Автор рисунка: aJVL
Глава 3. Новый друг. Глава 5. Правда.

Глава 4. Недомолвки и подозрения.

На следующий день Рейнбоу Дэш наведывается в Клаудсдейл.

Блэк Винд улетел утром, сказав, что направится в Старспайр досыпать, чтобы можно было вечером вновь наведаться в Понивиль, а бодрствовать привычно ночью.

О ночном инциденте никто не вспоминает, хотя Дэш всю дорогу не перестает думать о странном поведении ночного пегаса.

В это утро она проснулась раньше и увидела, что из сумки фестрала вывалилась небольшая книга. Очевидно, ворочаясь во сне, Блэк пнул копытом сваленные в кучу вещи, и одна из сумок расстегнулась.

Думая, что это очередной роман из библиотеки Старспайра, Дэш безо всякой задней мысли заглянула под обложку и поняла, что держит в руках личный дневник фестрала...

Два чувства тут же схватились в душе пегаски.

С одной стороны, вмешательство в личную жизнь причиняет пони только боль и проблемы. Гэбби Гамс в лице трех маленьких кобылок это наглядно доказала, в том числе и самой Дэш.

А с другой, скрытность фестрала уже нереально напрягает. В приключенческих романах с этого часто начинается сюжет с секретными службами, обществами, древними культами и прочими страшными тайнами. И если Блэк Винд лишь ПРИКРЫВАЕТСЯ дружбой, что-то замышляя...

При одной мысли об этом у Дэш слегка перехватывает дыхание от гнева.

Так просто – раскрыть дневник и заглянуть в душу нового друга!..

Но что-то останавливает копыто пегаски в то утро. Дневник так и не открывается, хотя и перекочевывает в сумку пегасочки.

«Наверное, я дам ему шанс! – Думает Рейнбоу, затем решает для себя, — Я испробую все другие способы докопаться до истины, и только если не поможет – открою дневник. И ему об этом скажу... или намекну. Да, решено!»

Она закладывает вираж и пикирует к зданию Центра Управления погодой. На террасах башни царит чуть большее оживление чем обычно, но Рейнбоу мало обращает внимания, направляясь в диспетчерскую.

Как выяснилось, в городе пегасов накануне случилась авария на погодной фабрике. Главный облачный вапоризатор пошел вразнос, и пришлось срочно сбросить всю облачную массу в атмосферу во избежание взрыва. В результате по всей Эквестрии разошелся кольцом неимоверный облачный фронт. К счастью, без ураганов, торнадо, града и прочего. Разве что осадков в сутки выпала месячная норма, но в большинстве городов пегасы справились. Над Кантерлотом же небо было расчищено едва ли не небрежным заклинанием принцессы Селестии.

В Центре Управления погодой сильно удивляются, что Понивилю удалось избежать даже внепланового дождя. Дэш с удовольствием выслушивает заслуженную похвалу в адрес своей команды, после чего приступает к поиску второй причины визита в Клаудсдейл.

Найти одного-единственного пегаса в довольно крупном городе – задача не из легких. Приходится поднять кое-какие связи со времен летной академии, поспрашивать и посидеть в паре пабов, пропустив кружечку-другую сидра или соленки с нужными личностями...

...Черный пегас с кьютимаркой в виде зеленоватого облака идет по улице. На этот раз – без плаща, но темные очки по-прежнему скрывают глаза.

— Найт Фог!

Пегас задирает голову и видит пикирующую лазурную пегаску. Та, с легкостью притормозив, зависает рядом.

— День добрый, Рейнбоу Дэш, — Говорит пегас, — Чем могу быть полезен?

— Добрый, добрый. Мне надо кое о чем спросить.

— Догадываюсь. А я ведь его предупреждал...

Пегаска настораживается:

— Ты уже знаешь, о чем я буду спрашивать?!

Найт Фог морщится, словно от зубной боли, и поясняет:

— Нетрудно провести простую логическую цепочку. Я единственный старый знакомый Блэк Винда, о котором тебе известно. Раз ты прилетела ко мне, вероятно, вопрос будет о нем. Я прав?

Дэш приземляется рядом и кивает:

— Ты прав. Скажи, откуда он столько знает обо мне? И чем раньше занимался?

— Притормозите-ка, юная леди. То, что я догадался о вопросе, еще не значит, что я дам на него ответ.

В груди пегаски закипает гнев, она подходит ближе и спрашивает:

— Это почему еще?!

