Автор рисунка: Siansaar
Глава 11. Переговоры Глава 13. Сквозь пламя

Глава 12. Час расплаты


-Я прожил веселую жизнь. И я намерен уйти из неё также весело. Я хочу сразиться с тобой, маленькая Принцесса. Это будет небывалый бой – старый матёрый вояка против бессмертного всемогущего аликорна. Я знаю, что обречён на смерть и мне тебя не одолеть, но для интереса всё равно не дам тебе колдовать, маленькая Принцесса, пусть победа будет добыта кровью. – голос Риптайда вывел Твайлайт из раздумий, затмивших её сознание, словно наваждение. Но когда волшебница уже собиралась ответить резким отказом, старый грифон внезапно добавил. – Но мне нужен настоящий бой, я хочу драться с настоящей львицей. Я знаю, что твои страхи и убеждения не позволят тебе такого развлечения, маленькая Принцесса, поэтому я дам правильную, вдохновляющую мотивацию.

Эй, уроды! Дастать плети! Прайдитесь харашенька па этим бесхребетным нытикам, пусть уид их кроуи раззадорит Принцессу! – прокричал уже прежним голосом атаман, с презрительной усмешкой взирая на побелевшее от негодования и страха лицо Твайлайт. Кто спешно, а кто с промедлением, но все боевики вынули из-за поясов кнуты. Все, кроме одного. Заметив, что Шрайк даже ухом не повёл, Риптайд недоуменно склонил голову набок и злобно прорычал. – Я что, не ясна сказал?! Ha viryen tyen dyol, какоуа шайтана ты тут туаришь?! Шрайк, lovdal, быстра узял кнут! Быстра, gzero!

-Siktyr burdan (неприличное ругательство (азер.). – буркнул в ответ хохлатый грифон, затрясшийся, словно лист на ветру. После этой фразы все его соратники дружно ахнули и покосились на своего атамана. Тот словно окаменел, взирая на бойца немигающим взглядом, пока, наконец, не процедил с угрозой.

-Duhaollu (А ну повтори (чеч.).

— SIKTYR BURDAN!!! – будто издавая боевой клич, проревел Шрайк и запустил в Риптайда «сюрприз».

Небольшой круглый флакон летел атаману прямо в голову, и если бы старый грифон вовремя не отреагировал, то «сюрприз» обязательно разбился бы о его лицо. Риптайд едва успел пригнуться, и флакон пролетел над ним, врезавшись в спинку «трона». Вслед за характерным звоном стекла раздался противный шипящий звук, и «трон» охватил густой дым. Атаман взвыл, когда несколько капель всё же угодили ему на крылья, разъедая перья и обжигая кожу. Судя по эффекту, в этом флаконе была некая сверхсильная кислота.

События приняли новый оборот, поэтому Твайлайт, скрепя сердце, смирилась с провалом переговоров и принялась действовать согласно обстановке. Нападение Шрайка на Риптайда привело остальных грифонов в ступор, словно на их глазах было совершено немыслимое кощунство. Однако на лицах некоторых из них читалось самое настоящее восхищение. Твайлайт вспомнила своё столкновение с грифоном Бладлеттером, вспомнила его поведение с Принцессой и слова об атамане. Раз эти боевики были такими суеверными мракобесами, то сейчас был шанс обратить их на свою сторону, сыграв на их страхе и ненависти к Риптайду.

-Риптайд, ты построил власть на страхе, поэтому ты её и лишился! Заставить других подчиняться с помощью угроз просто, но без любви и уважения такая власть долго не продержится, её ждёт бесславный крах! Взгляни в глаза своих воинов, они были с тобой до сих пор лишь потому, что боялись тебя. Но никто не может бояться вечно, рано или поздно у каждого найдётся достаточно силы воли, чтобы бросить вызов собственным страхам! Воины Дикой Стаи, слушайте меня! – обратилась Твайлайт к ошарашенным грифонам, пока пострадавший атаман приходил в себя. – Вы стали орудием злой воли, вас силой и обманом использовали для террора и хаоса, а затем бросили на произвол судьбы, словно ненужный хлам! Хватит это терпеть! Помогите остановить Риптайда и я, Принцесса Твайлайт Спаркл, властью благочестивого аликорна дарую вам спасение! Никакой шайтан не получит ваших душ, ибо я клянусь, что каждый из вас, кто обратит свой меч против атамана, заслужит моё прощение и мой поцелуй! Как это уже сделал Шрайк, ваш брат по оружию, я прощаю ему все прегрешения!

