Чай, Луна и прочая мишура.

Так ли Эквестрия нуждается в поднятии Луны?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Персональный Помощник Принцессы.

Принцессу Твайлайт абсолютно устраивает привычная жизнь в Понивилле. Каждая книга в библиотеке лежит на своём месте, всё происходит ровно в назначенное время, даже Пинки Пай. Но потом ей присылают телохранителя. Нужно срочно менять график; это и так нелёгкий труд, так ещё и Капитан Шторм Кикер не намерена облегчать его. Ах, как была хороша жизнь Твайлайт до того, как она стала принцессой.

Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

Пони с золотым копытом

Что объединяет ночную принцессу Эквестрии, могущественное божество Хаоса, властительницу враждебной для пони расы и древнего тирана? Покер, естественно! Впрочем, это ясно далеко не с первого взгляда - особенно, когда ты заперт в одном помещении со всеми этими незаурядными личностями...

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Подвал

У пришельца из иного мира много тайн и секретов. Даже слишком много, по мнению Рейнбоу Дэш! И она намерена их все разгадать, начиная с загадочной железной двери в подвале дома этого че-ло-века. Может, там и есть что-то страшное, но эй, это же Рейнбоу Дэш, а она ничего не боится! Правда, ведь, ничего?

Рэйнбоу Дэш Человеки

Эксперименты Зекоры

Жить в Вечно диком лесу сложно. Но многое повидавшей зебре алхимику - Зэкоре всё по плечу. Она уже очень хорошо там обжилась и единственная серьезная проблема которая ее беспокоит - это отсутствие ее крепких , мускулистых земляков. Что же случится если самый беспокойный из них напросится ей в ученики? Читайте сами:) Пожалуйста оставте коментарий, а то я даже не знаю понравилось ли хоть кому то мое творчество и зацените второй мой фанфик: "Магическая фотография для чайников" или повесть об совершенно обычном пони.

Зекора ОС - пони

My Little Warhammer

Уже более полторы сотни лет идёт Великий крестовый поход. Родная галактика покрыта мраком Хаоса. Руины былых цивилизаций, размеры которых включали сотни тысяч звёзд, тихо покоятся на полумёртвых планетах. Множество некогда сильных рас сейчас медленно угасают, давая возможность сиять новой великой Эквестрии. Идёт полномасштабное покорение галактики, но так ли это важно медленно умирающим звёздам?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони Шайнинг Армор Стража Дворца

Песок и Солнце

Что значит одна песчинка в пустыне?

Другие пони ОС - пони

Вот как мыслит единорог

Иззи узнаёт, что беззаботной быть не так уж и просто.

Другие пони

Неожиданный поворот судьбы

История о том как в мульти-вселенной в самый обычный день в человек попадает в Эквестрию=). Стандартно до жути.=) Это мой первый опыт в написании рассказов так что критикуйте указывайте на ошибки и научите нуба святой истине писания рассказов.(огромное спасибо за вычитку supersaxar,Dashka)

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Человеки

О Дискорде / Рассказ в стихах

Кто есть Дискорд? Откуда взялся? Просто... Просто рассказ о Дискорде. Завершено - 33% (Комментарии ускоряют написание)

Другие пони ОС - пони Дискорд

Автор рисунка: MurDareik
Путь к Кристальной Империи

Пришло время узнать правду

Первая часть первого эпизода "Восстановление империи Росакроун"


«Темный король. Когда-то был силен и могуч, а сейчас он оказался под оковами льда из-за хитрости какой-то единорожки. Ну, не совсем единорожки. Она была тоже сильная, но ведь он – король! А она – ученица. Ученица Принцессы, конечно же, но, тем не менее, у нее мало опыта в борьбе. Темно-серый жеребец тяжко шагал по льду, с трудом глотая воздух. Рог был сломан, но понемногу он восстанавливался. Неизвестная сила толкала его разрушить Кристальную Империю. Думаете, что он просто так решил ее захватить? Из-за кристальных пони? Нет, дело не в этом. Все случилось более тысячи лет назад… А кто я? А я тот, кто расскажет Вам все с самого начала…

— Дорогой, у тебя ведь сегодня День Рождения! Неужели ты не останешься дома? У меня для тебя очень большой сюрприз.