— Во-первых, эта тайна принадлежит не только мне и Блэк Винду. Во-вторых, ничего такого действительно интересного там нет. Наконец, в-третьих, с чего мне вообще отвечать?

Тон пегаса настолько полнится высокомерием, что Дэш подавляет желание впечатать в черную морду копыто. Или хотя бы припереть собеседника к стенке.

— Вы следили за мной, и я хочу знать, как и почему! – Говорит она, — Какого сена вообще происходит?

Найт Фог смотрит прямо в глаза Рейнбоу Дэш. Понимает очки на лоб, и пегаска видит, что у него пронзительно-голубые глаза... затянутые почти прозрачным бельмом.

Рейнбоу вздрагивает.

«Он что, слепой?!.. Как он тогда летает?.. Или стоп, он же смотрит на меня!»

— Рейнбоу Дэш, — черный пегас понижает голос, и от этого ледяного тона становится жутко, — умерь свое любопытство. Ты даже не представляешь, с чем можешь столкнуться, и какие силы привести в движение неосторожными вопросами! Я ничего тебе не скажу, и не из вредности, а ради твоей же безопасности. И безопасности моего друга, каким бы легкомысленным и дурным я его не считал. Не лезь туда, где ничего не понимаешь и не поймешь!

С этими словами он возвращает очки на место и продолжает путь по улице. Последние слова больше походили на зловещее шипение, чем на нормальный голос.

Растерянная Дэш остается стоять на месте, и только спустя минуту изрекает, топнув копытом:

— Отлично! Ну и... пожалуйста!

Она сердито взмывает вверх, чуть не налетев на процессию парящих повозок и вызвав целую серию возмущенных вскриков.

Мысли, подстегиваемые прочитанными приключенческими романами, вертятся с новой силой. Заговор! Ловцы снов и мечтаний! Культ возвращения Найтмер Мун!..

Вспышка гнева проходит, уступая место решительности.

Но в одном Найт Фог прав: бросаться очертя голову в неизвестность не стоит. По крайней мере, сперва нужно посоветоваться...

* * *

После обеда Дэш собирает друзей в библиотеке у Твайлайт Спаркл и делится своими соображениями, что Блэк Винд и Найт Фог – вовсе не те, за кого себя выдают.

— ...И мы не можем знать, что они скрывают и почему. Возможно, это даже заговор против принцессы Селестии! – Говорит Рейнбоу, стукнув копытом по столу. Чайный сервис подпрыгивает с жалобным звоном.

Друзья не разделяют беспокойства пегаски и выглядят спокойными.

— Не стоит так близко к сердцу воспринимать то, что с тобой не хотят делиться информацией, — говорит Твайлайт Спаркл, — Возможно, на это и впрямь есть веские причины. Возможно, даже магического свойства!

Вторая единорожка согласно кивает:

— Дорогая, похоже, наша жизнь уже становится публичной, как и у любых знаменитостей!.. Не забывай, мы вхожи во дворец, удостаивались частого внимания самой Селестии! И это не считая Элементов Гармонии! Неудивительно, что к нашей биографии многие проявляют интерес.

— Ого, никогда бы не подумала, что усе так сложно! – Смеется Эпплджек, — С ума спятить, это ж надо!

— А ты не замечала, что заказы на твои яблочки приходят теперь чуть ли не со всей Эквестрии? – Спрашивает Рэрити, — Конечно, они заслуживают всяческой похвалы, но дело ведь не только в этом, правда?

Пинки Пай строит страшную рожицу и говорит зловещим голосом:

— А может, Дэши права, и ночные пегасы строят зло-обный заговор!.. Откуда нам знать, вдруг они хотят установить вечную ночь?!

Твайлайт вздыхает и возводит очи горе.

— Пинки, это нелепо. Кто и как сможет установить вечную ночь, если принцесса Луна полностью отказалась от этой идеи? Да и причем тут тогда мы?

— Элементы Гармонии! – Восклицает Дэш, но лавандовая единорожка снова возражает:

— Если помнишь, там заклинание самой Селестии, не позволяющие их украсть. Даже Дискорду это не под силу теперь, а могущественнее него только принцессы. Не сходится.

Дэш, немного успокоившись, в задумчивости подпирает голову передней ногой. Говорит:

— Тогда у меня кончаются идеи... Как можно столько узнать о совершенно незнакомой пони, не установив слежки?

Твайлайт думает недолго:

— Если рассмотреть тот вариант, что он и вправду служит принцессе Луне и возит колесницу Ночи, то запросто может оказаться, что он видел в твоих снах куда больше, чем ты сама помнишь.

