Демон в плоти

Продолжение рассказа "Пятое измерение". В совершенно другом стиле.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Первый стояк принцессы Твайлайт

Твайлайт Спаркл, новая принцесса, вкупе к парочке новых крыльев, получает кучу обязанностей. Селестия и Луна пытаются показать ей, что всё вовсе не плохо и кроме вечных обязанностей, в жизни бессмертной б-гини есть и большое количество плюсов.

Five Nights at Pinkie's

Добро пожаловать в ваш сущий кошмар... Для поклонников игры Five Nights At Freddy's

Пинки Пай Другие пони

Солдат Удачи / Soldier of Fortune

Всем известны истории про "попаданцев" в Эквестрии, поскольку их много и они самые разные: начиная от таких героев, как Сэмуэл Стоун, и заканчивая лейтенантом Лукиным - обычным офицером. Однако, довольно мало рассказов о том, как жители Эквестрии оказываются в нашем мире - мире людей. Что ж, я попытаюсь исправить этот дисбаланс своим самопальным творением... Встречайте, "Солдат Удачи"!

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Стража Дворца

Страшная тайна Бэбс Сид

Бэбс Сид на приёме у врача узнаёт о себе нечто удивительное, способное перевернуть её жизнь...

Другие пони Бабс Сид

О восходе и закате небесных тел

Принцесса Кейденс и принцесса Твайлайт Спаркл прибывают в Кантерлот, чтобы взять на себя новую ответственность - за Солнце и Луну.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Принцесса Луна должна отсосать х*й

Принцесса Луна должна отсосать х*й. Так или иначе.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Луна делает тост

Одно ничем не примечательное утро, одна обычная принцесса, одна кухня и не более одной упаковки свежего ароматного пшеничного хлеба в нарезке... Что может пойти не так? Ваншот о том, как любимая многими принцесса Луна справляется с самыми обычными житейскими задачами.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Искренне твоя

Иногда случается так, что жизнь воздвигает между друзьями преграду - мечты, желания, и прочие обстоятельства разводят их на большие расстояния, оставляя единственную возможность общаться друг с другом лишь посредством писем. Но так ли это плохо? Далекие расстояния и аккуратные строчки в письме могут сблизить куда больше, чем взгляд глаза в глаза, разговор лицо в лицо.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз

NO TIME

Огромная история о приключениях странного пегаса в мире пони, который полон магических и мистических существ. Но как бы это не казалось обыденным для земли, полной единорогов, грифонов, драконов и прочих тварей, их настоящее происхождение гораздо интереснее. А в месте с таинственной миссией пегаса и его подруги, все становится более загадочным.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 2. Вынужденный поход Глава 4. Недомолвки и подозрения.

Глава 3. Новый друг.

На следующий вечер Блэк Винд вновь прилетает в Понивиль.

Пинки Пай оказывается на высоте, устроив вечернее торжество чуть ли не для всего городка. И сперва внушавший опасение ночной пегас постепенно втягивается во всеобщее веселье, а клыкастая улыбка все чаще видна на серой морде...

Какие бы ни были различия между дневными пони и фестралом, все они вскоре стираются и забываются в веселой круговерти. Игры и розыгрыши, пунш и сидр рекой, горы сладостей и пляски до упаду. Сперва так смешно стесняющийся, Блэк Винд быстро втягивается в праздничную шумиху...

...Еще через пару дней выходит из госпиталя Рейнбоу Дэш, и в тот же вечер на новую гонку приходит посмотреть половина Понивиля.

Конечно, подруги отговаривают пегаску так скоро после ранения снова летать на пределе возможностей, но Дэш не желает слушать.

Сейчас, правда, выбрали трассу ближе и безопаснее, попросту пригнав в качестве контрольных точек и препятствий несколько облаков.

В алых лучах заката в небе носятся два следа: радужный и сумрачный, и до самого последнего момента никто из соперников так и не набирает решающего преимущества. Радужная пегаска явно быстрее, но на каждом повороте Блэк Винд стремительно сокращает дистанцию.

И только одновременно с закатившимся за горизонт солнцем победитель пересекает финишную черту.

«Рейнбоу Дэш! Рейнбоу Дэш!» — скандируют пони на импровизированных трибунах, и удары сотен копыт сотрясают землю.

Рядом с восторженно машущей зрителям пегаской тяжело приземляется Блэк Винд.

В ответ на горделивый взгляд рубиновых глаз улыбающийся фестрал протягивает копыто.

— Это было захватывающе, — говорит он громко, перекрикивая овации, — даже без Радужного Удара.

Наадреналиненная Дэш с улыбкой сталкивает копыта с ночным пегасом:

— Я же говорила, что я – лучшая!

— Признаю это с легким сердцем, Рейнбоу Дэш, — говорит ночной пегас, улыбаясь во всю пасть, — Как-нибудь повторим?

— В любое время! – говорит лазурная пегаска.

Подбегают друзья и, подхватив победительницу, тащат к накрытым неподалеку столам, наперебой крича поздравления. Фестрал как будто собирается незаметно уйти, но Пинки Пай хватает его и подтягивает к заставленным яствами столам. Требовательно указывает на тарелку с пирогами и кружку пенного сидра.

Блэк Винд тогда так и не понял, как можно, не произнося ни слова, выразить такое бескомпромиссное требование веселиться вместе со всеми.

Додумывает он это, уже сидя за столом в окружении новых друзей.

За следующую пару недель Дэш еще раз шесть гоняется с Блэк Виндом, но фестралу удается победить только в состязании, требующим скорее силы и выносливости, чем скорости полета. Долгая, извилистая трасса, ловушки в виде взлетающих облаков и порывов ветра с неожиданных сторон – все это более тяжелый и сильный жеребец преодолевает легче, чем лазурная пегаска.

Вскоре выясняется, что с Рейнбоу Дэш у Блэк Винда еще много общих интересов: спортивные игры, приключенческие романы и дневная сиеста. Как правило, на тихом берегу какого-нибудь озерца, коих в окрестностях Понивиля великое множество.

