О славе, могуществе и величии

Спустя сто пятьдесят лет после своей коронации принцесса Твайлайт Спаркл отправляется в очередной раз подготавливать Праздник Летнего Солнцестояния. Но в этот раз ей больно видеть все этой веселье. Потому что праздник проходит в Понивилле.

Твайлайт Спаркл

Теперь ты Флаттершай

Это рассказ о самой обычной девушке по имени Анастасия, которая очень любила мультсериал «Мой маленький пони», а особенно одну жёлтую пегаску с розовой гривой. И вот, однажды утром…

Флаттершай Человеки

К Началу

Данный фанфик был написан в качестве некой пародии на финальную арку пятого сезона. В нем не следует искать некого глубокого смысла. В своей рецензии Олдбой написал, что тут «классическая концовка загнанного в угол автора». В этом я с ним не соглашусь. Концовка здесь ровно такая, какая должна быть в абсурдном переосмыслении финальной арки. И если вы ждали чего-то большего, уж извините. Я тоже чего-то такого ждал от концовки сезона. PS грамматика может и будет страдать…

Твайлайт Спаркл Спайк

Волшебная Ночь

— Я… могу помочь? — конёк медленными шажками направился к другу. Никогда он ещё не видел кого-либо из своих товарищей в ТАКОМ состоянии. Его сердце разрывалось, когда он смотрел на содрогающийся в немых рыданьях силуэт того, кого привык считать другом… Галлус сжал кулаки и с силой стиснул челюсти. Он хотел прогнать этого наивного сопляка, но при этом… не хотел. И не мог. — Прогуляемся? — спросил вдруг грифон, резко повернувшись. И, не дожидаясь ответа, подхватил друга под руки и вылетел в окно.

Другие пони

Кого не видно за окном

Спайк помогает Рарити. Поможет-ли это ему?

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк

Без права на ошибку

На дне рождении Эплблум со Спайком происходит странная вещь - бедный дракончик вдруг ни с того ни с сего начинает изрыгать огонь, сам того не желая. Праздник испорчен, ферма понесла большие убытки, что ждет Спайка? Твай принимает ответственное решение - она применит заклинания перемещения во времени, чтобы внести небольшие коррективы. Удастся ли ей это и что, а точнее кто, стоит за всем этим?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум

Потерянная память

Эквестрия существует в течении нескольких тысячелетий. Ни один пони не знал войны, ни один пони не знал, что такое убийство. Но как и какой ценой это было достигнуто?

Твайлайт Спаркл Спайк Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

О том, что скрывают двери

В одну холодную осеннюю ночь малыш Пипсквик приболел. Довольно серьезно, и пока его отцу пришлось уехать по важным и срочным делам в другой город, сестра Редхарт с удовольствием согласилась с ним посидеть.

Черили Пипсквик Сестра Рэдхарт

Ничего не меняй

Путешественник во времени отправляется в прошлое, чтобы исправить последствия своих решений, но понимает, что внесённые им изменения только усугубляют ситуацию.

ОС - пони

Небо Эквестрии

Ждать перемен можно долго… если ждать. Меткоискатели ждать не привыкли — они уже доросли и доучились до того, чтобы делать собственные ходы в Большой Игре. И не просто делать ходы, а ещё и других в неё втягивать. А то и самим учить.

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл ОС - пони Кризалис Старлайт Глиммер

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 1. Хороший, плохой, мертвый. Глава 3. Наследие.

Глава 2. Шестеренка войны.

— Мы нашли кое-что.

Передо мной стояло трое единорогов в странной броне. Нет, это была не магическая броня Стальных рейнджеров, хотя на спине виднелся небольшой спаркгенератор и баллоны с кислородом. Но броня весьма прочная, кевларовые и еще какого-то сплава, пластины закрывали многие уязвимые места. На головы единорогов были одеты специальные шлемы, с лицевой маской и выемкой для рога. Шлем плотно прилегал к голове, и от маски тянулось несколько трубочек к баллонам на спине. Единственное, чем они отличались, это цветом линз этих масок и нашивками на наплечнике брони и ремнях разгрузочных жилетов. Тот, что говорил, был в звании капитана, с зелеными линзами, остальные были сержантами и носили шлем с красными линзами.

— Что именно?

Голос звучал приглушенно. Видимо на мне был похожий шлем.

— Тебе это лучше увидеть.

Я последовал за ними, стараясь не смотреть в пол. Я не мог понять почему. Они пару раз свернули по длинному коридору, а я обернулся назад, стараясь сосредоточить взгляд на пони, что шел сзади меня. На нем была такая же броня, только с бандольерами под гранаты, вместо разгрузки, и синими линзами шлема. Заметив, что я смотрю на него, он кивнул.

— Ну, где ты там? — гаркнул единорог-капитан, толкая дверь.

Я заглянул внутрь, и у меня свело дыхание, там была...

Я закашлялся и проснулся. Похмельное утро — самая ужасная вещь в мире. Голова болит, во рту словно кто-то нагадил и хочется пить. Можно было бы тяпнуть рюмашку — другую, но мне это не помогало. Конечно, было много способов побороть похмелье: крепкий кофе, сладкий до безумия чай, вода с солью и содой. Мне же помогала просто вода, много воды, литра два, холодной. Я сполз с кровати и направился на кухню, уже на подходе к ней я учуял приятный запах кофе, это Маргаритка заботилась о Доке, который сидел рядом с помятой рожей.

— Айру... не... Айо...

— Молчи, — буркнул я и уцепился зубами за ручку графина с водой.

— Тьфу. Ты...- Док смог, наконец, справиться с языком. — Выглядишь так, как я себя чувствую.

Я налил воды в банку, которую я использовал в качестве кружки, так как найти на Пустошах не фонящую эмалированную кружку было невозможно. Осушив банку, я облегченно вздохнул.

— Док, пошел ты.

Единорог обижено фыркнул и уставился на кружку кофе.

— Марго... — жалобно сказал он.

— Прости, совсем забыла, — и она подхватила кружку телекинезом, поднося к губам Дока.

Такое бывает у единорогов, алкоголь, особенно в больших дозах, влияет на их магические способности и зачастую они не способны даже на простейший телекинез. Тоже самое относится к наркотикам и мозговым стимуляторам вроде Минталок. Или, может, у Дока это от старости.

— Спасибо. — Док улыбнулся, отпил и уже сам смог держать кружку, правда, не дольше минуты.

Я налил себе воды и сел рядом с ним.

— Что-то сегодня с самого утра Эпплкейк по городу бегает, тебя уже пару раз спрашивала. — Док еще отпил из кружки. — Что-то случилось?

— Может быть. — ответил я.

— Давай, не стесняйся, тут все свои.

Я дернул плечом.

— Отстань, я тебе не Мэлон, чтобы сплетни распространять. Если что и интересует, спроси его, он явно уже в курсе.

— Ладно, ладно, не кипятись. А ее зачем нацепил?

На мне по-прежнему была кепка, походу я в ней уснул, потому такой странный сон и приснился. Или не сон...

— Захотелось. — буркнул я.

Док пожал плечами и продолжил пить кофе. Я, осушив уже пятый стакан с водой, направился в туалет по нужде.

"Интересно, а она вообще ложилась спать?" — подумал я о Эпплкейк. С нее могло статься, она как-то целых пять суток не спала, чтобы довезти воду до отдаленных поселений. Все время на ногах, с винтовкой в зубах, ожидая нападения со всех сторон. Потом ей Док насильно дал снотворного, и она проспала где-то дня два. Однако воду быстро растратили и мэры более крупных городов приняли решение помочь мелким соседям с поиском источников и установкой фильтров для очистки. Странно было за ними наблюдать, они вроде бы и стараются помочь соседям, снабжают их провизией и водой, помогают в мелиорации, да и вообще в развитии. Лишь для того, чтобы отдать в копыта Черепам. Тогда кой смысл было им помогать, если все бандиты разграбили. Хорн прав, своя шкура дороже. Пожалуй, одна Эпплкейк старалась искренне, без какой-либо задней мысли. Стим же был просто воякой на посту мэра, лишь разногласия среди других городов не позволяли ему развязать еще одну войну против Черепов.

