Автор рисунка: aJVL
Пришло время узнать правду Удача – оружие Богов

Путь к Кристальной Империи

Вторая часть первого эпизода "Восстановление империи Росакроун"


«Я…Я потерял его…Второй раз…»

Джеймс сидел на земле, опустив голову. Неужели так будет всегда? Неужели он не сможет помочь своему королю восстановить империю, которая была заброшена. Тысячу лет никто не знал про существование такой империи, как Росакроун. Никто ведь даже не догадывается о том, что существуют пони-фениксы, русалки. Ведь пони из Кантерлота и другие жители Солнечной части Эквестрии (так назывались владения Селестии чейнджлингами) могли увидеть этот необычный мир, полный сказок. Краски в нем, конечно, уже давно стали серыми, но ведь все можно восстановить! Надо только…найти короля…Который несколько секунд назад полетел вновь мстить…

— И это моя судьба? – со слезами на глазах Джеймс поднял голову, посмотрев в небо. – Неужели мне дано было потерять своего спасителя во второй раз?

— Нееет-с…- тихий шепот раздался из-за спины жеребца.

Джеймс повернул голову и через секунду у него «отпала» челюсть от удивления. Над ним свисала огромная тень. Подобных существ он никогда не видел, поэтому от шока просто упал в обморок.

Открыв глаза, Джеймс долго не мог прийти в себя. Приснилось ли ему это, либо же, правда – ответа он не знал. Когда он очнулся, то не мог поверить собственным глазам. Он был в какой-то пещере, но она была словно на небесах. Лежал он на огромном белом облаке. Пещера была сиреневатого оттенка. Со стен что-то капало, а судя по всему – капли дождя. Внутри было довольно сыро и прохладно, а над головой летал…дым? Вдруг Джеймс услышал чьи-то голоса. Подняв голову, он увидел странных пони. Призраки-пони. У них не было ни крыльев, ни рога, ни хвоста, ни гривы. Они были словно манекены. От их шепота сердце останавливалось в груди. Аликорн попытался прислушаться к их голосам.

— Элфони…Элфони…Элфони…

Где-то вдалеке вдруг завиднелась маленькая вспышка. Потом она вновь исчезла, а на ее месте оказалась голова красного цвета. Было темновато, поэтому Джеймс не мог разглядеть существо, которое медленно приближалось.

— Твои слезы дали-с мне знак, что невмоготу тебе справится одному-с…- существо шипело, из-за чего Джеймс просто не разбирал слова.

— Элфони…- слышалось вверху.

Голос призраков становился все громче, а мордочка существа становилась отчётливее. Вскоре аликорн увидел огромную кобру. С испуганным взглядом жеребец повернул голову, чтобы увидеть окончание хвоста змеи, но, так и не увидев его, он сделал глубокий вздох, чтобы хоть как-то перевести дыхание.

— Не ищи хвоста – он находится на другой части этой планеты.

Вдруг за спиной у змеи показались крылья. Были они словно демонические. Кобра умостилась рядом с жеребцом и, сделав частью своего тела несколько витков вокруг аликорна, положила свою большую голову прямо на передние копыта Джеймса. Сам аликорн попытался вытащить копыта, потому что голова змеи была больше, чем сам жеребец.

— Имя мне Элфони, друг мой. – глаз змеи открылся прямо перед носом Джеймса. Красный, имеющий несколько радужных оболочек огненного цвета. – Я – создатель мира сего. Создатель тебя. Создатель всего, что здесь есть. Я слежу за гармонией этого мира.

Джеймс не выдержал и сорвался на крик:

— ГАРМОНИЕЙ?! Черт возьми, какая гармония? Жену Сомбры убили, он вновь ушел от меня в попытке отомстить, наша империя разрушается! И это, по-Вашему, гармония?!

 — Малыш мой, в мире не может царствовать полная гармония. Это равновесие. Между добром и злом. Сомбре было суждено отомстить, Лиандре было суждено умереть. Но империя не разрушилась и ей не суждено пропасть бесследно. Знаешь, почему ты здесь? Потому что ты попал в безвыходную ситуацию, когда тебе становится безумно плохо. – Элфони слегка подула на Джеймса, и он уснул.

Аликорн проснулся и увидел, что лежит в чьих-то лапах. Посмотрев наверх, он увидел Элфони. Она опиралась об землю хвостом, а на лапе держала Джеймса, укрывая его второй лапой, как одеялом.

— Но…Но я думал, что Вы – змея! – Джеймс протер глаза копытами и вновь посмотрел на кобру, которая уже смотрела на него своими огненными глазами.