Фестрал даже притаскивает из Старспайра несколько книг для Дэш. Древние легенды, где отважные герои побеждают чудовищ и спасают возлюбленных, находят несметные сокровища и верно служат правящим принцессам. Как Блэк Винд поясняет, этим историям куда больше тысячи лет, и за прошедшую эпоху их переписывали множество раз, оставляя только основную канву сюжета.

Блэк Винд частит в Понивиль. Чуть ли не каждый вечер. Уже никто не обращает особенного внимания, когда темно-серый фестрал в черных очках сваливается с неба. И торчит то в библиотеке, обсуждая с Твайлайт Спаркл магию снов или древнюю историю, то в «Сахарном уголке», на пару с Пинки Пай поглощая сладости, до которых оказывается тем еще охотником.

Несколько раз он приходит в «Сахарный уголок» не один, а в компании с Дитзи Ду. И оказывается, что пепельная пегаска может петь не только песни-считалочки, чтобы удержать ясность мышления, а и много чего еще. Трогательные, выбивающие слезу баллады и веселые песенки, от которых ноги сами рвутся в пляс...

Несколько раз фестрала видят вылетающим из бескрайних садов «Сладкого яблочка», нередко впряженного в тележку, полную золотых плодов – подарком за помощь в сборе урожая ранних яблок.

Залетает к коттеджу тихони-Флаттершай, как правило, с пакетом какого-то экзотического чая, принесенного невесть откуда. Животные сперва пугаются вечернего визитера, но потом даже они привыкают...

И в бутик «Карусель» ночной пегас пару раз наведывается.

Рэрити тратит несколько вечеров, обсуждая с ночным пегасом одежду фестралов, которую те, оказывается, носят почти всегда. Еще бы, на такой высоте, вылетев без надежной защиты от холода, можно не долететь до цели, отморозив по пути все незакрытые части тела. Старспайр – не единый остров, а парящий архипелаг, и волшебный щит, сберегающий тепло, закрывает отнюдь не все пространство...

После одного из таких визитов известная всему городку троица беспокойных жеребят замечает Блэк Винда, о чем-то на повышенных тонах говорящего со Спайком. Вернее, это дракончик говорит на повышенных тонах, а бас фестрала звучит, наоборот, примирительно и успокаивающе. В конце же разговора собеседники хоть и разошлись в разные стороны, но явно довольные друг другом.

И Пинки Пай вскоре рассказывает друзьям, что ночной пегас постепенно избавляется от гнетущего одиночества. Ставшего было настолько привычным, что казалось естественным. Что в глазах его вместо беспокойства и смущения стало возможно прочесть простое понячье счастье при виде новых друзей...


...Что может быть лучше после наполненного трудами дня, чем завалиться домой и рухнуть на перину из облаков в обнимку с любимой книжкой!

Какой был день! С утра – разогнать нежданно сформировавшийся циклон, а после обеда, как следует отдохнув, отрабатывать трюки для «Вондерболтс»!

Теперь же можно в свое удовольствие поваляться с книгой, совершая очередное увлекательное путешествие с Дэринг Ду! Вот только перекусить парой кексов из «Сладкого уголка»...

...Стук в дверь. Тихий, но настойчивый.

— Ну какого ж сена, на ночь глядя! – В сердцах восклицает Рейнбоу и бредет открывать, дожевывая на ходу один из кексиков.

За окном уже темно. Рейнбоу решает про себя, что если там не дело чрезвычайной важности, решительно покажет ночному визитеру на дверь. Должно же быть свободное время у честно отработавшей день пегасочки!

Распахнувшаяся дверь являет взору нерешительно переступающего на месте Блэк Винда.

Пока лазурная пегаска подбирает слова, фестрал говорит:

— Привет, Дэш. Полетели?

— Привет... Что?! Куда? Это не подождет до утра?

Блэк Винд обнажает белоснежные клыки в неширокой улыбке.

— Нет, Рейнбоу Дэш. Звезды не подождут до утра. Я обещал тебе показать самую волшебную ночь, помнишь? Даю слово, не пожалеешь о том, что увидишь.

Порыв ночного ветра врывается в комнату, всколыхнув занавеси и висячие украшения.

Мордочку Дэш озаряет шкодная улыбка, обычно предшествующая веселому розыгрышу или захватывающему соревнованию.

— Что ж, а если все же пожалею, завтра утром облака над Понивилем разгоняешь ты. Идет?

— Идет, — ночной пегас не сомневается ни секунды к вящей досаде Рейнбоу Дэш.

Положа копыто на сердце, она в глубине души надеялась, что фестрал откажется и даст ей отдохнуть.

Они синхронно взлетают с облака и устремляются в ночное небо, навстречу звездам. Рейнбоу Дэш редко летает по ночам, но для Блэк Винда, это, очевидно, привычная стихия. Пегасы рассекают ночную прохладу как две стремительные тени, поднимаются к самым облакам...

Блэк Винд показывает на облачный уступ, возвышающийся над кучевым холмом. Ох, быть завтра дождю, если не разогнать тучи вовремя!.. А по графику погода должна быть ясной!

Они падают на мягкую перину отдельно парящего облачка. Блэк Винд говорит, ловя вопросительный взгляд пегаски:

— Смотри... и слушай.

Рейнбоу поворачивает голову и видит залитый лунным светом простор Эквестрии под черным покрывалом неба. И – миллионы звезд. Здесь, где не мешают большие города и магия, видны даже самые тусклые ночные светила. Дорожка Млечного пути, пересекающая небосвод... И звенящая тишина высот, нарушаемая лишь песней ночного ветра.

По небу проносится стремительный росчерк – какая-то из звезд не удержалась не небосводе.

— Ты загадала желание? – Спрашивает Блэк Винд.

— С чего вдруг?

— У нас... э, лунных пегасов... есть поверье, что если загадать желание одновременно с падением звезды, оно непременно сбудется. Только никому говорить нельзя.