Кобылка белого цвета с белоснежной гривой и точно такими же белыми крыльями смотрела на мужа. Ее розовато-красные глаза так и манили к себе Сомбру, короля, который совсем недавно был заточен во льдах Арктики. Красный камень на лбу у кобылки засветился и в этот момент красный плащ с белым мехом на окончании «взлетел» со стула. Как было видно – эта пони не так проста, как кажется. Она была аликорном. Необычным аликорном. Рубиновым. Нет, она не рубинового цвета. Единственное, что было на ней рубиновое – камень на лбу. Он имел больше красноватый оттенок, но рубиновым его можно назвать, почему бы и нет? Этот камень доставался по наследству каждой кобылке. Хотя и старт сего чуда был взят не так давно. Точнее, для аликорнов не так давно. Первый камень получила бабушка Лиандры (так звали белоснежную пони, жену Сомбры). Ее звали Юниверс Стар (Universe Star). Однажды эта обычная пони-единорог гуляла по поляне, на которой ей гулять запрещали. Даже не удивительно, почему запрещали – недалеко от поляны был вулкан. Что было еще хуже, а если честно, то это вообще было странно, так это то, что вулкан омывала река. Она была кристально чистой и по легендам в ней водились пони-русалки. Мало кто в них верил, но кто знает. Вдруг это правда? Некоторые видели пони-фениксов, что летали в жерло вулкана и добывали оттуда камни. Да, да! Они добывали камни из лавы! Причем не огненные. Они все были разных цветов и все – драгоценные! Многие из них погибали, обжигали крылья (они огня, конечно, не боятся, но огромное числовое значение градусов магмы также может быть преградой). Всех, кто «видел» пони-фениксов и подобных «мифических» существ, считали сдвинутыми по фазе и сразу отправляли в психбольницу. Так вот, перейдем к главному. Юниверс (будем называть ее Юна) гуляла по зеленой полянке, как вдруг ее взгляд пал на огромную дыру в земле, а из нее — слабый свет. Она спустилась (ну ладно, телепортировалась) и увидела осколки…ЗВЕЗДЫ. Они все еще слабо светились, но свет очень быстро угасал. В центре, под грудой обломков она нашла изумруд невероятной красоты. Казалось, что обычный изумруд, таких в мире тысячи. Но нет, он был особенный. Только пони дотронулась до него, как ее ослепил яркий свет и она пала без чувств…

Проснувшись, Юна поглядела в окно. Перевалило за полдень. Кстати, Принцессы Селестии тогда не было и все легенды о бессмертии аликорнов – неправда. Когда жила Юна, Принцесса Селестия еще даже не родилась. Тогда Эквестрией управляла пони-аликорн светло-желтого, почти белого цвета с красной гривой и голубыми глазами. Ее точное имя не знали. Кьютимаркой ей служила чернильница с пером. Скорее всего, она была писательницей, а были слухи, что эта кьютимарка означала, что она – Мироздательница, «написала» этот мир и стала в нем, так сказать, править. Кто знает, кто знает. Многое забыто и не многие вспомнят того, что было. И вновь мы отвернулись от темы. Тогда Солнце поднимали другие существа, о которых даже Мироздательница не знала (а когда узнает, научит этому заклинанию Селестию и Луну). Юна покрутила головой и попыталась прийти в себя, вспоминая последние происшествия, но, так и ничего не вспомнив, Юна приложила копыто ко лбу, потому что голова пылала сильнее, чем какие-либо вулканы вместе взятые. Еще больше голова заболела тогда, когда Юна поняла, что ее рог…ПРОПАЛ! Черт возьми, источник магии, помощник почти во всем, принадлежность, без которой единороги – не единороги…Он пропал! На его месте появился… Эм, нет, на прыщ это не похоже. Это скорее… Да, точно, это камень. Взяв зеркало, лежащее в углу, Юна поглядела на себя. Ее ничуть не удивляло то, что зеркало она взяла с помощью магии. Положив обратно на место зеркало, Юна опомнилась и про себя подумала: «Так даже лучше, буду выделяться». Она не стала звездным аликорном (эти аликорны еще назывались под цвет драгоценного камня), потому, что изначально родилась единорогом. Однако Лиандра стала звездным аликорном потому, что изначально была пегасом (ее мама была земной пони, а отец – крылатым жеребцом). Так и достался Лиандре этот камушек. Он даже менял цвет – у Юны он был зеленый, у Лиандры – красный... А особый талант Лиандреллы (ее полное имя – Лиандрелла Росакроун) – выращивание роз. Но они были необычайно красивыми, их запах разносился за километр, а форма…Розы были в форме короны. Они довольно странно распускались и поэтому сад Лиандры, особенно весной, был очень популярен. Да что уж там – она была королевой. Название империи, в которой они правили с Сомброй, менялось в зависимости от имени первенца короля и королевы. А так как Юна стала могущественным единорогом после получения камня, то ее и возглавили королевой Юнистоуна (так прозвали империю, хотя тогда она была размером с Понивилль). Это все, что я знал о предках Лиандры, это все, что рассказывали нам в школе. А теперь я Вам расскажу про начальную стадию хаоса на сердце у Сомбры…

Передав плащ мужу, Лиандра сказала:

— Удачи тебе! Я буду ждать тебя вечером. Не опаздывай, сюрприз будет особенный, я обещаю!

