Автор рисунка: aJVL
Часть 5 Финал

Часть 6

Часть 6

Ушло не мало времени на оправдание Рэйнбоу и Твайлайт. Правду, разумеется, они сказать не могли. Пегаска всё пыталась свалить на тренировки, что совсем не вписывалось в происходящую картину, как Твайлайт тараторила про новое заклинание, сводящее с ума пони. Вариант волшебницы звучал более убедительно, однако, подруги так и не поверили очумелой парочке, предпочитая держаться своего мнения со словами "мы никому не скажем".

Завтрак прошёл в тихой, дружеской обстановке. Рэйнбоу клевала носом, Флаттершай думала о чём-то своём, Рэрити не сводила глаз со Спайка, который пытался понять что же за странный привкус у него во рту. Пинки и ЭпплДжек спокойно завтракали. Твайлайт традиционно отказалась от завтрака, но продолжала сидеть под столом. Отсутствие долгой кормёжки давало о себе знать не только в позыве искусать всех подряд, но и в виде боли в животе. Так долго вампирша ещё не обходилась без еды.

— Ну хоть морковку? — выплёвывая непонятную белую шерсть, дракончик уговаривал библиотекаршу хоть немного поесть.

— Я не голодна, — отказывалась волшебница.

— А вдруг заболеешь? Я же буду виноват, я! — настаивал Спайк.

— Ох, — единорожка закатила глаза и взяв у него морковку, быстро сжевала.

Голод ни чуть не утолился, но зато самочувствие здорово ухудшилось. Под довольный взор Спайка, волшебница поспешала покинуть кухню и выйти из дома за порцией свежего воздуха, надеясь хоть немного придти в себя.

Едва кобылка вышла за порог, как опять — звон колокола. В этот раз большая часть пони поспешила укрыться в своих домах, а остальные побежали в сторону знакомой поляны. Твайлайт сразу влилась в поток любопытных жителей, наперевес с тревогой, спешащих узнать причину шума.

***

Селестия осмотрела почти каждый уголок покоев сестры, пока та отсыпалась в королевском саду. Чего только правительница не нашла: закалка, которую она подарила Луне ещё в детстве; несколько журналом с жеребцами, спрятанными за большим зеркалом; мутиравшего паука... принцесса иногда любила магически поэкспериментировать над мелкими существами, правда, иногда забывала возвращать им внешний облик. Не считая ещё некоторых вещей, о которых Селестия предпочла умалчивать, покои Луны не имели ничего подозрительного. К великому разочарованию, правительница так и не смогла войти в тайный мир младшей сестры.

Шпионы тоже не замечали в её поведении ничего не обычного, правда частенько теряли её из вида по ночам, ибо с способностями аликорнов им не стравиться хотя бы в плане скорости.

Селестия вышла в живописный цветущий сад, больше похожим на маленький рай с редкими птицами и растениями, нежели на простой придворцовый сад. Не удивительно что Луна предпочла часы покоя именно ему, а не холодной кровати королевского замка. Синяя принцесса лежала на шелковистом одеяле из пышной травы в тени небольшого куста. По Луне ползала бабочка, от чего старшая сестра просто умилялась. Правительница безумно любила Луну и не могла позволить случиться с нею беде, а аликорн явно во что-то ввязалась, что говорили не только косвенные улики, как подземелье, но и сестринское чутьё, которое давно уже не давало покоя Селестии. Правительница решила самостоятельно разобраться в происходящем, от шпионов толку не было. Она решила сама следить за сестрой в надежде что та невольно даст ответы на те вопросы, из-за которых светлая принцесса потеряла сон.

***

Первое, что удивило волшебницу, так лужа крови. Озеро крови. На той роковой поляне снова была кровь. Хоть её тогда никто и не убирал даже не смотря на прямой приказ принцессы — пони просто боялись к ней подходить, то кровь же должна была хотя бы высохнуть, свернуться. Так что было совсем не понятно, то ли каким-т мистическим образом она сохранилась, то ли поляна недавно пополнилась её новой, весьма щедрой, порцией. Но на этом новости не закончились — в центре появился ровный круг из черепов. От такой ужасной картины даже Твайлайт едва удержалась на ногах. Пони были напуганы, многие всерьёз задумались о переезде. Жители поняли что в деревне завёлся какой-то психопат, безумец.