— Не успела, — улыбается Дэш, — к тому же, мое желание и так все знают! Я хочу быть капитаном «Вондерболтс», забыл?.. Ты меня за этим сюда привел?

— Не совсем. У тебя ведь был трудный день?

— Еще какой. И я вообще-то собиралась выспаться.

Блэк Винд лукаво скашивает глаза на лазурную пегаску и говорит:

— Только знающий красоту ночи, музыку тишины и прохладу ночного бриза может быть по настоящему свободен от суеты дня. Ты никогда не летала в ночном небе?

— Летала. Это заканчивалось падением гораздо чаще, чем днем. Плохая видимость, много нисходящих потоков...

— Это только если летать там, где есть на что налететь впотьмах. Летим?

Рейнбоу, чувствуя глухое раздражение, лениво потягивается, но Блэк Винд знает, куда надавить:

— ...или быстрейшая Рейнбоу Дэш настолько измоталась, что не сумеет догнать старого солдата ночи только потому, что немного темно?

— Да как ты смеешь?!

Пегаска хочет придать голосу грозные интонации, но глядя на скалящуюся в довольной улыбке физиономию Блэк Винда понимает, что ничего не получится.

Две тени срываются с облака и несутся в ночное небо, прямо к звездам и луне.

Они свечой взмывают в небеса, пока не становится трудно дышать, а затем падают вниз, выравниваясь под облаками. Кружатся будто в танце, ловя потоки воздуха от крыльев друг друга. Прорезают облака, разбивая их в клочки...

Блэк Винду не угнаться за ней. Они это уже давно выяснили. Но Дэш иногда чуть замедляет полет, потому что в темноте легко потеряться, а сейчас не гонка... ну или почти не гонка. И лазурная пегаска вдруг замечает, что фестрал гораздо лучше лавирует в холодных потоках стылого воздуха, чем она, и тоже иногда... ждет ее?

Дэш никогда еще не летала с такой скоростью ночью. Не то чтобы не могла, но не было надобности. Куда спешить припозднившейся из гостей или с работы пегаске? Только в кровать...

Они снвоа взлетают над неровными горами облаков и на мгновение зависают, глядя друг другу в глаза. И Рейнбоу видит в его глазах отражение собственных чувств. Не сговариваясь, оба складывают крылья и переходят в стремительное пике.

«Интересно, а возможен ли Радужный удар ночью?» — мелькает мысль.

Скосив глаза на Блэк Винда, Дэш видит, что лунного пегаса будто омывают волны темноты еще более густой, чем ночь вокруг. Бледные искры и всполохи пробегают от гривы к хвосту, и вообще это напоминает...

Да, прелюдию к Радужному удару. Или только так кажется?

Блэк Винд уже сильно отрывается, не опасаясь пикировать в темноте. Впрочем, ночь лунная и звездная, землю разглядеть можно.

Видно, что ночной пегас притормаживает у самой земли и приземляется на песчаном берегу какого-то озерца невдалеке от Понивиля.

Пегаска резко приземляется рядом с Блэк Виндом. Ноги пружинят от удара, земля вокруг вздрагивает: упади с такой высоты единорог или земной пони, расшибся бы в лепешку. Но пегасам такие встряски нипочем. Кто-то усматривает в этом пассивную магию, кто-то анатомические особенности. Сути это не меняет.

Блэк Винд как будто неодобрительно косится на пегаску, не оценив лихой посадки.

Рейнбоу подавляет желание гордо задрать мордочку. Ишь, выискался...

— Слушай...

Дэш замирает, навострив уши.

Затихающее эхо от удара... Тихий плеск спокойной воды. Шуршание листьев на ветру.

Блэк Винд переходит на шепот, склонившись к уху лазурной пегаски:

— Слушай тишину, Рейнбоу Дэш...

Пегаска прислушивается. Какое-то время в звуки ночи вплетаются смолкшие было в испуге лягушки, теперь продолжающие ночное кваканье. Снова начинают свиристеть цикады, где-то вдалеке ухает филин...

— Ты же не позвал меня слушать лягушачий концерт? – тихо шепчет Рейнбоу, которой почему-то не хочется снова нарушать спокойствие ночи.

— Конечно нет. Но если мы хотим услышать что-то действительно волшебное, придется потерпеть и посидеть в тишине. Приляг. Каждый раз это происходит в разное время.

Они ложатся на прохладный песок, и Рейнбоу не сдерживает зевоту. Ну надо же! А могла бы сейчас нежиться в облачной кроватке. А приходится валяться на холодном и влажном песке... бр-р-р-р!

«Поверить не могу, что я это делаю, — думает пегаска, — Ладно, зато завтра можно будет выспаться. Работу будет делать ночной пегас!.. Ха! Вот бы посмотреть хоть одним глазком!»

На мордочке Рейнбоу Дэш играет довольная ухмылка в предвкушении внепланового выходного, но Блэк Винд и впрямь будто ждет чего-то.

— Смотри, – шепчет он, — только тише, прошу.

Рейнбоу всматривается в темноту и вдруг видит какое-то движение в небе...

...Да, раньше Колесница Ночи наводила ужас на обитателей Эквестрии. Больше тысячи лет назад.

Но теперь все знают, что лишь в Ночь Кошмаров Лунные стражи впрягаются в старую колесницу Найтмер Мун, чтобы поиграть в ужасы прошлых лет. Только поиграть...

Теперь же принцессе Луне не нужны лезвия и пугающие очертания. Защищать спящих пони от кошмаров и поднимать ночное светило ходит новая, серебристая с черным Колесница Ночи. Изящная и легкая, будто шелковое покрывало темноты, отбрасывающая блики серебра и темно-синих сапфиров, запряженная двойкой фестралов...

