Автор рисунка: Devinian
Глава 2. Вечер неожиданностей.

Глава 1. Всегда на страже.

Разделение на абзацы и прочие нюансы я изменю потом. Заливал с трубы, так как с интернетом проблемы.

-Как же они сверкают! – Подумал единорог темно оранжевой масти, когда его взгляд упал на новые доспехи, висевшие в углу. За относительно недолгую службу в королевской гвардии, Флэир успел получить несколько наград и личный комплект доспехов, врученных самой принцессой. Сегодня Флэир Флейм был особо взволнован. Еще утром ему пришло письмо с королевской печатью, в котором принцесса требовала срочной явки во дворец. Немного попричитав, единорог стал собираться в путь. До Кантерлота было часов пять на поезде, и Флэир решил поехать сегодня же вечером.

Солнце, начавшее медленно уходить за горизонт, оповестило единорога о том, что пора отправляться в путь. Еще раз протерев доспехи и довольно улыбнувшись своему отражению в начищенном до блеска шлеме, он стал аккуратно облачаться в них. Его доспехи отличались от простых, которые были почти у всех стражников, не только узором копытной работы, но и тем, что они полностью покрывали тело. Открытыми оставался лишь хвост. Шлем был снабжен забралом, которое при поднятии закрывало лицо полностью, оставляя лишь пару небольших прорезов для глаз. Так же в шлеме была прорезь точно под его рог. Этот доспех, по мнению Флэира, являлся скорее церемониальным, чем боевым, так как он очень стеснял движения, а столь большой шлем мешал концентрироваться на сложных заклинаниях и закрывал обзор. Но сейчас как раз тот случай, когда этот доспех был очень уместен.

— Эх, я уже начинаю по вам скучать. – Бросив взгляд на догорающее палено в камине и маленькую кушетку рядом, сказал единорог.

После этих слов он покинул свою обитель на окраине Понивиля и двинулся в сторону станции.

По пути Флэир начал гадать, для чего же принцессе могло понадобиться вызвать его, особенно когда он в увольнительной, но после недолгих размышлений, он пришел к мысли, что это очередная бумажная возня или какие-нибудь внеплановые военные сборы.

До станции оставалось совсем немного, и единорог решил сбавить шаг и насладиться вечерним Понивилем. Вечер именно в Понивиле ему казался особенным, романтичным. Тут был какой-то шарм, умиротворенность, то чего лишены большие города, то чего нет в Кантерлоте. Именно поэтому тот дом в Кантерлоте, подаренный принцессой, Флэир поменял на небольшой домик, на окраине Понивиля.

Глухой лязг железа отвлек единорога от завораживающего вечера в Понивиле, и он понял, что он уже на месте. Перед ним находился состав из пяти вагонов. Из окна первого вагона высунулся пони серой масти и громко прокричал:

— Поезд в Кантерлот прибыл, всем пройти на посадку.

Подойдя ко входу в последний вагон, Флэир начал привычную для него череду действий: Передать семь бит за проезд кондуктору, пройти на последнее сиденье и все снова и снова наблюдать за одной и той же картиной за окном. Иногда, после длительного караула или патруля, он сожалел о том, что отказался от дома в Кантерлоте, но когда кондуктор заходил в вагон и объявлял станцию “Понивиль”, то все его сожаления пропадали.

— Как же прекрасен Понивиль и его вечера. – Улыбнувшись, выговорил он.

За окном пролетали невысокие масляные фонари. За все время своих поездок единорог от скуки уже посчитал их ровное количество, и каждый раз пересчитывал снова, проверяя на месте ли все. Это было не самое бесполезное занятие, которым он занимался по пути во дворец. Но больше всего, что ему не нравилось в таких поездках, так это то, что в голову начинали лезть дурные мысли о грядущей смене или патруле.

— А что если на принцессу нападут, и мы не успеем? А что если во дворец проникнет шпион? И так далее… — Эти мысли лезли в голову все снова и снова, но единорог знал ответ. На его службе уже был случай, когда грифон-наемник попытался проникнуть в архивы, прикинувшись иностранным послом, но Флэир смог не дать ему скрыться и за это получил свою первую награду и был замечен принцессой. После этого случая его карьера пошла в гору. Принцесса отправила его в элитный отряд, в который попадали только пони из знатных семей, но из-за своей “не голубой крови” и вспыльчивого характера, Флэир вернулся обратно, но уже со званием сержанта.

