S03E05
Глава 1. Новая Принцесса

Пролог


Примечания.
1. Ахалтекинец — одна из древнейших чистокровных пород лошадей, сравнимых с арабскими скакунами.
2. Ажи-Дахака — чудовищный трёхглавый дракон из персидской мифологии.
3. Дивы – нечисть в персидской мифологии.
4. Ифриты – злые джинны из арабской мифологии.


Плох тот ученик, который не превзошёл своего учителя.

Но также плох тот учитель, не показавший, как его превзойти.

Словно по морской глади, среди облаков плыл величественный корабль с огромными крылообразными парусами цвета алого заката, сияя золочеными бортами. Могучий, гордый и грозный, он был подобен королевской особе, путешествующей по своим владениями. Вдоль бортов свисали на коротких цепях увесистые сундуки, корпус украшали причудливые геометрические узоры из бронзы и серебра, а на двух высоких мачтах трепетали треугольные багряные флаги с изображением падающей звезды.

Столь высоко парил он над землёй, что не каждый пони, поднимавший голову для созерцания поразительных красок вечернего неба, замечал среди пышных облаков фигуру удивительного корабля. Да и среди тех, кто видел его, немногие смогли поверить своим глазам. Столько же оказалось тех, кто поверил россказням соседей-пегасов, летавших проверить таинственное воздушное судно. И лишь считанные единицы, знавшие о чудесах далёких земель, догадались, кто и зачем находился на его борту. Все они сошлись во мнении, что столь важные гости могли направляться только в одно место – в Кантерлот, на приём к Принцессе Селестии. Они оказались правы.

Под стать удивительному кораблю была и его команда: на палубе суетились зебры и верблюды, громко раздавали команды мускулистые единороги-надзиратели, а за бортом парил эскорт из грозных чернопёрых грифонов в зерцальных доспехах. Сильнее прочих выделялся один старый земной пони в богатых ярких одеждах: колоритный парчовый халат с витыми золотыми узорами, увешанный драгоценными камнями и дорогими украшениями, широкий пояс с цветочным орнаментом и большой синий тюрбан, декорированный блестящими павлиньими перьями. Его некогда белоснежная кожа одрябла и выцвела, а в ухоженной бороде поседел каждый волосок. В то же время его глаза, светло-золотистые, словно топаз, оставались на удивление ясными, без единого намёка на старческую пелену.

Старец сидел на добротных круглых подушках у низкого столика на кормовом помосте, курил кальян и неспешно пил кофе из маленькой чашки, с интересом взирая на очертания Королевского Дворца, темневшего на далёком горизонте. Рядом с ним стояла пара слуг-зебр, одна из которых держала над хозяином удивительный зонт из длинных павлиньих перьев, а другая заполняла чашку свежим горячим кофе всякий раз, когда та пустела.

-Ты отсутствовал долгое время и вот, наконец, вернулся. Какую же весть ты несёшь, мой честолюбивый ученик? Выполнил ли ты мой приказ? – произнёс старый земной пони сухим трескучим голосом, медленно повернув голову вправо. С той стороны к нему приблизился другой земной пони, поднявшийся из-за края бортов верхом на огромном ковре искусной работы, столь богатом узорами, что глаза терялись в бесконечном хитросплетении цветов, зверей и геометрических фигур. Удивительный ковер летел по воздуху, не обращая внимания ни на тяжесть седока, ни на потоки ветра, а его владелец держался так гордо и уверенно, словно и мысли не допускал о падении вниз.

— Ben başarı mahkum edildi, parlak Hoca-efendi. (Я был обречён на успех, блистательный Мастер-эфенди (тур.) – насмешливо произнёс ученик, сойдя с ковра на палубу.

Он был куда моложе своего учителя, хотя уже и щеголял короткой тёмной бородкой. Его кафтан с высоким воротником, тюрбан и короткая накидка были черны, как обсидиан, и лишены тех богатых украшений, что носил старец. Вместо них через корпус, шею и передние ноги были перетянуты разномастные ремешки с прикреплёнными подсумками и флаконами с загадочным содержимым. Его масть отличалась необычным серо-металлическим оттенком, цвета начищенной стали, из-за чего особо выделялась коротко стриженая чёрная грива, проходящая извивающейся тонкой полосой вдоль шеи, напоминая со стороны забравшуюся змею. С лица ученика не сходила кривая, довольно неприятная ухмылка, а его белые, лишённые цветной радужки глаза смотрели на мир с вызовом.