Блэк Винд улыбается в темноте. Звездный и лунный свет освещает принцессу, спускающуюся к самой воде. Она всегда делает здесь остановку, прежде чем шагнуть за грань материального мира и плыть среди сновидений... Лишь иногда заходя внутрь, чтобы разогнать страх и гнев, наполнить даже самый кошмарный сон добрым жизненным уроком...

Темно-синяя аликорн встает у самой грани воды, и звуки ночи начинают сливаться в тихую, спокойную мелодию, будто в окрестностях сидят по кустам настоящий кантерлотский оркестр...

Звучат где-то на грани слышимости невидимые струны и шепчут флейты...

Принцесса Луна какое-то время прислушивается, потом ее рог начинает светиться ярче, и в музыку вливаются слова:

— Ночь опустила на землю уставшие крылья,

Купол небесный рассыпал светила свои.

Словно искусный факир вдруг зажег без усилья,

Взмахом одним, ослепительных звезд фонари.

Ночь — это время чудес, время тайн и желаний,

Время, где правит волшебная магия снов.

Здесь и любовь, и надежда, и боль от страданий,

Радость земная и горечь ненужных оков.

— Откуда ты знал, что она тут появится? – шепчет Рейнбоу Дэш, но фестрал не удостаивает ее ответом, только накрывает ее копыто своим, безмолвно призывая помолчать.

Принцесса Луна продолжает петь, наполняя магией музыку ночи. И Рейнбоу Дэш чувствует, как в душе поднимается волна теплого спокойствия и умиротворенности. Как сердце заходится в ожидании чего-то доброго и таинственного...

— Пламя души не остудят холодные ветры,

Слезы всего лишь — ее очищенье и свет.

Вновь возродится костер затухающей веры,

Словно Фортуна вручила счастливый билет.

Только иди — не сверни, не ленись и не бойся,

Только дари доброту, направляясь к мечте.

В тверди Вселенной божественной искрой раскройся,

Лишь не предай, находясь на самой высоте...

Дэш прикрывает глаза и вспоминает чувство, наполнившее душу:

«Точно. Это было не так давно... Я видела кошмар о том, что покалечилась при падении и утратила способность летать. И даже хотела в отчаянии броситься со скалы. Теперь понятно, что это принцесса Луна незаметно направила сон на путь надежды вместо тоски и смерти...»

Сон из гнетущего кошмара превратился тогда в строгий урок, и Рейнбоу о нем никому не рассказывала. Но и вправду на следующий день согласилась с доводами Твайлайт и отказалась от идеи полетать между деревьев с завязанными глазами. От греха подальше.

И долго еще вспоминала чувства, внушенные принцессой. Надежда, сочувствие, любовь, прогоняющие отчаяние и боль. А в конце сна – приносящие волшебное исцеление...

Рейнбоу мотает головой, отгоняя воспоминания.

Луны уже нет на берегу, и только блики серебра в ночном небе свидетельствуют о творимом волшебстве.

Младшая принцесса начала свой еженощный путь через сны.

— Вот то, что я хотел тебе показать, Рейнбоу Дэш, — говорит лунный пегас.

Дэш приподнимает бровь:

— Слушай. А ты ведь и за мной так же следил, да?

— Не совсем. Принцесса не против, когда наблюдают за ее работой. Да и не скроешься от нее. Не исключено, что мы не единственные, кто слушал пение Лỳны на берегах этого озера.

— То есть в личную жизнь принцессы вторгаться ты не смеешь, а за обычной пони следить можно?!

Бэк Винд вздыхает и говорит:

— Ладно... Тебе правда хочется честного ответа?

— Еще бы! Я хоть и не хранитель Элемента Правды, но во имя Эквестрии, дружба подразумевает доверие, разве нет?

Ночной пегас кивает. Слова явно даются ему нелегко.

— Ты права. Признаться, я раньше просто стеснялся подойти к тебе. Ты такая энергичная, активная, смелая и заводная. Всегда робел перед такими... кобылками. Но в душе восхищался. И когда набрался смелости, уже много знал о тебе. И то... понадобилась помощь Найт Фога.

Блэк Винд делает паузу, но Дэш не отвечает, будто ждет чего-то.

Приходится договорить до конца:

— Я должен... принести тебе извинения, Рейнбоу Дэш. Примешь ли ты их и... мою дружбу?

Душевная борьба пегаски продолжается недолго. Вскоре по мордочке расплывается прежняя озорная улыбка, и по протянутому копыту ударяет другое.

— Проехали, здоровяк. Мне это даже льстит. Многие вообще меня сторонятся. Наверное, думают, что я кольтоподобная любительница кобылок.

Неожиданное даже для самой себя признание заставляет поморщиться. Действительно, подобные слухи начали ползти еще в летной школе. Почему – Дэш предпочитала не думать, только периодически мечтала как следует отлягать того, кто первым высказал подобную мысль. К сожалению, установить личность шутника так и не удалось, а слухи продолжают преследовать Рейнбоу Дэш до сих пор.

Блэк Винд нервно сглатывает и предпочитает сменить тему:

— Тебе понравилось то, что ты увидела?

Дэш кивает:

— Определенно. Настолько, что я даже почти не жалею о завтрашнем недосыпе. Надо признаться, меня подмывало тебе сказать, что я разочарована и зря потратила время. Но это и впрямь было... красиво и впечатляюще. Кроме того, баш на баш, откровенность за откровенность. Подремлю после обеда.

Блэк Винд смотрит пегаске в глаза.

— Спасибо. Хочешь, я все равно помогу завтра с погодой?

Лазурные уши встают торчком.

— Правда?!

— Почему бы нет. Быстрее справимся с работой, быстрее можно будет отдохнуть. Я тоже любитель поспать днем.

— Это просто круто! Чем займемся теперь?.. Блин, только не пойми неправильно!

Дэш чувствует, что краснеет и мысленно благословляет темноту, скрывающую румянец. Или стоп, он же видит в темноте!

Фестрал смеется в ответ:

— Рейнбоу Дэш, ты иногда ведешь себя как школьница, и это безумно тебя красит. Когда-нибудь купалась ночью?