— Сынок, послушай. Не забывай, кто я такая. Я могу легко изменить свой образ. Я могу легко сделать так, чтобы здесь пошел снег. – с каждым словом Элфони меняла свой цвет. – Я могу сделать так, чтобы тебя не существовало. Но я этого не делаю, ибо это не даст мне ничего.

После этих слов Элфони вновь стала красного цвета. Она поставила аликорна на землю, ее лапы исчезли, и она превратилась обратно в кобру.

— А каково это быть – Создателем мира? – Джеймсу было настолько интересно, что он даже забыл про свою трагедию.

— Ужасно. Я не хочу это обсуждать, ладно? – Элфони опустила голову, и взгляд был брошен на дом, который каким-то чудом появился рядом. – Мы на месте.

Перед жеребцом и змеей стоял небольшой домик из дерева. Крыша была из соломы, но под ней виднелись некоторые дощечки. Дверь была выбита, а на пороге стоял желтый пегас с коричневой гривой. На лице были веснушки, голубые глаза, большие крылья. На груди был пиджак, рукавов у него не было. Такие носили почти все в то время. На спине висела белая сумка, она была не застегнута, но увидеть что внутри так и не удалось. Кьютимаркой этому жеребцу служили две стрелочки, которые похожи на перевернутую «V». Сама кьютимарка была красного цвета. Это был тот самый Голл Дизайр – убийца Лиандры.

— Мы переместились на тысячелетие назад. Ну, может, чуть меньше тысячелетия, хотя на данный момент это значения не имеет. – Элфони подползла к выбитой двери.

Внутри все было коричневого цвета. Справа от двери висел семейный портрет с Лиандрой и ее мамой. Бабушка на тот момент уже была мертва, отец был в больнице. Рядом с портретом стоял шкаф, в котором хранилась посуда. Вверху лежали тарелки белого цвета с синими узорами в виде цветов и кружева. На средней полке стояли чашки, чайники и сахарницы. Они были все белого цвета, а узоры были разных цветов – красные, зеленые, желтые, синие. На нижней полке лежало огромное полотенце желтого цвета с синими квадратиками. На полотенце лежали ложки, вилки и все, чем необходимо есть. Возле шкафа была дверь, которая вела в подвал. Цвет стен в подвале был серый, но скорее всего с зеленоватым оттенком. Там было темно, и лишь маленькая дыра в стене, через которую Лиандра вытащила малышку из дома, освещала темную комнату. Пыльные полки давно уже были пусты, а на некоторых все еще стояли грязные вазы, в которых раньше была вода. Домик был довольно маленький…Напротив шкафа с посудой располагалась печь, возле нее стоял ухват. В углу, на маленькой табуретке, была миска с водой, в которой мыли посуду. Посередине комнаты стоял маленький деревянный стол, а вокруг него – два небольших стула. На пороге был коврик красного цвета с цветочками. Прямо возле стола лежало тело белоснежной кобылки, шерсть на груди которой покраснела из-за крови. В ее горле был нож. Она лежала без сознания. Вдруг камень на лбу кобылки взлетел ввысь и, достигнув потолка, упал на землю, разбившись со звоном на две абсолютно ровные части. Поднялся шум, земля затряслась, а осколки камня превратились в искры и полетели в две разные стороны.

— Это я. – Элфони нахмурилась и посмотрела на пегаса, который мотал головой в недоумении.

— Мы в прошлом? – Джеймс смотрел на мертвое тело Лиандры и вдруг резко закрыл глаза, потому что прямо у него перед носом появилась красная молния.

— Это была я. – вновь произнесла Элфони.

Молния исчезла. Дом был разнесен на части. Голл Дизайр замертво упал на дощечки. Перья от его крыла, которое было жестоко вырвано, смешивались с цветом соломы, летящей в воздухе из-за, так сказать, взрыва. Джеймс обернулся и увидел темного жеребца, который стремительно бежал к дому. Это был Сомбра. Испуганный и злой, он направился к двери.

— Я НЕ МОГУ НА ЭТО СМОТРЕТЬ! – сорвался на крик аликорн.

Яркая вспышка ослепила жеребца, и они очутились на поляне. Был вечер. Дул легкий ветерок. Зеленая трава тихонько шелестела под копытами. Но Джеймс не чувствовал травы, не чувствовал ветерка. Он был призраком, незримым призраком будущего, сыгравшего свою главную роль в прошлом. Оглядывая все вокруг, Джеймс заметил вдалеке, на линии горизонта, маленькие здания.

— Главный часовой пояс и центральная часть этой планеты – Центулиев (Sentulewe – ‘sentrum’ и ‘lewe’ по африкаанс. – центр жизни). Мы находимся на востоке – на границе Росакроун. Ты смотришь на северо-восток – там находятся вулканы, река, и, конечно, твой дом. Но давай все-таки ты взглянешь на юг. Смотри – маленький жеребец!

