Пегасья трагедия

Печальная драма о том, как юная пегасочка почти обрела свое счастье, но оно выскользнуло у нее из копыт. Ее радужногривая подружка хочет ее утешить, объяснив, что она ни в чем не виновата, но нет таких слов, которые остановили бы слезы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай ОС - пони

Муки Сердца: Том II

Продолжение легендарного романа!

Другие пони Стража Дворца

Пони для тебя

История о том, как человек встретил пони. И как они вместе встретили канун дня согревающего очага.

ОС - пони Человеки

Тесен мир Эквестрии.

Краткое содержание. Кроссовер приключение человека(опять)в Эквестрии.И ладно нормального человека,но геймера? и ярого Брони? Не кто не знает,что ожидает героя(даже автор) и сам мир.

Заключённая

Нет никакой причины. Нет никаких объяснений. Она понимает лишь одно - она одна. Не видя никого и ничего, кроме белых стен и одного-единственного карандаша, она всё-таки сохраняет рассудок, оставляя записи на стенах. Но надолго ли?

Лира

Адаптация - ключ к выживанию

Я - убийца. Я состою в команде, состоящей сплошь из убийц. В лучшей команде убийц в мире. "Убить, и при этом выжить" - это про нас.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия DJ PON-3 Дискорд Человеки

Это платье меня полнит? / Does This Dress Make Me Look Fat?

Подруга задает Эплджек опасный вопрос, и, к сожалению, она должна ответить честно.

Рэрити Эплджек

Между сном и реальностью

Жизнь – это лишь череда событий, происходящих с нами. События, которые происходят в следствии нашего выбора. Но что делать если ты лишен этого выбора? Какова будет твоя жизнь, сможешь ли ты обрести счастье? Что делать, если ты находишься на перепутье, между сном и реальность, жизнью и смертью?

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Снейлзы, отец и сын

Заботливые родители хотят отвлечь Снейлза от его увлечения фокусами и Трикси. Понификация рассказа А. Т. Аверченко "Функельман и сын".

Снейлз

Обещание

Просто... Просто грустный рассказик про Флаттершай. А подсчёт слов сбоит.

Флаттершай Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава 2

Глава 1

<img src="data/345/images/к_главе_1.PNG">

Война. Прошлые поколения Эквестрии не знали даже значения этого слова. Но сейчас всё изменилось. Магическая радиация, разъедающая этот мир уже многие годы, снизилась до относительно безопасного уровня. Самые дальновидные смотрители убежали — сумели ухватить момент и открыть тяжёлые двери для своих подопечных. В число таких убежищ входило укрытие под номером 30, в которое допускались лишь медицинские работники любых специальностей, рассчитанное на то, что когда мир снова станет безопасным для обитания – они обратят свои знания во благо и обучат будущие поколения своему ремеслу. Но судьба распорядилась иначе. Во времена смотрителя Миколы Ред Харт убежище сделало огромный скачок вперёд в области технологий, что создало потребность обучать подрастающее поколение не только медицине, но и другим наукам. Убежище начало расцветать и расширяться, приобретая новые очертания, так не похожие на стандартную форму всех прочих. Второй переломный момент произошёл во времена не менее выдающегося смотрителя – Персеваля Блу Харт. Он первый осмелился направить экспедицию на поверхность, чтобы снять пробу с «нового мира». Экспедиция превзошла все ожидания. Период распада магической силы завершился, а её отложения, в последствии, смогли стать новой формой энергии, благодаря которой начал своё существование один из первых научно-медицинских центров на пустошах. Персеваль организовал строительство центра прямо над убежищем, используя роботов, функционирующих на продуктах распада магической радиации, и в считанные годы все обитатели убежища смогли выйти из под земли, чтобы воочию насладиться своим новым домом. Так начала своё существование организация « Пурпурный Крест » а Персеваль стал её первым директором.

Спустя два поколения пони нынешний директор, имя которого не влечёт за собой ни капли смысловой нагрузки, объявил заведение закрытым от посторонних глаз. С его правления прошло уже 10 лет, «Пурпурный Крест» скатился до изготовления энергетического оружия и военной имплантологии, что не смогло не привлечь косые взгляды со стороны ещё одной организации – Братства Стали, которая не скрывала свою неприязнь к «Пурпурному Кресту». И вот, спустя год конфликта, в организации, считавшейся одной из сильнейших, прогремел взрыв, сметая всё величие великолепного сооружения с лица пустоши.