Пегаска мотает головой:

— Никогда. Холодно же!

— Летней ночью, в прогретом за день озере, пропитавшемся магией звезд и луны? Неужели упустишь шанс?

— И что в этом такого, булькнуться в темные, стылые воды?

— А вот что!

Ночной вдруг вздымается на дыбы и делает резкое движение...

Мир перед взором Рейнбоу начинает кувыркаться, и через секунду приходит осознание, что ее зашвырнули в озеро.

Пегаска не успевает расправить крылья, и в тот же миг прохладная вода смыкается над головой, заглушив возмущенный вскрик.

Рейнбоу выныривает, отплевываясь и фыркая. Отбрасывает с глаз намокшие радужные пряди. Вот, сейчас она выскажет этому!..

— Поберегись!

Нечто темное и большое плюхается в воду рядом, поднимая новую волну. Пегаску снова окатывает с головой и сбивает с копыт.

— Ах ты!.. ТЫ!!!

Рейнбоу, вынырнув второй раз, устремляется на Блэк Винда. Начинается веселая возня в воде, с тучами брызг, смехом, восторженными визгами и поочередным погружением друг друга в воду.

И хотя Рейнбоу Дэш почти сразу убеждается в огромной силе ночного пегаса, и тому не достается легкой победы. Жилистая, ловкая спортсменка, притом отлично чувствующая себя в воде, не раз и не два заставляет неповоротливого силача неловко бултыхнуться с головой. Кроме того, как очень скоро выяснил для себя фестрал, Рейнбоу Дэш в совершенстве владеет сразу несколькими пегасьими боевыми искусствами и вообще для кобылки просто невероятно сильна.

Почти сразу шутливая возня превращается в азартную борьбу, с обменом обозначающими ударами, бросками и захватами. И участники вскоре понимают, что силы равны: один несоизмеримо сильнее, но вторая слишком проворна и гибка, чтобы часто попадаться на ухватки.

Но всему есть предел. Когда стремительно остывающая вода начинает пробирать прохладой даже разгоряченные борьбой тела, приходится прерваться.

— Первый раз вижу, чтобы кто-то мог выпрыгнуть из воды, пользуясь крыльями, — говорит Блэк Винд, когда оба запыхавшихся пегаса оказываются на берегу, — это потрясающе.

— Да это мне раз плюнуть! – Отвечает Дэш и с удовольствием отряхивается. Облако брызг на мгновение окутывает ее подобно серебристому туману. Взъерошенные радужные пряди начинают торчать во все стороны.

— Я думал, мокрые перья не способствуют полетам, — улыбается Блэк Винд и демонстративно отряхивает перепончатые крылья и гребень резким движением.

— Все верно. Существенно замедляют. Но вовсе не создают сильных помех, если ты достаточно силен... В чем ты сам смог убедиться!

Она пихает фестрала копытом.

— Это был великолепный вечер, — вдруг говорит тот, — и я просто счастлив, что тебе тоже нравится. Но уже далеко за полночь. Тебе нужно вернуться домой...

— Вот как? – перебивает пегаска, — Что за беспокойство после того, как ты оторвал меня от ужина, вечернего чтива и утащил в ночной лес!.. Не то чтобы я жаловалась, эта ночь прекрасна. Я никогда бы не подумала...

— Да, Рейнбоу Дэш. Принцесса Луна наполняет ночь волшебством и красотой, которую способны оценить немногие. То, что с наступлением темноты большинство пони просто спят, очень расстраивало младшую сестру, и ты знаешь, к чему это привело, не правда ли?

— Еще бы! Найтмер Мун...

— Именно. Но теперь есть кому наслаждаться ночной магией. В больших городах типа Мэйнхеттена и Кантерлота жизнь не останавливается ни на минуту, а народ Старспайра спит днем и летает в лунном свете. Гармония вернулась в мир, и в этом не последнюю очередь заслуга хранителей Элементов. Вся Эквестрия полнится волшебством, от былинки до светил, и день и ночь. Я хотел показать тебе красоту ночи и очень рад, что ты сумела разглядеть ее.

— Что ж, когда-нибудь надо будет еще попробовать, — Рейнбоу Дэш подмигивает лунному пегасу, — но ты прав. Мне пора домой. И не забудь, что обещал помочь завтра с облаками.

— Не забуду. Я провожу тебя.

Рейнбоу Дэш приподнимает бровь. На мордочке играет знакомая хулиганская улыбка, а крылья слегка дрожат, выдавая эмоциональное напряжение.

— Да? А потом завалишься в гости и захочешь взъерошить мне перышки?

— Не понял?

До Дэш только сейчас доходит, фестрал в виду отсутствия перьев может и вправду не понять жаргонное пегасье выражение. Приходится быстро пояснить:

— Покрыть меня!

Блэк Винд не находит что сказать, и лазурная пегаска толкает его копытом в грудь. Так-то!

— Хорошо, здоровяк, я дам тебе шанс, как и другим... если догонишь!

С этими словами Дэш взмывает свечой, с места разогнавшись до неимоверной скорости.

— Вот тебе и мокрые перья, — улыбается Блэк Винд и взлетает следом.

Мгновенно сориентировавшись, Дэш несется к дому. Сердце заходится от восторга. Такая ночь!.. Эмоции переполняют пегаску, она взмывает за облака, крутя бочки и кувыркаясь в потоках. Залитые лунным светом облака раскидываются под крыльями подобно серебряному полю, и звезды мерцают в ночном бархате...

И почему ей не приходило в голову раньше устроить нечто подобное?!

В свете луны виден Блэк Винд, взмахивающий крыльями где-то сзади и ниже.

Но в этот раз Рейнбоу Дэш намерена выложиться по полной. Полетный восторг вновь притупляет это волнующее чувство, столь тщательно и раз за разом загоняемое на задворки сознания. Назвать его страхом даже мысленно не позволяет гордость лучшего летуна и репутация безбашенной сорвиголовы.

