Записки орка-лазутчика

Из-за неправильно сработавшего заклинания орк-лазутчик из Ангмара по имени Трат попадает в Эквестрию. И не просто попадает, а лишается заодно своего любимого тела, приобретя взамен тело пони. Сумеет ли он вернуться обратно или его ждет вечное пребывание в этом ужасном (для него) месте?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Хорошая кобылка

Не стоит засыпать на работе, иначе принцесса Селестия...

Принцесса Селестия ОС - пони

Принцесса Селестия меняет профессию

Талантливый инженер Тимофеев, создав машину времени, решает открыть окно в древнюю Москву. Но все пошло нет так, как было запланировано - из-за сбоя в механизме, помимо одного окна в царские палаты, открывается ещё один портал в совсем неизвестный людям мир...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Другие пони ОС - пони Человеки Шайнинг Армор Стража Дворца Лайтнин Даст

Ради общего блага

Твайлайт с детства любила читать и узнавать о тех, кто жил раньше. Но есть секреты, о которых лучше никогда не узнавать.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони

Добродетель магии

Давным-давно три племени пони поселились в прекрасных землях Эквестрии. Мало кто знает, как они жили раньше, и ещё меньше - что творилось тогда вокруг. Не осталось ни картин, ни летописей, ни преданий о диких морях на краю света и странных народах, что их населяли. Эта история - одна из немногих, которые удалось сохранить. Она повествует о маленьком единороге, которому не повезло родиться и жить в окружении земных пони, с трудом находя свой путь и не зная своей настоящей природы. Не зная, что магия - это добродетель, точно такая же, как надежда или отвага.

ОС - пони

Паутина

Что же там, за поворотом?..

Совершенство осанки

Рак в Эквестрии, работающий в спа массажистом, заинтересовал в баре Рэрити, и все заверте...

Рэрити

Путеводная звезда.

Не все идеально во вселенной и иногда может давать сбой. А может этот сбой только кажется таковым и все идет так как и должно?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Луна ОС - пони

Мы с моим пони

Рассказ про нас с моим пони.

Человеки

Флатти

По мотивам рассказа Jbond «Флаттершай и кровожадный Энджел»

Флаттершай Эплджек

Автор рисунка: BonesWolbach
Я вовсе не лжец

Я вовсе не изменник

Моя добрая единственная госпожа,

Простите, что не закончил то письмо. Я ошеломлен и подавлен происходящим, но считаю своим долгом оповестить Вас о том, что творится за пределами Вашего дворца. Моя сестра, будь она проклята, это все она!

Мы редко виделись в Замке, отец запрещал мне играть с девочками. Он вообще запрещал мне играть. Я должен был учиться математике, языку, физике, прочим наукам, включающим военное ремесло, экономику, искусствам – у меня не было ни права, ни времени дружить с теми, кто к тому же не присягнул на верность Вашей сестре. И все-таки иногда пегаски прокрадывались в Северную башню и вытаскивали меня из своего кабинета, пока я засыпал над очередным параграфом. Они всегда казались мне злыми, дикими и странными кобылками, у них не было правил, они просто жили, как им хотелось и смеялись надо мной, когда я говорил, что так не положено.

Младшая Рейнсторм плакала, когда я улетал в Эквестрию, она всегда была плаксой. Виндсторм только и знала в жизни, что летать и хохотать, она была самой дикой и дерзкой из всех. А Сэндсторм – Сэндсторм была сама гордость. Она лишь изобразила гримасу презрения на своем, словно изъеденном, лице. Она переболела Черной хворью, и лишилась своей прекрасной золотой гривы и хвоста, а тело покрыли страшные рытвины, похожие на старые укусы. Сестра начала забинтовывать мордочку и тело за несколько месяцев до моего отлета в Эквестрию, и впервые появилась там уже вся в бинтах. Появилась и сказала – Мой Король, скоро Эквестрия будет нашей.

Я оторопел. Разве она не хотела надеть корону на моего брата, Тандерсторма? Разве я не должен был сражаться с ним на дули? Разве…

-Мой Король? – Переспросила Твайлайт, в ужасе отпрянув, — Согласно плану? Сноусторм, что это значит?

-О чем ты говоришь, сестра? – Возмутился я, — Я непричастен к твоим козням.

-Можете не осторожничать, Ваше Весличество, — продолжала заискивать Сэндсторм, — Эти эквейстрийские карапузы не причинят Вам вреда. Мы уже захватили Кантерлот.

-Кантерлот? – ужаснулся я, — Но как? Я же предупреждал Шайнинг Армора…

-И очень умно поступили. Зная, что королевская охрана ни на что не годна, а столичные пони – просто избалованная мелюзга, неспособная обеспечить оборону, Вы, тем не менее, предупреждаете об опасности, чтобы отвести от себя подозрения. Но опасности нет, господин. Город взят и Эквестрия ваша. – Сэндсторм пронизывала меня взглядом. Я заметил, что вокруг начинают собираться пони, на их лицах застыли растерянность и удивление.

-Нет… — тихо выдохнула сзади Флаттершай, — Он не мог…

Что нужно сестре? Она пытается выставить меня предателем перед Элементами Гармонии? Невозможно. Её королевское высочество знает о моей верности, успокаивал я себя, и Сэндсторм зря старается. Но как ей удалось занять Клаудсдейл?