Но это не конец нашей истории, а только её начало.

ГЛАВА 1
Синяя пони по имени Панацея, как утверждал её пропуск, находившийся в кармане рабочего халата, пыталась скоротать конец рабочего дня, раскладывая карты Таро в пасьянс косынку. Может, в древности какой-нибудь чародей предсказывал по ним будущее, а может они просто лежали в сундуке или на полке, доставаемые лишь для того, чтобы похвастаться редким приобретением. Как бы то ни было – сейчас они служили хоть и не хитрой, но всё же практической цели. Присмотревшись к картам – можно было обнаружить нанесённые маркером обозначения привычных мастей, так, к примеру, десяткой бубей служила карта «Башня», а Король пик был выбран картой «Смерть». Синяя пони недовольно морщила носик, пасьянс никак не хотел раскладываться, уже дошло до того, что оставшаяся на копытах колода – представляла собой дурную бесконечность, когда одни и те же карты повторяются снова и снова.

— Всё, сдаюсь! – пропыхтела пони, сбрасывая карты на рабочий стол.

— Кто придумал, что рабочий день должен кончаться позже работы, которую он может тебе предложить?

Вопрос хоть и был риторический, но даже на него было кому ответить.

— Всё не так плохо, мисс – подал голос автодок серии Эйч Эн 255 – Разве было бы лучше, если работа заканчивалась позже рабочего дня? Тогда бы пришлось задерживаться на работе, вместо того, чтобы идти на заслуженный отдых.

— В таком случае я мечтаю о том дне, когда бы работа закончилась, а рабочий день ещё нет – нас отправляли на отдых пораньше, это было бы справедливо, ведь в обратном случае – нас заставляют сидеть дольше нормы.

— Но, мисс, тогда все старались бы сделать свою работу как можно быстрее, что привело бы к потере качества, а это недопустимо, особенно учитывая, какие надежды на наши разработки возлагают военные структуры! Представьте, мисс, что мы потеряли доверенность Объединённой Гвардии, что тогда? Мы продолжим производить военное оборудование, но на него не будет спроса, мы погрязнем в своей собственной продукции, истратим все свои ресурсы! И тогда придут они.

— Братство Стали?

-Именно, мисс, они только и ждут удобного момента, чтоб развалить нашу организацию, а потеря доверенности – это будет сигналом к их активным действиям! И тогда…

— Всё, всё, убедил… уфф…, и всё-таки не верится, что такому высокотехнологичному центру может что-то угрожать.

Автодок явно хотел сказать что-то ещё, но внезапный подземный толчок выбил у бедолаги все микросхемы. Весь кабинет заходил ходуном, папки с файлами выпали из своих гнёзд, микросхемы разобранного монитора взметнулись в воздух на долю секунды, создав кратковременную имитацию салюта, а карты Таро слетели на пол, после чего их завалило канцелярскими принадлежностями, полетевшими вслед со стола.

Панацея коротко вскрикнула, когда её зад оторвался от твёрдой поверхности, а затем шлёпнулся на пол.

— Какого сена это сейчас произошло?

Она рискнула выйти в общий коридор, где уже собралась дюжина пони и единорогов. Некоторые оглядывались в явном недоумении, некоторые ворчали что-то себе под нос, а некоторые откровенно испугались такого странного явления.

— Доктор Панацея! – окликнул её единорог в таком же белом халате – сходите на нижний уровень убежища и посмотрите, что случилось. Источник должен быть там.

Отказать не было возможности, ибо ещё ни один пони, споривший с начальством не смог добиться вершин в этой жизни. Перед тем, как отправиться исследовать нижний ярус убежища, она заскочила в свой кабинет, где в ящике лежал 9мм пистолет, приспособленный для стрельбы земным пони, а именно путём «Кусь-Кусь», как гласила надпись на модуле. Вслед за пистолетом в карман халата отправились парочка Рад-Х, если придётся проверять реактор, стимулятор, мало ли что, и Мед-Х, на тот же случай.