— Вы помните нашу первую встречу? – Спрашивает вдруг Флаттершай, — Он ничему не удивился, он всех нас знал по именам. Как будто... мы уже много лет знакомы.

— Вот! – Копыто Дэш снова бьет по столу, — О чем я говорила?

— Он знает Понивиль как собственное копыто, — замечает Пинки, — И еще – очень многих пони.

— Точно, всех знает! – Соглашается Эпплджек, — Но ежели про нас можно еще объяснить интересом к Элементам Гармонии, то причем тут, к примеру, Лира Хартстрингс? Или Дитзи Ду, мистер и миссис Кейк, Бон-Бон?.. Да что там, он половину Понивиля, похоже, знает. Притом, что о нем самом никто слыхом не слыхивал!

— Я бы обязательно его заметила, если бы он появился в Понивиле раньше! – Розовая пони даже подпрыгивает, — Я всегда замечаю новых пони! И если бы хоть кто-нибудь его видел, то обязательно поделился бы со мной!

— Да, и трудно было бы не заметить огромного ночного пегаса, — снова подает голос желтая пегаска.

— ...То есть мы можем почти с уверенностью сказать, что Блэк Винд никогда раньше не был в Понивиле, — подводит итог лавандовая единорожка, — но при этом знает очень многое. Но ни одна из версий не выдерживает критики...

— Ладно, — говорит Дэш, — мы не пришли к единому мнению, но не будь я Рейнбоу Дэш, если в эту игру нельзя играть в обе стороны!

Она взлетает прямо из-за стола и направляется к окну.

— Ты куда? – Окликает Твайлайт.

Дэш на секунду поворачивает голову и подмигивает:

— Я тоже могу проследить за Блэк Виндом. Он говорил, что сегодня его вызывают во дворец к полуночи... Посмотрим, куда он на самом деле полетит.

С этими словами пегаска вылетает в окно. Про дневник Блэк Винда она еще никому не говорит и не собирается до самого последнего момента.

Пегаска направляется в сторону Кантерлота. Да, Блэк Винд говорил, что вылетит с закатом, но судя по времени, тяжеловес не пролетел еще и половины пути.

Лучший летун Клаудсдейла справится с таким расстоянием гораздо быстрее...

* * *

Как Дэш и предполагает, она нагоняет Блэк Винда еще на подлете к столице.

Зоркий взгляд пегаски цепляет на фоне залитых лунным светом облаков темный силуэт фестрала, летящего к Кантерлоту.

Рейнбоу пристраивается в хвост и забирает немного выше. Теперь точно не уйдет... Судя по всему, на службу ему сегодня не нужно, разве что только подменить кого. К графику нового друга Дэш давно привыкла – сутки через двое.

Остальные дни Блэк Винд предпочитает проводить в Понивиле... теперь.

Как ни странно, фестрал все же направляется к дворцу. Дэш пикирует следом и устраивается на карнизе рядом с окном.

Видеть, что происходит в зале, она не может, но это и ни к чему: в ночной тишине трудно не узнать собеседников.

— ...Ты звала, госпожа, и я пришел, — голос Блэк Винда.

Слышно, как ему отвечает принцесса Луна:

— Да, мой страж. Подойди. Нет, я помню, что сегодня не твоя с Рейзором очередь везти колесницу Ночи. Я призвала тебя по другой причине.

— Я слушаю, моя госпожа.

— Ты подошел слишком близко к черте. Еще немного – и они начнут задавать вопросы, ответ на которые положит конец нашему договору. Ты это понимаешь?

— Да, моя госпожа... Прошу простить меня.

— Мне пока не за что прощать тебя. Просто помни, чем это может закончиться.

Рейнбоу Дэш с трудом сдерживается, чтобы не броситься прямо туда, в апартаменты принцессы.

— Я ничего им не сказал.

— Но в их сердцах уже зародилось подозрение, Блэк Винд. Будь осторожен со своими знаниями, раз уж пренебрег предупреждением сестры.

Блэк Винд медлит с ответом.

— Должен ли я скрывать правду от друзей? И от Рейнбоу Дэш? – Спрашивает, наконец, страж ночи.

Пегаска вздрагивает, услышав свое имя. Почему он спросил отдельно?! И его голос... дрогнул? Нет, невозможно. Мог ли могучий ночной пегас так поддаться эмоциям?

— Эту – да. Мы и без того пошли на риск, согласившись с вами. Не заставляй пожалеть об этом решении.

— Повинуюсь.

— Встань. Это нужно, в первую очередь, тебе. Теперь лети.

