом, который потеряв рог, прожил столь долго и не сошел с ума. Он даже в совершенстве научился пользоваться магией, которая требовала прямого контакта, вследствие чего он научился взаимодействовать с мозгом и другими внутренними органами тех, кого касался.

— Он проснется только через пару часов. Отнесите, пожалуйста, его ко мне в блок, я его осмотрю. – Обратился доктор к двум стражникам, державшим обмякшее тело.

— Я никогда такого не видел. – Начал доктор. – Конечно, я видел безумцев, но они были поспокойнее. Принцесса что тут произошло? – Повернувшись к Селестии, поинтересовался Ридденс.

— Этот пегас ворвался ко мне в тронный зал через витражное окно, пробив его собой. Он пытался что-то рассказать мне, но он не мог, его разум был помутнен. Я попыталась использовать свою магию, но… — Принцесса замялась. – Но это не магия, на него не было произведено магическое воздействие.

— Вы хотите сказать принцесса, что этот пегас просто обезумел? Без магического вмешательства? – Поинтересовался врач.

— Я не знаю. – Взгляд принцесса стал еще более грустным. – Помогите ему, мне больно видеть такое… — Маленькая слезинка прокатилась по щеке Селестии.

— Не волнуйтесь принцесса, я сделаю все что смогу. – Пытаясь не замечать состояния Селестии, сказал Ридденс и быстрым шагом пошел к себе в блок.

Пегас лежал на койке, крепко привязанный ремнями. Ридденс ходил вокруг, осматривая его.

-Ничего… Кроме пары повреждений и сломанного ребра. – Рассуждал доктор. – Что же с тобой случилось? – Уже про себя подумал доктор.

— Постойте, а это что? – Внимание доктора привлекла маленькая отметина на переднем правом копыте. Это было изображение небольшого круга, в котором были нарисованы три волнистые линии и солнце над ними.

Это было клеймо, наносимое солдатам, которые оправлялись в гарнизон на южные границы. Когда солдат заканчивал службу, на клейме добивалась отметка, в виде печати Селестии, но на этом клейме ее не было. Служба на южных границах была очень тяжелой и многие бежали оттуда. Туда отправляли только пони, которые были не чисты перед законом. Те, кто был пойман за преступления, получали выбор: Либо попадать в тюрьму, либо на пол тюремного срока, который им был назначен, отправляться на службу в южный гарнизон.

— Сестра! – Громко крикнул Ридденс.

Через несколько секунд в дверях появилась кобылка с вопрошающим взглядом.

— Предайте это принцессе. – Продолжил доктор, доставая клочок бумаги и делая пару записей на нем. Кивнув головой, медсестра взяла клочок и поскакала прочь.

— Ох, солдат, во что же ты ввязался? – Подумал про себя врач.

С этой мыслью врач покинул палату и двинулся к себе в кабинет.

Посмотрев на часы, пони темно-зеленого цвета грустно вздохнул.

-Эх, снова я бессонная ночь. – С этими словами Ридденс продолжил изучать бумаги со случаями, хоть отдаленно напоминавшими сегодняшний. В это занятие он погрузился на всю ночь.

Свет от утреннего солнца начал проникать сквозь плотные шторы в кабинете. Переведя утомленный взгляд на часы, доктор слегка удивился, как быстро пролетела ночь.

Аккуратно сложив разбросанные бумаги, врач начал надевать халат, висевший на спинке стула и готовиться к дневному осмотру. Встав со своего насиженного места, Ридденс немного пошатнулся, но собравшись с силами, двинулся к двери и покинул кабинет.

— Ага, Два А, Два Б… Вот, Два Ц. – Рассматривая маленькие таблички на дверях, говорил себе под нос пони. Остановившись перед дверью в палату, Ридденс еще раз ознакомился с выпиской из карточки пациента: это был земнопони, который пострадал от импульсного заклинания, пущенного в него единорогом, которого он пытался задержать.

— Здравствуйте Доктор Рид. – Весело начал земнопони, только завидев входящего врача. – Скоро я смогу вернуться к выполнению своих обязанностей?

