Автор рисунка: Stinkehund
Глава первая Глава третья

Глава вторая

— Главное не торопитесь, пейте аккуратно, маленькими глоточками, чтобы не обжечь себе горлышко! – наставляла Флаттершай нетерпеливо суетившихся вокруг нее выдр, наливая тем чай.

— Гарри, и не забудь поблагодарить тетю Пинки за принесенный ею мед, – улыбнувшись мишке, добавила пегаска. Медведь, сладко облизываясь, повернул морду в сторону розовой кобылки и довольно зарычал.

— Ой, да не за что! В следующий раз принесу еще больше! – с улыбкой на устах заверила медвежонка Пинки. Тот лишь расплылся от счастья.

Пикник был в самом разгаре. Компания зверят совместно с поняшами вовсю нежились на опушке под теплыми лучами солнца.

— Я так рада, что ты меня пригласила! – воскликнула Пинки. – Жалко только, что вчера с нами не пошла. Ты многое пропустила!

Шай громко отхлебнула.

— Д-да… Мне тоже… Жаль, что так вышло, – пегаска отвела взгляд.

— Голова прошла?

— О-о-о, конечно, все хорошо, — заверила ее пегаска. — Как я и говорила, мне просто нужно было немного отдохнуть.

— Рада слышать! Девочки за тебя волновались. Сказали, что ты в последнее время сама не своя, – произнесла кобылка, увлеченно чавкая.

 — Они так сказали?.. – тревожно спросила Флаттершай.

— Ага. Переживают. После твоей проблемы, — она потешно закатила глаза и комично свалилась наземь. – Ты стала очень э-э-э… — она задумалась, вспоминая нужное слово, — замкнутой.

— О-о, эм-м… — Шай прикусила губу.

Пинки, сама того не подозревая, пробудила в пегаске мысли, которые та отчаянно гнала от себя прочь.

– …Я думаю, они слегка преувеличивают. Просто в последнее время зверьки совсем раскапризничались. Мне приходится уделять больше внимания своим питомцам. Всем п-питомцам… — старательно пряча глаза за челкой, тихонько произнесла она, крепко задумавшись.

— Я тоже так думаю. К тому же, ты устроила этот замечтательный пикник! А уж я знаю, как Флаттершай любит пикники!

— Да… Я их люблю… — будучи погруженной в свои мысли, отрешенно ответила Шай.

«Пока я нежусь на солнышке, бедняжка там сидит, совсем одинокая… Если бы я только могла…» — мысли пегаски прервал мишка, раздосадовано демонстрируя той пустой горшок из-под меда.

— Ты уже все скушал? Видимо пчёлки постарались на славу, – натянув на себя улыбку, старательно подбирала слова кобылка. — Ну, у меня еще осталась земляничка в корзинке, если ты хочешь…

Медведь радостно захлопал лапами.

— Ну хорошо, если все наелись, — Флаттершай осмотрела томно развалившихся выдр, бельчат и крольчат, поглаживавших свои набитые брюшки, — тогда кушай на здоровье, – с этими словами она высыпала на блюдечко припасенные ягоды.

— Кстати, Пинки… В «Сладком Уголке» еще остались те грушевые кексики с марципаном?..

Подружка радостно на нее оглянулась:

— Конечно остались! Понравились?

— Думаю, да… — Шай поймала на себе недоуменный взгляд Пинки. — Д-да! Очень понравились! Они идеально подходят к вечернему чаю.

«Ох, соберись».

— Когда закончим с пикником, обязательно за ними сходим! Кстати, Миссис Кейк недавно придумала рецепт просто шикар… — розовая кобылка внезапно прервалась.

Флаттершай изумленно на нее посмотрела:

— Что-то случилось?.. – спросила она, перехватывая направление взгляда Пинки.

— Ути-и-и какая прелесть! – громко воскликнула подружка, разглядывая во все глаза подлетевшую к блюдцу с ягодами фруктовую летучую мышь лимонного цвета.

— Разве она не чудо? – продолжала восхищаться Пинки, изучая «гостью». Гарри лишь недовольно зарычал, пытаясь подвинуть блюдечко к себе, подальше от назойливой мышки.