Приведя себя и свое сознание в порядок, я поднялся обратно на чердак. Снарядил обоймы для пистолета, зарядил револьвер, почистил оружие на всякий случай. Почему-то я думал, что Эпплкейк намерена решать дело явно не мирными переговорами. Не ее это стиль. Разложив патроны по карманам разгрузки, а пистолеты в кобуры по бокам передних ног, я принялся за дробовик. С Черепами я раньше не сталкивался, но по разговорам знал, что они носили некое подобие брони, а значит, нужны были мощные патроны. Да и кучно нужно было стрелять, а потому стоит поставить чок. Я не знал, стоило ли мне брать ли гранаты. Может они засели в каком подвале или узком месте? Получить шальную шрапнель я не хотел. Раскидав оставшиеся патроны по карманам разгрузки, я засунул дробовик в чехол на спине и поправил кепку. Ну, вроде все. Гранату, одну, я все-таки взял с собой.

Я спустился вниз и посмотрел в зеркало. Ну, прям борец за справедливость, ха-ха. Хотя кьютимарка не подходит, надо было меч там или щит, а не шестеренка. Ну да, безусловно, кьютимарка влияет на всю твою жизнь, вон у Эпплкейк — это крытая повозка, ну она и ходит караваном от города к городу, у Мэлона — это стакан и полотенце, пожалуйста, он владелец паба. У Дока скальпель, и он доктор, логично, блин. Ну а я понять толком не мог, что означала моя кьютимарка. Да, зубчатое колесо. Но что именно оно значит? Конечно, это объясняло мою тягу к починке, но ведь помимо этого я и хорошо стреляю, владею ножом, да и в копытном бою неплох. Непонятно. Док Хорн говорил что-то о компании Стойл-тек, символ которой и был как раз таки шестеренкой, именно они построили Стойла. И там же жителям выдавали Пипбаки. Может, я родом из Стойла и работал там, не знаю, в техобслуживании или еще где, а суровая жизнь в Пустоши заставила выучить еще и новые трюки. Но почему тогда, я ушел из теплого и уютного Стойла и откуда Сильверхув, оттуда же?! Нас что, изгнали!? За что? Да ну, Дискорд с ним!

Я попрощался с Доком и Маргариткой. Док Хорн долго смотрел на меня с прищуром, потом протянул копыто.

— Удачи.

Я пожал его и кивнул. Маргаритка непонимающе смотрела на нас.

— Позаботься о Сильверхуве. — сказал я ей.

— А ты надолго уходишь?

— Как получится.

Единорожка собралась было меня обнять, но задрожала и остановилась. Я слабо улыбнулся.

— Не волнуйся, я вернусь.

Эпплкейк ждала меня у паба Мэлона, как раз там, где мы говорили вечером. Вернее как ждала, она что-то яростно обсуждала с одним из охранников города.

— Посты и так удвоены, Эпплкейк. Зачем вооружать еще и население?

— Нужно и не спорь.

— Я не спорю, просто...

— Просто исполняй. — оборвала она его и пони-охранник что-то ворча поскакал прочь.

Эпплкейк вздохнула и сдвинула сварочные очки на лоб. Мешки под глазами подтвердили мою теорию о том, что она не ложилась спать.

— Наконец-то. — сказала она увидев меня. — Я думала, что ты проспишь все веселье.

Я покачал головой.

— Значит, переговоров не будет?

Она пожала плечами.

— Я рассчитываю на худший расклад дела.

Она надела очки обратно и побрела вдоль левой стены паба, где рос куст какой-то необычайно живучей растительности.

— И в чем он заключается, этот худший расклад?

— Сам подумай, или еще не до конца протрезвел...

Я фыркнул. Откуда мне знать, на что она рассчитывает. Неизвестно, жив ли Стим, может, его гекконам скормили и все это напрасно. Да и вообще все попытки вступить в бой с Черепами, без какой либо разведки — самоубийство. Разведка боем, ну-ну.

— Кто примет бразды правления, если...

Эпплкейк остановилась и развернулась.

— Стим жив, я знаю. Я чувствую это! — она топнула копытом.

— И тем не менее.

Она отвернулась.

— Я, скорее всего. Хотя думаю, Док мог бы... Так, все, Стим жив, и точка.

— Как скажешь.

Мы добрались до мастерской, где толпилась группка пони. Троих я видел в пабе, еще четырех в охране города, а последнего в охране каравана Каламатцев. Это был массивный пегой жеребец, с боевым седлом, оснащенным двумя автоматическими дробовиками. Он носил на голове зеленый берет, а так же постоянно что-то жевал. Увидев меня, он вопросительно поднял брови, перестал жевать и уставился на кепи. Вооружены все были кто как, несколько автоматических и полуавтоматических винтовок, боевое седло у пегого, несколько пистолетов, дробовики. Хорошо что практически все были единорогами, кроме меня, Эпплкейк и того с седлом. Надо узнать, как его зовут и что он так на меня пялится...

— Итак, все в сборе…

— Только десять. – пегой вздохнул.

— Успокойся, Рок, если все пройдет, как мы планируем, их помощь даже и не потребуются. А пока дай мне хотя бы объяснить им, с чем нам предстоит столкнуться.

Рок пожал плечами.

— Итак, как многие поняли, Стим в копытах у Черепов. Он жив, но это явно ненадолго. Зачем и почему он им понадобился — неясно.

— Где они? – спросил один из охранников.

— Старая узловая станция, к югу отсюда, – ответил Рок.

— Далеко от их территорий… Странно. – охранник прижал к себе винтовку. – Да и станция эта. Если дело дойдет до боя, мы их оттуда не выкурим.

Я знал эту станцию. Недели три назад подстрелил там пару молодых гекконов. Станция была вполне целой, одно плохо — ливневки все забиты. И потому в подвале образовалось болото. Где болото, там и блодспрайты, мутировавшие параспрайты, те еще твари, а где блодспрайты, там и гекконы. Я, конечно, хотел осмотреть станцию на предмет чего ценного, но количество блодспрайтов было слишком большим, и ушел ни с чем.

— Не спорю. Бой скорее всего будет тяжелым, но нам не обязательно сразу брать их на штурм.

— Каков план действий? — спросил единорог-охранник с длинной винтовкой, к которой был прикреплен самопальный снайперский прицел.

 — Мы зашлем диверсанта. Айрон, верно?

Он посмотрел на меня, все посмотрели на меня.

— Да. Но только меня, почему-то никто не спросил, согласен я или нет? — буркнул я.

— У тебя Пипбак. — ответил Рок.

Я кивнул, вполне разумно. Л.У.М избавит от нежелательных встреч и поможет в ориентировании.

— И еще тобой и пожертвовать не жалко. — буркнул один из охранников.

Но его сразу кто-то ткнул в бок и он умолк. Ага, помогай вам потом в ночных патрулях...

— Тем более у меня есть парочка Стелсбаков. — сказал Рок, стараясь отвлечь меня.

А вот это вообще здорово. Со стелсбаком можно было хоть польку танцевать перед носом у бандитов, если они конечно глухие. Рок вышел вперед и извлек из-под седла сверток.

— Вот, план здания. В том числе и подвалов, где, думаю, держат Стима и курьера. Скопируй их себе.

Он раскрыл первую из карт, я щелкнул на панели Пипбака вкладку "Данные", а затем "загрузить" и поднес копыто к карте. Синяя полоска света пробежалась по бумаге и уже на экране Пипбака высветилась полноценная копия.