В тот день Сомбре исполнялось семьсот тридцать четыре года (а мне тогда было всего лишь триста пятьдесят шесть лет). Темный король вышел из маленького домика. Такие домики были почти у всех, кому не хватало денег даже на новые семена (очень бедные пони). Сомбра и Лиандра были честны к своему народу и пытались не выделяться огромными замками. Его работа была опасна. Помните пони-фениксов? Так вот, благодаря Сомбре эти камни могли добывать даже обычные пони (но чаще всего все-таки пегасы). Его рог имеет красный оттенок неспроста – используя редкое заклинание, Сомбра «замораживает» лаву. Да, заморозить лаву – это невозможное, но по-другому я назвать это не могу. Хотя, это можно назвать остановкой времени в поле действия вулкана. Заклинание наносит вред своему исполнителю, поэтому после долгой работы Сомбре надо отдохнуть и обычно он идет в места, где прохладно. Заклинание, что он использует, переносит тепло магмы на тело Сомбры, но с помощью наших дружинников-единорогов, оно слегка охлаждается с помощью магии. Конечно, охлаждается незначительно, но, тем не менее, мы (дружинники) спасаем его от смерти. Пока наш король использует свою магию, отряды пегасов летят к магме (кстати, другие единороги постепенно поднимают ее вверх, чтобы добывать камни было легче) и добывают драгоценные камни. Они не только сияют на солнце, они излучают тепло. Обычно мы дарим каждой семье по камню в зимнее время, а так все эти камни уходят на украшения для более богатых семей. Те, кто их добывает, получают особую «зарплату». Им позволено бесплатно ходить в рестораны, посещать СПА и большинство мероприятий они посещают бесплатно (причем это касается и их семей). Ну, также король обеспечивает их едой. Но и на работу эту поступить тяжелее некуда – нужна хорошая выдержка, сильные крылья и смелость. На этой работке ни в коем случае нельзя «бежать» от лавы, иначе придет конец твоим соплям и близко тебя к стоящей работе не подпустят с твоей трусостью. И поэтому многие жеребцы работают на обычных фермах, кормя народ. Группы делятся на несколько типов, причем делятся они по цветам. Начальное слово – название драгоценного камня, второе – смерч (надо создать небольшой вихрь возле магмы, чтобы хоть как-то ее охладить – брызгать она-то не брызгает, но печет даже в застывшем состоянии). И поэтому все пегасы делятся на группы смерчей: рубиновый, сапфировый, изумрудный и топазный. Есть определенное временное значение для пегасов и каждая группа должна добывать камни в нужное время. Вот такая у нас задачка. Я, кстати, главарь всех этих групп, а если быть более точным — я главный помощник Сомбры (но в день происшествия я был еще не таким взрослым, только «вышел» из детского облика). Кстати, кьютимарка у нашего короля – часы. Но не простые. Вместо цифр – драгоценные камни, а вместо стрелки – кирка. Он – ответственный за добычу кристаллов и каждый год он устанавливает определенное количество кристаллов, которые надо будет добыть. Однако он не занимался этой работой целое тысячелетие…Не знаю, что с ним случилось сейчас, поэтому иду это выяснять…Точнее, я это уже давно выясняю. Примерно месяц после того, как его второй раз заточили во льдах. Ах, да что там! Продолжим рассказ, пока мы не пришли на нужное место.

Сомбра ушел, а Лиандра осталась дома. Она подошла к двери, что вела в подвал, где хранилась еда. Прямо на ручке двери висела сумка болотного цвета, а на ней был изображен виноград и яблоки. Эту сумку Лиандра обычно использовала, что собрать еду на пикник (в основном, часть еды из всей). Но на тот момент в ней не было никакой еды. Открыв сумку, Лиандра аккуратно вытащила оттуда маленькую пони розового цвета. Она была больше сиреневатого оттенка. На голове был маленький хвостик темно-фиолетового цвета, слегка завивавшийся на кончике. По виду малышке был месяц, не больше. Да, это была девочка. Для месячного ребенка реснички у нее были довольно крупные. На лбу виднелся желтый камень. Правый глаз был голубого цвета (скорее даже лазурного), а левый – красно-огненного. Также были маленькие крылья того же цвета, что и тело. Малышка открыла свои маленькие глазки и улыбнулась, увидев лицо любимой мамочки. Лиандра тихонько прошептала Лионесс на ушко:

— Ничего, все хорошо…Скоро придет папочка, и я тебя с ним познакомлю.