— Не будь такой букой! С окружающими надо делиться, помнишь? – мягко упрекнула Флаттершай медведя. Тот пристыженно отвернулся, хмуро подперев лапой подбородок, в то время как мышь с восторгом уплетала угощение. Закончив с трапезой, та подлетела к пегаске и уселась ей на шею, благодарно трясь об нее головой.

— Ты ей понравилась! – широко улыбаясь, подметила Пинки.

Флаттершай изумленно изучала любвеобильную мышку.

— Как ты ее назовешь?

— Н-но… Я не уверена, хочет ли она со мной остаться… — с сомнением в голосе произнесла пегаска. Мышка лишь активно закивала.

— Ну… Не знаю. А что бы ты придумала?...

Земная поняшка крепко задумалась.

— Ну, она похожа на крылатый лимон. Лимонная мышь… Ли-мо-нышь… Лимо… Нет, не то. Лимонная мышка. Ли-мо-нышка… Ли-мыш-ка… Ли-мон-ка… Лимонка! – Пинки засияла.

Флаттершай улыбнулась:

— Ну, пускай будет Лимонка. Ты не против?

Судя по довольной мордочке Лимонки, та не возражала.

Отсмеявшись, Пинки подметила:

— Ты почти как я! У тебя отлично выходит находить новых друзей!

Вспомнив об узнице, улыбка сползла с мордашки пегаски.

«Это уж точно».

* * *

— …Так распереживалась, а потом выяснилось, что ее венчик для теста все это время жевала Пампкин!.. – скачущая кобылка заливисто расхохоталась.

Флаттершай, шагающая по соседству, отстраненно улыбнулась подруге.

«Набрать чистой воды, захватить покушать… Может, принести бедняжке еще парочку подушек? Или…»

— Твайлайт! Рэрити!

Выкрик Пинки сбил пегаску с мысли. Неподалеку от них шли две знакомые единорожки, увлеченные какой-то беседой. Но услышав возглас розовой кобылки, радостно повернули к ним навстречу.

— Привет, девочки! Флаттершай, рада тебя видеть! – улыбнулась Твай.

— У-у-у, дорогая, нам вчера тебя так не хватало! – искренне произнесла Рэрити, заключая пегаску в крепкие объятия.

— Н-ну, я просила Пинки передать, что я… — Шай слегка стушевалась от порыва единорожки.

— Да-да, она сказала, что ты плохо себя чувствуешь, но все равно… — Рэрити подозрительно принюхалась: — Дорогуша, ты… Как бы это… Странно пахнешь. Что… — прошептала она на ушко, продолжая принюхиваться к ее волосам. Внезапно, из гривы пегаски показалась удивленная мордочка, столкнувшаяся с единорожкой нос к носу.

— А-а-а! – в шоке отпрянула Рэр.

— А, Рэрити, познакомься – это Лимонка! – захихикала Пинки, поглаживая мышку копытцем.

Белоснежная единорожка облегченно вздохнула, обмахивая себя копытом.

— Дорогая, приличной даме не пристало делать из своей гривы гнездо для животных. Это, как минимум, негигиенично, – кобылка все еще пыталась прийти в себя, старательно игнорируя хихикающую над ней Твайлайт. – Хорошо что хоть завтра мы сможем смыть с тебя запах зверинца.

— А?.. – взглянула на нее Флаттершай, отвлекшись от разглядывания Лимонки.

Рэр воодушевленно на нее посмотрела:

— Наш традиционный уик-энд! Я уже забронировала места, Лотос и Алоэ встретят нас во всеоружии, – мечтательно произнесла единорожка, погрузившись в мысли о предстоящем наслаждении.

— О, ты об этом. Я просто не сразу поняла о чем ты. Д-да, будет здорово…

« Пока я буду нежиться в спа, крошка будет прозябать в гордом одиночестве».

— Кстати говоря, как прошел ваш пикник? – поинтересовалась Твайлайт.

— О-о-отлично! – протянула Пинки. — Мы замечудненько провели время, а сейчас шли ко мне за кексами! А вы чем занимались?

— Пересеклись на улице. Рэрити возвращалась в бутик, а я направлялась к Зекоре на кружечку любимого чая. И еще мне надо свериться с ее книгой «Естественных лекарств и противоядий», моя же у Шай. Кстати, когда ты ее вернешь?