Взгляд Элфони и Джеймса пал на синего жеребца с желтой гривой и красными глазами. Его копытца были черными, а шерсть над копытцами была такой же желтой, как и грива. Он был пегасом. Плавно порхая в воздухе, жеребенок собирал бутылки, которые лежали на земле. По всей видимости, он сам их расставлял, потому что лежали они недалеко друг от друга. Скорее всего, он упражнялся в полете. Бутылок было четыре штуки. Две он положил в сумку, которая висела у него с левой стороны, а остальные две – в сумку на правой стороне. Обе сумки были желтого цвета с черной молнией. Когда бутылки оказались в сумках, жеребенок опустился на землю. Шерстинки на копытцах смешивались с травой, и казалось, словно призрак голубого цвета парит над землей.

— Были две искры, они направились в разные стороны. Одна направилась к Сомбре. А вторая…к нему? – Джеймс посмотрел на Элфони любопытными глазами.

— Нет, не к нему…Смотри дальше.

После этих слов Джеймс услышал плач малыша. Жеребенок тоже его услышал и сразу кинулся к этому месту. Примерно через минуту жеребенок, Джеймс и Элфони оказались возле маленькой пегаски розоватого цвета. Она сидела в сумке болотного цвета и копытцами утирала глазки, которые слезились каждую секунду. Ее маленькие крылышки были раскрыты. На лбу светился желтый камушек. Пегас подошел к малышке, и та перестала плакать. Пару секунд маленькая кобылка смотрела на большого и грозного для нее пегаса, а потом попыталась к нему подползти. Но малышка никогда раньше не ползала, поэтому, в отчаянии, она просто протянула маленькие копытца к жеребенку и сделала грустные глазки.

— Какая ты милая! – жеребенок улыбнулся маленькой кобылке и копытом потер ее носик. – Если хочешь, я возьму тебя с собой! Ты, наверное, потерялась…Бедняжка.

Лионесс, ничего не понимая, наклонила голову, и ее ушки опустились на левую сторону, отчего ее образ стал еще милее.

— Я определенно возьму тебя к себе! – жеребенок радостно начал скакать на месте. – Ты будешь моей младшей сестричкой.

Кобылка улыбнулась и слегка засмеялась. Жеребенок взял сумку с Лионесс к себе на спину. Ему было довольно тяжело, но он просто обязан был показать эту милую кобылку родителям.

— Меня, кстати, зовут Стив.

Лионесс высунула язычок и попыталась что-то сказать, но в результате получилось лишь фырканье и излишнее пускание слюней.

Темнело. Ветер стал дуть сильнее, отчего Лионесс и Стиву стало холодновато. Раскрыв свои маленькие крылышки, жеребенок попытался взлететь вверх. Ему с трудом удалось это сделать, хотя после этого его крылышки сильно болели. Тем не менее, он смог долететь до дома.

— Мама! Папа! Посмотрите, кого я нашел!

Мама и папа Стива с ужасом посмотрели на Лионесс. Чужой ребенок! Их сын притащил домой чужого ребенка!

— Дорогой, где ты ее достал? – желтый жеребец подкосил копыта от страха.

— Она лежала на поляне и плакала, а что?

Родители переглянулись. Они отошли в сторонку и долго о чем-то шептали. Вскоре мама-пегаска подошла к сыну и сказала:

— Ладно, так уж и быть, оставим у нас…К тому же вряд ли кого-то интересует пропавший ребенок после сегодняшнего нападения на Росакроун.

— Было нападение? А я все пропустил? Вы шутите? – Стив начал прыгать на месте, но из-за тяжести кобылки ему пришлось остановиться.

Мама Стива тяжко вздохнула:

— Пойдем, накормлю ее и уложу спать – поздно уже.

Посмотрев на небо, Стив и его папа кивнули головой. Шандо (так звали маму Стива) взяла сумку с малышкой и зашла в дом. Здание было довольно большое, как для обычной семьи пегасов. Стены были розоватого оттенка, сделанные из облаков. На полу был настоящий снег. Весь дом украшали снежинки. Дом Шандо и ее семьи располагался на вершине горы Монтэда. Это была серая гора, которую окутывал снег. У подножия горы располагалась река Кристалина. Эта река омывала не только здешние горы. Она омывала и вулканы, в которых жили пони-фениксы. Она впадала во Всемирный океан – так называли океан, который окружал Центулиев, берега этого океана были у каждой империи. Именно в нем жили пони-русалки, глубоко-глубоко под водой, куда не заглядывали ни единые существа с суши или неба. Сама Шандо любила снежные облака и горы.