Встречный ветер быстро испаряет воду с тела, крылья все сильнее и сильнее бьют воздух, несмотря на возрастающее сопротивление...

...Блэк Винд чувствует, как по ушам бьет ударной волной, а ночное небо перечеркивает бледная лента, окрашенная в цвета спектра.

Не такая яркая, как днем, но удивительно прекрасная на фоне бархатной черноты звездного неба.

Ночная, лунная радуга.

Блэк Винд провожает улетающую Рейнбоу взглядом.

— Самая быстрая в Эквестрии, — говорит фестрал с улыбкой, — Взъерошишь твои перышки, как же.

Он ложится на крыло и уходит в сторону.

Догнать Рейнбоу Дэш в нисходящих потоках и на виражах еще возможно, но после Радужного удара – дело безнадежное.


На рассвете следующего дня Рейнбоу Дэш выходит из дома, душераздирающе зевая и мысленно проклиная все на свете ночные бдения.

Блэк Винд уже ждет ее, как будто и не бодрствовал всю ночь. Глаза не видны под черными стеклами очков, но выражение морды самое благодушное.

— С добрым утром, — говорит он, — я готов.

Рейнбоу Дэш вознаграждает его взглядом заспанных глаз.

— Доброе, доброе... Когда зазвонил будильник, я жаждала твоей гибели, Блэк Винд.

Тот только улыбается в ответ, и два пегаса взмывают в небо.

Рейнбоу не перестает думать, что для отвергнутого и посрамленного в скорости жеребца фестрал ведет себя на удивление спокойно. Помнится, последний пегас, с которым она обошлась подобным образом, вообще перестал общаться на следующий день. Даже не поздоровался.

...К Понивилю идет такой фронт, что Рейнбоу хочется взвыть. Погодный патруль маленького городка насчитывает всего дюжину пегасов, да еще пяток добровольцев в экстренных случаях. Сегодня еще и Блэк Винд.

Но даже так тут не управишься не то что к обеду, а до вечера!

— Вот же пух и перья! — Говорит Рейнбоу, окинув взглядом клубящиеся горы туч, — Теперь нам точно не помешает помощь! Приготовься свалиться от усталости к концу дня, воин ночи.

Блэк Винд награждает пегаску взглядом темных стекол и ничего не отвечает.

Погодный патруль уже кружит вокруг бесформенных кучевых гор. Сегодня все в строю: размер облачного массива не оставил никому сомнений в необходимости присутствия.

Короткое приветствие, знакомство с новым помощником, и Рейнбоу Дэш начинает распределять обязанности.

Рассечь фронт на отдельные части. Ликвидировать один массив за другим. Задачка не из сложных, но облаков слишком много.

Пегасы приступают к работе. Под ударами копыт фронт начинает распадаться...

Через час Рейнбоу подлетает к Блэк Винду, который сосредоточенно продалбывает в облачном нагромождении не слишком ровную борозду.

Слышно, как тот что-то напевает под нос. Вблизи получается даже различить слова, почему-то на языке Сталлионграда:

...Пускай судьба забросит нас далеко, пускай,

Ты к сердцу только никого не допускай.

Следить буду строго...

Мне сверху видно все, ты так и знай...

— Как обстановка? – Спрашивает пегаска, зависнув рядом.

— Все в норме, командир, — отзывается ночной пегас и улыбается, шутливо козырнув, — бывало и похуже.

Дэш усмехается и отлетает в сторону, проконтролировать звено добровольцев, в задачу которых входит удержание фронта от расползания. Слова песни задели какую-то струнку в душе, на что фестрал намекает?..

«Расслабься, Дэш, ты уже в каждом облачке видишь засаду», — мысленно говорит Рейнбоу сама себе, тряхнув головой и выгоняя ненужные сейчас мысли.

...Рядом с Блэк Виндом на облако опускается другой пегас. Бледно-желтой масти с синей гривой. Кьютимарка в виде дождливого облака – сразу видно, любитель погонять тучи. На морде смущенное выражение, явно не знает с чего начать.

Наконец, выдавливает:

— Э... привет, ночной.

— Привет. Я не кусаюсь, говори что хотел.

— Слушай... Мы тут с ребятами посоветовались и решили тебе сказать. Если ты запал на нашу Рейнбоу Дэш, то оставь эту идею.

Стекла темных очков поворачиваются к собеседнику.

— Не понял? Это угроза?

— Да Селестия с тобой! Просто изведешься зря. Дэш не про таких как мы.

— Все равно не понимаю. А чем плохи, допустим, мы с тобой?

— Ты не подумай, я не из ревности тебя предостерегаю. Просто эта кобылка неприступна как Кантерлотский замок. Поверь, есть табуны пегасок куда более сговорчивых и ласковых, нежели наш командир. У нас все пытались, в том числе и на спор. Никого к себе не подпускает, даже когда в охоте.

— Да неужели? – Блэк Винд во время разговора не отвлекается от работы, продолжая пинать копытами облачный покров вокруг высокого нагромождения, грозящего пролиться дождем к вечеру.

— Уж поверь. Она самая смелая, быстрая и сильная, хранитель Элемента Верности, герой Эквестрии и все такое. И я думаю, что скоро ее мечта вступить в «Вондерболтс» сбудется. Она уже прошла предварительный отбор в Академии...

Фестрал качает головой:

— Я решительно не понимаю, как это все связано с ее личной жизнью. В которой она, безусловно, имеет право на собственные предпочтения.

— Это еще не все. Не так давно у нас появилось не писаное правило – никто не подкатывает к Рейнбоу Дэш. Никогда. Это что-то вроде дурного тона среди жеребцов Понивиля. В общем, ее никто не воспринимает как кобылку, понимаешь? Идеал пегаса, замечательный командир и спец по погоде, для друзей – свой парень-юнисекс.

— А что если мне нравятся такие как она?

— О вкусах не спорят. Не думал, что кому-то в кобылке может нравится комок мышц и бурлящий адреналин. Кроме того, ты не думал, что будет дальше? Можешь представить Рейнбоу семейной пони? Я нет.