Через несколько минут подоспели и подруги. Флаттершай, едва заметив поляну, сразу полетела в сторону небесного города, причём со скоростью, которой бы позавидовала сама Рэйнбоу.

— Кто же способен на такое? — сказал жёлтый жеребец.

— Главное, зачем? — спросила серая кобылка. — Зачем? — обратилась она к Твайлайт.

— Я не знаю, — прошептала единорожка, но в шуме толпы её слова были утеряны.

— Принцессы смогут нас защитить? — спрашивала серая.

— Ну разумеется, — подбодрила вампирша.

— А что если это свыше их сил? Вдруг им не справиться? — переживала серая.

— Нет таких вещей, с которыми бы они не справились, — успокаивала единорожка.

— Мы обе прекрасно знаем, что есть, — поспорила серая.

— Я бы... — начала Твайлайт, но серенькая пони пропала из вида.

Твайлайт хотела найти собеседницу, но внезапная тишина резко переключила её внимание. С неба плавно спустилась колесница принцесс. Пони сначала молчали, смотрели как те, приземлившись, шли к роковой поляне, а затем начали засыпать обилием вопросов. Аликорны в упор молчали, воздерживаясь от каких-либо комментариев, что её больше вызывало у деревенских вопросов.

— Твайлайт, — Луна обратилась к волшебнице и пошла в сторону от толпы.

Волшебница поняла намёк. Аликорн отвела единорожку подальше от деревни в тихое место, пока Селестия продолжала осматривать место мистических событий.

— Здесь дело не чисто, нутром чувствую, — призналась фиолетка.

— Я знаю, — сказала Луна.

— Наверняка... стоп. Что вы знаете? — удивилась Твайлайт.

— Я не сразу поняла... забыла. Спаркл, всё куда серьёзней, нежели какой-то маньяк, — начала аликорн и осмотревшись, продолжила: — Начну с того, что та кровь, которую ты видишь... она донорская. По документам она поступила в Понивилльскую больницу именно в тот день перед страшной ночью, — добавила она.

— Это всё меняет! Я не детектив, но если не ошибаюсь, мы можем выйти на заказчика, а там и найти нашего маньяка! — обрадовалась единорожка.

— Не так быстро, дитя. Нужно действовать крайне осторожно и главное, что бы моя сестра об этом не узнала, — строго сказала Луна.

— Почему? — удивилась пони.

Аликорн ещё немного отвела в сторону Твайлайт.

— Происходящее связано с нашей натурой. Я бы сказала, с прошлым. То, что ты видишь на поляне — чудовищный ритуал. Вампирский ритуал, — прошептала Луна.

— Вампирский? — шёпотом повторила единорожка.

— Именно. Похоже, моя клыкастая ученица, последствия открытия древней двери не остались далеко позади, — вздохнула аликорн.

 — Вы хотите сказать, что один из вампиров всё же проскочил? — спросила единорожка.

— Один из вампиров? Если бы. Мы имеем дело не просто с вампиром... им такие заклинания не по зубам. Видишь ли, нижний мир этих монстров существует не так, как наш. У них есть чёткое разделение на касты в зависимости от их ума, силы и кровных уз. Рядовой солдат бы и дня здесь не прожил, они слишком глупы. Совершить ритуал, причём такой сложный способны только высшие касты. Они очень умны, хитры и сильны. Боюсь, мы имеем дело с одной из "альф" — элита вампиров, коренные потомки, — объяснила Луна.

Твайлайт побледнела.

— Мне доводилось сражаться с одной из альф. Битва длилась почти неделю и не потому что он был сильнее меня. Он был бесшумен, быстр и умён, постоянно прятался в засаде, брал меня измором. Мне удалось его победить... не хочу вспоминать. Твайлайт, нужно действовать решительно, — начала Луна.

— Так что это за ритуал? — спросила единорожка.