Согрев для малютки молоко, Шандо аккуратно дала Лионесс попробовать свое творение. Розовая пегаска с радостью захлопала крылышками и начала усердно пить. Ух, как она была голодна! Жуть! Целый день она сидела на поляне, плакала, а никто даже внимания не обращал…Но теперь-то она наелась. После того, как она выпила все из соски до последней капли, малышка сразу же уснула. Шандо завернула малютку в одеяло и отнесла в комнату. Между кухней, в которой Шандо грела молоко, и спальней была арка из облаков. С арки свисали маленькие снежные нити, словно занавес. И самое главное – ничего не таяло! Поражающая империя, полная чудес. Однако арка вела не сразу в спальню. Перед ними показался огромный стол из тучи, на котором лежали разные увеличительные лупы. Дело в том, что отец Стива большой любитель изучать макромиры. Поэтому все приборы, лежавшие на столе, принадлежали именно этому пегасу. От этой комнаты с огромным столом вело еще три маленьких арки, которые совпадали с первой. Но снег на каждой был разного цвета: на одной он был сиреневого цвета, на второй – синего, а на третьей – зеленого. Шандо прошла под аркой со снегом сиреневого цвета. Это была ее спальня. Вся усыпанная снегом. Потолка у комнаты не было, но Шандо не боялась дождя – сюда просто так дождь не попадет. По ночам она любовалась прекрасным звездным небом. Со своим мужем она часто рассматривала «звездные рисунки». Они даже сложили карту Эквестрии (конечно же, она была не точной, но какая разница – фантазии пределов нет).

— Вот, поспи, моя маленькая…

Шандо положила малышку на большую кровать облачно-розового цвета. Пегаска легла рядом с Лионесс, и они обе крепко заснули.

— Давай переместимся на пятьсот лет вперед…- Элфони перевела взгляд на аликорна, который любовался спящими кобылками.

— А…Э…да, пожалуй. – Джеймс очнулся и закивал головой.

Аликорна вновь ослепила вспышка. Спальня Шандо исчезла, а на ее месте появилась огромная комната, напоминающая кухню. Стены были разноцветные, украшенные молниями, снежинками и звездочками. Справа от змеи и жеребца располагался шкаф, хотя и шкафом это не назовешь. Все вещи, которые лежали в нем, были окутаны радужным водопадом, который стекал с потолка. Небольшие струи этого водопада проходили по всей кухне. Напротив шкафа стояла огромная тумба, на которой, скорее всего, семья нарезала овощи и фрукты. Посередине стоял деревянный стол, украшенный скатертью из оранжевых снежинок. На нем также стояла ваза с ландышами. Видимо, за пятьсот лет хозяева дома сильно изменились.

Вдруг сзади открылась облачная дверь. Сама дверь была усыпана разноцветными снежинками. На пороге появился пегас голубоватого цвета. Его корни волос были коричневые, а сама грива и хвост – белые. Копытца, кончики ушей и крыльев были слегка укутаны морозом. Глаза были коричневого цвета. На груди свисала синяя толстовка, а задние копыта обматывали коричневые бинты. Кьютимаркой этому жеребцу служила подвеска из снежинок.

— Лионесс! Пора в школу! – голос у жеребца был мелодичный, но словно что-то застревало у него в горле.

— Уже иду, иду!

Дверь желтого цвета, которая по форме напоминала подкову, открылась. На двери был изображен клевер. Оттуда вышла маленькая кобылка розового цвета, с довольно длинной для ее возраста гривой. Хвост был коротким. Глаза были разного цвета. Желтый камешек слегка блестел на лучах солнца. Кобылка расправила крылышки, и Джеймс увидел, что они были размером больше, чем у обычных пегасов. Само основание крыла было розового цвета, как и тело кобылки. Но некоторые перышки на конце крыльев были такого же желтого цвета, как и камень на лбу. У Лионесс на спине свисала зеленая сумка, на которой была изображена желтая подкова. Малышка стремительно поскакала к двери, чтобы вместе с пегасом отправится в лётную школу Росакроун.

— Что стало с ее крыльями? И почему она еще такая маленькая?

— Вся энергия матери передалась ей в этом камне, поэтому теперь она живет дольше, чем другие аликорны. – Элфони задумалась и продолжила. – Помнишь Кризалис? Ту самую принцессу чейнджлингов? Они живут от четырех до пяти тысяч лет, в то время как аликорны еле-еле доживают до трех тысяч. Примерно столько будет жить Лионесс.