— Да, всего пару дней полежи и сможешь снова возвращаться на службу. – Ответил Рид, подходя к пони. – А теперь полежи смирно. – Добавил он.

Глаза доктора стали ярче и начали слегка светиться, после чего он коснулся земнопони остатками рога. Немного постояв, прикасаясь к пациенту, доктор отстранился и сказал:

-Да, пару дней будет точно достаточно. Есть маленькие трещины в ребрах, но они быстро срастутся. – Делая пометку в карточке, сказал Ридденс.

— Спасибо доктор. – Сказал пациент, вслед выходящему доктору.

Только выйдя в коридор, доктор наткнулся на медсестру, которая видимо и искала его.

— Доктор Ридденс, тот вчерашний пегас... Вы должны пойти к нему. – Не ожидая дальнейших объяснений, Ридденс рванулся в сторону палаты, где находился пегас.

Войдя в палату, он увидел картину: пегас извивался на своей койке, пытаясь освободиться от ремней, а двое санитаров пытались успокоить его. Что удивило доктора – он не кричал, как это было в тронном зале.

— Оставьте нас. – Коротко приказал санитарам Ридденс.

Подойдя к пегасу, доктор начал осматривать его. Заметя, что его изучают, пегас резко прекратил извиваться и, переведя взгляд на доктора, начал пристально, не моргая смотреть на него.

— Как ты себя чувствуешь? – Первым начал доктор с самой банальной фразы в его работе.

Пегас продолжал молчать и пристально смотреть на Ридденса.

— Ты помнишь, что случилось с тобой, и как ты сюда попал? – Продолжал доктор по старой, отработанной схеме.

Пегас не подавал признаков разума, он скорее напоминал искусно сделанную статую.

— Эх, ну что же, тогда я думаю, что тебе лучше поспать еще немного. – С этими словами глаза доктора вновь засветились, и только он собрался коснуться пегаса, как тот полушепотом начал:

— Нет, я не могу снова провалиться в забвение. Я должен рассказать то, что было там… Нас поймали, я видел такие вещи, после которых нет для меня больше нормальной жизни. – После этих слов, слезы покатились по щекам пегаса. – Мои друзья, все мои друзья… Тогда смерть была бы самым гуманным поступком… — Пегас начал тяжело дышать и вновь припадок застал его и он просто начал кричать.

— Расскажи? Что было с твоими друзьями, кто это сделал? – Начал доктор, но понял, что дальнейший разговор вести бессмысленно. – Я вернусь вечером, а пока отдохни еще. – С этими словами доктор погрузил беднягу в сон.

Проводя дальнейший осмотр остальных больных, доктор обдумывал все, что сказал тот пегас. Выходя из палаты очередного больного, Ридденс снова встретил медсестру:

— Как тот пегас, доктор? – спросила сестра.

— Ничего утешительного. – С задумчивым видом сказал врач. – Передайте принцессе вот это. Ридденс протянул свиток бумаги, который носил с собой весь осмотр и все никак не мог отправить Селестии.

— Хорошо. Можно поинтересоваться что это? – Заинтересовалась кобылка.

— Это то, что обязательно должна знать принцесса. – Строго ответил Ридденс и с этими словами отправился завершать осмотр. Он еще некоторое время ощущал удивленный взгляд медсестры, провожающий его.

Ничего особенного при дальнейшем осмотре больных не случилось, и доктор довольный хоть этим фактом двинулся к себе в кабинет. Но его настроение резко упало, когда он вспомнил, что через пару часов ему придется вновь видеть страдания того бедняги.

Сидя в своем офисе Ридденс вновь стал рассуждать о том, кто мог сделать такое с солдатами южного отряда.

— Хмм… Зебры? Нет! У нас с ними уже несколько сотен лет мирное соглашение. Грифоны? Не думаю, они хоть и любят грязные приемы, но они не отличаются жестокостью. Минотавры? Тоже нет! Они вообще не принимают войны и живут в единении со своими предка, духами и всякой прочей чушью. Другие пони? Хмм, если бы это были пони, то пегас не был бы сейчас в таком состоянии, да и кому нужно нападать на вооруженный пост. – Рассуждал Ридденс вслух.

