Автор рисунка: Noben
Глава вторая

Глава первая

===========================================
Текст был подчищен и отредактирован. Прошу.
============================================

Глава первая.

В Понивилле медленно наступала ночь. День плавно подходил к своему логическому завершению, и порядком утомившиеся жители постепенно расходились по своим домам, предвкушая мысли о горячем ужине и мягкой постели, столь желанных после изнурительных трудовых будней.

Но подобная атмосфера царила далеко не везде. Из скромного домика на окраине Вечнодикого леса все еще доносились недовольные возгласы здешних обитателей, даже не собиравшихся отправляться на боковую.

— Тише, тише, мои дорогие, – проворковала Флаттершай, заканчивая приготовления, — Ну вот, видите, нужно было подождать совсем чуть-чуть! – довольно произнесла пегаска, умиленно разглядывая налетевших на угощение проголодавшихся зверушек. Белочки вожделенно кинулись грызть поданные желуди; птички – с жадностью накинулись на высыпанное зерно, а медведь Гарри довольно уплетал ягоды из своей любимой мисочки.

Сердечко Шай затрепетало от восторга. Это было ее любимым занятием перед предстоящим сном – пребывание среди любвеобильных зверушек, чьи сытые и довольные мордочки так и светились от распиравшего их восторга. Пребывание в такой милой компании действовало на пегаску умиротворяюще, даруя расслабление и покой после долгого дня. Такие уютные вечера придавали ей сил, подкрепляя веру в то, что она не зря проживает эту жизнь.

Однако далеко не все питомцы остались довольны предложенными им угощениями. По ноге кобылки остервенело барабанил лапой один неугомонный кролик.

— Ой, кто-то раскапризничался, да? – мягко произнесла Шай, глядя на непокорного Энджела, воротившего нос от своей тарелки с капустой. – Ты только попробуй, какой хрустящий и вкусный салатик я для тебя приготовила! – кобылка подвинула миску ближе к насупившемуся крольчонку. Но тот только пнул ее подальше, демонстративно указывая на поднос с кексами, стоявший на столе.

— Ох, Энджел, ты же знаешь, тебе нельзя сладкого, — смущенно прошептала она. — У тебя снова разболится животик. К тому же, эти кексики предназначены совсем для другого… Питомца. – с этими словами пегаска убрала сладости в сервант, предусмотрительно закрыв его на ключ, зная упрямые повадки вездесущего кролика. Тот лишь бешено зыркнул на сообразительную хозяйку.

— Я уверена, как только ты попробуешь салат на зубок, он тебе очень понравится! – продолжила кобылка, мягко улыбаясь. — Я готовила его специально для тебя, ведь я знаю, какие у моего маленького дружка гастрономические пристрастия…

Речь Флаттершай прервал стук в дверь. Та недоуменно взглянула на настенные часы.

— Уже поздновато для гостей. Кто бы это мог быть? – пегаска удивленно обернулась на Энджела. Тот, скрестив лапы на груди, демонстративно отвернулся, игнорируя ее вопрос.

Шай неуверенно подошла к входной двери.

— К-кто там? – осторожно спросила она.

— Я! Скорее открывай! – донесся звонкий голосок.

Пегаска облегченно вздохнула. Эту речь ни с кем нельзя было спутать.

— Пинки, уже поздновато для визитов. Что-то случилось? – встревоженно поинтересовалась Флаттершай, глядя на взбудораженную подружку. На что та широко улыбнулась.

— Нет, что ты! Все хорошо. Даже очень хорошо! Твайлайт зовет тебя на звездопад! Девчонки уже выдвинулись к нашему любимому холмику. А какой пунш приготовил Спайк – м-м-м… Копытца оближешь!

Тем временем, порядком утомившийся изображать непокорность кролик, хмуро поскакал к опрокинутой им миске, не дожидаясь окончания их диалога.

Флаттершай изумленно распахнула глаза, выслушав тираду подруги:

— О! Эм-м…

Пинки вопросительно на нее посмотрела.

— Ты ведь не забыла о нашей встрече?.. – земная поняшка подозрительно уставилась на Шай.

— О, я… — кобылка виновато прикусила губу. Она и правда совсем забыла о намечавшемся мероприятии.