Дело в том, что Лионесс родилась за месяц до Дня Рождения Сомбры, поэтому Лиандра решила сделать подарок. Хотя, это была первая версия. На самом деле, в детстве Лиандра ходила к ясновидице, которая никогда не ошибалась. Та выдала подобную речь:

— Месяц пройдет, малыш может остаться жив. Тебе решать. Либо сразу скажешь отцу и умрешь, либо же спрячешь малыша, куда подальше от чужих глаз. Все равно умрешь в один и тот же день, независимо от выбора. Но твое решение приведет к изменению мира, поэтому думай хорошо. У тебя есть пятьсот лет, чтобы сделать будущий выбор…

Да, слова ее испугали, но выбор она сделала…

В дверь Лиандры постучали. Белая кобылка насторожено подняла ушки, и ее камень на лбу засветился:

— День настал…

Сумка с Лионесс приподнялась в воздух и сквозь стену «пролетела» в неизвестном направлении:

— Все хорошо, моя маленькая! – полушепотом сказала мама. – Все так должно быть, не бойся!

В дверь снова постучали:

— Уже иду, секундочку…

Вдруг дверь выбили сильные копыта, на пороге появился огромный жеребец. У него были большие крылья, что для пегасов не свойственно. Был довольно молодой. Короткая стрижка и очень длинный хвост, за которым, судя по блеску, хорошо ухаживали. Сам пегас был оранжевого цвета с каштановыми волосами. По всему лицу были веснушки. Глаза были голубого цвета. По выражению лица было видно, что он был самоуверенный жеребец. Его звали Голл Дизайр. До того, как он получил кьютимарку, он был стеснительным мальчишкой, но потом самооценка резко возросла. Вначале он просто жаждал славы, но потом, ради этой славы, он мог пойти на убийство. Обернувшись, он кинул взгляд на своих помощников и спокойным тоном произнес:

— Идите, ищите ее мужа, а с ней я сам разберусь.

Четыре жеребца стремительно побежали в разные стороны, а пегас, немного порывшись в белой сумке, которая висела у него на спине, достал нож и с молниеносного рывка кинулся на Лиандру, воткнув нож прямо в глотку. Лиандра умерла через секунду. После того, как ее сердце издало последний стук, камень на лбу разбился на две части и маленькие искры полетели в две разные стороны. В тот же момент земля затряслась. Четыре вспышки разнеслись из-под земли, после чего помощники Голла пропали без вести. Вдруг прямо под копытами пегаса резким рывком вылезло огромное красное существо. По образу оно было похоже на кобру. Не успел Голл моргнуть, как его поразила молния, а красное существо исчезло. Сам Голл упал на землю. Он был мертв…

Вспышки света не остались незамеченными. Сомбра, который уже был в процессе работы, резко повернул голову к дому и мигом побежал к месту происшествия. Пегасы, которые собирали кристаллы, быстро отскочили от лавы, некоторые поранили копыта. Я тоже не удержался и поранился, но эта рана уже давно зажила. Со всех сил я побежал за Сомброй. На месте бедствия лежал Голл, его тело было все в царапинах, одно крыло было оторвано. Я посмотрел на Сомбру и попытался его успокоить, в то время как мы подходили к двери его дома:

— Да ладно Вам, сир, все ведь обош…

Не успел я договорить, как увидел тело белой кобылки, которое безжизненно лежало внутри дома. Такого выражения лица у Сомбры я еще не видел. Он тяжело дышал, все тело дрожало, зрачки сузились. Он не был похож на самого себя. Через пару секунд, когда он наконец-то, вроде бы, успокоился, произошло то, что полностью перевернуло этот мир. Сомбра резко побежал в сторону Кристальной Империи, в надежде отомстить. Я попытался остановить его:

— Король! Если Вы не остановитесь, то начнется Первая Имперская Война! Нельзя этого допустить!

Сомбра остановился, кинул свой взгляд на меня, и не своим голосом произнес:

— Война может начаться, если АРМИЯ нападет на Империю… А я пойду туда один.

— Нет! – этих слов я боялся большего всего… — Я Вас ни за что одного не отпущу!

— Это приказ! – голос был совсем другой, раздражительный, жаждущий мести…

Я понял, что останавливать его бесполезно… Со всех копыт он помчал к Кристальной Империи, а мы проводили его взглядом, желая удачи и скорого возвращения.