— Ага, и вот еще вторая.

Я повторил действия.

— Так, теперь тебе будет легче ориентироваться.

— Вопрос, — я пересматривал полученные карты, — как я туда попаду?

— В повозке. — ответила Эпплкейк.

— А они ее обыскивать не будут?

— Там... — вздохнула Эпплкейк. — Там есть второе дно, в котором я часто грузы перевозила. Нежелательные грузы.

Таааак. Оказывается наша караванщица еще контрабандой промышляет. Не ожидал...

— Да, особенно книги, для маленьких жеребят. – ухмыльнулся Рок.

— Давай не будем об этом. – рыкнула на него Эпплкейк.

Книги, а что плохого в книгах? Ну, конечно, бывают и запрещенные книги, которые могут подтолкнуть к нежелательным мыслям или вон как у Дока, как-то раз я нашел неплохое пособие как в копытную собрать взрывчатку. Даже как-то на досуге проштудировал его.

— Так, с его ролью все ясно. А мы зачем вам нужны? – спросил снова пони-снайпер. Не, ну на кой черт ему на винтовке оптика, если он не снайпер, логично?

— Все просто, вы будете прикрывать наше отступление. Или если мы провалимся, то попытаетесь пробиться к нам.

Пони сразу стали обсуждать услышанную информацию и задавать Року какие-то дополнительные вопросы, какие, меня уже не волновало, свою цель и роль я уже понял. По сути, от меня зависели жизни Стима, Эпплкейк, Рока и остальных. Круто… Я глубоко вздохнул, насколько позволяли мои легкие. Я почему-то не волновался, было ощущение, что я не в первый раз так поступаю. Как бы изъясниться, геройствую что ли. Ха!

Эпплкейк ушла вглубь мастерской и вывезла повозку.

— Вот, смотри, – она толкнула меня в плечо.

Я подошел ближе к повозке. В ней был порядок, все на специальных полочках или крючочках, чисто и на полу циновка. Не то, что у некоторых других караванщиков, грязь, все вперемешку, и пахло каким-то мускусом, буэ.… Как вообще у них там ничего не портилось, оставалось загадкой.

— Вы ведь знакомы? – спросил я.

— С Роком. Ну да, он помогал брату во время войны с Черепами. После того как мы проиграли, стал партизаном. Ночные вылазки в лагеря, засады, подрыв их поставок. За его голову Черепа сулят горы крышек.

— Но думаю мало кто хочет рискнуть своей головой, чтобы заполучить его.

— Верно. – улыбнулась Эпплкейк, впервые за сегодняшнее утро.

Она отодвинула циновку, я увидел небольшой еле заметный шовчик, если бы Эпплкейк не сказала о втором дне, я бы подумал, что это место спайки. Пони подцепила что-то зубами и потянула на себя, шов вместе с куском пола отошел в сторону, открывая небольшой проход.

— Места там мало, но думаю, влезешь.

Я заглянул внутрь. Действительно маловато, придется дробовик рядом положить, иначе не пролезу и не вылезу потом.

— Ладно, мы и так много времени потеряли. – гаркнул Рок. – Если и выйдем сейчас, то дойдем до станции лишь к вечеру. Так что, в путь, джентельпони.

Я шел рядом с Эпплкейк и Роком. Мы уже как час покинули Понивиль и он еле прослеживался из-за хребта гор. Вот повезло же его жителям, не надо тратить силы на отстройку оборонительных стен, природа сама за них это сделала. Посты можно было устраивать прямо в разломах, которые давали хороший обзор и плохо простреливались. Док был прав, когда говорил, что если что и случится, Понивилль сможет дольше всех держать осаду.

— У меня назрел вопрос.

— Еще один. – Рок сплюнул что-то бурое на дорогу.

— Да. Вам нужен именно диверсант?

— Ну да.

— То есть спасение Стима не входит в мои обязанности.

— Почему же?

— Потому что диверсант не занимается спасением. Его обязанность — устранять.

Рок умолк на мгновение, а потом засмеялся.

— Неужели, кто-то разбирающийся в военных терминах. Я как раз хотел с тобой об этом поговорить, Эпплкейк сказала тебе, что за меня назначена награда?

Я кивнул.

— Ну, так вот, она обменяет меня на Стима. Я попаду в тот же подвал, где находится курьер, заберу у него необходимую мне информацию. И как только Эпплкейк покинет пределы станции, ты вытащишь меня. Неважно как, хоть спали там все.

— Но это если они согласятся на обмен. Что им помешает просто пристрелить тебя там на месте.

— Лидер Черепов сказала, что хочет лично меня казнить.

Сказала… Я думал такую ораву бандитов смог бы сплотить лишь жеребец со стальными яйцами, а не кобыла.

— Ну, допустим, все-таки, они отказались от обмена.

— Ты вытаскиваешь Стима и нас, меня так точно они не отпустят.

— Будет бой…

— А по-твоему, зачем с нами столько пони идет?

— Хм, хорошо, допустим, если Стим будет спасен, какой смысл спасать тебя? Ты нам не нужен.

— Айрон… – фыркнула Эпплкейк.

— Что, это вполне разумно.

Рок усмехнулся.

— Не спорю, я бы так же поступил. – вздохнул он, потом задумался. — Каламат будет вам обязан.

— Он нам и так многим обязан. Только сами каламатцы так не считают. – буркнула Эпплкейк.

— Информация, что перевозит этот курьер, жизненно важна для нас.

Я пожал плечами, план был какой-то сумбурный. Много недочетов, нестыковок. Хотя, о том, где находится Стим, я и Эпплкейк узнали только вчера. Составить и проработать, вменяемый план просто не было времени.

— А теперь, я спрошу. — Рок вновь, уставился на мою кепи. – Откуда она у тебя?

— Была со мной с тех пор, как я оказался в городе…

— А, да, Эпплкейк говорила. Амнезия.

— А что, что-то знакомое?

— Почти. Потом расскажу.

Пустошь. Жуткое слово, не правда ли? Так сразу себе и представляешь выжженную землю, дома, которые не пощадили ветра и время, чей-то скелет полузарытый в земле. Для многих эта Пустошь была домом, все для них было-таки привычным и правильным. Но не для меня, с самых первых дней, как только я вышел в этот мир после ранения, мне казалось, что так не должно быть. Что на земле должна расти трава, что в небе должно быть солнце, и оно не должно быть затянуто тучами. Нет, оно голубое, а не серое… И пони не должен убивать себе подобных. Смерть конечно естественное и неизбежное явление, но не от копыт собрата. Мне стал отвратен этот мир и захотелось, чтобы вновь все сожгло пламя магазаклинаний, без каких либо шансов на выживание. Но потом я ближе познакомился с Эпплкейк, Маргариткой и остальными. Я понял, что в этом выжженном мире осталось что-то хорошее. Что-то что я должен оберегать, как Сильверхува… Оберегать от рейдеров, бандитов, всяких мутировавших тварей. Я конечно осознавал что, в этом мире много того что не правильно, но я чувствовал что нужен здесь. Наверное, я действительно был родом из Стойла.

К полудню Эпплкейк, которая тянула повозку, окончательно выбилась из сил и ее сменил Рок. Сама отправилась спать. Помимо нашей повозки были еще две, которые тянули пони из нашего прикрывающего отряда. Они так же сменялись и старались экономить силы.

— Как я пойму, что сделка провалилась? Или, наоборот, удалась?

— Ну, ты же будешь рядом, надеюсь. Если все провалится, то я дам о себе знать. – ответил Рок. – Если так волнуешься, что упустишь момент, то у меня есть кое-что. Как раз оно должно интегрироваться с твоим Пипбаком.

Он на секунду остановился, залез в седельные сумки и извлек два небольших устройства, похожие на коробочки.