-Юный Сезам, ты вновь ведёшь речи на языке родной земли, когда должен говорить, как подобает гостю, коим ты являешься в этих краях. Скажешь, что причиной тому твоё забвение или найдёшь смелость признаться в гордыне своей, которой претит чужое наречие? – нахмурив густые брови, спросил старик.

-Ах, очередное порицание вместо заслуженной похвалы. Благодарю вас, блистательный Мастер-эфенди. – с более заметным акцентом ответил тот, усаживаясь на подушки рядом с учителем. Слуга-зебра поспешно поставила перед ним новую чашку с густым горячим кофе. – Хотите продолжать говорить на этом простом до примитивности языке? Так давайте говорить, но прошу вас, блистательный Мастер-эфенди, не нужно лицемерия. Я прекрасно знаю, для чего вам нужно это сухое, грубое наречие. – при этих словах Сезам кивнул в сторону слуг, которые не знали других языков кроме своего родного.

-Ты играешь с огнём, мой юный заносчивый ученик. Верно, твоя плоть забыла вкус кнута, раз ты смеешь мне дерзить. Думаешь, раз ты мне полезен, то я буду прощать тебе все выходки, вроде той, что ты совершил этой ночью? – холодным властным тоном осведомился Мастер.

-Вы говорите про дракона, который «напал» на наш корабль? – сделав первый глоток, с кривой усмешкой переспросил ученик, вспоминая события прошлого дня. – Которому, надо заметить, до настоящего дракона также далеко, как черни до султана. Нет, я совсем не ждал, что здесь найдётся хоть кто-то, кто сравнится с древним Ажи-Дахакой, едва не разрушившим наш корабль на Трёхглавой Горе год назад, но это уж совсем выглядело как плохая шутка Судьбы. Какой-то ящерице-переростку вдруг вздумалось покрасоваться перед подружкой, показав чудеса высокого полёта. Хвала Судьбе, этот недомерок всё же не снёс мачты и не перевернул корабль! Ох, и воняло же от него, когда грифоны его скрутили!

-Помнишь, какой каре мы собирались его подвергнуть? Как он мог отплатить за своё злодеяние? – прищурившись, спросил Мастер.

-Пустить на ингредиенты? Посадить в клетку для опытов? Заковать в цепи и продать на рынке? Бросьте, Мастер-эфенди, слишком много возни и слишком много чести для такой бестии! Не говоря уже о том, что у нас не было ни времени, ни желания. – несколько резковато ответил Сезам.

-И поэтому ты позволил уйти дракону безнаказанным. После всего того беспорядка, что он устроил. – это был даже не вопрос, а утверждение, на что ученик уклончиво заявил.

-То, что он смог разорвать мои оковы, вовсе не говорит о том, что я специально снял с них заклятие. Скорее уж грифоны впотьмах взяли обычные цепи и, не разобравшись, сковали дракона.

-Возможно. А возможно, кто-то оказался столь дерзок, что ради собственного тщеславия освободил преступника прямо под клювом у охранников. Впрочем, этот дракон действительно отвлекал нас от нашей миссии, но лишь поэтому ему дали уйти целым и невредимым. Что до тебя, юный Сезам … – угрожающе изрёк Мастер, выдувая струйку сизого дыма. Дымок повёл себя странно: словно подчиняясь некой силе, он внезапно пополз к насупившемуся Сезаму и обвился вокруг его шеи, приняв образ кобры. – Я прощаю тебя и в этот раз. Ты, конечно, будешь наказан, но не здесь и не сейчас. Знай же, обвинения в лицемерии я терпеть не намерен и уж тем более от тебя. Надеюсь, ты меня услышал?

-Чётко и ясно, блистательный Мастер-эфенди. – ворчливо отозвался ученик, брезгливо сдувая зависшую перед глазами змеиную морду.

-Хорошо. Мы больше не будем возвращаться к этому разговору. А теперь расскажи, как исполнил моё задание. – холодным властным тоном приказал Мастер.