Для пущего эффекта и в подтверждение своих слов Твайлайт подскочила к Шрайку, поражённому собственной дерзостью после броска, и наглядно поцеловала его в клюв. Всё произошло быстро и без особых эмоций, Твайлайт полностью отдавала себе отчёт в своих действиях и не придавала им лишнего значения. Ни стеснения, ни сомнения, один лишь голый расчёт, пусть и составленный в напряжённом порыве из-за характерной ситуации. Однако на самого Шрайка этот поступок возымел интересный результат. Хохлатый грифон вышел из ступора и, глядя изумлённым взором на Принцессу, с дрожью в голосе прошептал, словно не в силах поверить в случившееся.

-Sag olun (Спасибо (азер.)... Да убережёт Вас Изменчивая Судьба, Принцесса...

Внезапно раздался такой оглушительный грохот, что Твайлайт, не выдержав, вскрикнула. Что-то пронзительно просвистело, и Шрайк, сдавленно простонав, схватился за грудь, пошатнулся и рухнул наземь. Волшебница с ужасом заметила, как стала темнеть от крови прижатая к ране лапа грифона.

-Кто раз предал — предаст и дуажды! Я не патерплю ноуай измены! — со злорадством прошипел атаман, опуская узорчатую дымящуюся трубку из металла и дерева, в которой Твайлайт опознала кремнёвый пистолет. То было страшное огнестрельное оружие, миниатюрная версия пороховой артиллерии, созданное на Востоке для защиты от опасных чудовищ. Однако очень многие нашли применение подобному оружию и для других целей, бесконечно далёких от идей самозащиты. — Кто пайдёт протиу меня, будет...

-Шрайк! Ara (Нет (груз.)! — вдруг закричал один из грифонов и резко выхватил арбалет, целясь прямо в своего атамана. — Ighupeba, ts’khovelt’a (Сдохни, тварь (груз.)!

Он успел выстрелить, прежде чем на него с руганью накинулся сосед. Случайно или нет, но арбалетный болт попал прямо в пистолет, выбив его из лапы Риптайда, но не причинив самому грифону особого вреда. Пара боевиков заступились за своего товарища и, достав оружие, ввязались в бой с приверженцами атамана.

-Vonig haza youtzu (неприличное ругательство (чеч.)! Бунтари долбаные! Да я из уас усех души уыуэрну наизнанку! — взревел Риптайд, нажимая на "щитки" Шкатулки Феноменов. Через несколько секунд некоторые из сражавшихся грифонов неожиданно завопили и покатились по земле, схватившись за головы, словно испытывали страшную боль. — Пришёл час расплаты!

Твайлайт, тем временем, перешла в наступление. Решившись на рискованную атаку с целью отобрать артефакт, волшебница взлетела ввысь, предварительно кинув в сторону атамана свой "сюрприз" и закрыв глаза. Услышав серию громких хлопков и последовавшие за ним крики, Принцесса открыла глаза и резко спикировала на Риптайда, схватившегося за ослеплённый глаз. Твайлайт уже доводилось раньше видеть световые гранаты, более того, на уроках химии она в своё время создала в целях эксперимента слабую, но вполне рабочую модель, однако никогда не применяла её против кого-либо. Результат полностью подтвердил ожидания — ослепительная вспышка дезориентировала как атамана, так и тех грифонов, в чьём поле зрения она произошла. Сейчас у Твайлайт был наилучший шанс одолеть Риптайда, не вступая с ним в бой. Оставалось лишь выбить Шкатулку из его лап и успеть...