— Рация. – ухмыльнулся я.

— Агась. – он держал их в зубах.

— Сразу бы так и сказал. Не стоит, просто скажи частоту, на которой будешь и все, у меня навороченный Пипбак.

И в самом деле, в мой Пипбак была встроено что-то похожее на рацию. Рок кивнул и прикрепил одну из них к седлу.

— Третий канал, проверь, могла появиться.

Я отключил станцию «Волка», которую слушал, и пробежался по частотам.

— Ага, нашел…

— Ну вот. Самое главное, не спались, а то был у меня случай.

Я фыркнул, но заранее повесил наушник на ухо.

Рок был прав, до этой станции мы добрались лишь к вечеру. Правда, станцией это было теперь сложно назвать, это была настоящая крепость. Правда роль стен выполняли грузовые вагоны, которые окружали здание самой станции и пристройки. И это всего за три недели… Я, Рок и пони-снайпер забрались на небольшой склон, с которого открывался вид на лагерь бандитов. Огни костров говорили о том, что их там было много.

— Пока я насчитал их не меньше дюжины. – буркнул снайпер.

— Двадцать пять. – ответил Рок, держа копытами бинокль. – И неизвестно, сколько в здании. Самое главное, что вышек нет, это уже хорошо.

— Только как пробиться через эти вагоны. Мой феррокинез их не сдвинет.

Рок указал куда-то вдаль.

— Вон, там возле труб видишь? – он протянул мне бинокль.

Хорошо, что у него был металлический корпус, и я легко взял его полем. Прислонившись к холодным линзам, я попытался отследить, куда он указывал. Хм, и в самом деле, рядом с обнажившимися трубами канализации было плохо укрепленное место.

— Может они его заминировали?

— Может. Ты это и выяснишь. Если что — то и расчистишь.

Я фыркнул. Рок тем временем протянул снайперу рацию.

— Если что пойдет не так, свяжись со мной или Айроном.

— Понял. – и пони-снайпер уполз на свою позицию.

После чего мы погрузились в повозку.

— Сколько у тебя стелсбаков? – спросил я Рока, устраиваясь в выемке.

— Три. – он протянул их мне. — Один – туда, второй обратно, третий на всякий случай.

— Разберусь. – буркнул я подхватывая приборчики полем и засовывая их в один из карманов разгрузки. – Можно спросить на последок?

— Ну.

— Что будем делать, если Стим и курьер мертвы?

Рок задумался.

— Не знаю. Разберемся на месте.

Весьма страшно находиться в небольшом, закрытом месте. Сразу возникают ассоциации с погребением заживо, но там хотя бы тебя не трясет из стороны в сторону и не подбрасывает на каждой кочке. Я припомнил все нецензурные выражения, пока бился головой о люк, который должен был меня выпустить. «Дискорд вас побери! Вообще, зачем я согласился…» — я прижал дробовик копытом, а то не ровен час его унесет куда-нибудь. Наконец мы остановились. Послышались приглушенные голоса, а затем ожил и наушник.

— Я хочу видеть главного. – голос Эпплкейк, настойчивый и с нотками презрения.

— А еще чего хочешь, милашка? – другой голос, хриплый, но явно кобылки. – Могу устроить.

— Чё тут у нас? – еще один, грубый с акцентом, но уже жеребца. – А, дык эт ж сеструха того. Чё, за братишкой приехала, а?

Эпплкейк прошипела что-то про сношение с трупом матери того жеребца и может быть дело бы закончилось перестрелкой если бы не Рок.

— Эй, вы… — он ввернул такое слово от которого даже я покраснел, – совсем что ли себе последние мозги выбили. У меня дело к вашему боссу.

Бандиты о чем-то переругивались, но спустя минуту повозка двинулась дальше.

— Не узнали. – шепнул Рок. — Обидно, конечно, я их по всей Пустоши гоняю, а они…эх…

Я тем временем отслеживал появляющиеся точки на Л.У.Ме. Тридцать, не считая нас. Так, еще несколько и того пятьдесят. Пиздец… Как Рок планировал выбраться из такой передряги, не понимаю.

Проехав несколько метров, повозка остановилась.

— Мы выходим, — шепнул Рок, — ты выдвигайся минут через пять. Ну, да прибудет с нами Селестия.

Повозку пару раз качнуло, и зазвучали приглушенные голоса. Рок решил, наверное, не рисковать лишний раз и рацию пока не включал. Я посмотрел на экран Пипбака. Вроде вокруг было чисто, однако что мешало какому-нибудь бандиту прямо сейчас пялиться на повозку? И интересно как он отнесется к тому, что в повозке сперва появится пони, а затем исчезнет. Пьяный бред, возможно, но маловероятно.

Пять минут… Уф, для меня тут кажется прошла целая вечность. Наконец я не выдержал и я вынул один из стелсбаков и активировал его, закрепив на Пипбаке. Заклинание внутри приборчика быстро активировалось, и мое копыто стало полностью прозрачным. Надо было действовать быстрее, стелсбак, как и З.П.С был ограничен по времени. Л.У.М опять показывал, что вокруг никого не было. Толкнув люк головой, я подхватил дробовик и высунулся наружу. Повозка стояла рядом с какой-то колонкой или что-то типа того. Рядом была небольшая пристройка.

Вдалеке маячил огонек костра, возле него одинокий единорог-бандит с винтовкой у передних ног, вроде спит. Я прыгнул и приземлился, так тихо, насколько мог. Вроде действительно никого. Я огляделся. Еще несколько костров, а возле них двое-трое бандитов. И всюду странный строительный мусор, который явно был стащен сюда намеренно. Дискорд меня сожри, да это же неплохие укрытия. Бандиты были готовы к любой осаде… А тот единорог был прав, мы их хрен отсюда выбьем.

Рядом со мной шаркая прошел один из бандитов, на его шее висело ожерелье из стреляных гильз, он зевал и вообще всем своим видом показывал, что все ему надоело, и то он хочет спать. Но он прошел слишком рядом, я даже почувствовал его алкогольное дыхание, а он мое.

— Че… — он сонно развернул голову.

Вроде на нас никто не смотрел и поэтому я принял единственное решение — я обхватил его шею передней ногой и, падая вместе с ним, дернул его голову вниз. Кхряк! И он безвольно повис на ноге. Очень простой прием, не требующий особой силы, масса и приложенное ускорение. Никогда бы не подумал, что физика может убить. Хе-хе! Еще раз оглянувшись, я оттащил его к пристройке и положил на груду какого-то тряпья. Пусть думают, что он уснул. Конечно, я мог воспользоваться ножом, это было бы намного быстрее, но следы от крови заметнее.

Так, пошевеливайся, времени в обрез.

Я кинулся рысцой к тому месту, где по планам должен был быть вход в подвальные помещения. А заодно прикину, как можно было бы убраться отсюда, не наведя шума. То, что раньше я считал обороной Черепов, было лишь началом, при приближении к главному зданию станции стало понятно, что у них через каждое третье окно было пулеметно гнездо. И несколько пулеметов были оснащены яркими прожекторами, вот тебе и замена вышкам. Помимо того, было что-то похожее на окоп, но скорее всего, я ошибся. Так же проход, который заметил Рок и в самом деле был заминирован, причем грамотно, мины находились на таком расстоянии, что не могли случайно подорвать друг-друга, но и, не давая шанса проскользнуть кому-то. Однако, минирующий явно не подумал о том чтобы их замаскировать, они прямо так и лежали на земле. Хоть бы песочком присыпали…

Все ходы в подвал патрулировались или как возле одного расположилась шумная компашка, явно в подпитии. Проскользнуть мимо них можно было, но… Лучше не рисковать. На мое счастье одна из стен здания осела, и открывала замечательный лаз в подвал. Я протиснулся туда, как раз вовремя, потому что стелсбак отключился. Отбросив ненужный приборчик, я остался на месте, прислушиваясь к звукам и позволяя глазам приспособиться. Рок и Эпплкейк молчали, что немного нервировало, но придавало уверенность, что все более-менее идет по плану.