Через неделю мы узнали, что в Кантерлоте проходили похороны Мироздательницы. Наши пегасы полетели туда, чтобы узнать, что произошло. Нам пришлось ждать еще две недели, как наши лазутчики вернулись и сообщили о том, что Мироздательница погибла после того, как свергла темного Короля с трона Кристальной Империи (заточила во льдах). Мы его искали много лет, многие из нас погибли…Кто в бою, кто от старости… Мне оторвали крыло, а рог и второе крыло – сломали… Если хотите и об этом расскажу… Сейчас же мы узнали, что наш Король выбрался из заточения и поспешил вновь туда. Это было месяц назад. Его вновь заточили во льдах, но теперь-то мы знаем, где его искать. К тому же нам сообщили, что корона зла была свергнута с его головы. Поэтому с ним, скорее всего, уже все в порядке. Когда он прибыл впервые в Кристальную Империю он понял, что жена Голла была на тот момент в Кантерлоте, поэтому решил захватить самое ценное в самой Империи – Кристальное Сердце… А на нем в тот момент была порча, поэтому, когда Сомбра взял Кристальное Сердце себе, его охватила алчность и таилась в нем тысячу лет…Он наверное забыл кто я… Буду надеяться, что это не т…»

— Сир, магическое поле засекло живое существо подо льдом! – крикнула кобылка темно-синего цвета с сапфировой гривой. Она отличалась от других единорогов. Скорее не тем, что у нее был рог непонятной формы. Ее уши…Они были намного длиннее, и они были похожи на клешню. Ее полуприкрытые глаза показывали ее возраст – была она не так уж молода. Хвост у нее не был покрыт шерстью (волосами, так сказать). Он был покрыт малой чешуей, как у змеи. Это была одна из водяных пони. Они очень боялись солнца и не могли долго держаться на нем, поэтому большинство жило под водой. Только некоторые могли взглянуть на солнце, сидя на суше. У них были и другие формы – их задние копыта исчезали и превращались в длинный хвост. Они напоминали пони-русалок из легенд. Питались они водорослями и не переносили земной еды. Водяные пони не единственные волшебные существа этих земель…

Большой жеребец черно-розового оттенка с фиолетовой гривой подошел к огромной льдине. Он был довольно грозного вида. Большой подбородок, поломанный рог, одно крыло было сломано, второго вообще не было. Вырванная грива и хвост (именно вырванная, а не подстриженная). Зеленые глаза слегка переливались в голубой. У него был серьезный взгляд. Фиолетовыми копытами он постучал по льдине, а потом резко ударил по ней. Лед раскололся.

— Берите кирки и ломайте лед! Я поспешу в Росакроун и подготовлю все, чтобы Короля согреть и накормить. – Жеребец быстро поскакал в сторону империи, на ходу продолжая кричать вслед. – Аксиома Дайс, ты за старшую! Аквариелла – ты пойдешь со мной!

Пегаска голубого цвета с белоснежными крыльями и лазурной гривой приставила копыто к мордочке.

— Есть, сэр!

Достав крылом из белой сумки кирку, Аксиома подошла к коллективу, состоявшего из жеребцов:

— Джеймс Стоун назначил меня главной! Кирки в зубы и за работу! Если у вас есть магия, то вот, берите запасные кирки и работайте в два раза усерднее!

— Но…Это ведь нечестно…- два единорога возмутились приказом ничтожной, для них, пегаски.

— Отставить возмущения! Вы жеребцы или кто? А ну быстро принялись за работу! Я что, одна должна тут пахать?

Пегаска помчалась к самой тонкой части льда и принялась откалывать куски льдины. Жеребцы поступили ее примеру и минут через двадцать они пробили лед к пещере. Аксиома кинула кирку внутрь пещеры и уже хотела туда спуститься, но единорог черного цвета с бело-фиолетовой гривой подставил копыто и слегка отодвинул ее от дыры, которую они пробили. В зеленых глазах жеребца можно было прочитать надпись, в которой говорилось, что лучше не стоит спускаться:

— Аксиома, ты же понимаешь, что лучше не стоит. Неизвестно что там.

Голубая пегаска злобно посмотрела своими фиолетовыми глазами на Эша и произнесла:

— Ха! Ты думаешь, что я буду попусту терять время?! Если ты так беспокоишься за меня, то пойди и проверь, что там!!!

С этими словами пегаска собрала все силы и толкнула жеребца вниз. Там было не так уж глубоко, но, тем не менее, единорог отбил себе бок. Через пару секунд Эш очнулся, привстал и, перешагивая дрожащими копытами, двинулся вперед, тихо нашептывая:

— Эмм…Ну ладно…Я типа, это…Пошел?

Отряд жеребцов и Аксиома, которые стояли наверху, аккуратно спустились вниз за единорогом. Кто телепортировался, кто полетел, а кто, собрав все бесстрашие, прыгнул вниз.

