Автор рисунка: aJVL
Глава 2

Глава 1

– Чаю, Ваше Высочество? – сказала пожилая серая кобыла в белоснежном чепце, предлагая на мой суд заварной чайник из неисчислимого Королевского Сервиза.
– Конечно, миссис Кози, – согласилась я, поднимая с моего прекрасного антикварного чайного столика из красного дерева мою прекрасную антикварную чашку из фарфора при помощи потока моей прекрасной антикварной магии. – Если мои прекрасные антикварные ноздри не обманывают меня, этим утром у нас крупнолистовой орандж пеко, не так ли?
– Разумеется, Ваше Высочество, – сказала миссис Кози. – Я же знаю, насколько Вы благосклонны к нему. И, к сведению Вашего Высочества, восхитительный жасминовый будет приготовлен к вашей встрече с недавно вернувшейся из Хайнда юной мисс Спаркл. Маленькой леди ведь нравится этот цветок?
– Да, нравится, – согласилась я, любезно улыбаясь Распорядительнице Королевских Чаепитий. – Наши с ней беседы в компании жасминового чая уже стали многолетней традицией.
– Я всегда говорила, что хорошо иметь с друзьями такие маленькие ритуалы и традиции, – сказала миссис Кози, ненадолго прислонив копыто к лицу в задумчивости. – Как бы там ни было, я полагаю, что после этого вы захотите чего-то более простого, так что у нас будет старый добрый оолонг и традиционные сандвичи с кресс-травой. А для вашего tête-à-tête с Принцессой Луной подойдет Эрл Грей, и, если вы простите старуху за её консерватизм, капелька бергамота в этом случае придаст особенный аромат.
– Рада слышать, – сказала я, – у вас всегда получается просто великолепный Эрл Грей, миссис Кози.
Она просияла, немножко краснея.
– Ваше Высочество слишком добры.
– Совсем нет, – возразила я, – всего лишь должная оценка вашего величайшего мастерства.
– Любезнейше благодарю, Выше Высочество, – сказала миссис Кози, сделав небольшой реверанс. – Оо, и на ночь мы подготовили для вас вас нечто особенное!
– Да? – произнесла я.
Миссис Кози кивнула.
– Мята! – воскликнула она.
Я вскинула голову.
– В каком смысле “мята”?
— Я о мятном чае, разумеется! – сказала миссис Кози.
– Оу. – сказала я, опускаясь обратно на подушку. – Что ж, звучит абсолютно восхитительно.
– А как же иначе? – сказала миссис Кози и добавила: – Ха, только посмотрите на меня, заболталась тут, когда нужно чай разливать. Передайте мне вашу чашку, Ваше Высочество.
Так я и сделала, и, выпустив из чайника на волю ароматное облако белого пара, она наполнила чашку до краёв. Я перенесла её обратно к своему диванчику, низко наклонила голову и глубоко вдохнула аромат.
– Ах, – вздохнула я. – Божественно, миссис Кози.
– Вы снова мне льстите, Ваше Высочество, – сказала миссис Кози, почтительно отходя от меня, одновременно с поклоном окутывая своей коричневой магической аурой ручку чайной тележки. – Просто позвоните в колокольчик, если захотите еще чашечку, слышите, Ваше Высочество?
– Ловлю вас на слове! – отозвалась я с музыкальным смехом. – Временами мне оказывается не так-то просто остановиться на одной!
– С вашего позволения, Ваше Высочество. – сказала миссис Кози, выкатывая тележку через раскрытые двери. Я кивнула и улыбнулась ей. Я удерживала эту маску самообладания ровно до того момента, когда двери наконец с щелчком затворились и шаги миссис Кози начали удаляться.
Улыбка спала с моего лица. При помощи магии я направила мою прекрасную антикварную чашку из фарфора к прекрасному антикварному папоротнику, приобретенному специально для этой цели, и с облегчением вылила омерзительную жижу в его терпеливую и всепрощающую почву, наблюдая, как она разливается, а потом впитывается в землю.
– Как же я, лягать, ненавижу чай, – процедила я, уставившись на размокшую грязь.