— Это является причиной того, что она так медленно развивается? – Джеймс вдруг вспомнил чейнджлингов и сменил тему. – Подожди, ты упомянула Кризалис. Что с ней сейчас? Все ли с ней в порядке? Она жива?

— Успокойся, Ромео, — хмыкнула Элфони, — все с ней в порядке. Заглянешь к ней в гости, когда время будет.

— А она живет там же, где я ее впервые встретил? – жеребец радостно заскакал на месте.

— Ты ее встретил в скрытой части Кристальной Империи…Нет, она живет уже не там, она вернулась в Центулиев.

Вспышка света вновь ослепила Джеймса. На этот раз он оказался в той самой пещере, где встретил Элфони.

— Иди за мной. – Элфони постепенно направлялась к выходу из пещеры. – Мы находимся прямо над Центулиевом, в нескольких километрах над ним. Вон, смотри. Центр мира и главный источник жизни чейнджлингов. Каждые сто лет под этим деревом появляются новые яйца, из которых рождаются чейнджлинги. А вон там, на севере, часть Вечнозеленого леса. Чуть дальше – Арктика. На границах Вечнозеленого леса есть небольшие заселения чейнджлингов. А вон и Росакроун. – змея указала на земли, располагавшиеся в восточной части. – На северо-восточной части твой дом, работа и жилье твоего короля. В юго-восточной части Росакроун живут обычные пони – земные, единороги, пегасы и аликорны. Они живут самой обычной жизнью, и о пропаже короля, о смерти королевы – они об этом не знают. – Элфони развернулась в противоположную сторону, кинув взгляд на запад. – Там живут Селестия, Луна, Элеон и Каденс. Точнее, они раньше там жили. Кто там живет сейчас – сам узнаешь. Они мало чего знают о Центулиеве, а про Росакроун вообще ни разу не слышали. Их земли называют Эквестрией, хотя я, да и Сомбра тоже, называем эту часть Сантейл.

— Ого…Никогда не думал, что планета настолько большая. – Джеймс с любопытством слушал свою подругу.

— Кстати, Магнус, тот самый желто-черный чейнджлинг, отец Кризалис. Он жил в Центулиеве, когда ты встретил его дочь.

Джеймс кидал свой взгляд то на часть Сантейла, которая виднелась на горизонте (большая часть была в западном полушарии), то на Росакроун. Вдруг он увидел странное свечение возле империи, в которой он жил.

— Это ведь то место, где я встретил Кризалис. Но оно изменилось…Что там?

— Там сейчас находится Кристальная Империя, в полном расцвете. – Элфони злобно хмыкнула. – Плохо ты в школе Эквестриографию учил.

— А Кризалис там или нет? – Джеймс испугался, ведь именно туда направился разъяренный Сомбра.

— Конечно нет, глупенький мой. Я же говорила тебе, она в Центулиеве. Ты полностью изменил природу чейнджлингов, влюбив в себя Кризалис. Да и сам ты ей немало любви подарил. Целых семьсот лет чейнджлинги сытно питались твоими чувствами к Кризалис. Сами чувства не пропадали у тебя на сердце, но они постепенно исчезали у сердцеедов.

— Подожди, подожди, они же питаются плотью! Съедают существ, которые случайно оказались на их границах!

— Ха-ха! Нет, конечно нет! Уже нет. Говорю же – ты изменил их природу. С того дня они едят только любовь, чувства, понимаешь? – Элфони перешла на крик, но сразу успокоилась. – Совсем недавно, два года назад, Кризалис решила сама отомстить за смерть Лиандры, и вдобавок раздобыть любовной еды для своей армии. Она направилась в Сантейл, превратившись в дочь Элеон – в принцессу любви — Каденс. У нее должна была быть свадьба, но Кризалис решила ее сорвать. Она постепенно вкушала чувства Шайнинг Армора, но даже его сильная любовь к принцессе не смогла превзойти твою. Она проиграла, но с ней все в порядке, не переживай. Все хорошо. Одно только плохо – она скучает. Скучает по тебе, Джеймс…- Элфони замолчала, крепко обняла аликорна и тот в секунду уснул.- Пришло время узнать, как там идут дела у спасительницы мира.

После этих слов силуэт кобры исчез, превратившись во множество призраков…

— — -
Сильная буря не давала и шагу ступить. Розовая кобылка с фиолетовым каре еле-еле шагала по сугробам. Ветер дул южный. Давно не стриженые волосы так и мешали, все время попадая то в рот, то в нос, то в глаза. Левый глаз бирюзового цвета был слегка приоткрыт. На нем виднелись яркие блики от волшебного камня, который светился на лбу кобылки. Истощавшее тело показывало ужасные годы без еды, а снег на гриве и спине пони уведомлял о том, что шагает по этим сугробам кобылка явно больше месяца. Она направлялась все южнее и южнее, приближаясь к облачным городам Кристальной Империи. Кобылка сама не знала, куда идет…Вздыхая на ходу, Лионесс вспоминала ярчайшие моменты из жизни, которых было не так уж много. Еще пару шагов и ей придет конец. «Сквозь метель ничего не разберешь» — подумала Лионесс и упала без сил на холодный снег.