Было настолько холодно, что и до того довольно бледная кожа пегаски стала практически белой. Они, конечно, могли создать небольшие огоньки, чтобы согреться, но под ними был маленький слой льда, толщиной в метр. Маленького огонька хватило бы, чтобы растопить эту «преграду» и очутится в океане. Да еще и толпа жеребцов по нему топчется, как же лед не ломится-то? Если надо будет – то бесстрашные «друзья» окунутся в мир невиданных океанских странствий.

— Аууу… — крикнул жеребец с огненным сердцем на боку.- Я полечу вперед, проверю. Может, что найду.

Расправив фиолетово-белые крылья (по всей видимости, он был братом Аксиомы), жеребец полетел вперед. Он довольно долго не возвращался, а когда вернулся, зрачки у отряда, которые дрожали от холода, сузились до такой степени, что была видна лишь черная точка. Рядом с Флеймом (так звали жеребца), под крылом, шел единорог…Усталый, голодный…Его голубые глаза были опущены вниз. Черная грива ниспадала с головы, окутывая черно-красный рог. Это был король Сомбра, с которого была снята корона зла. Он стал вновь таким, как прежде. Взирая на свое отражение на льду, Сомбра задумался… «Зачем он вообще атаковал Кристальную Империю…С чего все началось…И кто они – эти жеребцы и пегаска, которые нашли меня…»После этих мыслей Сомбра пал без сил…

— Ах, помогите же! Он ведь не перышко, черт возьми…- пегас, еле держась на копытах, пытался поднять короля.

— Продержитесь здесь немного, я позову Джеймса. – Аксиома расправила белоснежные крылья и, словно бабочка, вспорхнула вверх.

Примерно через пять минут жеребцы услышали стук копыт. Вдруг их накрыла небольшая тень, они посмотрели наверх и увидели аликорна, который, прыгнув вниз к отряду, подхватил к себе на спину короля:

— Вы не могли телепортировать его в Империю? Вы же единороги!

— Сир, мы бы с удовольствием это сделали, но наши магические возможности не могут переместить сразу всех, а некоторые не знают дороги обратно…

— Ай, ладно…Пегасы – помогите земным пони добраться наверх. Единороги – поддерживайте короля Сомбру магией, потому что он может упасть с правого бока…- Джеймс «перекатил» Сомбру на единственное левое крыло.- И не отставайте – бежать будем быстро.

Вскоре весь отряд прибыл на место. Остановились у небольшого дома, по всей видимости, в нем жил сам Джеймс. Было довольно красиво, но пустынно…Джеймс жил один, его семья давно покинула этот мир…Точнее, мир покинули его родители, а девушки за все эти тысячи лет у него все еще не было…Может, была одна, но это любовь взглядом, не более…

По виду дом напоминал музей. Стены были персикового цвета, что довольно было странно, глядя на хозяина сего дома. На стенах, ближе к потолку, висели портреты, скорее всего, семьи. Похоже, он был искусным художником. Рядом с портретами висели маленькие листы бумаги, на которых было накалякано непонятно что. Но только Джеймс понимал, что это – рисунки с детства. В левом углу стоял большой шкаф, забитый красками и несколькими книгами – красок у жеребца было куда больше. Рядом со шкафом стояла тумба с вазой, но вместо цветов она была наполнена кистями. Под портретами висело несколько полочек. Они были закрыты стеклянной дверкой, поэтому можно было увидеть что внутри. Там лежали драгоценные камни. Те самые драгоценные камни из вулкана, каждый по одному экземпляру. В правой части комнаты была еще одна деревянная дверь. Джеймс открыл ее и аккуратно положил короля Сомбру на кровать. Она была по виду очень мягкая. Белая простынь и большое персиковое одеяло. Эта комната – спальня Джеймса. Стены были покрашены в желтый цвет. Сама по себе спальня была небольшая. Напротив кровати был шкаф, заполненный свитками. Рядом со шкафом стоял мольберт, а неподалеку – маленький столик с чернильницей. Вблизи от чернильницы стояли краски разных цветов и набор перьев. Похоже – Джеймс любитель как порисовать, так и писатель из него неплохой. В этой комнате была еще одна дверь. Жеребец открыл ее, пригласив туда отряд:

— Это спальня, а вы направляйтесь в кухню. Я приготовлю что-нибудь для вас, пока Сомбра спит. Ему надо отдохнуть…Потом мы хорошо его накормим.

Жеребцы прошли на кухню, а Аксиома прошла за Джеймсом, который направлялся из дома куда-то в неизвестном направлении:

— Извините, сэр, а куда Вы идете?

— Я направляюсь к фениксам. Думаю, нашему хозяину не помешало бы лишнее тепло.