***

– Такова история о том, как мы с подругами разрядили обстановку во время зарождающегося межнационального кризиса и посредствовали заключению прочного мира между народом оленей Хайнда и Небесным Королевством грифонов! – сказала моя верная ученица, делая глубокий глоток жасминового чая.
— Мм, – произнесла она, закрывая глаза в блаженстве и позволяя поднимающимся над чашкой завиткам пара омыть её лицо. – Великолепно, как и всегда, Принцесса Селестия!
– На моей службе состоят только лучшие, – сказала я с улыбкой. – В том числе и в области переговоров. Я очень рада столь замечательным новостям из-за границы, Твайлайт. Я хотела бы получить схожие отчеты от каждого члена твоей дипломатической миссии, если это вас не затруднит...
– Мои подруги ожидают внизу, Принцесса, с отчетами на копытах! Мы выучили так много нового не только о дружбе, но и о сложных межнациональных переговорах, и мы горим желанием поделиться всем этим с вами. – она озарила меня широкой белозубой улыбкой и сделала ещё один глоток жасминового чая.
Я ответила тем же и сделала небольшой глоток из собственной чашки, привычно прикладывая всё своё самообладание, лишь бы не поморщиться от вкуса пойла. Раскопать заклинание путешествия во времени и отправиться в прошлое – ох, как же мне иногда этого хотелось! Там бы я нашла того беспринципного мерзавца, что придумал заливать листья кипятком и пить эту бурду, и дала бы ему хорошей затрещины. Не исключено, что по возвращении я обнаружила бы цивилизацию в руинах, а мир – под гнётом деспотичного режима Бриллиантовых псов или ещё что-нибудь в этом роде. Но ради такой цели можно было бы и рискнуть.
– Ах да, – продолжила Твайлайт, не подозревая о моём внутреннем монологе, – ещё мы выучили кучу других уроков! Рэрити хотела поговорить с Вами о чём-то под названием "Болливуд", Пинки собиралась представить графически оформленный доклад о том, почему не стоит есть за один присест слишком много цветной капусты с виндалу, а Рейнбоу Дэш будет упрашивать Вас устроить ежегодный фестиваль, где пони управляли бы украшенными бриллиантами воздушными змеями, и чтобы это было как битва "срежь-змей-у-другого", вроде того как это делается там – прекрасная, безопасная идея.
– Я думаю, что никаких проблем с этим не должно возникнуть, – ответила я, слегка кивнув.
– И ещё кое-что, – сказала она с озорным блеском в глазах. Рог Твайлайт вновь окутало сияние, когда она принялась рыться в висящем на её шее мешке с дипломатической почтой. – У меня для Вас небольшой сюрприз из Хайнда. Угадайте, что это?
– Это... чай? – предположила я. Моё лицо окаменело в подобающем принцессе выражении сдержанного изумления.
– Это чай! – воскликнула Твайлайт, демонстрируя в воздухе небольшую металлическую коробочку. – Ох, подумать только, столько всего можно перевезти через границу с дипломатической корреспонденцией! Ни таможни, ничего такого. И, что самое главное, это абсолютно законно!
Она приблизила коробочку к себе и прочла выбитые в металле слова:
– Верхнелистовой Дарджилинг сверх-строгого отбора, – было написано на упаковке. Твайлайт продолжила: – Также именуемый “Шампанским от мира чая”, этот чай обладает лёгким вкусом, манящим цветочным ароматом и мускатным послевкусием. Идеален для завтрака, лёгкой закуски, а также для любого другого момента, когда Вам просто захотелось расслабиться.
Её лицо светилось.
– Поверьте, Принцесса, никто не знает о чае больше, чем хайндийцы. Если б Вы знали, сколько чая я там попробовала.
– Звучит восхитительно! – произнесла я. – Не могу дождаться, чтобы попробовать!
– Эй, а я знаю! – воскликнула она. – Зачем откладывать в долгий ящик? Давайте позовём миссис Кози, чтобы она заварила нам по чашечке! Если, конечно, вас не смущает, что подарок придётся отрыть прямо сейчас.