-Хорошая попытка, маленькая Принцесса. — внезапно старый грифон резко перехватил подлетевшую волшебницу, сжав в крепких когтях её перевязанную шею. Твайлайт от боли и неожиданности едва не лишилась чувств, особенно когда прямо перед её лицом, забравшись на лапу атамана, появилась та самая отвратительная жаба-муха. Довольно ощерившись, тварь с насмешкой пробурчала. — Но мне больше не нужны глаза, чтобы тебя видеть. Ты настроила против меня моих прихвостней. Умная кобылка. Но сейчас за эту наглость ты будешь наказана...

Раздался странный, нарастающий свист разрезаемого воздуха, после чего в лапу Риптайда, державшую Принцессу за горло, впилось большое плоское кольцо из стали, с резным орнаментом и бритвенно острыми краями на внешней кромке. Див, задетый странным оружием, с хлюпаньем обратился в мутную жижу, а атаман, взвыв от боли, бросил Твайлайт и схватился за поражённую конечность. Волшебница скатилась по нагромождённым трофеям и едва не сломала крыло, угодившее промеж тяжёлых сундуков. Жадно глотая воздух, она не сразу заметила, как всего в паре метров от неё в грязь приземлился артефакт, также выроненный Риптайдом. Шкатулка Феноменов дымилась и искрилась пуще прежнего, в некоторых местах сквозь "щитки" уже пробивалось мерцающее пламя. От неё исходил такой гул, что не оставалось сомнений, что артефакт от перенапряжения вот-вот взорвётся.

Твайлайт услышала оглушительный раскат грома, после чего на землю обрушился грязный, пронизывающий ливень. В то же время по всей округе началась страшная какофония, в которой смешались самые разные звуки — рёв хищных зверей, трубный клич слонов, звон оружия, свист стрел и гудение горна. Среди сотворённых "зоной" руин и зарослей возникли расплывчатые силуэты странных существ, сошедшихся в ожесточённом бою, причём многие из них напоминали грифонов.

-Арргх! Засада! Праклятые джунгли Хинда! Апять засада! Трубите треуогу! Долбаные демигрифы атакуют нас са усех старон! — прозвучал истошный вопль атамана. Осторожно повернув голову, Твайлайт увидела, как старый грифон размахивает сломанным палашом над головой, уже выдернув кольцо из раны. Судя по тому, что взгляд Риптайда был обращён куда-то в сторону театра, его либо не заботила пропажа артефакта, либо без него попал под влияние "зоны", справиться с которым не мог даже будучи одержимым. — Руби уродау! За Грифонстан! Кхерам!

Но предаваться размышлениям у Твайлайт не было ни времени, ни желания. Самой большой тревогой для неё был артефакт. Его было необходимо забрать, унести как можно дальше от атамана и обезвредить, а то и уничтожить. Слишком опасные вещи творила Шкатулка Феноменов, слишком грозным оружием она оказалась в лапах тех, кто предался злым помыслам. Волшебница сомневалась, что сможет самостоятельно разобраться в подобном устройстве, плоде технологии и магии, а значит, ей следовало доставить его тому, кто точно смог бы с ним управиться — Мастеру Рахат-лукуму, у которого артефакт и был украден. Если седобородый тауматург был создателем Шкатулки, то никто кроме него не знал бы лучше, как обезвредить её.

Полагаться же на Шехзаде Принцесса не собиралась, слишком уж подозрительным был его интерес к артефакту, не говоря уже о том, что сам чужак не внушал никакого доверия. Однако Твайлайт заключила с ним сделку и скрепила её Королевским Словом, в чём и заключалась вся щекотливость ситуации — Принцесса не испытывала желания отдавать столь опасную вещь как Шкатулку Феноменов незнакомцу из ниоткуда, но Твайлайт даже подумать не могла о том, чтобы нарушить данное слово. К тому же чужак высвободил её из хватки Риптайда, возможно, спас ей жизнь. В том, что прилетевшее кольцо принадлежало Шехзаде, волшебница даже не сомневалась. Поэтому она видела только один выход — избегая встречи с Шехзаде, забрать Шкатулку Феноменов и вернуться в Королевский Дворец. Вряд ли этот акробат настолько дерзок, чтобы преследовать Принцессу, пусть и ради желанного артефакта.