— Но у Вас же есть эти волшебные камешки с жерла вулкана…- Аксиома оглянулась на полочку, в которой лежали драгоценные камни.- Простите, если вдруг что…Я просто в них не разбираюсь.

— Ничего страшного. Тепло в этих камнях давно иссякло, я даже не помню, сколько этим камням лет. Наверное, лет эдак пятьсот.

Аксиома и Джеймс направились к вулкану. Долго идти не пришлось – дом Джеймса находился довольно таки близко от огнедышащей горы. Голубая пегаска пятилась сзади жеребца – она никогда не была так близко к вулкану, но любопытство убивало ее, и она просто не могла уйти обратно, к отряду. Вдруг из жерла вулкана вылетело что-то с невероятной скоростью. Прорисовав в воздухе два огненных круга, непонятное существо устремилось прямо на аликорна.

— АААААА! – крылья пегаски резко раскрылись, и она молниеносно устремилась ввысь, подальше от пылающего монстра.

Джеймс, вскинув бровь, скривил лицо и обратился к существу, которое спокойно село рядом с аликорном, потихоньку складывая крылья к телу. Аксиома стала замечать, что пламя постепенно стихает, показывается грива, уже сложенные крылья и пони, глаза которого несколько секунд назад были словно змеиными. Это был пони-феникс. Да, один из тех самых легендарных пони. Они первые, кто стали добывать драгоценные камни из жерла вулкана. Теперь же, когда единороги «охлаждают» застывшую лаву, фениксы позволяют себе лететь глубже. В тех местах драгоценные камни источают больше тепла и блестят они намного ярче. Пони, который приземлился возле Джеймса – один из немногих фениксов, которые могут продержаться на, так сказать, суше. К тому же была зима, поэтому даже возле вулкана было довольно прохладно (в крайнем, было холодно для фениксов). Самого феникса звали Джуси Пич(Juicy Peach), а кьютимаркой ему служили три персика. Да, довольно таки странно увидеть пегаса, который занимается выращиванием персиков. Недалеко от вулкана, на поляне, где жили пони-цветы (о да, они в здешних местах вообще самые крутые), у него был второй домик (первый был в жерле вулкана). Вокруг дома, на той поляне, было много персиковых деревьев. Да и вообще на той полянке росло много чего, что расти в одном месте просто не может. У него была жена – кобылка оранжевого цвета с желто-голубой гривой и зелеными глазами – ее звали Файрстар. Это имя она себе сама придумала, потому что имя, что было дано ей с рождения…В общем – оно ей не понравилось…Ах да, пони-феникс, к которому пришел Джеймс, был светло-розового оттенка с оранжевой гривой. На щеках были веснушки. Глаза были серо-зеленого цвета. Он был одним из самых лучших друзей Джеймса. А все потому, что его персики – были самыми лучшими и при этом единственные персики во всей Эквестрии! А Джеймс – тот еще персиковый любитель!

Слегка сделав «дай пять» крылом (у Джеймса ведь оно было поломано), аликорн обратился к Пичу:

— Мне нужна твоя помощь…Мы нашли короля Сомбру…- после этих слов жеребец опустил голову, намекая на то, что дела не так уж хороши.

— Да-с, сэр. – голос пегаса был шипящим, как у змеи, но, тем не менее, довольно таки приятным.

Два жеребца уже хотели направиться к дому, как вдруг Пич остановился и указал крылом Джеймсу на дом:

— Идите-с, сэр. Я помогу Вашей подруге, так сказать, очнутся от увиденного.

Аликорн кивнул головой и направился к своему дому, в то время как феникс подлетел к Аксиоме, которая испуганными глазами смотрела на существо перед собой:

— Пойдемте-с, мисс.

Подкинув пегаску на свою спину, жеребец стремительно побежал по обрыву вулкана, так как возможности летать у него не было. Дело в том, что крылья фениксов загораются огнем во время полета, хотят они того или нет. Вскоре пегасы прибыли к дому Джеймса.

— Приобними короля крылом и отдай ему чуть своего тепла. – Джеймс указал на Сомбру, который свернулся клубочком в постели аликорна.

— Есть-с, сэр.