Впереди явно кто-то был: я слышал возню и обрывки фраз, но общую суть не мог разобрать. Сверившись с картой в Пипбаке и предположительным местом, где должен был быть Стим, я начал красться вперед. В подвале пахло сыростью, не знаю, смогли ли бандиты полностью истребить блодспрайтов, но пока мне ни одного не попалось. Хотя в прошлый раз стоило только мне подойти к станции, они сразу налетели. Мерзкие твари. А гекконы — может, Черепа держат их в подвале… Хотя чего мне их бояться, я завалил их столько, что это им следует бояться меня. Ха!

Снаружи доносился смех и крики выпивающей компании. Интересно, смогли бы эти бандиты, пойти по иному пути. Я сверился с картой и несколько раз повернул в лабиринте подземелий. Стало заметно суше и воздух не был таким затхлым. Ведь раньше же в Эквестрии был мир и покой, по крайней мере, так было написано в книгах. Смогли бы жить в мире и согласии с остальными? Заниматься чем-то иным, кроме разбоев и убийств. Хотя, я и сам хорош, убил пони, который собственно ничего мне не сделал. Хотя мог. И возможно среди тех Черепов, что сейчас пьют и веселятся, есть именно те, кто надругался над Маргариткой. От одной этой мысли у меня закипела кровь. «Твари, выродки, ублюдки всех самолично передушу и перережу!» — мысленно кричал я. К Дискорду мир, когда такие как Черепа ходят по Пустошам!

Из раздумий меня вывел мелькнувший огонек. «Блодспрайты!?» — подумал я. Но огонек вновь загорелся, красным светом. Да и блодспрайты не светятся, хотя и могли мутировать. А затем я учуял запах табака. Прижавшись к полу, я прополз вперед, заходя к курильщику за спину. Он развалился на огромной покрышке. Это был жилистый пони с броней, состоявшей из комбинации кожи и стальных пластин, которые покрывали все его тело. Надеюсь коровьей или кожи геккона, а то слышал я тут всякое. Единственным уязвимым местом была шея. Хотя рядом с ним лежал шлем с забралом, которое заменяло что-то похожее на сито.

— Блядь. Поставили, дежурить, а сами как всегда жрать в три горла будут. И мне ничего не оставят. — бурчал курильщик, пыхтя сигаретой. Вооружен он был двухзарядным дробовиком, который явно знал лучшие времена. – Хоть бутылку чего дали, гондоны.

Он выплюнул окурок, подтягивая к себе дробовик. Проскользнуть мимо него не получится. Я вынул нож, тот самый подаренный Эпплкейк. Я хотел попробовать его в деле. Я прокрался к бандиту поближе. От него воняло. Не знаю чем, это была компиляция многих запахов: пота, табака, крови и, по-моему, испражнений. Сдержав рвотный позыв, я притянул феррокинезом нож поближе к себе. Затаив дыхание чтобы лишний раз не выдыхать "амбре" исходившее от рейдера, а заодно не выдать себя дыханием, я вытянул вперед копыта. Сердце стучало как бешеное, ведь что мешало ему прямо сейчас развернуться и выстрелить в меня. Нет, я опережу его. Рывок. Обхватив его голову правым копытом, я начал тянуть ее на себя тем самым полностью открывая шею. Раз. И сталь ножа разрывает его плоть. Хотя разрывает это грубо сказано, оно проходит его насквозь, будто и не было ни трахеи, ни позвонков. Удивительно на чем только она держалась. Глаза бандита застыли в изумлении, он даже пытался что-то сказать, не обращая внимания на то, что кровь хлестала из его горла фонтаном.

— Тихо, тихо. — шепнул я и опустил его тело на пол.

Отбросив дробовик в сторону, я наклонил бандита на бок, позволяя крови вытекать быстрее. Он несколько раз судорожно дернулся и затих. Я отступил назад, смотря на дело копыт своих. Страха не было. Зато появилось некое ощущение удовлетворенности. Я осмотрел нож, он блеснул в полумраке, на нем не было даже капельки крови. Он ее что, впитал? Я вздохнул и вернул его обратно в ножны. Нужно было обыскать труп, может, что интересное найду. Пара крышек, пачка сигарет и несколько самопальных "косячков" какой-то травы, которую мой Пипбак обозвал "Кошачьей мятой", и целый бандольер патронов к дробовику. Двустволка рейдера была вполне исправной, конечно, не мой дробовик и его восемь дробовых зарядов, но ладно может сгодиться для чего. Особенно если будем прорываться, лишний ствол не помешает.

Правда, я не знал, стоило ли так бросать труп этого Черепа, на него может кто-нибудь наткнуться. Одно хорошо — в его брони были стальные пластины, так что я с легкостью перетащил его обратно в покрышку. Правда, во время транспортровки его голова окончательно оторвалась, и пришлось положить ее между его передних копыт. У того кто его найдет точно шок будет…

Впереди маячил огонек лампы и доносился едва слышимый разговор. Я прокрался еще ближе. В стене было что-то похожее на чулан или подсобку, я нырнул туда. На перевернутой коробке действительно стояла керосиновая лампа, а перед ней подобрав ноги, сидел единорог, он жевал что-то внешне похожее на маленького геккона на палочке.

— Эх, задрало меня это все. – заговорил кто-то.

— Что именно? – не прекращая жевать, спросил единорог.

— Да все это. Дежурства, этот подвал, да и харч тоже. Меня уже тошнит от этих гекконов.

Единорог пожал плечами.

— А мне самое то.

Его собеседник фыркнул, затем что-то сверкнуло, и появилась струйка дыма.

— Все, завтра же с первым патрулем свалю куда-нибудь.

— Куда, например? – единорог перестал жевать.

— Подальше отсюда, хоть в Дербишир…

— Ага, где тебя повесят прямо на площади.

— Уж лучше так, чем быть сожранным этим ублюдком Рэйзором.

— Ну, ты же знаешь, он съедает только тех кто ему насолил… Вон как того, которого мы повязали…

«Стима что ли!» — внутри меня все сжалось.

— Не напоминай. Вообще пойду воздуха глотну.

Единорог остался один. Только сейчас я заметил позади него нечто похожее на клетки. Хотя такая хлипкая клетушка Стима бы наврятли сдержала, он был крупным земным пони пепельной масти, да и кьютимаркой у него был молот, что символизировало. Он бы с легкостью выломал бы замок, переломал кости охранявшим его бандитам и... Если его конечно не съели.

— Эй, здоровяк, завтра мы к вам в городок наведаемся. – единорог закончил трапезу и тормошил кого-то палкой. – Думаю, я утешу твою сестренку.

— Пошел ты на хер! — прогудел...Стим!

Этот низкий голос я узнал сразу. Он жив! Ну, хоть одной проблемой меньше... Хотя, кто меня за язык тянул. Стоило мне так подумать, как где-то прозвучал выстрел, сперва один, потом еще два, после началась целая канонада. Неужели это тот самый сигнал, который обещал Рок.

— Что там происходит... — буркнул единорог, поднимая голову.

Ну ладно, все пора действовать. Я выскочил из темноты и на скаку ударил копытом единорога в голову, он по инерции ударился об решетку. Я еще несколько раз приложил его об нее и лишь затем отпустил бесчувственное тело. На меня уставился Стим, хе-хе, никогда не видел его удивленным.

— Айрон!? — прогудел Стим.

— Как дела, Стим? — я обыскал единорога. Ключей нашлась целая связка, но который из них нужный.