— Я… Я не смогу пойти. У меня ужасно разболелась голова. Я так замоталась за день, присматривая за зверятами, что совсем утомилась. Вообще-то, я как раз хотела лечь спать, но тут пришла ты, и…

— О-оу, ты серьезно? – жалостливо спросила Пинки. — Ты правда не хочешь пойти?..

— Н-нет, хочу! Очень хочу! Н-но не могу. Я правда порядком устала, и голова…

— Это так грустно… — протянула подружка. – О! Может мне сказать об этом девочкам, и мы все вместе тебя навестим?

— Нет! Нет, не надо приходить! – вырвалось у пегаски. Но взглянув на озадаченную подругу, поспешила объясниться: — В смысле, я хотела прилечь и попробовать вздремнуть, поэтому не стоит их зря беспокоить.

— Уверена? Я думаю, Твай должна знать какое-нибудь заклинание от боли, или что-нибудь типа…

— Нет-нет, Пинки, не стоит. – Флаттершай мягко улыбнулась. – Все что мне нужно — это покой и теплая постель. Жаль, что так вышло, но будь уверена, со мной все будет хорошо.

Розовая кобылка изучала ее с грустным видом.

Прервав неловкое молчание, пегаска спросила:

— Если хочешь, мы можем славно провести время завтра, на опушке. Мы со зверятами хотели устроить пикник, и если ты присоединишься, я буду очень…

Глаза Пинки загорелись.

— Конечно хочу! Я обязательно приду, можешь быть уверена! Ладно, раз так, я, пожалуй, побегу. Ты точно уверена, что все хорошо? – спросила она напоследок.

— Да, да! Не переживай. Мне просто нужно немного отдохнуть, а завтра все будет в порядке, вот увидишь! – уверила ее кобылка.

— Ну, ладушки! До завтра! – на этих словах поняшка радостно ускакала. Только сейчас, когда она повернулась спиной, Шай смогла заметить присосавшегося к розовому хвосту Гамми. Крокодильчик пребывал в глубоких думах, покачиваясь в такт, видимо, ни о чем не подозревавшей скачущей хозяйки.

Флаттершай тревожно закрыла дверь, переводя дыхание от волнения. Обманывать было тяжело, но у пегаски не было иного выхода. Некстати возникший звездопад чуть было не перечеркнул все ее планы на эту ночь. Облегченно вздохнув, кобылка отправилась укладывать животных спать.

…Пожелав зверятам спокойной ночи, Шай тревожно взглянула на часы, взволнованно пискнув.

Пора.

Пегаска надела сумку и бережно переложила туда спрятанные от крольчонка кексы.

Судорожно вздохнув, кобылка осторожно приоткрыла входную дверь, проверяя наличие случайных прохожих. Убедившись в их отсутствии, Флаттершай тихонько закрыла за собой дверь и неуверенно шагнула в ночную тьму.

* * *

— О, это просто ужасно! – тревожно протянула Рэрити. – С ней точно все хорошо?

— Думаю, да! — откликнулась Пинки, увлеченно вылизывая миску из-под пунша. – Сказала, что ничего страшного не произошло, и все что ей нужно – это поспать.

Дожидаясь начала звездопада, девчонки лежали на клетчатом покрывале рядом друг с дружкой. Спайк постарался на славу – пунш выдался таким вкусным, что кобылки выпили его еще до начала мероприятия, и сейчас — томно развалились под ночным небом, переваривая угощение и обсуждая пострадавшую подружку.

— Бедняжка… Может, нам стоит навестить ее? – предложила Твайлайт.

— Не-ет, она сказала что будет дрыхнуть без задних ног. – Пинки задумалась. — …Кто придумал это выражение? Это ведь так ужасно — спать без задних ног! – кобылка задумчиво осмотрела свой круп.

— Мне так ее жаль. Она стала такой замкнутой… После того случая. – Твай осторожно оглянулась на Рейнбоу Дэш. – Если слово «замкнутый» вообще подходит для Флаттершай. Куда уж…

— Я уже говорила – ничего страшного не произошло! – раздраженно произнесла Рейнбоу. — Она всего лишь потеряла сознание, переутомилась, с кем не бывает.