Мир, где живет большинство пони, отличался от его мира — мира закона. Единорог повидал немало случаев, когда пони показывали свои самые темные стороны: Воровство, предательство, ложь и даже убийство. Но со временем он уже больше не удивлялся таким вещам, но он радовался, радовался тому, что в его обязанности входит ограничивать пони от всего этого зла. Большинство жили долгую и счастливую жизнь и не догадывались о том, что кто-то может что-то украсть или подставить кого-то из собственной выгоды или даже забрать жизнь. Он был искренне рад за них, ведь если такие есть, значит он нужен, и он обязан делать все, что бы больше пони жили той жизнью, в которой нет того чего видел он.

Монотонный стук колес медленно нагонял дрему на единорога, но тот изредка потряхивая головой, пытался отогнать ее. В одно из таких потряхиваний, немного не рассчитав, единорог “одарил” весь вагон железным лязгом. Ругнувшись на неудобные украшения на шлеме, в виде языков пламени, которые так и норовят обо что-то зацепиться или при резком повороте головы сделать кого ни будь пиратом, ну или вообще слепым.

— Вот и взбодрился. – Подумал про себя пони.

До Кантерлота оставались уже считанные минуты. Выйдя из туннеля, поезд двигался по прямой, и было видно пост стражи у Кантерлотского пирона. Заметив уже родные окраины дворца, Флэир поднялся со своего места, потянул затекшие копыта и медленно пошел к первому вагону.

Сойдя с поезда, он сразу услышал, как его окликнул знакомый голос. Это был его бывший сослуживец, который недавно перевелся из его отряда.

— Здаров Флэир, как сам? Как служба? – Начал белый пегас.

— Сам отлично. Как видишь в увольнительной. Отдыхаю. — Не скрывая сарказма, сказал единорог.

— Ох, Дискорда мне в отцы! Что же тебе покоя то не дают?! – Сочувствующе сказал стражник.

— Да вот, Письмо лично от Селестии пришло, требовала срочной. Думаю очередные военные сборы. – Переводя взгляд с собеседника на огромный дворец, продолжил он.

— Ну, что же, удачи на сборах или черт его знает чем. – Похлопав единорога по плечу, сказал пегас. – А, постой, я забыл тебе кое-что сказать. – Окликнул, уже отходящего Флэира стражник. – Тут такое дело, тебе как сослуживцу можно рассказать думаю. – Продолжил он. – Никогда не поверишь, кто приехал на предыдущем поезде.

-Нууу, не тяни! Меня ждут! – Сказал Флэир.

— Стоун Харт. – Коротко ответил стражник.

— Да быть того не может! – Пялясь на стражника, чуть ли не перейдя на крик, начал единорог.

— Быть мне на луне заточенным, если совру! – Подняв правое копыто и показательно, положив на грудь, сказал белый пегас.

— Вот уж новость. Это очень странно. Интересно чего такому важному пони как он делать тут сейчас? И вообще, зачем он мог понадобиться?

— Дискорд его знает, но видимо что-то очень важное, если его высочество пожаловал. – Состроив гримасу, сказал пегас.

— Под трибунал бы тебя, за такое неуважительное отношение к таким персонам. – Негодуя, ответил Флэир.

— Да шучу я, шучу. – Немного потупив взгляд, сказал стражник. – И вдобавок, это ты там фанатеешь с него, а у меня он какое-то недоверие вызывает. – Уже тише продолжал стражник. – Есть в нем что-то такое, пугающее… Вообщем, не нравиться мне, когда он рядом.

— Ну ты даешь! Героев не бояться надо, а уважать. – С усмешкой сказал Флэир. – Селестию ты тоже боишься? – Уже иронизируя, продолжил единорог.

— Тьфу не тебя! – Обиженно сказал пегас.

— Ладно уж тебе, обидчивый — пошутил я. – Похлопав по плечу бывшего сослуживца, сказал пони.