Пич обнял короля крылом и приложил нос к щеке Сомбры. Температура тела феникса стала увеличиваться, а грива слегка стала полыхать огнем. Дыхание жеребца стало очень горячим, отчего на лице Сомбры появилась улыбка. После тысячи лет, просиженных во льдах, он наконец почувствовал тепло. Настоящее тепло. Словно утренние лучики солнца щекотали его лицо. Он, вспоминая детство, приоткрыл глаз и поглядел на преданного друга – Джеймса. Улыбка на лице жеребцов увеличилась, и Джеймс со слезами кинулся в объятья старого друга. Конечно, Сомбра был не в силах сейчас обниматься, но он смог хоть как-то прижаться к давнему знакомому. Джеймс безумно любил Сомбру, ведь когда-то тот спас ему жизнь. Это, кстати, случилось незадолго до ухода Сомбры в Кристальную Империю. Отряд оторвался от пола, и взгляд каждого устремился на лицо аликорна, которое полностью было в слезах. Они такого никогда не видели, поэтому им было очень интересно на это посмотреть. Так неожиданно увидеть на лице грозного капитана столько слез, слез счастья. Джеймс прервал объятья и, поспешив на кухню, успокаивающим голосом, словно не своим, сказал:

— Я приготовлю Вам покушать, мой любезнейший Король.

Жеребец был ласков к Сомбре, даже слишком ласков. Он с ним сюсюкался так, словно Сомбра – его заболевший отец, следить за которым надо каждую секунду. Король попытался встать с кровати, но копыта не слушались. Пич, стоявший рядом, аккуратно помог Сомбре вновь лечь на кровать, с которой тот чуть не упал.

— Сэр, я не думаю, что Вы можете пока ходить…Вам-с надо отдохнуть.

Вот это да! У Джеймса было несколько профессий одновременно! И художник, и писатель, и капитан Камнеискателей, да еще и повар! Вы бы видели, как он быстро нарезал листы капусты, окутывая ими аккуратно выложенные на тарелку огурцы и помидоры. О, Сомбра очень любил овощи. Да, ему не нужны были какие-нибудь царские блюда, он бы наелся даже от малого яблока! Дружная компания с любопытством наблюдала за тем, как король в обе щеки набивает рот едой. Бедняжка, наверное, он даже забыл, какая она на вкус, эта еда. Джеймс залез на кровать и уместился справа от короля. Он обнял короля крылом и приложил подбородок к гриве Сомбры, закрыл глаза и ждал, пока его страдающий от голода друг наестся досыта. Вскоре, после семнадцатой тарелки салата из овощей и нескольких стаканов персикового сока (он не ел целое тысячелетие, а вы что хотели?), Сомбра уткнулся сильнее к шее Джеймса. Вообще Сомбра был старше своего друга, но возраст и долгое заточение изменило его. Пока тот сидел и страдал алчностью в ледяных пещерах, Джеймс упражнялся и качал мышцы, отчего изменился до неузнаваемости. Аликорн поцеловал короля в шею и тихонько на ушко прошептал:

— Вам уже лучше?

Сомбра ответил кивком головы. Никого не удивляло то, что Джеймс так себя ведет – это давняя история и Джеймс просто обязан жизнью своему королю.

Прошло двадцать минут, команда жеребцов, Пич и Аксиома – они все разошлись по домам. Король и Джеймс остались наедине. Аликорн бережно расчесывал гриву своему приятелю, в то время как тот вслух обсуждал свое старое поведение:

— И почему я вообще напал на Кристальную Империю? – Сомбра посмотрел на Джеймса, в надежде узнать ответ. – Ты знаешь почему?

Джеймс несколько секунд молчал, потом подошел к шкафу со свитками и, убрав часть свитков в сторону, достал маленькую шкатулку. Размером она была не больше с копыто самого аликорна. Открыв ее, Джеймс достал осколок красноватого камня:

— Этот камень мы нашли через неделю после того, как Вы ушли от нас. Найден этот осколок был под обломками Вашего дома.

Сомбра дотронулся до камня, и его ослепила вспышка. Он потряс головой и оглянулся – на спине выросли огромные серые крылья с черным оперением на конце.

— Но кто…Кому принадлежал этот камень? – Сомбра со слезами на глазах приблизился к своему другу.

— Вы…Вы ничего не помните?

Скривив лицо, Сомбра посмотрел на своего приятеля, после чего опустил голову:

— Похоже, что нет…- король навострил ушки и его словно осенило.- Тем не менее, больше этого не повторится. Я найду девушку, заведу семь…

Зрачки короля сузились прямо так же, как в день его первого ухода. Вот тут Джеймс перепугался не на шутку. Неужели король вновь попытается отомстить?

— Сэр, я уверен, что не стоит этого дела…

Сомбра не дал ему договорить. Стремительно побежав вперед, король расправил крылья и взлетел высоко в небо. Джеймс хотел его остановить, но потерянное крыло помешало. Второй раз он допускает ошибку и кидает своего короля…Что же случится на этот раз? Даже если его не окутает алчность, то кому он будет мстить? Мать Каденс уже давно мертва. Неужели он будет мстить самой Каденс, которая итак подверглась первому нападению, даже не зная настоящей истории? Что случится с королем на этот раз?