– О, я даже не знаю, этот жасминовый чай доставляет мне массу удовольствия, – изящно склонив королевскую голову к моей прилежной ученице, я произнесла эту наглую ложь без тени стыда.
Твайлайт моргнула. Сообразительная, жадная до знаний и проницательная – такова моя Преданная Ученица. К тому же ко мне она всегда внимательна. Конечно, всё это очень полезно во время занятий, но когда тебе надо пустить кому-то пыль в глаза... уже не очень. Я готова поклясться, что своим видом никак не выдала истины, но, к своему ужасу, я увидела, как её лицо приняло озабоченный вид после сказанных мною слов.
– Что-то... не так? – спросила Твайлайт, с едва различимыми нотками её вездесущей тревожности в голосе. – Вам не нравится Дарджилинг?
– Мне, разумеется, нравится любой чай, – ответила я, углубляя бездонную пропасть лжи ещё на пару дюймов. – Я очень рада и благодарна твоему подарку, моя Преданная Ученица.
– У Вас ведь уже достаточно много Дарджилинга, – отметила она.
А ведь однажды я забила целый шкаф этим Дарджилингом, вдруг вспомнилось мне. Наполнила доверху. Но на прошлой неделе, когда была в хорошем настроении, я опечатала его рунами и под покровом ночи отнесла в хранилище для небезопасных магических артефактов. Так приятно было наконец избавиться от него.
– Ничуть! – ответила я, таким образом, абсолютно честно.
– Тогда... что же случилось? Пожалуйста, Принцесса, ответьте мне!
Эти жалостливые глаза. Прародитель Гиракотерий, упаси меня от этих глаз, подумала я, укрепляя свой дух против неудержимого урагана умилительной простодушной мольбы, которой лучились глаза моей ученицы. Я припомнила, как будучи ещё маленькой кобылкой Твайлайт регулярно испытывала эти свои глаза на мне, с постоянным успехом превращая могущественную правительницу всей Эквестрии в податливое желе. Я просто бессильна против них.
Да будет так.
– Твайлайт Спаркл, – сказала я с плохо скрываемыми нотками радости в голосе, опуская с заговорщицким видом голову, – я хочу поведать тебе кое-что такое, чего не знает больше ни одна живая душа в мире. Ты готова это услышать?
Лицо Твайлайт засияло ярко, словно моё Солнце.
– Да! – почти выкрикнула она. Я увидела, как неиссякаемый источник радости раскрылся в её сердце от того, что я доверяю Твайлайт Спаркл одну из сокровенных тайн Эквестрии. – Конечно, Принцесса!
Я изобразила свою самую отработанную, доведённую до совершенства улыбку.
– На самом деле мне не нравится чай.
Лучистое солнышко Твайлайт моментально покрылось ледяной коркой, и я вздрогнула от осознания собственного просчёта. На её лице не дрогнул ни один мускул, но яркий свет в глазах Твайлайт моментально исчез и оказался захоронен под толстым слоем вязкой глины где-то на задворках её сознания. Я ощутила неожиданную пустоту в своём животе и, чтобы хоть как-то заполнить её, я вновь заговорила.
– Это довольно забавная история на самом деле, – произнесла я, стараясь звучать как можно более убедительно. – Несколько тысяч лет тому назад Принцесса Луна никак не могла подобрать подходящий подарок на мой очередной день рождения. Для кобылы моего возраста больше всего подходит что-нибудь легко расходуемое; как ты может быть знаешь, одна из королевских археологических экспедиций до сих пор занимается изучением находок в одном из моих старых, давно забытых хранилищ для подарков – как раз недавно они дошли до пласта декоративных подсвечников. Как бы то ни было, Луна каким-то образом втемяшила себе в голову, что я заядлая любительница чая, так что она купила мне этот прекрасный чайный сервиз, дополненный небольшим чайным набором различных сортов. Я была очень тронута этим подарком, хотя на самом деле я просто не переношу этот напиток. Но я не могла сказать ей это прямо в лицо – ты знаешь практически не хуже меня, насколько чувствительной она может быть – так что я заварила себе по такому случаю чашечку под её пристальным наблюдением и притворилась, что действительно получаю удовольствие. И она сама выглядела очень счастливой, наблюдая за мной.