– Вот Дискорд! – Не найдя объяснения выпалил доктор. – Ну, будем надеяться, что пегас будет в состоянии объяснить, что же там произошло.

Посидев еще пару часов в раздумьях, пони стал готовиться к встрече с бедолагой-пегасом.

Проходя по белым коридорам дурные мысли, нахлынули на врача. Пони в таком состоянии это всегда плохо. Если он не придет в рассудок, то видимо придется обращаться к… Откинув дурные мысли, Ридденс преодолел последний коридор и стоял напротив той злополучной двери палаты, где лежал тот самый пегас. Сделав глубокий вдох, он вошел в палату готовясь к худшему, но видя спокойно спящего пегасы был слегка удивлен.

— Мы оставим вас. – Опередив доктора, сказал крепкий земнопони, сидевший рядом с койкой пегаса.

— Буду признателен. – Ответил Ридденс, подходя к пегасу.

— Просыпайтесь. – Начал доктор. – Нам нужно поговорить. – Продолжал Ридденс, но ответа не последовало.

Проверив пульс пегаса, и поняв, что он жив, доктор продолжил монолог:

— Проснитесь! – Уже громче сказал доктор, слегка толкнув пегаса в плечо.

Пегас, резко распахнув глаза, посмотрел на доктора, затем он начал ерзать на месте, продолжая пристально смотреть в глаза врачу.

— Как вы себя чувствуете? Вы в состоянии разговаривать? – Спросил Ридденс.

После этих слов пегас отвел пустой взгляд от доктора и начал неистово извиваться.

— Прошу, успокойтесь, иначе мне придется погрузить вас в сон. – Мягко предупредил врач.

Эти слова не произвели на пегаса никакой реакции, и тот, начал еще сильнее пытаться освободиться.

— Последнее, предупреждение! Иначе я буду вынужден! – глаза доктора уже светились.

Пегас на секунду прекратил извиваться и замер.

— Вот и отли… — Не успев закончить фразу, доктор был повален со стула. Пегас сделал мощнейший рывок и ремни не выдержав, лопнули. Пегас вскочил с койки и посмотрел на доктора пытавшегося придти в себя после падения.

— Простите, что я настолько слаб… — Дрожащим голосом сказал пегас, слезы катились по его щекам.

Пару секунд и от мощного удара распахнулись двери в палату и пегас рванул прочь по коридорам.

— Ловите его, скорее! – Кричал из палаты санитарам доктор Ридденс, вставая на копыта.

Двое крупных земнопони с доктором, бегущим позади, преследовали пегаса, ловко двигающегося по коридорам больницы. Отрыв был слишком большим, пока пегас не попал в тупик. Длинный коридор заканчивался большим окном, через которое открывался вид на больничный сад.

— Быстро хватайте его! – Скомандовал Ридденс санитарам.

Пегас уже находился в нескольких метрах от стекла и доктор порядочно занервничал, когда заметил, что пегас не сбавляет скорость.

— НЕТ! СТОЙ! – Прокричал доктор, но было уже поздно.

Пегас на полной скорости прошиб окно и камнем полетел вниз, даже не пытаясь раскрыть крылья.

Три фигуры стояли на пятом этаже и через ту дыру, которая раньше была окном, молча смотрели на небольшую горку внизу, вокруг которой медленно расползалось красное пятно.

— Слишком поздно… — подавленным голосом сказал Ридденс. – Уберите тело, а я пойду, доложу принцессе. – Абсолютно пустым голосом скомандовал доктор санитарам.

Путь до тронного зала Ридденс преодолевал дольше обычного, он не хотел расстраивать принцессу. Доктор знал, как тяжко ей приходиться сейчас, когда ее сестра в заточении на луне, а тут еще и этот пегас.

И вот тот момент, который пони хотел оттянуть как можно дольше, настал. Он стоял напротив дверей тронного зала и пытался подобрать слова. Подумав, что длительные тирады будут лишними, он решил сказать прямо. Распахнув двери и не ожидая вопросов, он заявил:

-Простите принцесса, но мы его потеряли…

После этих слов пони ощутил удивленные взгляды двух фигур, незнакомых ему.