Кобылка очнулась и попыталась встать, но тут же резко упала и перевела взгляд на свой круп. Ее кьютимарка в виде желтой подковы и клевера ярко засветилась. Вдруг Лионесс услышала странную, но приятную мелодию. Словно птицы щебетали у нее над головой. «Уже мерещиться всякая чушь» – кобылка потрясла головой.

Темное небо, на котором не было ни единой звезды, вдруг ярко осветило дорогу Лионесс радужным сиянием. Именно в этот момент кьютимарка аликорна перестала светиться. «Это знак!» – мысленно крикнула Лионесс. Поднявшись с земли, пони начала идти, глядя на прекрасные цвета ее путеводителя. Это сияние исходило от Кристальной Империи. Кобылка долго шагала по сугробам, всматриваясь вдаль. Ее не покидала надежда увидеть хотя бы маленькое поселение пони. Пятнадцать минут Лионесс шла за сиянием. В последний момент она отчаялась, и луч надежды в ее сердце погас. «Мне с детства было суждено умереть в одиночестве». Пони закрыла глаза, села на снег и заплакала. Был ужасный холод, поэтому слезы сразу замерзали на мордочке кобылки.

Вдруг на горизонте появилось бирюзовое свечение. «Это Кристальная Империя!» — подумала кобылка. Не по воли хозяйки крылья раскрылись, подняв Лионесс в воздух. Кьютимарка на теле кобылки засветилась еще ярче. В этот же момент также ярко засветился камень на лбу и желтые перышки на кончиках крыльев. Внезапно странная магия потащила ее к Кристальной Империи. Лионесс разглядела голубой купол, из которого исходило то самое радужное сияние. Оно направлялось в разные стороны.

Еще несколько метров и Лионесс окажется у своей цели! Но нет…Камень на лбу, крылья и метка перестали светиться. Кобылка упала в огромный сугроб. В ее сердце зажглась искра веры в прекрасную жизнь и надежную месью, поэтому кобылка быстро выбралась из сугроба. Лионесс со всех копыт бросилась к куполу, который излучал яркий свет. Кобылка постепенно приближалась к цели, но ее силы стремительно исчезали. И вот, прямо у границы меж снегом и травой, пони упала на землю. Она случайно зацепила магическую ауру копытом и, словно морские волны, медленно расползались круги, взывая принцессу Каденс о помощи…

— — -
Джеймс резко вскочил с кровати и упал на пол. Очнувшись от падения, он огляделся. Аликорн лежал на полу в своей комнате. Через несколько секунд жеребец поднялся и попытался вспомнить, что произошло. «Словно память стерли» — Джеймс бил себя копытом по голове, в надежде вспомнить хоть что-то. «Лионесс!». После этой мысли Джеймс выбежал из дома и побежал в столицу империи, в Лас-Тирис. Минут через тридцать аликорн прибыл к цели.

Лас-Тирис – столица империи Росакроун. В центре города располагался огромный белоснежный замок, но он был пуст. В нем не было ничего ценного, и он служил как развлечение для туристов. В него мог зайти каждый, кто хочет. Чаще всего туда заглядывали садоводы и поливали розы Лиандры, которые украшали верхнюю часть замка. К сожалению, мало осталось этих замечательных цветов, но земные пони всегда стараются продержать жизнь этого чуда как можно дольше.

Джеймс пробежал мимо дворца и направился к южной части города. Пройдя почти километр, аликорн оказался возле небольших домиков. На многих были всякие таблички, которые светились с помощью магии единорогов. Джеймс оглянулся по сторонам и зашел в один из домов. Таблички на этом доме не было. Из чего было сделано здание – не разберешь, ведь оно полностью было окутано всякими листьями салата, огурцами, помидорами и разнообразными овощами.

Жеребец, стоявший на пороге здания, огляделся, но тут ему помешала кобылка желтого цвета с салатовой гривой. Она устремила свои зеленые глаза на жеребца и начала громко говорить:

— Добро пожаловать в Салэд-Боул! Мое имя Кьюкемби, я дочь хозяина этого заведения. Желаете что-нибудь заказать?

Кью взяла в копыта табличку и, придерживая ртом ручку, с надеждой взглянула на аликорна.