– Какое-то время спустя нам пришлось принимать у себя цилиньского посланника вместе с его свитой по вопросам торговых отношений. А ты знаешь как эти полудраконы-полуединороги гордятся своими чаями. Так что у меня появилась идея нанять действительно первоклассного чайного мастера – кстати миссис Кози её пра-пра-пра... далёкая правнучка – чтобы она заваривала нам всем отличный чай. Всепони как будто бы были довольны, и я посчитала эту тему закрытой.
– Где-то спустя месяц начали прибывать первые ящики из Цилиня: дары в благодарность за мою отличную выдержку во время проведения торговых переговоров. Всё это сопровождалось благожелательными письмами, в которых мне желали здоровья и долгой жизни, а так же не забывали напомнить наслаждаться чудесным подарочным чаем. И было бы просто верхом бестактности пренебрегать всем этим, не так ли? Так что я решила для самой себя, что смогу преодолеть свои странные вкусовые пристрастия, и начала пить чай почти на постоянной основе, в надежде хоть как-то свыкнуться с ним.
– Некоторое время спустя после этого, чай и я стали практически неразделимы в умах моих подданных. Вскоре, весь мой двор оказался наполнен жеребцами и кобылами, не представлявших Принцессу без чая. Он стал чем-то вроде символа. Это может прозвучать по-жеребячьи, но когда дело дошло до такого состояния, я решила, что если покончу с этим недоразумением, то могу пошатнуть в глазах подданных свой образ, как неизменного бастиона света в тогдашние темные времена.
Я начала прохаживаться по маленькому балкону Палисандровой залы, обратив свой взор на радостную суматоху Кантерлота, наблюдая, как маленькие пони мчатся туда-сюда со своими повозками, словно заводные игрушки в кукольном городке.
– Но за все сотни лет питья, – сказала я, – мне таки и не удалось к нему привыкнуть. Меня от него тошнит. Временами буквально. Это мой самый нелюбимый напиток в истории, даже хуже чем тот эксперимент с пивом из забродившего можжевельника без сахара, когда мне было что-то около семисот. Прости, что вываливаю это на тебя так неожиданно, но я подумала обо всех тех прекрасных сувенирах, которые ты могла купить вместо этого Дарджилинга, и мне стало совестно. Так не могла бы ты простить старую кобылу за эту маленькую безвредную ложь, моя Преданная Ученица?
Я повернулась и взглянула туда, где сидела Твайлайт.
Её уже не было на месте.
– Всё могло бы пройти и получше, – произнесла я со вздохом. Со стороны арочного выхода из Палисандровой залы донеслись звуки суеты, и вскоре в помещение влетел сержант-гвардеец, статный пегас по имени Гоплит.
– А, Сержант Гоплит, – произнесла я с улыбкой. – Вы случайно не видели обеспокоенную фиолетовую единорожку, выбегающую из этих покоев буквально несколько мгновений тому на—
И это всё, что я успела произнести, прежде чем он налетел на меня и прижал к полу всем своим весом.
Мои глаза расширились, за секунду все возможные планы предательства и убийства пронеслись в моей голове. Так что я была несколько удивлена, когда Гоплит стянул свой шлем и буквально выдохнул мне в лицо всего одно слово.
– Самозванка! – выкрикнул он.
Ох, это не к добру.
– Сержант Гоплит, – сказала я как можно спокойней, – одна лишь сила моих крыльев позволяет гнуть закалённую сталь, так что смею вас заверить, это лишь вопрос вежливости, но не могли бы вы убрать себя с Моего Королевского Высочества?
– Я не принимаю приказов от ложных узурпаторов! – прорычал Гоплит. – Элемент Магии раскрыла твой обман и в это самое время она уже оповещает королевскую стражу.