Борясь с отвращением и сдерживая тошноту, Твайлайт скатилась с нагроможденного стола в топкую грязь и, поскальзываясь, спешно поковыляла к дёргавшейся Шкатулке. Старые синяки и без того то и дело напоминали о себе, а появление новых ещё сильнее обострило раздражающие болевые ощущения. Круп, крылья, ноги, голова — болело в буквальном смысле всё. Особенно страдала шея, на чью долю за последние часы выпало слишком много испытаний. Тупая, ноющая боль. Вкупе с окружающим колдовским безумством и искажённым восприятием она оказывала такое угнетающее напряжение, что Твайлайт находилась на грани срыва. Принцесса как могла гнала из головы все дурные мысли и страхи, внушаемые "зоной", но силы были уже на исходе. Она бы убежала прочь, забилась в тёплый чистый уголок далеко-далеко отсюда и предалась блаженному сну, лишь бы не ощущать всю эту холодную, липкую, вонючую мерзость, не слышать стонов, криков и прочих ужасных звуков. Но вновь и вновь волшебница напоминала себе о долге, о поставленной цели и задаче, повторяя про себя план, словно успокаивающую мантру. И так шаг за шагом, пока, наконец, под ней не оказалась Шкатулка.

Внезапно перед Твайлайт выросла прямо из под земли рослая, угрожающая фигура. Из-за сильного ливня волшебница не сразу заметила её, но затем, различив знакомые очертания, резко отпрянула назад. Это был грифон, вернее, Твайлайт приняла его за грифона. Он был окутан странной белой дымкой, хотя и без неё выглядел необычно: у него была орлиная голова, но тигриные лапы и тело, а главное — отсутствовали крылья. Крупный и статный, гибкий и атлетичный, облачённый в украшенный чешуйчатый доспех — это был воин демигрифов, таинственного народа, родственного грифонам, живущего в глубинах далёких восточных джунглей, известных как Хинд. Раньше Твайлайт лишь читала о таких созданиях, но совсем не думала, что встретит кого-либо из них, да ещё при таких обстоятельствах. Не говоря уже о том, что никак не представляла, что подобная ситуация случится.

Однако демигриф вёл себя странно — он будто не замечал омертвевшую от страха волшебницу перед собой, гордо озирался и оглашал округу пронзительным клёкотом. Вдруг вокруг него появилось множество других фигур, овеянных той же загадочной дымкой, что и сам воин. Среди них были не только демигрифы, но и немало диких зверей — пантер, тигров, кабанов, медведей и волков. И прежде чем Твайлайт успела что-либо предпринять, как стоявший перед ней демигриф неожиданно пригнулся и резко сорвался с места, устремившись прямо на Принцессу, а вместе с ним и остальное воинство. Всё произошло быстро, Твайлайт вскрикнула и едва не применила магию, позабыв про угрозу искажающей "зоны", однако в последний миг её спасло новое потрясение. Могучий демигриф прошёл прямо сквозь волшебницу, словно на её месте никого не было. Запоздало Твайлайт сообразила, что Шкатулка Феноменов сотворила призраков, жутких, но, похоже, безвредных. Наблюдать рядом с собой подобных страшилищ было более, чем неуютно, однако такое Принцесса ещё могла стерпеть.

Вокруг Твайлайт засвистели стрелы, буквально через неё пролетали дротики и копья, заставляя нервно сжиматься от испуга. Откуда-то сверху на землю обрушились новые призраки — то были уже грифоны. Бряцая оружием, они яростно набрасывались на демигрифов и их зверей, обращая их в дым при смертельном ударе и сами исчезая в дыму от полученных ран. В этом бою не было места чести и благородству, в нём сошлись самые грозные хищники и прирожденные воины, не испытывавшие друг к другу ничего, кроме жестокой ненависти. Это было ужасное, но по-своему завораживающее зрелище.

Принцессу сильно затрясло, уши заложил тяжёлый, зубодробительный гул, усиливавшийся с каждой секундой. Взглянув на непрерывно вибрировавший артефакт, вокруг которого постоянно искажалось пространство, Твайлайт поняла, что Шкатулка Феноменов достигла своего предела нагрузки и была готова в любой момент взорваться от перенапряжения. Было слишком поздно уносить её во Дворец, оставалось либо спасаться бегством, либо...