— Ой… Просто… Мне еще нужно переписать один рецепт. Одна… Лазоревка недавно сорвала голос, и я хотела приготовить раствор, чтобы ей помочь, но… Если она тебе очень нужна, я могу принести ее завтра… — покраснев, прошептала пегаска.

Твайлайт смутилась.

— Оу, прости, пожалуйста. Можешь не спешить, я тебя не тороплю, держи столько, сколько нужно! – заверила подружку Твай. — Может, когда сходите в «Сладкий Уголок», навестишь нас? Попьем чаю, Зекора поможет тебе с твоим отваром…

— Нет! Нет, не стоит… — воскликнула Флаттершай, тут же спохватившись. — Я прекрасно справлюсь сама, а чаю я напилась еще утром.

«Нельзя. Ей не стоит знать, какой именно отвар мне действительно нужен…»

— Ну раз так, мы, пожалуй, пойдем. Рады были вас повидать. Хорошо, что ты выбралась на свежий воздух, – улыбнулась Твайлайт, глядя на сливочную пегаску. – Я передам Зекоре от вас привет!

— Да, я тоже крайне рада нашей встрече. Жду тебя завтра в полдень! – Рэрити, сморщив носик, напоследок взглянула на высунувшуюся Лимонку. – Только тебя, хорошо?.. – единорожка сделала нажим на последнюю фразу.

— Д-да! До встречи! – пегаска помахала копытом.

— Увидимся! Ну что – айда за сладостями?

— Конечно, – мягко улыбнулась Флаттершай.

«Хоть чем-то я смогу облегчить мучения бедняжки…»

* * *

— Энджел, ты что, снова точил зубки о сервант?.. – сокрушенно спросила Шай, доставая книгу Твайлайт. Кролик отчаянно замотал головой в знак отрицания.

— Ох, Энджел, я же тебя учила, обманывать нехорошо, – вздохнула пегаска, взглянув на погрызенную ножку серванта. Кролик в ответ на это шустро умчался на второй этаж.

Впрочем, шалости непоседливого кролика ее сейчас мало волновали. Кобылка была с головой увлечена приготовлением отвара. Особого отвара для ее особого… «Питомца». За ингредиентами к нему ей пришлось лично наведаться в Вечнодикий Лес, чтобы собрать нужные травы. А за некоторыми потребовалось идти на ту полянку, где началось ее «знакомство» с нынешней… Узницей.

Пегаска оглянулась на ужинающих зверят. Те как раз заканчивали трапезничать, с благодарностью глядя на пегаску.

Сытые довольные зверьки, в теплом уютном доме, признательные своей хозяйке.

« Если бы я могла просто отпустить ее. Но тогда… Все узнают».

* * *

«Теперь ей станет лучше», — думала пегаска, слушая бульканье, доносившееся из сумки.

Флаттершай судорожно пыталась нашарить ключ, когда вдруг услышала знакомый голос.

— Файнона, я с тфувом могу идти, когда ты квутишься под кофытами, девочка!

— Гав!

— Ну я же попфосила! – донесся смех и лязг металла, стукнувшего о землю, — Слушай, я не могу удерживать лампу и с тобой спорить!

— Гав-гав!

— Ну что ты будешь делать! – произнесла Эпплджек со смешком. — Давай так: мы по-быстрому проверяем, здесь ли оставил Мак наш старый плуг, и дома я почешу тебе пузико, договорились?

— Гав!

— Вот и славно. А теперь, — лязгнул металл, — фпевед!

Пегаска в ужасе скрылась в кустах, глядя на ЭйДжей, приближавшуюся к старому амбару.

— Ох! – тихонько ужаснулась Шай.

«Только не оборачивайся на погреб… Только не смотри…»

Рыжая кобылка открыла абмар, и скрылась в его стенах. Вайнона, оставшаяся сторожить снаружи, подозрительно обнюхивала воздух.

— Э-эх! Значит, искать надо в другом месте. Здесь его нет, – ЭйДжей вернулась и принялась закрывать двери на замок.

— Гав-гав-гав! – залаяла собака.

— Да хватит уже заливаться! Уже уходим.

— Гав-гав! – продолжала Вайнона, обнюхивая землю, подбираясь к погребу.

«Не надо! Если они увидят новый замок…»

— Вот же вожжа кому-то под хвост попала! Пошли!