-О, вам понравится, блистательный Мастер, ибо я устроил грандиозную диверсию. – заметно прибодрившись, начал рассказывать Сезам. — Наши разведчики не ошиблись, это действительно была делегация Принца Сапфира. Шесть повозок, почти три дюжины пони, включая охрану из янычар. Догнать столь медлительную толпу было совсем нетрудно, особенно с таким кораблём, как у нас. Взяв ваш ковёр-самолёт, свои инструменты и набор эликсиров, я изучил дальнейший путь наших соперников. До Кантерлота вели две дороги: кратчайшая вдоль небольшого городка, пролегавшая через мост над бурной рекой, и долгая через лесные дебри, порядком заросшая и потому труднопроходимая. Первым делом я перекрыл короткую дорогу – заложил под мост прототип моей вихревой бомбы. Заряда в ней было совсем немного, но когда вихрь вырвался, то сдул всю каменную переправу, раскидав булыжники по всей округе! Это было потрясающее зрелище!

-Значит, вместо того, чтобы подточить кислотой опоры или просто подорвать их обычным фугасом, ты решил поиграть со своей дорогостоящей игрушкой. – неодобрительно проворчал Мастер, жестом приказав слуге поменять воду и табак в кальяне.

-Вы так говорите лишь потому, блистательный Мастер-эфенди, что не видели эффекта моего детища. Да, компоненты недешевы, да, конструкция сложна и далека от завершения, но какую выгоду она сулит нам в перспективе! Весь Восток будет осыпать нас золотом и почестями, лишь бы заполучить этот крохотный глиняный сосуд с заключённой внутри разрушительной мощью урагана! – с жадным блеском в глазах объявил Сезам, после чего, успокоившись, продолжил рассказ. – Оставшаяся дорога должна была сильно задержать посольство, но я сделал её вовсе непроходимой. Распылив несколько флаконов с дурманящим газом и вырезав на стволах деревьев колдовские печати, я сотворил морок, подобный тому, что ставят в своих горных владениях дивы . Любой, кто войдёт в ловушку, будет обречён блуждать среди деревьев, угнетаемый страхом, бредом и безысходностью, пока газ не рассеется, а чары не развеются. Если посланцы Принца Сапфира туда сунутся, то выйдут лишь через неделю, к этому времени мы закончим наши дела и покинем пределы Эквестрии.

-Не будь так самоуверен, мой честолюбивый ученик. – хмуро предостерёг Мастер. — Осторожность – старшее дитя мудрости, не давай успеху ослепить себя, ибо мы лишь ступили на грань ножа и нам предстоит сделать ещё много шагов. И если мы оступимся…

-… то нас увековечат в трактирных анекдотах и будут нагло врать о наших выходках, что, по сути, не так уж и плохо. Не считая того, что нам самим придётся прятаться до конца своих дней в таких глухих дырах, куда даже змеи побрезгуют соваться. – небрежно отшутился Сезам, делая новый глоток из чашки. – Итак, о дорогах я позаботился, теперь была очередь за самой делегацией. Они стали лагерем близ леса, не позаботившись должным образом о собственной охране. Я наблюдал некоторое время за лагерем и вычислил важнейшие для меня цели – палатку посла, повозку с провиантом и маршруты часовых. Когда же я начал составлять план проникновения, Судьба улыбнулась мне – я наткнулся на местных жителей. Трое жеребят без Меток и одна взрослая земная пони, розовая от носа до кончика хвоста, словно фламинго. Она оказалась всецело помешанной, постоянно прыгала и кривлялась, но, несмотря на её невменяемость, я смог наладить с ней диалог. Более того, её болтовня дала мне идею, слишком соблазнительную, чтобы не воспользоваться.

-Хмм, ты не мог бы подробнее описать эту земную пони? – неожиданно попросил Мастер, заметно оживившись при её упоминании.

-Спелая, сочная, словно только что созревший персик, с густой гривой и пышным хвостом, вся в оттенках нежного розового цвета, её Меткой были, если мне не изменяет память, воздушные шарики. И да, блистательный Мастер-эфенди, она назвалась Пинки Пай. Забавно, не правда ли? – с усмешкой ответил Сезам, отчего старец удивлённо поднял брови.

-Забавно? Зная твою страсть к этой легенде, мой честолюбивый ученик, я нахожу странным то, что ты так небрежно мне об этом рассказываешь.