— Наверное, потому что кто-то ее слишком сильно подгонял, а?.. – ЭйДжей шутливо ткнула пегаску копытом.

— Да щас же! Она сама неслась как экспресс! Я вообще с трудом за ней поспевала!

— С трудом?.. Хэх, может, Спитфайр не ту пони пригласила в Академию? – продолжала подтрунивать Эпплджек, чем лишь спровоцировала очередную вспышку злости со стороны Дэш.

— Ты знаешь о чем я! Стоит Шай только подумать, что где-то страдает какая-то зверушка — как в нее будто Дискорд вселяется. Я моргнуть не успела, как ее понесло в сторону Вечнодикого леса!

— Дорогуша принимает все так близко к сердцу… — грустно протянула Рэрити. – Вы точно убедились, что никто не пострадал?

Рейнбоу демонстративно закатила глаза.

— Рэр, я уже в сотый раз повторяю – никого там не было, ей просто показалось. Я летела домой, Шай меня провожала, вдруг ей почудилось, что из леса доносится плач — и понеслась туда сломя голову. Едва мы туда залетели, как она приземлилась и потеряла сознание от переутомления. Я искала ближайшее облако, чтобы окатить ее водой – но Флаттершай очнулась сама, пока я за ним летала. Все с ней в порядке.

— Ну… Может, она стала такой неразговорчивой, потому что переживает, что так кому-то и не помогла? – задумчиво предположила Твайлайт.

— Там. Никого. Не было, – выразительно подчеркивала радужногривая пегаска каждое слово. — Когда я к ней подлетела, она сама призналась, что ей все это просто почудилось. К тому же, три дня прошло, если бы она переживала из-за этого, то давно бы уже отошла.

На какое-то время девчонки погрузились в молчание.

— И все же, она часто ссылается на какие-то дела, когда мы к ней приходим. То медведя надо подстричь, то Энджела грызут блохи, то еще что-то… — не прекращая раздумий, подметила лавандовая единорожка.

— Сахарная замоталась со своим зоопарком. Ее просто надо вывести из дома. – высказала свою мысль ЭйДжей.

— О, уже! Она пригласила меня на завтрашний пикник! – отозвалась Пинки, с любопытством осматривая свой хвост.

Четверка подруг изумленно уставилась на кобылку.

— Ты серьезно? – удивленно спросила Эпплджек.

— А-а-агась! – беззаботно протянула Пинки, крепко обнимая «рассекреченного» крокодильчика.

Девчонки переглянулись.

— Ну, раз так – и славно! Я уж было подумала, что с ней совсем все плохо, – облегченно ответила ЭйДжей.

— Флаттершай обожает пикники. Если она сама решила его устроить – нам не о чем волноваться, – поддакнула Дэш. — С ней все хорошо.

* * *

Тревожно вглядываясь в темноту, Флаттершай осторожно шагала по тропинке, стараясь производить как можно меньше шума. Порхать она остерегалась, боясь привлечь с воздуха ненужное внимание. Да и не было в этом необходимости – цель была уже близко.

…Старый яблочный погреб семьи Эпплов. С тех самых пор, как в нем поселились плесневые грибки, он был давно заброшен. Ни химическая обработка, ни осушение воздуха, ни даже магия Твайлайт не помогли в борьбе с плесенью. Не проходило и дня, как она снова возвращалась на свое законное место. Ходило множество слухов, что «подобную живучесть» она приобрела, впитав энергию Хаоса после того случая с высвобождением Дискорда; были также версии, что ее магическим образом зачаровали Флим и Флэм, чтобы насолить Эпплам; какое-то время жил миф, что погреб был вырыт на месте гибели какого-то могущественного единорога…

Имела ли смысл хоть одна из догадок – никому неизвестно. Но факт оставался фактом. Использовать его дальше по прямому назначению было невозможно. В связи с чем он был благополучно заброшен, а на его двери навесили замок, чтобы предостеречь погреб от нашествий любопытной детворы. Так же, как был закрыт на замок и старенький амбар по соседству. Сносить его и возводить новый у Эпплджек не было ни единого желания, поскольку кобылка не видела в этом смысла. К тому же, он все равно прилегал ближе всех к западному саду, в котором уже давно расплодились фруктовые мыши.