– Гоплит, – произнесла я, ударяясь головой о твёрдые плиты пола Палисандровой залы, хоть бы этот страж-переросток имел порядочность схватить меня буквально парой метров правее, где был постелен мягкий ковёр, – ваша преданность долгу похвальна. Как и у вашего отца. И у его отца тоже. Я лично знала каждого из десяти ваших предков, служивших на этом посту. И я могу даже сказать, какая именно часть анатомии вашего пра-пра-пра-прадеда пострадала, после чего он и смог получить Пурпурное Сердце. Так что может ваша Милая Принцесса вежливо попросить вас отпустить её?
– Твои слова для меня пустой звук, Королева Чейнджлингов!
– О, так вот значит в чём дело, – сказала я. – Сержант Гоплит, позвольте вас заверить, что—
– Тебе ни в чем меня не заверить! – проревел Гоплит. – Мы однажды усомнились в подозрениях Твайлайт Спаркл во время Королевской Свадьбы, и это чуть не стоило нам Кантерлота! Тебе не оставить Стражу в дураках вновь, мерзкая бестия!
Шум со стороны арки предвестил появление Шайнинг Армора, старшего брата моей Преданной Ученицы и капитана моей Королевской Гвардии.
– Хвала небесам, – сказала я, пытаясь повернуть свою Королевскую Спину так, чтобы было удобнее говорить с ним. – Шайнинг Армор, не могли бы вы отозвать вашего в высшей степени добросовестного бойца и отправиться потом на поиски вашей сестры? Кажется, она собирается совершить что-то, о чём может потом пожалеть.
Весь преисполненный бдительностью, Шайнинг Армор воззрился на меня.
– Ты, – сказал он.
Ох, это уж точно не к добру.
– Ты! – воскликнул Шайнинг Армор, надвигаясь на меня. – Это ты похитила мою возлюбленную Кейденс и оставила её умирать в холодных шахтах Кантерлотских Гор! И это ты вероломно приняла её облик, чтобы предстать вместе со мной перед алтарём! Я не собираюсь выслушивать твои оправдания!
Нахмурившись, он с лиловой вспышкой отстранил от меня Гоплита и затем окружил прочным барьером чистой мистической энергии.
– Послушай, Шайнинг Армор, – сказала я, осматривая идеальную сферу переливающейся розовым энергии, которую он создал, – звучит глупо, но это всё всего-лишь чудовищное недоразумение.
– Ты попусту сотрясаешь воздух, Чейнджлинг! – сказал Шайнинг Армор. – Пускай твои губы движутся, но я не слышу слов. Я создал односторонний звуковой барьер, в котором ты теперь заключена, так что никто больше не услышит твоей лжи!
Силой мысли я развеяла созданное Шайнингом защитное поле. В конце концов, должны же быть и какие-то полезные стороны того, что ты остаёшься самым могущественным манипулятором Потока из всех ныне живущих.
– Послушай, Шайнинг Армор... – попробовала я ещё раз начать.
Шайнинг Армор мгновенно восстановил защитное поле с характерным звуком “пойнк”. Я ещё раз развеяла поле.
– Шайнинг Армор, пожалуйста, я—
Пойнк. Развеять.
– Если бы вы все просто выслушали ме—
Пойнк. Развеять.
– Я должна сказать что-то очень важн—
Пойнк. Развеять.
– Да ради моего Отца Гиракотерия, Шайнинг Армор—
– Вон она! – выкрикнула Твайлайт Спаркл, забегая в теперь переполненную Палисандровую залу в сопровождении пятёрки своих друзей за спиной. На её голове сияла путеводной звездой Турмалиновая Диадема Дружбы и Магии. – Это Чейнджлинг, который подменил собой Принцессу Селестию!
– У-у-у! – протянула Пинки Пай. – А выглядит-то супер-пупер похоже.
– Да, буквально за одним исключением, – произнесла Твайлайт, растягиваю губы в недоброй улыбке. – Она... не любит... чай!
– Поразительно, – пробормотала Рэрити.
– Да уж, глупая гусыня, – отметила Рейнбоу Дэш, парящая в нескольких метрах над местом схватки. – Всепони знают, что Принцесса упивается своим чаем, как будто завтра никогда не наступит.
– Так что ж мы делать-то с ней будем, а? – спросила со всей возможной откровенностью Эпплджек.