Эпплджек поспешно удалилась. Растерявшаяся собачонка покрутилась на месте и, не выдержав, помчалась вслед за хозяйкой.

…Выждав какое-то время для верности, Шай вылезла из своего укрытия и направилась к погребу.

* * *

— Привет. Как ты?..

Узница лишь хрипло откашлялась.

На глаза пегаски навернулись слезы.

— Бедняжка! Мне очень, очень жаль! Но я приготовила для тебя специальный отвар, — с этими словами пегаска полезла в сумку. — Ты его выпьешь, и все пройдет!

Шай подошла к ведерку, сменила в нем воду и вылила туда варево.

— Вот. Теперь твоя водичка свежая и целебная! Можешь пить! – она поймала на себе тяжелый взгляд арестантки. — …Пожалуйста, попей. Я очень тебя прошу.

Пленница медленно поднялась и осторожно подошла к ведерку, громко лязгая цепью. Недоверчиво следя за пегаской, она начала пить. Флаттершай облегченно вздохнула.

— Вот и хорошо. Тебе обязательно станет лучше. Хотя… Если бы не я, такой проблемы не возникло бы, я знаю… — пегаска стыдливо опустила глаза, — Здешняя сырость и плесень… Я… Я не представляю, каково тебе здесь… Но отвар вылечит все симптомы туберкулеза, я четко следовала инструкциям при его варке. И чтобы тебе было… комфортнее, я принесла еще одну подушку. Надеюсь, она не будет лишней.

Снадобье, по-видимому, было быстродействующим. Узница, явно посвежевшая лицом, подняла глаза на кобылку. Пегаска могла поклясться, что уловила благодарность в ее взгляде. Впрочем, закончив пить, пленница поплелась в угол и вновь легла на замызганный плед.

— Э-эм… Я знаю, ты голодна. Я, конечно, приношу достаточно пищи, но… Держи – Шай протянула пакет с кексами. – Твои любимые. Ну, как мне кажется…

Заключенная осторожно понюхала пакет и ухватилась за него зубами. Вскрыв его, она начала трапезу.

Флаттершай обреченно уселась, с грустью глядя на пленницу.

— Угощения – это, наверное, единственное, чем я могу хоть как-то разбавить твою жи… Твое существование, – судорожно сглотнув, виновато закончила она, оглядывая помещение.

Узница молча ела, не глядя на кобылку.

— Я… Давай я расскажу как прошел… Мой день… Чтобы тебе было не так скучно…

Флаттершай собралась с мыслями и начала:

— Сегодня утром я отвела зверушек на пикник. Еще с нами была Пинки. Это… Это было чудесно. Жаль, что тебя там не было. Я точно знаю, тебе бы понравилось отдыхать со зверьками и веселиться вместе с Пинки. Она такая выдумщица… — Шай мягко улыбнулась, в то время как на ее глаза навернулись слезы.

— Это… Необычайное удовольствие, находиться в компании друзей. Знать, что ты им небезразлична, и они тебя любят… Искренне любят.

Арестантка грустно взглянула на рассказчицу.

— …А завтра Рэрити позвала меня в… — пегаска виновато посмотрела на узницу. – В спа. Она любит это место, а я…

Пленница рассматривала кобылку во все глаза.

— А я… Я не заслуживаю всего этого. Я ужасна. Как я могу наслаждаться жизнью, проводить время с ней, когда ты – томишься здесь целыми днями? Сидишь в сыром помещении, в одиночестве… — Шай закрыла глаза копытами и горько заплакала.

Узница осторожно подошла к кобылке, подбадривающе ткнув в нее носом. Кобылка с зареванными покрасневшими глазами изумленно на нее уставилась.

— Т-ты… Я.. Никто не заслуживает быть посаженным на цепь. Если бы я могла просто отмотать время назад и оставить тебя в том Лесу… Забыть обо всем и просто уйти… Н-но… — пегаска всхлипнула. — …Но я все равно не смогла бы этого сделать. Как я могла тебя бросить?.. Что еще мне оставалось?.. Как я должна была поступить? А теперь все так сложно…

— Больше всего на свете я хочу освободить тебя. Отпустить… Но если я это сделаю, все узнают. Узнают, и никогда меня не поймут. Я… — рыдая, пегаска побежала на выход. Арестантка грустно глядела ей вслед.