-Блистательный Мастер-эфенди, ну неужели вы и впрямь верите в то, что это действительно была та самая Пинки Пай, Воплощение Элемента Веселья? – с укоризной покачал головой Сезам. — Даже легенды не описывали её столь безумной, какой оказалась эта кобылка. К тому же у неё не оказалось при себе ничего, что хотя бы отдалённо походило на могучий магический артефакт, коим владеет по легенде Воплощение, да и жеребята относились к ней, как к хорошей знакомой, не как к героине, сражавшейся с порождениями зла. Учитывая популярность легенды об Элементах Гармонии и их Воплощениях, я более чем уверен, что эта «Пинки Пай» является просто помешанной подражательницей со схожей Меткой! Ну не могла настоящая Пинки быть столь наивной, чтобы поверить в те бредни, что я ей наговорил.

-Хмм, возможно и так, юный Сезам. Но ты не хуже меня знаешь, что не каждая легенда является правдой и зачастую истина оказывается весьма прозаичной. Да и не верю я в такие совпадения, сама Судьба послала нам знак свыше, но сейчас мне трудно ответить, доброе ли это знамение или нет. – задумчиво изрёк Мастер, потягивая свежий табак из трубки кальяна. – Продолжай свой рассказ.

-Итак, во время знакомства я представился бродячим артистом и пригласил их погостить в «своём» лагере, где собрались лучшие шуты, музыканты и акробаты со всего света. Разумеется, пообещав угостить сладостями и подарить много удивительных вещей. Для убедительности я и взаправду дал им мешочек с солевыми кристаллами, сказав, что это горный хрусталь. Жеребята пришли в восторг, равно как и сама «Пинки Пай». Чтобы они дольше отвлекали внимание охраны, я попросил этих простачков устроить представление. Мол, это станет для них, хех, пропуском. Тот энтузиазм, с которым эта компания взялась за дело, впечатлял, но, как бы мне не хотелось понаблюдать за этой феерией, я должен был завершить миссию. Проникнув в палатку посла, я разворошил все углы и стащил все важные документы, включая личный дневник, печать и кипу любопытных писем. После этого я заглянул к интенданту – отличить, где была еда для слуг, а где для господ, было несложно. Но, на всякий случай, я испортил все запасы продовольствия, добавив в пищу и воду гнилостную слизь. После этого деяния я, никем не замеченный, спешно покинул лагерь. Надеюсь, у них хороший лекарь, иначе несварением желудка никто не отделается, хе-хе! – со смехом закончил Сезам, передавая учителю спрятанную в одежде котомку. – Здесь вся документация посла, блистательный Мастер-эфенди. Уверен, вы найдёте в ней немало полезного.

-Что ж, мой честолюбивый ученик, если ты не лукавил в своём рассказе, то я должен заметить, что ты вновь проявил необоснованное ребячество. Ты сам себе усложнял задачи, когда мог сделать всё просто, без лишних дорогих затрат. Незачем было уничтожать мост и колдовать морок, когда тебе было достаточно сменить обличье с помощью пыльцы перевёртышей и выкрасть документы посла, без которых он не смог бы представлять своего господина. Меня также тревожит тот факт, что ты пошёл на контакт с местными, когда должен был оставаться незамеченным. Впрочем, в этот раз твои методы принесли мне больше пользы, чем вреда, так что я ограничусь этим замечанием. Теперь переговоры пройдут именно так, как желает Принц Рубин. Думаю, он по достоинству оценит твои заслуги, когда узнает о них из моего письма. – доброжелательно произнёс Мастер, после чего сурово добавил. — Но не ранее, чем мы закончим здесь нашу миссию, а закончиться она должна только успехом и никак иначе! Знай, юный Сезам, если ты подведёшь меня, то все твои прошлые достижения канут в небытие, а с ними и ты сам!

-Вы слишком много тревожитесь об этом, блистательный Мастер-эфенди. В конце концов, мы же лучшие алхимики в Ордене Тауматургов, мы пережили всевозможные напасти за все эти годы: нас заживо глотали гигантские черви, затягивало в параллельные миры, сама Королева Кризалис объявила нам вендетту, чего нам ещё бояться-то! – бодрым голосом заверил ученик своего наставника. – Вы сами в этом убедитесь, когда мы прибудем во Дворец и, если Судьба не пошлёт на нас новые беды, случится это в течение часа.