— Ладно, пора бы мне уже делами заняться, а не трепом. Так что бывай. – С этими словами стражник медленно пошел к посту.

Немного посмотрев в след пегасу, Флэир крикнул ему: — При следующей встрече с меня сидр.

— Ты и так мне должен. – Повеселев, крикнул пегас в ответ.

Улыбнувшись, единорог пошел в сторону дворца.

-Стоун Харт… Это действительно странно. – Рассуждал единорог. – Но все же, я мечтаю встретиться с ним лично, и сейчас, если он еще здесь, у меня есть такой шанс.

Стоун Харт был главой отдела тактики и ведения боевых действий в Эквестрии. Он тренировал лучших из лучших, все стражи в Эквестрии мечтали о таком менторе как он, но он сам выбирал себе учеников. Все, кто были его учениками, сейчас награждены званиями героя Эквестрии. Раньше Стоун Харт был простым стражником. Он и его отряд были отправлены на разведывательную миссию на дальние границы, с целью прояснения ситуации. В то время грифоны пытались завладеть теми землями. Стоун и его отряд попали в ловушку. Капитан отряда был убит сразу, но остальной отряд смог отступить почти без потерь и укрепить позиции у небольшой горной гряды, где Стоун Харт взял на себя командование отрядом. С помощью стратегии, которую он разработал в тот момент, смог разбить превышающего по силам врага без потерь. После боя он смог распределить оставшуюся провизию таким образом, что все из его отряда смогли преодолеть огромное расстояние почти без припасов, что бы сообщить о готовящемся нападении на города, которые находятся вблизи дальних границ. О его стратегиях и обманных маневрах, об уловках и хитростях на поле боя, написано множество книг. Его учения спасли множество жизней союзников и унесли множество жизней врагов.

Флэир всегда восхищался его холодным расчетом в критических ситуациях и гениальностью стратегий, но… Но он понимал цель все этих тактик, уловок. Она была всегда одна – скорейшее уничтожение врага. Он не любил думать о том, что его кумир пони, который придумывает изощренные способы убийства. Он оправдывался сам перед собой тем, что он ценит утонченность ума и всю грандиозность его идей, а не то, что он умеет так мастерски управлять жизнями других, что бы отнимать еще больше жизней. Но он понимал, что отчасти ему нравиться читать моменты, в описании его битв, где врага уничтожают с минимальным количеством сил, за считанные минуты.

Пройдя через парадный вход во дворец, и поприветствовав товарищей по службе, Флэир двинулся в место, где изменилась вся его жизнь. Подойдя к огромным золотым воротам, с узорами солнца и луны, он с улыбкой вспомнил моменты из его детства:

Он с отцом стоит около этих дверей и ждет, пока его позовут в зал для распределения в одно из военных училищ Кантерлота. Вот он прощается с отцом и матерью, и два пегаса, запряженные в золотую колесницу, увозят его прочь от родных мест, от дома. Следующее воспоминание заставило единорога тяжело вздохнуть: Он сидит в своей комнате в училище, уже не жеребенком, как было в момент поступления. Прошли долгие девять лет. Свет свечи – единственный источник света в комнате, медленно покачивается. Мертвую тишину нарушают лишь всхлипы и тихий звук капель падающих на бумагу. Перед единорогом лежало письмо, намокшее от капель слез, текст его гласил:

Я не хотела тебе этого писать, что бы ты не переживал, но ты должен знать.

Прости, что не сообщила сразу, но я просто не могла, я не могла ничего делать.

Я до сих пор не могу смириться, я никогда не смогу смириться.

Твой отец погиб неделю назад.

Мне сказали, это был несчастный случай на городской стройке, но я не могу, я не могу верить в то, что его больше нет с нами.

Пообещай мне одно: Ни в коем случае не бросай училище, прошу.

Это была мечта твоего отца.

Держись, только держись, не позволяй бедам и боли потушить огнь в твоем сердце.

-Мама.

Глубоко вдохнув и выдохнув, что бы собраться с мыслями Флэир, используя телекинез, постучал кольцом, прикрепленным на обе половины двери. Двери в зал отворились.

— Добрый вечер ваше высочество, Флеир Флейм явился для несения службы. – В поклоне произнес единорог.