— Эм, пожалуй нет. Я ищу кое-кого. Точнее, нескольких. Ваше заведение большое, поэтому мне нужна небольшая помощь в поиске.

— Назовите имена — я найду любого! – кобылка одним копытом прижала табличку с ручкой к телу, а второе копыто с радостью подняла вверх.

— Итак, записывайте: Аксиома Дайс, Флейм Харт, Эш Эклипс…

Вдруг на Джеймса кто-то прыгнул и крепко обнял, чуть не задушив.

— Флейм, черт возьми! Отпусти, задушишь же…

Флейм Харт тут же отпустил жеребца, и вскоре подошла вся команда. Джеймс подмигнул друзьям и сказал:

— Я как раз собирался вас искать. Срочное задание – мы направляемся в…

— Флафклоуд? – с радостью затрепетала крылышками Аксиома.

— К Кристалине?! – рог у Эша вдруг ярко засветился и тот заскакал на месте, сверкая зубами.

— Домой? – веки у Флейма опустились и он скривил лицо, бросая взгляд то на Аксиому, то на Эша.

Джеймс несколько секунд стоял с безразличным лицом и вскоре продолжил:

— Никто из вас не угадал. Мы направляемся в Кристальную Империю!

— КУДА?! – вся команда уставилась на Джеймса с квадратными глазами.

— Идем, мы должны поспешить.

Друзья жеребца никак не могли очнуться и, уставившись в одну точку, сидели на полу, раскрывши рот. Кьюкемби постучала по спине Флейма и тот, очнувшись, пару раз стукнул остальных:

— Ребят, Джеймс ждет как бы…

Команда очнулась и, встряхнув головы, направилась к аликорну, который ждал их на улице возле ресторана. Вскоре все были в сборе, и друзья направились за командиром. Пройдя несколько метров обычным прискоком, Аксиома вдруг спросила:

— А мы на поезде?

Джеймс остановился и захохотал во всю глотку:

— ХА-ХА-ХА! Ты серьезно? – вскинув бровь и улыбнувшись до ушей, аликорн перевел взгляд на пегаску, которая скривила лицо от непонимания.

— Эмм…Ну, мы же не будет туда пешком добираться. Я слышала, это очень далеко.

— Дорогуша, наша империя была заброшена на тысячелетие. Ты действительно думаешь, что мы поедем туда?

Вся команда, кроме Аксиомы, громко захохотала, а их смех поддерживал командир.

— Ничего, если устанешь, я тебя понесу. Ты же вон какая худенькая! Уверен, что для меня ты будешь перышком.

Аксиома замахнулась копытом, чтобы дать командиру по морде, но, посмотрев на него и увидев строгий взгляд, поняла, что лучше не стоит сего делать.

— Пошли! Как только выберемся из последнего заселения империи – побежим. Там будет очень холодно, все слышали?

Команда кивнула и направилась за командиром. Шли они долго, но вскоре прошли последний город, который заселяли пони. Посмотрев вдаль, друзья поняли, что их ждут несколько часов мороза и страданий.

— А теперь – побежали!

Топот копыт можно было услышать в центре империи, но вскоре он стих. Друзья бежали по снегу, перепрыгивая сугробы. Ветер был настолько сильный, что пегасы, летевшие в небе, спустились на землю, и им пришлось полагаться на помощь собственных копыт. Вскоре Аксиома схватила Джеймса за заднее копыто и упала в сугроб. Ее крылья раскрылись, и белоснежные перышки слились со снегом. Всхлипывая, пегаска сказала командиру:

— Я больше не могу…Я устала…

Скорчив скептическую мину, Джеймс с ехидством сказал:

— Бабы…

Вскинув пегаску к себе на спину, аликорн продолжил путь. Аксиома свесила копыта вниз, опираясь головой на шею жеребца. Кинув свой взгляд на друзей, которые бежали рядом, вздыхая на ходу, Аксиома нагло улыбнулась и показала язык. Из-за холода она его быстро спрятала, но жеребцы не на шутку разозлились. Сам Джеймс заметил нервные переглядывания отряда, поэтому добавил к своим словам:

— Когда вернемся, будешь делать пятьдесят отжиманий на крыльях.

Лицо Аксиомы побледнело, улыбка сразу сошла с лица, а команда из жеребцов лишь насмехалась над тяжкой участью пегаски.

Внезапно появилось свечение. Отряд кинул взгляд в небо.

— Похоже, это сияние ведет к Кристальной Империи. Бегом, пока не поздно!

— Сэр, простите, а что за спешка? Что случилось?

— Потом все узнаете. Бегом!

Команда со всех копыт направилась к своей цели. Свечение стало ярче, а на горизонте появился тот самый голубой купол. Через пятнадцать минут команда была в месте назначения.