Однако вопрос решился сам собой, Стим выломал замок одним ударом копыта. Я пожал плечами, а вот связку ключей припрятал, на всякий случай.

— Рад тебя видеть целым и невредимым.

Стим кивнул.

— Ты тут один? Хотя глупо спрашивать... Она и притащила тебя сюда.

— Ага, он с Роком и...

— Рок здесь! — гаркнул Стим.

Я пригнулся, схватив полем дробовик, такой крик, не знаю, и на луне услышать можно.

— Ну, да...

Стим покачал головой.

— Дело дрянь. Здесь Рейзор, он нас живыми не отпустит. Будет гнать до самого Понивиля.

— Про Рейзора и о том как бы не попасть к нему на стол с яблоком в зубах говорил буквально минуту назад собеседник вот этого. — я кивнул на единорога. — Так кто же это такой?

— Грифон. Левое копыто Тандервинг.

— А это кто?

Стим состроил гримасу.

— Айрон, ты амнезик или идиот?

— И то и другое.

Он покачал головой и уставился на пламя керосиновой лампы.

— Тандервинг — лидер Черепов, она тоже грифон. Рейзор отвечал у нее за операции устрашения.

Значит, я был прав, среди Черепов, что были на станции, есть те, кто убил семью Маргаритки. Стим понял, о чем я думаю.

— После того случая я и Рок долго охотились за ним. Я даже лишил его глаза, но он жив и находится здесь.

— Я думал, он прикончит тебя на месте?

— Меня нет, меня он самолично сожрет, как Грога до этого. Селестия спаси его душу.

Канонада вновь прокатилась по зданию, но не закончилась. Или может это была не она, потому что выстрелы доносились издалека. Тут же ожил и наушник, я его отключил, давая возможность послушать Стиму.

— Айрон, Айрон, это Граппа...

Граппа, что за граппа. А, это тот единорог-снайпер.

— На связи. Что у вас там происходит?

— Черепа в оборону перешли. Мы толком ничего понять не можем, минуту назад все было спокойно, потом бац, выстрел и они все на позициях.

— По вам стреляют?

— Да, из пулеметов, но никто не ранен. Будем пробиваться к тому проходу, он безопасен?

— Нет, как я и предполагал, он заминирован.

— Что предлагаешь делать?

— Пока оставайтесь на позициях. Я что-нибудь придумаю.

— И это, Айрон, ты Стима нашел?

— Со мной все в порядке, Граппа, рад, что ты с нами.

— Рад стараться, сэр.

Дальше Граппа начал кричать остальным о том, что Стим и я живы, забыв выключить рацию, но потом опомнился.

— И что ты намерен делать? — спросил меня Стим.

Я прикинул в голове, как можно было бы расчистить проход от мин. Можно было пожертвовать вторым стелсбаком, прокрасться к минам и подкинуть туда гранату. А остальное сделает шрапнель, неплохо, но глупо. И зря потрачу снаряжение. Или... А больше ничего в голову не лезло.

— Ну, я так понял ты пойдешь за сестрой?

Стим кивнул.

— А ты будто нет? Я же знаю, что ты на мою сестру заглядываешся.

Я тоже кивнул. Спасти прекрасную Эпплкейк из лап грифона -пониеда. Хм...

— Только где этот грифон засел?

 — Четвертый этаж, там был кабинет управляющего с балконом. Рейзору нужно было личное место для посадки.

А я ведь заметил этот балкон, пока осматривал здание. Под ним как раз находилось пулеметное гнездо... которое смотрело на заминированный пролом.

— Я иду с тобой.

Стим согласно кивнул и подобрав дубинку, мотнул головой.

— Шуда.

Я сделал шаг и остановился, курьер, как я мог забыть.

— Стим, а с тобой никого не было?

— Шешоу, тьфу — он выплюнул дубину. — Эй, Шедоу, просыпайся!

Не знаю, кто мог спокойно спать при таких криках и громоподобной стрельбе, но в клетке кто-то зашевелился. Я с трудом мог разглядеть, кто это был, потому что он был черным, как смоль. В тусклый свет лампы высунулась заспанная мордашка жеребенка-подростка.

— Ой, мистер Стим, а что случилось?

— Мы уходим, парень.

Потягиваясь, жеребенок вышел вперед.

— А это кто? — он кивнул в мою сторону.

— Это Айрон, он мой друг. Давай, пошли.

Шедоу окончательно вышел на свет потягивая копыта и крылья. Крылья! Он был пегасом. Вот те на, где-где, а в подвале я никак не рассчитывал встретить пегаса.

— Вот тебе и курьер... — выдохнул я.

— Да, курьер. — гордо ответил жеребенок.

Стим подошел ближе ко мне.

— Постой, откуда ты знаешь про него?

— Рок сказал. Он и рассчитывал после обмена, здесь с курьером встретиться.

Стим задумался.

— Вы сказали Рок, старший сержант Рок? — ткнул меня в плечо копытом пегас.

— Ну не знаю, сержант ли он... Но да Рок. — я посмотрел на Стима.

— Да, он сержант. Каламат же милитаристический город. Там даже у крыс, наверное, звания есть.

Курьер улыбнулся.

— Тебе не кажется, что его могут случайно подстрелить? — спросил я Стима когда мы вышли на лестницу.

Я шел первым, левитируя перед собой дробовик, посередине Стим, а замыкал курьер. Надо было его конечно в середину засунуть, мало ли кто сзади подкрадется. Но пегас настоял на своем, он идет последним.

— Посмотри на него, его хрен увидишь впотьмах. — ответил Стим.

И в самом деле, Шедоу невозможно было разглядеть. Единственное, что его выдавало это глаза ну или улыбка, все. Он казался тенью ну или куском ночного неба, неизвестно как оказавшимся на земле. Пролет на первый этаж мы преодолели быстро, хотя я слышал возню и крики бандитов. Конечно, мы допускали большую оплошность, оставляя их в тылу, но, может, нам повезет и до кабинета Рейзора мы доберемся без приключений. Но нам не повезло. Лестница на третий этаж была забаррикадирована, а это значит, нужно было пробиваться через второй этаж, к другой лестнице, в правом крыле здания.

— Может, он заблокировал к себе все подступы, кроме балкона?

— Меня к нему же отвели. Правда с мешком на голове, но мозги-то у меня есть. Рейзор заблокировал каждый пролет так...

— ...чтобы никто не смог попасть на следующий этаж не пересекая здания. — закончил я за него.

Стим кивнул. Еще одна линия обороны, надо отдать должное этому Рейзору.

На втором этаже не было такой возни как на первом, но зато я узнал источник того громоподобного шума. Это был пулемет, который был закреплен к раме окна. Пулеметом управлял земной пони, просунув передние ноги в специальные крепления и нажимая копытами на гашетку посередине. Выпустив длинную очередь куда-то в ночь, бандит выругался и крикнул в сторону.

— Эй, Малявка, тащи патроны, короб почти пуст... — он заметил меня.

— ...ой. — ответил я вынимая нож.

Пулеметчик пару раз дернулся, пытаясь, освободится от креплений пулемета, но я был быстрее. Нож вошел аккурат в артерию на шее, я даже провернул его. Но снова на нем не оказалось и капли крови. Краем глаза я заметил движение — в дверном проеме справа от меня левитируя короб с пулеметной лентой стояла маленькая единорожка. Она уставилась на кровоточащего пулеметчика, который, наконец, освободился от креплений. Она поставила короб и заскрипела зубами.

— Ты... — выдохнула она и, визжа словно сирена, кинулась на меня.

Я чисто рефлекторно выстрелил из дробовика. Безголовое тело единорожки отнесло в противоположную часть комнаты. Именно сейчас я заметил, что у всех бандитов была общая черта, кьютимарка как-либо связанная с черепом. Разломанный череп как у единорожки, или череп со змеем как у пулеметчика. С третьего этажа раздались крики, а на лестнице послышался топот. Ну, все, нас заметили...