— Всё просто, – ответила Твалайт. – Мы ударим по ней все вместе. На позиции, девочки!
– Эм, – произнесла Флаттершай, едва поднимая своё скромное копытце. – Я хотела сказать, ну, что может быть нам стоит сперва совершенно точно убедиться—
– На это нет времени, Флаттершай! – отрезала Твайлайт. – Нам нужно выжечь это семя порчи так быстро, как это только возможно в силах пони!
– Я уверена, что ты права, – смирилась Флаттершай, грустно опуская голову.
– Нет, нет, постойте! – мои глаза распахнулись. – Послушай свою подругу, Твайлайт!
– Послушай, Ложная Селестия, – сказала Твайлай, – Флаттершай одна из моих лучших подруг, но все-все пони знают, что она так же тверда, как фигурка оригами.
– Мне нравятся фигурки оригами, – тихо призналась Флаттершай.
– Ясно? – сказала Твайлат, видимо окончательно убежденная. – Все на свои места! Остальные, назад. Братец, возведи щит, чтобы защитить невинных и остальной замок от разрушений.
– Понял, Твайли! – сказал Шайнинг Армор, отдавая ей честь c лихой ухмылкой.
– Серьезно, мои маленькие пони, – сказала я. – Если бы вы меня просто выслушали—
Заискрился электризующий волосы заряд спектральной энергии, Элементы Гармонии пришли в действие. Даже моя величественная грива стала мотаться из стороны в сторону, словно под напором ураганного ветра. Радужный свет начал окружать Носителей Элементов, волны чистой гармонии подняли их в воздух вслед за фокальной точкой в форме Твайлайт.
– Ладно! – сказала я, немного вспотев. – Правда, шутки в сторону! Я вас уверяю, моё бездействие в данный момент объясняется в основном тем, что мне нравится декор этой комнаты и нежеланием его весь спалить, и—
Красочная волна Элементов Гармонии набрала силу и вонзилась в меня, словно туча сотканных из дружбы шершней.
— Ай! – сказала я рассержено. – А это вообще-то колется!
– Я в полной степени ощутила, что означает быть сраженной ударом Элементов Гармонии, “сестра” – раздался спокойный голос со стороны арки. – Это случалось со мной дважды, если ты припомнишь свои предварительные исследования.
– Лулу, – сказала я, пытаясь унять дрожь в голосе, – не могла бы ты наконец утихомирить мою Преданную Учени—
– Довольно лжи! – воскликнула Луна, разбрасывая по комнате всё, что, не было надежно прикреплено к полу, и даже вырывая кое-что с гвоздями. – Моя сестра обожает чай, который я ей дарила! Она повторяла мне это вновь и вновь! Твой обман жалок, Кризалис!
– Не сработало! – тревожно прокричала Твайлайт в этот момент, потрясая Турмалиновой Диадемой вверх-вниз, а затем оборачиваясь к товарищам. – Мы недостаточно дружны, или что? Может, стоит песню спеть? Или поделиться секретами?
– Вдарим снова! – крикнула Рейнбоу Дэш.
— Хороший план, РД, – согласилась Твайлайт. – Ну ладно, Лжелестия, приготовься получить двойной удар концентрированной любви и терпимости!
– Твайлайт, пожалуйста, могу ли я хоть что-нибудь сказать такое, чтобы ты—
Снова радужный свет.
– Арх! – вырвалось у меня. – Да! Да, хорошо, теперь я ощущаю привкус металла во рту, а теперь мы можем все успокоиться, умоляю?
– Нет! – с хрипотцой воскликнула Рэрити, видимо увлёкшаяся праведными карами. – Уничтожим её! Ударим снова!
– Я сомневаюсь, что это сработает, Рэрити! – сказала Твайлайт. – Луна, как снова настроить эту штуку на режим Изгнания в Луну? Там какой-то переключатель, или—
– Нет, всё немного сложнее, – сказала Луна, забирая Турмалиновую Диадему из копыт Твайлайт. – Здесь требуется тонкая подстройка под магическое поле Луны. Потерпи сек...