Блэк Винд все же прерывается и подлетает к пегасу вплотную. Сейчас, вблизи, он выглядит огромным: широченная грудь, рост на полголовы выше, да еще воинственно топорщащийся гребень.

— Летел бы ты, советничек, — говорит лунный пегас, — и в следующий раз попробуй с приятелями разглядеть в кобылке что-то помимо внешности и поведения на публике.

Но дневной собрат только пожимает плечами:

— Как хочешь. Будешь сам виноват. Наше дело предупредить. Рейнбоу и ее пятеро друзей – носители могущественной магии, и сама принцесса им благоволит. Романы с ними — это из области политики. Чем дальше, тем больше.

С этими словами он отлетает обратно к своим.

Когда какая-то часть облаков растворилась в атмосфере без следа, а солнце перевалило за полдень, погодный патруль делает перерыв на обед. На подходящей тучке появляется скатерть, а на ней – общая куча прихваченной еды. Тут и выпечка, и яблоки, и сандвичи с цветами. И даже колотый кусками шоколад, принесенный Блэк Виндом. Дэш сначала занервничала, приняв лакомство за полетный паек, но темные куски оказались сладкими и тающими во рту.

На некоторое время разговоры смолкают, сменившись треском за ушами проголодавшихся пегасов.

Из термосов разливается по кружкам горячий чай.

— Что если немного изменить тактику? – Спрашивает Блэк Винд, заработав несколько неодобрительных взглядов. Дескать, только пришел, а уже учит как делать нашу работу.

Но Рейнбоу, поглощенная стремительно тающей мечтой о послеобеденном сне, отвечает вопросом:

— Как именно?

— Создать торнадо.

Раздается презрительное фырканье и пара ехидных смешков.

— Мы не удержим торнадо нужного размера, — говорит один из добровольцев, черный Тандерлейн, — к тому же, если такой вихрь коснется земли, то нанесет огромные разрушения. Рискованно.

Фестрал показывает на свою кьютимарку в виде черного смерча.

— Я помогу, — говорит он, — и нам вовсе не нужен будет чудовищный смерч, способный поглотить весь циклон. Только разрушить структуру фронта и убрать эти массивы, над которыми иначе провозимся дня три.

Рейнбоу задумчиво окидывает взглядом облачные горы, медленно плывущие к Понивилю. Говорит:

— Он прав, ребята, мы промучаемся несколько суток с этими тучами. Или же придется собирать «погодное ополчение», призвав в него всех пегасов Понивиля. Как на Зимнюю Уборку. Но в последний день зимы это традиция, а сейчас станет признаком нашего бессилия. Когда это мы отступали, а?!

— Никогда! – Раздается сразу несколько возгласов.

— Так что же, неужели мы даже не попробуем?

— Попробуем!

— ...только чай допьем, — добавляет спокойный голос Блэк Винда.

Повисшую неловкую паузу прерывает дружный смех команды и шутливо-возмущенный возглас Рейнбоу Дэш:

— Всю накрутку испортил!..

...Спустя короткое время патрульные взмывают в небо и начинают кружить. Все быстрее и быстрее. И постепенно, повинуясь пассивной магии пегасов, в воздухе образуется воронка смерча. Сперва небольшая, затем разрастающаяся все больше и больше...

— Хватит! – Кричит Рейнбоу, — Больше не удержим!

— Больше и не надо! – перекрикивает ветер в ответ Блэк Винд, — Держите траекторию!

Потоки ветра темнеют, когда в него ныряет фестрал. Смерч перестает расти, но зато двигается прямо на облачные массивы...

Рейнбоу чувствует, что торнадо как будто становится стабильнее и, повинуясь кружащим внутри пегасам, двигается на облачный фронт.

Смерч и впрямь превращает облачные горы в жалкие ошметки, убрать которые не составит труда.

Дэш, кружась внутри вихря, бросает взгляд на фестрала. Тот в потоках темного ветра похож на древний ужас из легенд, но пегаска уже достаточно хорошо знает нового друга, чтобы не опасаться грозной внешности. Да что там, она и раньше-то не боялась!

— Держать строй! – Кричит Дэш, видя, что кто-то из пегасов выбивается из общего ритма, — Еще!

Торнадо проносится поперек облачного фронта, превращая массивы кучевых облаков в вялые обрывки, колышущиеся на ветру. Благодаря слаженной работе погодного патруля фронт очень быстро утрачивает большую часть объема, а что остается – рассеивается простыми ударами копыт. Дэш, Блэк Винд и еще пара пегасов вообще разбивает такие облака, практически не замедляя полета.

Тем не менее, работа все равно кипит до самого заката.

— И откуда бы взяться такой прорве туч? – Вслух думает Дэш, когда от былого величия остается лишь несколько стремительно тающих облаков.

Летящий рядом Блэк Винд задумывается, затем выдает:

— Если бы речь шла не об Эквестрии, можно сказать, что погода просто взбесилась. Но разве облака не делают в Клаудсдейле?

— Делают. Но ни в погодном графике, ни в каком-либо приказе не было разнарядки на дождь. Тем более, на такой. Из этих туч мог пролиться настоящий потоп.

— Может быть, что-то случилось. Ты можешь запросить Клаудсдейл по этому поводу?

— Я? Могу. В принципе, я как раз хотела слетать после того, как мы закончим и отдохнем.

— Можем еще искупаться перед сном. Хотя для меня довольно дико спать при свете звезд.

— С удовольствием!.. Только давай доделаем работу сперва.

С этими словами Дэш ложится на крыло и с удвоенной силой берется за рассеивание облаков вместе с остальными. Вскоре погодный патруль дорабатывает фронт и разлетается по домам. Вечереет, кроме того, пегасы абсолютно выбились из сил.

Кое-кто из патрульных даже забывает попрощаться, настолько всем хочется оказаться дома, в постели из мягких облаков...