Стим ухватив Шедоу за загривок и вбежал в комнату. Окинув ее взглядом, он заметил под ржавым корпусом кровати боевое седло со спаренными пулеметами.

— Я возьму на себя проход на третий этаж, а ты прикрой нас сзади.

— Понял. – сказал я помогая ему надеть седло. Оно было полностью заряжено.

— Шедоу, найди укрытие.

Пегасенок кивнул и заполз в шкафчик у противоположной стены.

Я высунулся на лестничный пролет и чуть нос к носу не столкнулся с бандитом. Рявкнул дробовик и его унесло назад, прямо на сотоварищей. Я выстрелил еще три раза, дробь ложилась кучно, вырывая у Черепов куски мяса. Идущие вслед за ними поняли, что на лестнице их легко положат и потому прятались за стенкой, или, может, чего ожидали. С другого конца загрохотали пулеметы Стима и его хохот.

— Жрите свинец, уроды!

На лестнице показалась морда единорога и тут же получила порцию дроби. Однако мне в след кто-то выпустил очередь, одна из пуль ударила в пластину разгрузки. Охнув, я ушел в сторону — надо было перезарядить дробовик. Пуля застряла в пластине, слегка задев шкуру и Пипбак просигнализировал о небольшом кровотечении.

— Мистер Айрон, вы впорядке? – показалась мордашка Шедоу.

— Тебе что сказали? Укройся! – я услышал приглушенный стук копыт, по лестнице снова кто-то поднимался. Левитируя трофейную двустволку я выскочил навстречу бандиту и сразу же активировал З.П.С. Там стоял пони с боевым седлом, в которое был вмонтирован огнемет. Вовремя я… Я взвел сразу два курка у двустволки и прицелился огнеметчику в голову. Заклятие развеялось, и ружье громыхнуло не хуже пулемета, разнося голову пони на куски. Я подтолкнул тело вниз и вынул гранату.

— А это вам на десерт! – крикнул я, выдергивая чеку.

«Раз, два…» — отсчитал я, перед тем как ее кинуть. Она приземлилась рядом с телом огнеметчика.

Бум! Шрапнель гранаты превратила трупы на лестнице в фарш, а спустя мгновение сдетанировало топливо в баках у огнемета. Кто-то закричал.

Я вздохнул. Стим продолжал стрелять, выкрикивая грязные ругательства. Ожила рация:

— Айрон, что происходит?

— Это мы тут веселимся… — усмехнулся я.

— Черепа берут здание в кольцо. Они забыли про нас. Это самый лучший момент.

— Я работаю над этим. И спасибо что предупредил.

Перезарядив двустволку и дробовик, я вернулся к Стиму, который начал стрелять короткими очередями. Коридор перед ним был усеян трупами и гильзами.

— Я почти пустой. – усмехнулся он.

Я осмотрел седло, левая спарка и в самом деле растратила свой боезапас. Хорошо, что та единорожка бросила короб совсем рядом, я помог Стиму перезарядить пулеметы.

— Они ждут нас… — сказал он. – Явно засаду там устроили, смекнули, что нас просто так не взять.

Я кивнул.

— Граппа говорит, что снаружи здание в кольцо взяли.

— Есть идеи?

Я размял шею и вновь вынул нож. Глаза Стима округлились.

— Откуда он у тебя?

— У геккона отобрал.

Заклинание стелсбака вновь сделало меня невидимым. Держа нож в зубах, я начал осторожно красться к лестнице, чтобы не выдать себя стуком копыт. Но это не было моей самой большой проблемой, гораздо сложнее было пробираться через горы трупов. Стим остался сзади прикрывать меня, если Черепа вновь попробуют прорваться с первого этажа.

На лестничном пролете расположился единорог с штурмовой винтовкой, он нервно кусал губы.

— Ну же. – шептал он.

Я подобрался к нему почти вплотную, когда он дернул головой.

— Что…он что, невидимый? – он замахал перед собой винтовкой.

Я выбил ее копытом и полоснул единорога по горлу, нож как всегда без особых трудностей разрезал плотью. Бандит пытался удержать кровь, сжимая копыта на горле.

— Эй, ты что-то сказал?

Сверху появился второй единорог, так же вооруженный винтовкой. Увидев умирающего собрата, он передернул затвор и приготовился стрелять. Я прыгнул на него, прижимая копытами к полу. Он выпустил очередь в потолок, я воткнул ему нож в висок, даже провернул для надежности. Нож с легкостью вышел из черепа единорога и опять ни пятнышка крови. Я оглянулся: от меня отползала земная пони с ирокезом как у меня, только ярко зеленого цвета.

— У него стелсбак! – закричала она. – Стреляйте!

Зря она это сказала, бандиты позади нее и выстрелили, превращая ее в кровавое месиво. Я кинулся к ближайшей открытой двери, сбивая столы внутри комнаты. Комната, которая чем-то смахивала на столовую, как раз огибала то место где засели стрелявшие бандиты. Перепрыгнув через столы, я прокрался к двери на противоположной стороне.

— Он готов? – спросил один из бандитов.

— Не пойму… Но будьте осторожны. – сказал бандит с дробовиком. – Он может быть…

Бандит оглянулся, я вонзил нож ему прямо в череп и следом подхватил полем его дробовик и запустил З.П.С. Четыре выстрела, четыре трупа. И вроде бы все… Л.У.М, конечно же, отмечал агрессивно настроенные цели, но это могли быть и окружившие нас снаружи Черепа.

Крикнув Стиму чтобы поднимался, я направился к пулеметному гнезду. Оно хорошо простреливало заминированный проход, и, к моему счастью, короб с патронами был полон.

Вскоре появился Стим, придерживая Шедоу копытом. Маленький пегас зажмурил глаза и прижимался к мощной шее земного пони.

— Ну, Граппа, приготовься. – крикнул я в радио, зажимая гашетку пулемета.

В темноте было видно, как выпушенная очередь пронзила ночь. Правда, она ушла в никуда. Откорректировав огонь, я, наконец, добился желаемого. Одна за другой начали взрываться мины.

— Вижу, мы идем! – отрапортовал Граппа.

Несколько красных точек начали отдаляться и внизу замигали огоньки выстрелов.

— Скольких ты уложил? – спросил меня Стим, когда мы поднялись на четвертый этаж. Он был пуст. Либо все, кого мы убили на втором и третьем этаже были отсюда, либо Рейзор подтянул оставшихся к себе и ждет нас.

— Не знаю… Много…

— А ножом?

— Пятерых.

Стим усмехнулся, Шедоу перебрался к нему на седло и теперь сверкал оттуда глазами.

— Что?

— Он начал влиять на тебя.

— Кто, нож?

Стим кивнул.

— Матушка, всего Эпплкейк о отце не рассказывала, а я помню… Он когда уходил в экспедицию к Санкт-Питерхуву, был совершенно другим, живым, можно так сказать… А когда вернулся, с этой железкой, эх… Ни о чем кроме убийств и охоты не думал. Он поклонялся ему, словно божеству. А когда потерял его, быстро зачах и вскоре умер.

Я пожал плечами.

— И что?

— Эта штука проклята. Будь с ней осторожен.

На лестнице послышался топот, я, было, вскинул дробовик, но остановился. Л.У.М. показывал, что к нам спешит кто-то дружественный. Спустя мгновение появился Граппа и несколько единорогов-охранников.

— Быстро вы. – усмехнулся Стим.

Граппа и единороги улыбнулись.

— Неужели всех положили?

— Не, там внизу остались парни прикрыть нас. Сэр, не знаю, как мы пробьемся обратно…

Стим задумался.

— Мы пойдем ва-банк. Так, скажем, отрубим одну из голов гидры.