— Благодарю, моя госпожа...

Рейнбоу срывается в полет, резко набрав высоту. Если облететь по дуге, вряд ли возвращающийся Блэк Винд заметит даже радужный след в ночном небе.

«Завтра я вытрясу из него все, — думает пегаска, ложась на курс к дому, — Это уже ни в какие ворота не лезет...»

* * *

Когда на следующий день Рейнбоу встречается после обеда с Блэк Виндом, тот уже ждет на берегу озера, разложив небольшой пикник на двоих.

Снова валяется на спине, раскинув крылья. Поза довольно неестественная, не иначе, от Лиры нахватался.

«Ишь, разлегся, — думает Дэш, закладывая вираж над пляжем, — Вот сейчас я тебе!..»

Хулиганские выходки вроде обрызгивания водой, напрыгиванием из засады или с неожиданным разрядом грома уже вошли в традицию. Но Блэк Винд портит весь сюрприз, приподнявшись и приветственно помахав подлетающей пегаске.

Та досадливо цыкает зубом и приземляется рядом, вперив в ночного пристальный взгляд рубиновых глаз.

— Э... привет? – Неуверенно здоровается Блэк Винд, — Что-то не так?

— Привет, привет. Я хотела тебя спросить кое о чем.

На морде Блэк Винда расплывается улыбка облегчения.

— Конечно. А то я уж начал думать невесть что...

Дэш усаживается рядом на прогретый за утро песок. На фестрала она не смотрит, а на сердце тяжким грузом лежит тень недоверия.

Впрочем, спрашивать сразу о главном пегаска не решается:

— Ты говорил, что ночные пегасы спят днем... Как получается, что после обеда ты теперь прилетаешь в Понивиль? Почти каждый день!

— Это просто. Я ложусь под утро и просыпаюсь в районе полудня. Иногда дремлю в перерывах... Слишком много новых друзей появилось у меня среди дневных пони, чтобы просто спать в удобное для них время.

Дэш хихикает:

— Ага, много. А время проводишь, в основном, со мной.

— Почему?.. Я иногда с Твайлайт в библиотеке. Или у Пинки – ты же знаешь, я сладкое люблю. Да и Эпплджек радуется, когда я помогаю ей на ферме: уж там-то лишние две пары копыт никогда не будут... Кроме того, она великолепно готовит то, что выращивает. А с Рэрити и Флаттершай у нас общих интересов слишком мало, разве что чай. Хотя друг моего друга – мой друг. С тобой же мне интереснее всего – приключения, полеты!.. Что может быть прекраснее? Но есть и еще одна причина.

— Да? И какая же?

— Да неважно...

Дэш чувствует, как в груди встрепенулась улегшаяся было обида.

— Ну и не надо!

Она встает и направляется к воде, так и не посмотрев на собеседника.

Прыжок – и прохладные объятия озера принимают в себя пегаску. Как же хорошо, налетавшись в небесах, бултыхнуться в прохладную воду, смыть пот и пыль, остудить разгоряченное тело...

Да и голова проясняется, признаться.

Дэш выныривает и, лениво загребая ногами и крыльями, плывет на спине к противоположному берегу. В глаза светит солнце, и пегаска блаженно опускает веки...

Когда же по всем расчетам приближается противоположный берег, Рейнбоу вдруг чувствует, что упирается головой в чьи-то ноги.

— Я расскажу тебе, — говорит фестрал, нависая сверху и бросая на пегаску тень.

Дэш вопросительно смотрит, и Блэк Винд, вздохнув, начинает:

— На самом деле, мой переход на полудневной цикл связан с тем, что я давно хотел познакомиться поближе именно с тобой...

Дэш недоверчиво поднимает бровь. Вставать с прогретого мелководья не хочется.

— Со мной? – Переспрашивает она, чувствуя, как в душе поднимается тщательно подавляемое волнение, — Только не говори, что наслышан о моей крутости и поэтому решил сменить ночь на день!

— Дело не в этом... по большей части. Понимаешь, с тех пор, как я начал ближе узнавать тебя, во мне растет и крепнет чувство, выходящее за рамки обычной дружбы. Я понимаю, это нелегко принять вот так сразу, но я не хотел с этим торопиться. Ты – чемпионка, хранитель одного из Элементов, и вообще... лучшая из пегасов. А я просто старый солдат, который увидел в тебе то, чем самому уже никогда не стать.

— Так уж и старый, — усмехается Дэш и все же поднимается на ноги, пристально заглядывая в глаза лунному пегасу, — и что же ты такое во мне увидел?