— Нам надо найти принцессу Каденс, пока Сомбра не пришел сюда.

— ЧТО!?

Весь отряд раскрыл рот от удивления, когда узнали, что Сомбра вновь пошел мстить.

— П…Подождите, сэр…Не хотите ли Вы сказать, что Сомбра…Опять…Мстит? – жеребец из отряда подкосил копыта от страха.

— На этот раз он не овладеет алчностью, но злость берет свое. – Джеймс вздохнул.

Команда встряхнула головы. Флейм взмыл вверх и оглядел Кристальную Империю с неба:

— Хм. Думаю, я смогу провести Вас к главному замку. Но далеко идти, здесь столько всяких домиков понастроено, что места где пройти нет. Да и народу полно.

— Ничего страшного, доберемся. – Джеймс аккуратно положил Аксиому на землю. – Ходить можешь?

Аксиома встала на копыта, несколько раз помахала крыльями, на всякий случай встряхнула головой и после всего дала ответ:

— Вроде как да…

Команда последовала за Флеймом. К сожалению, пробиться через толпу народа было тяжело, поэтому Джеймс и земные пони застряли на середине пути, в то время как единороги и пегасы оказались возле замка. Аликорн не выдержал и со всей силы крикнул:

— ВАЖНОЕ ПОСЛАНИЕ ДЛЯ ПРИНЦЕССЫ!

Кристальные пони тут же обернулись, поглядели на аликорна и какая-то дамочка в голубом платье произнесла:

— Неизвестный нам принц прибыл к принцессе! Пропустите! Пропустите!

Земные пони из отряда глянули на Джеймса и усмехнулись…

— Пфф, прынц тоже мне нашелся. – прошептал один из них.

Аликорн скорчил злую гримасу и фыркнул на того, а потом, поблагодарив кристальных пони кивком головы, двинулся вперед. Теперь же, когда путь был свободен, вся команда спокойно прибыла на нужное место. Осталось только найти принцессу. Тем более, что стражи у входа в замок сказали, что у Каденс появился неизвестный гость, за которым надо хорошенько проследить самой принцессе.

— — -
Кобылка потрясла головой и открыла глаза. Она лежала на огромной кровати из дерева, которая была покрашена в сиреневый цвет. Простынь и одеяло были розового цвета. На одеяле виднелся большой белый ромб. Комната, в которой она находилась, была небольшой. Цвет стен был светло-розовый со странными белыми узорами. На потолке висела огромная золотистая подвеска для свечей. Рядом с кроватью стояла большая тумбочка, накрытая белой скатертью. На тумбе стояла ваза голубого цвета, а в ней – фиалки. Лионесс хотела встать, но тут бордовая дверь с золотистой окантовкой медленно открылась. Кобылка увидела силуэт…двух единорогов? По образу один из них был жеребцом, а второй – кобылка. Вскоре пони заметила, как кобылка раскрыла крылья. В этот момент Лионесс поняла, что она в замке самой принцессы. Немного испугавшись, кобылка закрыла глаза и притворилась спящей. В этот момент аликорн посмотрел на «спящую» Лионесс:

— Бедняжка… Так устала, что до сих пор спит. Дорогой, давай дадим ей еще немного отдохнуть, а потом пригласим ее к столу.

— Да, согласен. – жеребец кивнул головой.

— На самом деле…я…эм…не сплю. – последние слова пони были настолько тихими, что кобылка и жеребец ничего не поняли.

Лионесс открыла глаза и посмотрела на двух пони, стоящих возле ее кровати. Жеребец был единорогом. Облаченный в красный смокинг с коричневым ремнем, во всем величии он предстал перед ничтожной кобылкой. Он заговорил первый:

— Я – принц Шайнинг Армор. А это моя жена – принцесса Ми Аморе Каденза. Но ты нас просто можешь называть Шайнинг и Каденс, мы разрешаем. – жеребец с веселой улыбкой на лице подмигнул Лионесс.

Сама кобылка перевела взгляд на жену Шайнинга. Она была розового цвета. В ее гриве были разные цвета – сиреневый, розовый и желтый. На голове виднелась маленькая золотая корона. Принцесса кивнула головой, намекая на то, что Шайнинг ее уже представил. Немного подумав, кобылка сказала Лионесс:

— Ну что же, мы рады тебя видеть в нашем замке! Но советую тебе отдохнуть. Как отдохнешь – выходи, не бойся! А мы тебя накормим.

После этих слов Шайнинг Армор и принцесса Каденс ушли, оставив Лионесс опочивать. Неужели это ее новое светлое будущее? И будет ли оно действительно светлым?