Но для пегаски погреб стал идеальным решением. Напрочь проржавевший замок создавал лишь видимость защиты — хватило одного удара копытом, чтобы его сбить. Теперь же его место занял новый, более надежный, за ключом к которому Шай полезла в сумку, вслепую пытаясь нашарить его зубами.

…Отворив скрипучую дверь погреба, кобылка встревоженно оглянулась. Каждую ночь звук скрипящей двери заставлял пегаску съеживаться от ужаса. В ночной тиши он звучал так громко что, казалось, расслышать его можно было с противоположного конца города. Осмотревшись, она успокоилась и спустилась внутрь, предусмотрительно прикрыв за собой дверь.

Глубоко вздохнув, Флаттершай извлекла из сумки керосиновую лампу. Зажегши ее, кобылка осторожно начала спускаться в самую глубь погреба. В нос, уже в который раз ударил запах плесени. Несмотря на то, что Шай приходила сюда вот уже третий день к ряду, она никак не могла к нему привыкнуть. Ей становилось не по себе от мысли, что «заключенному» здесь существу приходится дышать этим воздухом каждый день. Благо, что здесь присутствовала неплохая вентиляция. Достигнув дна погреба, пегаска поставила лампу на стоящий поблизости небольшой столик. После чего осторожно подняла глаза на посаженную ею на цепь «заключенную».

— Я пришла. – с виноватой улыбкой произнесла пегаска.

Ответом ей послужил лишь небрежно брошенный грустный взгляд.

Взволнованно бегая глазами, кобылка полезла за угощением.

— Я принесла тебе кексиков! Я помню как они приглянулись тебе в прошлый раз и решила принести еще! Надеюсь, тебе понравится! – воодушевленно сказала Шай, осторожно подходя к «арестантке». Не встретив агрессии, кобылка аккуратно опустила пакет со сладостями поближе к узнице так, чтобы до него могла дотянуться цепь. Впрочем, «пленница» лишь отвернулась к стенке, игнорируя представленные яства.

Пегаска стояла на месте, виновато осматривая узницу.

— О, надо же обновить запас воды! – с этими словами Шай тихонько подошла к накрытому крышкой ведерку. — О-о-о, я вовремя об этом вспомнила, да?.. Еще немного, и твоя водичка совсем бы затухла! – добавила она, понюхав содержимое. Подхватив ведро, пегаска вылила всю жидкость из него в дальний угол помещения, где ее тут же впитала земля. Поставив его на место, она принялась заполнять емкость свежей водой из принесенных ею бутылок. Закончив переливание, Флаттершай воодушевленно оглянулась на пленницу, отчаянно пытаясь высмотреть в ее глазах хоть призрачный намек на удовлетворение. Но узница по-прежнему была отвернута к стенке.

— Ах да, надо поменять ночной горшок, – от этих слов существо лишь заерзало на месте.

— О-о-о, хватит стесняться! Я ведь целыми днями вожусь с животными, с ними тоже бывают хлопоты, и… — кобылка осеклась, поймав на себе хмурый взгляд пленницы. – Я… Я знаю, не стоило мне… Н-но я просто… — Шай не знала, что и ответить. Пытаясь подобрать слова, она невольно вздрогнула.

— Бр-р, здесь прохладно. Надеюсь, ты не мерзнешь. Если тех пледов тебе недостаточно – только намекни, и я принесу еще несколько… Если тебе это хоть как-то поможет… — она грустно оглядела укутанную в несколько изрядно загрязненных одеял узницу. Та лишь молчала.

— Я… я…

На глаза пегаски набежали слезы. Сокрушенно упав на землю, та тихонько заплакала.

— Ты даже не представляешь, как мне тяжело держать тебя взаперти! — навзрыд прошептала Флаттершай. — Я каждый день не могу выбросить мысли из своей головы… Я все время думаю, как ты тут, каково тебе приходится! У меня нет права отбирать у тебя свободу, но… Ты знаешь, я не могу тебя выпустить… Никто не поймет. Никогда не поймет. Я… — пегаска сокрушенно разревелась.