-Меня не радует твой оптимизм, юный Сезам. Я слишком многое ставлю на кон, и меня тревожат знаки, что посылает нам Судьба. Она успокаивает, пытается усыпить нашу бдительность, но этого допускать нельзя. – хмуро ответил старец, постукивая мундштуком по краю столика. – Коли близок наш пункт назначения, начни же сбор нашей делегации: подбери достойнейших из слуг, пусть они приведут себя в порядок и подготовят дары к отправке, также передай приказ Риптайду, атаману грифонов, чтобы он и отряд его лучших воинов сопровождали нас на приёме и несли знамёна Ахалтекинского Султаната…

-Простите, что перебиваю вас, блистательный Мастер-эфенди, но я должен предупредить вас о Риптайде. – внезапно прервал наставника Сезам, заметно скривившись при упоминании имени командира. – Этот грифон снова забыл своё место и, боюсь, не сможет присутствовать с нами на приёме.

-Вот как? Поведай же мне, юный Сезам, что такого натворил этот разбойник. – недовольно подняв брови, повелел Мастер.

-Начну с того, что он снова надрался грогом, а также нелестно отзывался о вас и нашей миссии в моём присутствии, явно собираясь устроить драку. Но к тому времени я уже получил от вас задание, и мне было некогда выяснять отношения с этой мразью. Одновременно с этим к нашему кораблю прилетела очередная стая местных зевак. Пугливые и любопытные, эти пегасы, словно рыбы, кружились вокруг да около. Среди них я приметил одну интересную особу с радужной гривой и мастью цвета небесной глади. О, я знаю, о чём вы сейчас подумали, блистательный Мастер-эфенди, она и впрямь подходила под описание Воплощения Элемента Верности, пегаса Рэйнбоу Дэш. – поведал ученик с усмешкой. – Конечно, если это была она, в чём я лично сильно сомневаюсь.

-Ещё одно знамение… Это не может быть совпадением… Что же это значит…? — пробормотал Мастер, с беспокойством выдыхая облачко дыма. Сезам сделал вид, что не расслышал наставника и продолжил.

-Она доставила немало хлопот нашим наёмникам, когда попыталась проникнуть на судно. Ей, в конечном счёте, это удалось – ни один из грифонов не смог за ней угнаться, ибо она была подобна самому ветру, лёгкому, изящному и неуловимому. Атаман Риптайд при виде столь позорного для него зрелища пришёл в такую ярость, что поклялся лично растерзать эту нахалку. – ученик негромко рассмеялся. — После чего они устроили грандиозную погоню среди облаков, сравнимую только с нашей охотой на ифрита в Долине Миражей. Встретивший меня на обратном пути грифон Фарсайт сообщил, что атаман Риптайд до сих пор не вернулся.

-Презренное ничтожество, позор своего племени, коли собственная спесь ему дороже возложенной ответственности, то такой глупец не может больше зваться командиром моей охраны. – суровым, не терпящим возражений тоном заявил Мастер. — Я не допущу нарушения моих приказов, этот великовозрастный птенец больше не будет позорить меня и нашу миссию. Пусть его должность займёт более серьёзный и надёжный лидер. Такой как грифон Фарсайт, послушный и добросовестный воин. А теперь, мой честолюбивый ученик, найди Фарсайта и передай мой приказ: забрать форму, регалии и каюту у прежнего командира и сковать Риптайда в цепи, наградив десятью ударами плетью за самовольщину, когда тот наиграется и вернётся на судно. Ступай же.

-Как будет угодно вашей воле, блистательный Мастер-эфенди. – встав с подушек, со сдержанным почтением поклонился ученик, после чего неспешно направился к лестнице, ведшей на нижнюю палубу.

-Да, так будет угодно моей воле. – негромко произнёс Мастер, переводя взгляд на высокие башни приближавшегося Королевского Дворца. Он слегка прищурился при виде блеска на позолоченных доспехах стражников-пегасов, вылетевших для эскортирования прибывающих гостей. – Ну, здравствуй, Селестия. Давно не виделись…

___________________________________________________________________________