– Хорошо! – сказала я, мои глаза расширились, потому что я услышала о том единственном варианте, который действительно был способен как-то навредить мне. – О да! Я так люблю чай! Мм, мм, прекрасно!
– Поздно, самозванка, – провозгласила Луна, возвращая Твайлайт её Диадему. – Бей, когда будешь готова, Твайлайт Спаркл.
– Понятно! – сказала Твайлайт, поднимаясь гордо и с высоко поднятой головой. – Снова по местам!
И снова, Элементы Гармонии расцвели светом. Ну и ну, подумала крохотная беспристрастная частичка моего сознания, как же быстро вещи выходят из под контроля.
Я взирала на то, что могло стать моим роком, и, более того, делала это по самой глупейшей из возможных причин.
Я глубоко вздохнула, собирая весь потенциал Потока вокруг моей прекрасной античной фигуры словно пелены вокруг младенца, и затем сфокусировала его через рог, позволяя ему циркулировать вверх и вниз по всей длине. Мои глаза вспыхнули, тут же став окнами к самым глубинам пылающей огненной сферы, ставшей моей заботой и моей судьбой. Я взмыла в воздух, словно феникс раскинув крылья, моя сверкающая аура моментально стёрла каждый твёрдый предмет в Палисандровой зале, который не был защищён духовной силой живых созданий. Всю мебель, а затем и камень под нею, охватило огнем. Всё обратилось в пепел или шипящую магму. Сами стены Кантерлота пошатнулись от нахлынувшей мощи, опрокидывая маленькую группу пони с ног и заставляя их цепляться за уходящую из под копыт твёрдую поверхность.
И я выдохнула своё Королевское Кантерлотское Заявление.
СЛУШАЙТЕ, СЛУШАЙТЕ! – пророкотала я. – АЗМ ЕСМЬ СЕЛЕСТИЯ НЕМЕРКНУЩАЯ, ПРИНЦЕССА СОЛНЕЧНОЙ СФЕРЫ. КРОВЬ ЭТОЙ ЗЕМЛИ ПЫЛАЕТ В МОИХ ЖИЛАХ И ХРАБРЕЙШИЕ ПОНИ ПРЕКЛОНЯЮТСЯ ПРЕД МОЕЙ СЛАВОЙ. ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ ПОКОЛЕНИЙ СГИНУЛИ В ПРОШЛОЕ С МОЕГО РОЖДЕНИЯ И ЕЩЁ ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ ИСЧЕЗНУТ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ Я НАКОНЕЦ УГАСНУ. ВСЯ ЭТА МОЩЬ ПОДЧИНЕНА МНЕ, НО ЛИШЬ ОДНУ ВЕЩЬ Я ХОЧУ ЗАЯВИТЬ ВАМ СЕГОДНЯ!
Солнце в небесах обратилось из привычного жёлтого в ослепительно белое.
Я... НЕНАВИЖУ... ЧАЙ.
Тишина опустилась на то, что некогда было прекраснейшей залой, как и на весь Кантерлот, а солнечный свет наконец потускнел и принял свой более привычный цвет. Твайлайт Спаркл, чья грива теперь трепыхалась под натиском врывавшегося сюда ветра, посмотрела на брата.
– Нда, Шайни, – сказала она. – Прекрасно защитил замок.
– Да уж, чуточку облажался, – признал Шайнинг Армор, потирая шею одним копытом. – Почти как одна пони, бегавшая по всему Залу Заката с криками: “На помощь, на помощь, Принцессу Селестию заменил злобный клон!”
– Прошу прощения, но я использовала слово “допельгангер”, – сказала Твайлайт. – Хотя в чем-то ты прав.
Я не обращала внимания на спорящих родичей. Вспышка энергии почти истощилась, я подошла к краю зияющей пропасти и оглядела весь Кантерлот. Завихрения всё ещё неспокойного Потока трепали мою воздушную гриву вперед и назад, постепенно возвращаясь в привычное ламинарное течение.
Город полностью замер. Ни одна повозка не двигалась с места. Я почувствовала смотрящие на меня сотни тысяч испуганных взглядов.
Сотни тысяч замерших, немигающих глаз.
– Ох, это не к добру, – только и проронила я.