— Если мне не изменяет память, то он открывает врата в мир вампиров. Но я не понимаю только одного — вампиры не смогут жить при свете дня и даже если они выберутся, одной ночи на захват Эквестрии им не хватит. Если тут альфа гуляет, то она должна это прекрасно знать. Знать, что Эквестрия защищена мною и Селестией, что даже их альфам с нами не справиться. За тысячи лет силы-то у нас прибавилось, — рассуждала Луна.

— Вы сами сказали сто альфы умны, — напомнила Твайлайт.

— То же верно. Спаркл, я мало знаю об этом ритуале. Прошу, найди в своём логове книгу с этим ритуалом и потом отправляйся в больницу, разыщи того, кто заказал столько крови. Альфа определённо с кем-то сотрудничает, что, кстати, не свойственно для вампиров, тем более высших каст. И молю тебя, не пытайся разыскать вампира, — Луна подошла ближе.

 — Если я встречу его, то не смогу взять и отпустить. Я сильная, — единорожка топнула ногой.

— Не будь столь самоуверенной. Если его разозлишь, то... я очень тебя прошу, не лезь в это дело. Прост собери информацию, остальное я сама сделаю, — говорила Луна.

— Но принцесса, так нельзя! Вы одна против противника которого не видите! — беспокоилась единорожка.

— Не первый раз, — неуверенно улыбнулась аликорн.

***

Селестия с интересом наблюдала за отдалённой беседой Луны и Твайлайт. Что могло быть важнее огромной лужи крови? Что за дела между двумя кобылками? Твайлайт пошла в сторону деревни, а Луна медленно вернулась к сестре. Селестия просто не могла не высказать своего возмущения.

— И что за столь важный разговор в разгаре нашего расследования? — спросила она.

Луна промолчала.

— Лучик, мне надоели твои секреты. Что за такое срочное дело, что ты бросила меня здесь одну? — злилась Селестия, поглядывая на переговаривающуюся толпу.

— Малышка нервничает, беспокоится, я с ней просто поговорила, — ответила Луна.

— Когда ты начнёшь говорить правду? Знаешь как я устала от твоего вранья? Я вижу что между вами что-то происходит, чувствую, что ты в очередной раз во что-то ввязалась! Хватит юлить, говори как есть, — злилась Селестия.

— Селестия! Мы договаривались больше не поднимать эту тему или ты готова нарушит ьсовё же слово? — нервничала Луна.

— Я не потерплю от тебя вранья. Во что ты впутала мою ученицу? Я до сих пор помню как она тогда испугалась. Больше никаких тайн, — строго говорила светлая.

— Знаешь что, "старшая сестра"! Я всегда перед тобой отчитывалась за каждый свой шаг и стоило появиться у меня подруге, как ты начинаешь совать свой длинный нос в мою личную жизнь! Да, у меня есть от тебя секреты и я хочу что бы они остались секретами! Когда же ты дашь мне свободу действий? — разозлилась Луна.

— Я не могу тебя не контролировать или ты забыла как едва не обрекла мир на вечную ночь? А всё потому что была тайна о которой я не ведала. К чему это привело? Только к всеобщим страданиям! — говорила Селестия повышенным тоном.

— Вот как? От меня лишь только страдания? Может, тебе вообще не нужна сестра? Ты не принимаешь меня за равную, как сама обещала в первый же миг после возвращения из изгнания. Дышишь мне в спину на каждом шагу. Ты боишься меня... боишься того, что я могу сделать, но я никогда больше не наврежу Эквестрии! Не наврежу Спаркл! Не наврежу тебе! Я обещала, клялась и ты всё равно мне не доверяешь. Почему ты мне не веришь? — кричала Луна, моргая мокрыми глазками.

— Лучик, я не это имела ввиду, — занервничала Селестия.

— А что тогда? — тяжело дыша, крикнула Луна.

Селестия промолчала, виновато отведя взгляд в сторону. Синяя принцесса смахнула выступающие слёзы и полетела прочь, оставив не менее расстроенную сестру в окружении притихшей толпы.