Вне себя от отчаяния, Твайлайт ринулась к Шкатулке, решившись на самый безрассудный поступок в своей жизни. Страшась последствий, которые угрожали всем окружающим, как заложникам, так и боевикам, Принцесса вознамерилась взять устройство и вместе с ним взмыть в небеса как можно выше, чтобы максимально обезопасить свой город. О том, что могло произойти с ней самой, Твайлайт даже боялась думать. Защита о своих поданных, исполнение долга Принцессы — вот что было сейчас важным. Волшебница верила, что именно так и поступила бы её наставница, Принцесса Селестия.

-... ещё немного, пожалуйста, ещё чуть-чуть... — едва слышно бормотала про себя Твайлайт, моля, чтобы устройство не сдетонировало, пока она не покинет пределы города. Приблизившись вплотную к Шкатулке, волшебница и не обратила внимания на то, что внезапно стало очень жарко, списав это ощущение на влияние артефакта. — только бы... УФ!!!

Через мгновение Твайлайт услышала протяжной восторженный вопль, за которым последовал глухой грохот, будто за её спиной в грязь приземлилось нечто большое и тяжёлое. Это нечто едва не врезалось в саму Принцессу, задев её по задним ногам, тем самым выбив из равновесия. Не удержавшись, волшебница упала, чуть не угодив лицом на объятую пламенем Шкатулку. Однако самый кончик рога всё же коснулся искрившийся артефакт...

Время для Твайлайт застыло. Она забыла про окружающий мир и перестала воспринимать происходящее. Глаза аликорна теперь видели иную картину, а сознание захлестнули новые чувства, передать которые языку было не под силу. В них не было ни боли, ни удовольствия, они лежали за гранью привычных понятий об ощущениях. Твайлайт наблюдала бесконечную череду символов и узоров, пронизывавших бесчисленными нитями всё мироздание. Всё вокруг теперь напоминало паутину, слишком сложную для понимания, но было в ней нечто столь знакомое и естественное, что волшебница уверенно предположила, что её окружала сама магия.

Покорившись новым чувствам, Твайлайт обнаружила среди потоков некий узел, выделявшийся на общем фоне своей формой и энергетикой. "Узел" покрывался всё новыми слоями, давил на соседние нити, в нём ощущался опасный диссонанс, угрожающий целостности всей картины. Ведомая новым восприятием, Принцесса приступила к распутыванию узла, каким-то образом понимая принцип управления такой магии. Что-то предупреждало волшебницу, что от её действий зависела судьба вещей намного более важных, чем её собственная жизнь. И поэтому Твайлайт не имела права на ошибку.

___________________________________________________________________

Из грязи, тем временем, в доброй полудюжине шагов от Принцессы поднимался тот, кто её и сшиб с ног. Издалека могло показаться, что этот помятый пони в необычном мешковатом облачении весь окутан огнём, но это пламя не касалось ни плоти, ни ткани. Над ним вился, повторяя все его движения, пугающий силуэт из дыма, искр и раскалённого пепла, напоминающий не то змею, не то ящерицу. Морда сего существа выражала смесь дерзости и азарта, в то время как лик пони был частично скрыт за намотанными полосками чёрной ткани. И лишь глаза буквально горели огнём чрез узкую прорезь, подражая пылающему взору чудовища.

-И это всё?! Мы едва познакомились, а ты нас уже бросаешь? Пора одному старпёру напомнить о правилах приличия! — насмешливо выкрикнул Сезам, спешно поправив съехавший набекрень тюрбан. Его речь сильно изменилась, ему словно вторил второй, куда более звонкий, женственный голос. — Мы требуем повторного танца! С музыкой, вином и мордобоем! И не забудь вернуть нам Шкатулку, паскудник ты облезлый! Нет, не эту, горячий горный маразматик! — алхимик едва успел увернуться от запущенного сундука размером чуть меньше него самого. Перекатившись, Сезам ядовито рассмеялся и, сощурив пламенный взгляд, хищно прошипел. — Первая кровь уже за нами, и последнюю прольём тоже мы! Вперёд, душа моя, вывернем его мехом внутрь!