Вода стекает струями с мокрой гривы, но отряхиваться не хочется, чтобы не испортить ответственный момент.

— Наверное, я не подберу слов, — фестрал делает движение, будто собирается подойти ближе, но осекается на полпути.

— А ты попробуй!

С пегаски ручьями стекает вода, и та подавляет желание отряхнуться.

— Ладно, — фестрал натянуто улыбается, — Ты – воплощение старой мечты, и еще до недавнего времени – недостижимой. А сейчас, когда ты рядом... Наверное, я до сих пор не могу до конца поверить ни в то, что вопреки различиям мы стали друзьями, ни в собственное чувство, что заполняет сердце.

Дэш видит, что в золотистых глазах словно горит огонек. Похоже, что собеседник искренен, но все же...

Лунный пегас делает паузу, но все же находит в себе силы закончить:

— И я очень хотел бы стать для тебя особенным пони-другом.

Рейнбоу вздрагивает. Ей давно уже никто не говорил таких слов. Да что там скрывать, искренне их вообще ни один пони не произносил.

— Но это же не все? – спрашивает Дэш.

— Еще я знаю, — тихо добавляет ночной пегас, — что если в твоем отважном сердечке найдется место, то ты никогда и не за что на свете не оставишь меня. Это... самое важное.

Рейнбоу чувствует, что Блэк Винд искренен. Но есть кое-что, отбрасывающее тень на добрые слова, встающее ледяной стеной на пути теплого прилива...

— Тогда я должна кое-что спросить, — говорит Рейнбоу.

— Давай.

— Что ты скрываешь, Блэк? И зачем? Мы уже довольно давно знакомы, но ты так ничего толком не рассказал ни о своем прошлом, ни об остальном... Например, откуда знаешь так много. Ты же не был в Понивиле раньше. Сам говорил, ночные пегасы вообще не любят спускаться вниз... К тому же, ты не мог следить за всеми нами, хоть кто-то бы тебя заметил – слишком ты выделяешься. Та же Пинки. Можно скрыться от глаз, но не от пинки-чувства. Да и... пришлось бы быть в нескольких местах одновременно! Я просто не понимаю, как такое возможно.

Блэк Винд опускает глаза, и Рейнбоу слышит приглушенный вздох.

— Я уже говорил, что не могу объяснить всего. Что-то я знаю с чужих слов, что-то видел сам... Какая, в сущности, разница?

Рейнбоу Дэш чувствует, как в груди поднимается волна раздражения. Крылья воинственно раскрываются сами собой, пегаска делает шаг вперед.

— Для меня есть! – Резко говорит она, — И мне нужны объяснения прямо сейчас! Начистоту!

Ночной пегас, казалось, не знает, куда деть глаза. Даже отступает на шаг.

— Я...

Рейнбоу топает копытом, поднимая тучу брызг, и начинает диктовать ультиматум:

— В общем, так, Блэк Винд. Нельзя скрывать от друзей свое прошлое, столько зная самому. Это попросту нечестно, так не доверять нам. Не по-дружески. И если для тебя важнее сохранить тайну – валяй, но тогда знай, что нашей дружбе конец!

Лунный пегас вздрагивает, будто от удара. Пауза затягивается.

— Я принес присягу принцессе Луне, что не расскажу об этом, — Говорит он, наконец, — Прости, но ты должна понять, перед каким выбором ставишь меня... Хотя бы как Элемент Верности!

Рейнбоу Дэш молчит и смотрит в глаза фестрала. Гнев немного утихает после слов о присяге.

Ночной пегас продолжает:

— Мне нужно собраться с мыслями и принять решение. Я обещаю, что если найду способ, расскажу тебе все. Только не сегодня.

— Хорошо же, — хмурится Рейнбоу, — но не испытывай мое терпение слишком долго. Если ты и вправду хочешь, чтобы я доверилась тебе, чтобы... чтобы могла хотя бы подумать о чем-то большем, чем дружба... Мне нужна правда!.. И поверь, если я сама до нее докопаюсь, будет только хуже.

«Ты даже не представляешь, насколько», — хочет ответить Блэк Винд, но в последний момент понимает, что это породит лишь всплеск любопытства и говорит совсем другое:

— Я понял тебя. Тогда мне надо лететь. Увидимся завтра вечером.

С этими словами фестрал взмывает в небо, провожаемый взглядом рубиновых глаз.

Книжка в черном переплете будто жжется сквозь ткань сумки. Так просто – раскрыть и прочитать обо всем!..