...Дэш и Блэк Винд же устраиваются на берегу того самого озерца, где купались накануне.

Прохладная вода смывает пот и успокаивает ноющие от усталости мышцы, остатки еды служат скромным ужином.

— Да-а, вот это, я понимаю! – Говорит Рейнбоу, блаженно растягиваясь на специально притянутом к земле облачке. Взгляд рубиновых глаз устремляется на фестрала, — Ты как?

Блэк Винд, только что выбравшийся из воды, отвечает:

— О, это была добрая работа. Если бы я не так хотел спать после бессонных суток, то сейчас слопал бы целый поднос пирогов или еще чего-нибудь такого.

— Ага! – Смеется пегаска, — А я-то думала, когда же ты захочешь спать и запросишь пощады.

— Надеюсь, моя скромная помощь пришлась кстати.

— Скромная! – Рейнбоу со смехом бьет копытом по облаку, — Торнадо – это было нереально круто! Правда, если бы мы его не удержали, я бы тебе башку оторвала.

Ночной пегас улыбается в ответ и говорит:

— Не слишком большой наглостью с моей стороны будет подремать на облаке рядом?.. Возвращаться в Старспайр долго.

На мордочке Дэш играет горделивая усмешка:

— Ложись. Только не пихаться и не лезть... ты же не храпишь?

— Не храплю, — Блэк Винд одним рывком залетает на облако и падает на волшебную перину рядом с Дэш, — Договорились.

...Когда на небо высыпают звезды, и восходит ночное светило, оба пегаса уже сладко спят, умаявшись за день трудов...


...Рейнбоу Дэш неожиданно просыпается.

Тишина ночи нарушается плеском озера, тихим шелестом листьев рощицы, да беспокойным дыханием здоровенного фестрала. Тот спит, почему-то перевернувшись на спину и распластав по облаку кожистые крылья.

Совсем не холодно на низко висящем облачке летней ночью, даже приятно. Впрочем, единорог или земнопони, скорее всего, замерз бы. Это пегасы приспособлены к холоду небесных высот.

Дэш вспоминает, что ее разбудило.

Странный сон о том, что все «Вондерболтс» обладают неимоверными сверхспособностями, и в команде супергероев нет места хоть и выдающейся, но все же обыкновенной пегаске. И самое обидное, что об этом со смехом рассказывает подруга Твайлайт Спаркл.

«Присниться же такое», — думает Дэш, усмехнувшись в темноте.

Она бросает на спящего фестрала взгляд и вздрагивает. На морде читается страшное напряжение, вон, даже капли пота выступили. И головой мотает, будто пытается избавиться от навалившихся видений.

«Кошмар видит, что ли?»

Пегасочка уже протягивает копыто, чтобы разбудить ночного пегаса, но тот вдруг начинает говорить во сне:

— Есть высота пятьсот... скорость триста пятьдесят... главная цель, есть контакт, командир.

Дэш склоняет голову на бок. Он летает во сне? Но почему его морда вовсе не радостная? Что может быть лучше полета?

— ...Зенитки не стреляют... Истребители!.. Заходим на цель. Держать строй!.. Иначе всех сожгут поодиночке...

«О чем это он?»

— Бросай! Бросай же!..

Дэш снова вздрагивает. Что бросать? Зачем?.. Совсем не нравится, как это звучит.

— ...Это не заводы! Это город! Смотри, там все в огне... Скажи, что это не мы, командир!.. КОМАНДИР, СКАЖИ, ЧТО ЭТО НЕ МЫ!

Лазурная пегаска не выдерживает и начинает трясти Блэк Винда. Тот открывает полные ужаса глаза и некоторое время невидяще таращится куда-то сквозь Рейнбоу. Зрачки превратились в узкие щелочки, и золотистые радужки будто светятся в темноте.

Взгляд лунного пегаса обретает осмысленность.

— Ну и чего это ты решил посмотреть в ночи? – Спрашивает пегаска.

— Прости... – говорит он, — это... просто кошмар.

Рейнбоу кладет копыто на его грудь.

— Ты никудышный враль, ночной летун. Ни один «просто кошмар» неспособен внушить такой ужас здоровенному взрослому жеребцу. Признавайся, ты ведь не всегда таскал колесницу Ночи, да? Где ты раньше работал? Или служил? Кому?

— Прошу, не спрашивай меня...

— Что тебя так напугало, Блэк?

Фестрал встает и садится на круп. Задирает голову к звездам и говорит:

— Это тени... просто тени, оставшиеся в прошлом. Ты не видела, как горит небо, Рейнбоу Дэш... И не увидишь, пока есть во вселенной хоть капля справедливости. Благословен будь этот край, где никогда не горит небо!

Пегасочка вздрагивает.

— Блэк...

— Слишком больно вспоминать то, от чего я сбежал. Я очень хочу похоронить это, но оно не отпускает... Прокрадывается в мой разум снова и снова, пока принцессы Луны нет рядом. Сама понимаешь, я не могу просить ее хранить мой покой каждый день и каждую ночь. Не спрашивай меня об этом сне, прошу...

Дэш отводит взгляд. Он все же не доверяет ей!

— Значит, не скажешь?

— Поверь, это совсем не то, что нужно обо мне знать.

— Не очень-то и хотелось, — Сонно буркает пегаска и демонстративно отворачивается, укладываясь обратно на облако, — Держи свои секреты при себе, коли охота.

Она не может этого видеть, но на морде Блэк Винда отражается настоящая мỳка. Он даже хочет что-то сказать и протягивает копыто к пегаске, но та уже дремлет или просто делает вид.

Фестрал, так и не решившись, укладывается тоже. Тяжело вздохнув, он закрывает глаза, про себя надеясь в этот раз обойтись без теней прошлого.

Рейнбоу Дэш не спит.

«Раз сам не рассказываешь, я найду того, кто о тебе знает побольше нашего, — думает она, — Ишь, выискался, таинственный незнакомец, тоже мне!»