Достигнув лифта, Панацея нажала носом на кнопку нужного этажа. Двери лифта плавно закрылись, отрезая весь беспорядок, который наделал всего лишь один толчок. Пока пони спускалась на лифте, у неё начали выступать мурашки, она уловила лёгкий приступ паники, нарастающий в груди, от чего почувствовала небольшое любопытство. В это убежище не спускались на протяжении сотни лет. Что если она сможет найти что-то, что не смогли углядеть остальные? А если это что-то окажется очень даже важным? От подобных мыслей у неё выделился адреналин, а уступившая место паника начала оформляться в азарт первооткрывателя.

Звон открывающегося лифта прокатился по полупустым помещениям. Всё, что было не прибито отсюда давно уже вынесли, а всё, что было прибито – вырвали с корнем и унесли с тем же, что было прикручено. Пустой коридор встретил поняшу мерцающим светом лампочек и лёгким звуком конденсируемого воздуха, а под ногами во всю свою мощь гудел старый реактор.

— Ау – ау –ау- ау….. Есть кто? – кто – кто — кто…..

Панацея и не надеялась на ответ, просто ей нравилось играться с эхом. Ещё немного постояв на месте, она сделала первые неуверенные шаги внутрь необитаемого комплекса. Лифт смог доставить её только на средний уровень убежища. Чтобы пройти на нижний, нужно отправиться в другой конец коридора и спуститься вниз по ступенькам. Стоило ей сделать пару шагов, как со спины раздался гудящий звук, не предвещающий ничего хорошего. Этот звук означал, что лифт на автовозврате вернулся в холл «Пурпурного Креста».

— Всё в порядке, лифт уехал, но его всегда можно снова вызвать… — успокаивала себя синяя пони, стреляя мячиками своих фиолетовых глаз в поисках успокоения, но вокруг были только голые стены, отнюдь не придающие уверенности не то что в завтрашнем дне, но даже в сегодняшнем ужине. Паника снова начала вступать в свои владения. Проглотив комок в горле, Панацея отправилась в конец коридора, сопровождаемая эхом цоканья её собственных копыт. Это небольшое с виду расстояние, казалось, растянулось на несколько часов. Место было откровенно жутким, причём жутким не в смысле свисающих с потолка кишок, а жутким в плане ощущения одиночества, безысходности, депрессивности. И этого неприятного чувства, когда не знаешь, что увидишь, заглянув за угол, какая опасность может тебя подстерегать, какой невидимый враг следит за тобой, которого не заметно, но ты всем своим естеством ощущаешь на себе его взгляд. Впечатление увеличивалось благодаря покрашенным в белый цвет стенам и искусственному освещению. Пустые коридоры давили всем своим пространством, а составляющие их интерьер голые скамейки и бездушные двери – отнюдь не делали их спокойнее.

Так, дойдя до двери, ведущей к лестницам, пони чувствовала себя, будто постарела на год, на мордочке выступила испарина, а ноги хотели только одного – двигаться как можно быстрее. Открыв дверь, Панацея поняла, что ошиблась дверью, но зрелище, представшее её глазам, было как бальзам на душу. Это была полностью оборудованная комната для хирургии. Свет обеспечивался неоновыми лампами, во главе комнаты стоял операционный стол, в дальнюю стену было вмонтировано шесть камер с раствором, две из которых были явно не пригодны для использования, каждая камера имела свой терминал, а на рабочем столе, расположенном в углу помещения была выгравирована табличка с именем «Персеваль Блу Харт».

Комната поражала своей сохранностью, видимо её решили оставить как памятник одному из величайших учёных этого убежища. Панацея немного удивилась, увидев, что терминал, стоящий на рабочем столе до сих пор включён, и её обуяло любопытство, ведь заглянуть в личные записи одного из светлейших умов, основателя центра «Пурпурное Сердце», да и просто симпатичного единорога – это как раз то, против чего она не в силах устоять.

Подходя к столу, она почувствовала, как кто-то коснулся её метки в форме двух белых пластырей, лежащих иксом друг на друге. Пони быстро струсила и отскочила от потенциальной опасности, но, бросив взгляд на злоумышленника – облегчённо вздохнула.