Единороги согласно закивали, предстоял еще один бой.

Как я и думал, Рейзор подтянул к себе остатки тех бандитов, что оставались на этаже. Когда мы ворвались в бывший кабинет управляющего, нас сразу же взяли на мушку. Хотя назвать это кабинетом было трудно, несколько смежных стен, а так же потолок были выломаны и получался целый зал. Сам хозяин кабинета-зала парил у крыши, держа за горло, левой целой лапой Эпплкейк. Рок лежал неподалеку прижатый сразу тремя земными пони. Рейзор был большим черным грифоном, ну или я просто грифонов раньше не видел, с уродливыми шрамами на лице.

— Какой сюрприз! – воскликнул Рейзор и его шрамированая морда расплылась в улыбке. – Наконец-то ты добрался сюда…

Стим прорычал что-то грозное. Я прикинул наши шансы, их семеро, нас пятеро, ну, если еще освободить Рока, шестеро. Но его освободить еще надо…

— Что делать? – шепнул я.

— Не знаю… Я попробую уболтать его. – ответил Стим. – Эй, пернатый, как жизнь?

— Да вот, с твоей сестрой мило поболтали. А она кусаться. Невоспитанная она у тебя.

— Прямо как я.

— Да… Как и твой дружок. – он кивнул в сторону Рока.

— Отпусти ее, Рейзор, тебе ведь я нужен.

— Раньше может быть и да, но сейчас я с удовольствием посмотрю на твое лицо когда выпущу ей кишки. – грифон лизнул шкурку Эпплкейк. – А потом зажарю.

Стим был готов прямо сейчас кинуться на грифона.

— Трус! Сражайся со мной!

Грифон лишь расхохотался, что спровоцировало Стима. Он, было, бросился вперед, но я и Граппа остановили его.

— Стим, успокойся! – рявкнул я.

Смех грифона прекратился, он удивленно уставился на меня.

— Ты… — выдохнул он. – Не может этого быть! Они…они убили тебя! Такого не может быть!

Он выпустил Эпплкейк, и она ударилась об пол.

— Огонь! – крикнули Стим и грифон почти одновременно.

Однако за нами был первый удар, и в одночасье, вся оборона Черепов была сметена. Рок, зарычав, сбросил с себя бандитов и, нанося сокрушительные удары, кинулся на грифона. Следом за ним бросился и Стим, сбрасывая тяжелое седло. Вдвоем они неизвестно как поймали грифона и теперь делали из него отбивную. Я же направился к Эпплкейк. Она получила несколько серьезных ушибов, но была жива.

— Эй, я здесь… — сказал я, осторожно приподнимая ее. – Я спас твоего брата.

— Мы молодцы. – вздохнула она, у нее на шее наливался огромный синяк.

Бойцы Граппы, связали оглушенных Роком бандитов и смотрели на то, как два старых друга довершали начатое.

— Ха, никогда не думала, что увижу как Стим и Рок убьют этого ублюдка. – Эпплкейк попыталась встать.

— Осторожней. – я протянул ей копыто.

Опираясь на него, она встала и, пошатываясь, подошла к Стиму. Он и Рок, тяжело дыша, отошли от бездыханного тела грифона. Конечно, я мог попытаться их остановить, ведь грифон узнал меня. И кто должен был убить меня?! Но лучше не трогать двух разъяренных жеребцов.

Стим отдышался и обнял Эпплкейк, которая ойкнула.

— Прости. – извинился он.

— Ничего, когда вернемся, Док меня подлатает.

Затем Стим обернулся назад. Рок где-то потерял берет и седло, так что я увидел его кьютимарку. Винтовочный патрон, ха!

— Рад тебя видеть. – сказал Стим.

— Я тоже. – ответил Рок и подошел ближе протягивая копыто.

Стим фыркнул и вмазал ему промеж глаз. Рок, растеряно мотнул головой и отошел на шаг назад.

— Это за то, что втянул мою сестру в такую передрягу.

— Это еще надо решить кто кого втягивал. – ответил Рок.

Я посмотрел на связанных бандитов, один из них старательно пытался не смотреть на меня. Интересно… Вынув нож, я подошел к нему и приставил лезвие к глазнице.

— Думаю, тебе есть что сказать.

— Ч-ч-что именно?

— Скажи, почему ваш босс меня в мертвецы записал?

— Я… я не знаю подробностей… но где-то с месяц назад, поступило распоряжение от Тандервинг о том, чтобы мы нашли и убили пони внешне похожего на тебя… Или может быть именно тебя, я не знаю… — он задергался когда я сильнее прижал нож. – Знаю только что сам Рейзор отправился с отрядом куда-то, а вернулся один… И то едва живой… Это все что я знаю…

Оставив бандита, я подошел к трупу грифона. Становится все интереснее и интереснее, все чудесатее и чудесатее. Зачем главе такой банды как Черепа понадобился я, обычный пони… Ага, обычный, а Пипбак, а феррокинез? Я вздохнул.

Позади нас застучали копыта. Это прибыл прикрывающий отряд.

— Они прорываются. – прокричал один из них.

— Где Орухо и Штро?

Пони отрицательно покачал головой.

— Дискорд! – выругался Граппа.

— Ну и что будем делать? – спросил я Стима.

Он вздохнул и осмотрел тело грифона.

— Руби.

— Что?

— Руби голову. – ответил он. – Граппа, подай вон ту арматуру.

Такого я никогда не видел. Черепа пятились назад, бросая свое оружие. Стим держал арматуру с нанизанной головой грифона, словно та была копьем. И все встреченные пони бежали без оглядки от нас. Буквально через минуту мы вышли во двор. Оставшиеся Черепа сгруппировались там и смотрели на нас. Многие со страхом, многие с нескрываемой злобой.

— Бегите! – крикнул на них Стим, вонзив арматуру в землю. – Бегите и несите весть о том, что Рейзор мертв. А вслед за ним умрет и Тандервинг!

Черепа, кинулись прочь, кто с оружием, кто без, кто оглядывался, будем ли мы стрелять им в спины или нет.

— А что с этими? – спросил Граппа, толкая связанных бандитов.

— Тоже отпусти. – вздохнул Стим.

— А я бы их повесил. – вздохнул Рок, снова в седле и с беретом на голове.

Бандиты жалобно заскулили.

— Я не ты. – буркнул Стим. – Отпускай.

Граппа что-то тоже буркнул про повешение, но развязал бандитов. Они галопом бросились прочь, кроме того, которого я допрашивал. Он остановился на мгновение.

— Там… У него был терминал, довоенный, рабочий. Он вроде как дневник вел. Может что осталось. – и кинулся вслед за остальными.

— Спасибо. – крикнул я.

Может я был не прав и эти пони еще способны на взаимопонимание.

— Сержант Рок? – вдруг заговорила темнота.

Эпплкейк пискнула от неожиданности, а Граппа схватился за винтовку. Неизвестно куда подевавшийся, перед боем, Шедоу, вновь объявился.

— Это твой курьер, Рок.

— Знаю. – ухмыльнулся он. – Ну, рядовой первого класса Шедоу?

— Вот тебе и курьер! – опять выдохнул я.

Шедоу поднял крыло, извлекая из-под него нечто похожее на тубус.

— Вше в шелости, — он протянул его Року. – И сохранности.

Рок зажал его между передними копытами и зубами открыл, заглянул туда, хотя в предрассветных сумерках вряд ли что разглядел. Рассвет. А ведь и не заметил. Я потер место ушиба и поморщился от боли.

— Хорошо. – Рок закрыл тубус. – Молодец, рядовой.

— Что там у тебя? – спросил Стим.

Рок хитро улыбнулся.

— Будущее моего города, Стим.

Я усмехнулся, в первых лучах восходящего солнца, хоть оно и скрывалось за облаками, это выглядело пафосно.