— Панацея, ты такая трусиха — заявила себе пони, чувствуя, как от всплеска адреналина кровь застучала в голове. В углу находился в деактивированном состоянии автодок старенькой модели версии Эн Эйч 180. Как показал беглый осмотр – робот был в прекрасном состоянии и хоть сейчас готов был выполнять свои функции. Обойдя его стороной, синяя пони уселась за стол бывшего смотрителя убежища, а после и директора центра. Терминал был заблокирован на семизначный пароль, но этого было недостаточно, чтобы остановить любопытство такой пони как Панацея, и через пять минут монитор готов был выдать всю информацию, хранящуюся в недрах памяти.

Пони не поверила своим глазам. В этом терминале содержались все подробные данные, которые только имела компания «Пурпурный Крест»: от поимённого перечня действующих сотрудников до новейших разработок, о которых велись только разговоры, но не было предпринято никаких действий по их реализации. Любопытная поняша открыла файл с данными о имплантах и их покупателях. Оказалось, что они продавались не только представителям Объединённой Гвардии, но и лицам, скрывающим свою настоящую личность.

— Значит, даже у нас есть чёрная бухгалтерия – удивилась пони, но от раздумий её отвлёк глухой, но затем более нарастающий отголосок взрыва, доносящийся с верхних уровней центра.

Взрывная волна почувствовалась даже здесь. А затем с потолка начали отпадать куски железа и бетона. Если такие разрушения были вызваны в столь хорошо защищённом помещении как комната главы убежища, то при мысли о том, какие разрушения могут быть наверху, просто мороз проходил по коже. Вдруг стальная дверь комнаты пришла в движение, сначала тихонько, но потом всё с нарастающей скоростью начала опускаться вниз, рискуя закрыться навсегда. Панацея, сообразившая, что ей грозит возможность остаться в этой комнате до конца жизни, бросилась под дверь, но успела просунуть под них только копыта передних ног, таким образом, оставив небольшой зазор в двери. Её мозг лихорадочно искал варианты действия, и, чем быстрее, тем лучше, потому что на её глазах коридор за дверью постепенно заваливало толстыми кусками потолка.

— Святая Луна, что же это происходит? – чуть ли не плача прошептала пони.

Вдруг сверху прогремел новый взрыв, и потолок над пони угрожающе заскрипел, того и гляди обрушится. Копыта, не предназначенные для такой нагрузки, начали жалобно потрескивать, покрываясь поверхностной сеточкой трещин, а чтобы окончательно усугубить ситуацию – проход с наружной стороны начал заваливаться с удвоенной скоростью.

От подступающего чувства безысходности с глаз синей пони покатились градинки слёз, а перед глазами начала проноситься вся её жизнь.

Вот она празднует свой день рождения в окружении родителей и подруг, которых должно быть уже нет в живых, ей даже стало немного завидно, что они умерли мгновенно, в отличии от неё, умирающей в таком жалком положении. От мысли, что её останки когда-нибудь обнаружат, ей вдруг стало смешно, она представила лица исследователей, которые первыми увидят её кости с зажатыми под дверью копытами.

От всех мыслей её избавил третий взрыв, благодаря которому произошли сразу несколько вещей.

Первое – потолок по ту сторону двери окончательно завалил проход.

Второе – дверь с громким скрежетом сомкнулась с полом, под собственной тяжестью раздробив копыта, пытающиеся её сдерживать.

Третье – Несколько осколков копыт со скоростью камня, выпущенного рогаткой, вонзились в лицо Панацеи, оставив на нём продолговатые рваные полосы, а из осколков плотно вошёл в правую глазницу, тем самым навсегда уничтожив фиолетовое зеркало души.

Четвёртое – часть потолка в помещении не выдержала давления и обвалилась дождём бетона и стальных пластин перед дверью, которая уже никогда не откроется. И, в довершение всего случившегося, один из стальных листов прорезал левую переднюю ногу, заставив её держаться на лоскутке мышечной ткани и обломка кости, видневшегося из середины раны.

Панацея сумела совладать с собой и выбраться одним рывком из-под смертельного града падающих обломков в относительно безопасный центр комнаты. Налетев на старую версию Автодока, она повалилась вместе с ним на пол, обильно истекая кровью. Пони так и не успела до конца осознать весь ужас этой ситуации, как упала в обморок от шока.

Убежище перестало засыпать строительным мусором, новых взрывов больше не последовало, а в погребённом помещении раздался лёгкий щелчок — это пришли в действие системы старенького автодока, готового снова выполнять свои функции.