Я вспомнил нападение оборотней – тогда угрозу удалось отстранить лишь с помощью силы её высочества принцессы Каденции и Шайнинг Армора, но город держался довольно долго, к тому же пегасы бури не не так многочисленны и сильны, как оборотни… Я сам в то время не был в столице, как Вы помните, на моих плечах была защита Вашего Ночного замка, где вы и теперь, как я надеюсь, находитесь. С отменно обученными и дисциплинированными войнами, которыми являются Ваши стражники, одержать победу и изгнать оборотней из Вашей резиденции было посильно и небольшому отряду. В Кантерлоте гораздо больше воинов, но что-то подсказывает мне, что Шайнинг Армор не обладает достаточной беспристрастностью и строгостью, чтобы обеспечить соответствующую дисциплину, а, следовательно, и успешную оборону.

Как бы то ни было, город был взят, Понивилль утопал в песчаной буре, а мне предлагалась власть над Грозовым Замком, власть, что должна быть моей по праву. Но признать ее – значило подписаться под изменой Эквестрии, в которой я был неповинен.

Все пошло не так, как я планировал. И где, дискорд его побери, Тандерсторм, которого сестра хотела посадить на трон вместо меня? Я никогда не видел его, существует ли он вообще, этот мой мифический брат? Я разозлился и распахнул крылья, в которые тут же ударил песок, вьющийся вокруг.

-Если хочешь, чтобы я был твоим королем, сестрица, немедленно прекрати это безобразие и убирайся на Грозовую тучу! Я вернусь и приму корону на законных основаниях, без войны и жертв. А потом объявлю перемирие с Эквестрией и положу конец всяким недоразумением. Так должен поступить король, а то, что ты делаешь – мерзко и подло! – Я понимал, что моя речь вряд ли произведет на неё впечатление, но сам я проникся собственными добрыми намереньями. На словах я был благороден и честен – но на деле я совершенно потерялся и ожидал любого подвоха.

Она склонила голову, тряхнула самодельной гривой из легких бинтов и наклонила обезображенную морду к самому моему уху.

-Неплохая попытка, братец. Только игра уже выиграна. Эквестрия – моя. Я затоплю ее в песке прежде, чем ты взмахнешь крылом. Принцесса бежала из замка, город задыхается в пыли. Я уничтожу эту страну, сожгу ее ослепительным солнцем, высушу до основания, и тогда они увидят – тогда они поймут, чего стоила нам их благодать! Что делали мы, вольные пегасы, пока мерзавцы жили в этих славных краях. И ты, мой брат – предатель, не сможешь мне помешать. Так что убеди этих червяков сдаться – и возможно я разрешу им бежать в Вечнодикий лес. А ты отправишься со мной на Грозовую тучу и сядешь под замок, надев свою дурацкую корону. Принцессы возненавидят тебя и никогда, никогда им не видать мира!

Я в ярости хотел лягнуть ее передними копытами, но сестра со смехом исчезла в беспросветных клубах пыли, и мои копыта рассекли пустоту. Я обернулся и встретился взглядом с Рейнбоу Дэш, отчаянно защищающейся крыльями от песка.

-Они убежали в погреб, — прокричала она, перекрикивая шум песка и ветра, — Я все слышала, Сноу! Я тебе верю!

Я закашлялся. Песок забивался в нос и рот, попадал в глаза. Поднимался сильный ветер, срывающий меня с места.

-Беги к ним, Дэш! – крикнул я, — Быстро! Я постараюсь…

Но я уже ничего не мог постараться. Фигурка радужной пони скрылась за вихрем пыли и песка, и меня опрокинуло на колени.

Буря бушевала прямо надо мной, воя, плача и скрежеща, занося меня песком, засыпая уши, рот и глаза.

Это продолжалось около получаса, и я уже испугался, что совсем ослеп и оглох, но услышал, как ветер вдруг резко стих, пыль улеглась, и, открыв глаза, я увидел, что яркие солнечные лучи пронзили облако песка.

Прямо перед моим носом стояла Ваша сестра, Её Высочество Принцесса Селестия.

Пыль оседала, и все отчетливей было видно нахмуренное лицо Вашей сестры – она глядела прямо мне в глаза с холодным осуждением. Песок покидал площадь, и над головой я увидел яркое свечение щита. Должно быть, Каденция и Шайнинг Армор тоже были здесь и смогли установить щит, отгородивший Понивилль от бури и от моей сестры тоже.

Я с трудом поднялся на ноги и оглядел полуразрушенный город. Крыши были проломлены, вокруг валялось разбросанное сено, колья заборов, камни и мусор. Щит пульсировал в небе, переливаясь теплыми цветами, но за ним я видел вздымающиеся клубы пыли.

-Начальник Охраны Элементов Гармонии Сноусторм, — строго проговорила принцесса, не отводя от меня взгляда, — Что здесь произошло?

-Ваше Величество, — выдохнул я и закашлялся, — Моя сестра…Сэндсторм напала на Эевестрию. Я предупреждал Шайнинг Армора… Велел ему выставить барьер… Но он не послушал. – Я снова закашлялся от пыли, а принцесса обернулась к Твайлайт Спаркл, которая уже выбралась из убежищ,а и, прижав от страха уши, бросилась к своей учительнице.

-Твайлайт, — велела Селестия, — Ты сказала, что Сэндсторм признала в Сноусторме короля. Так ли это?

-Да, — проговорила сиреневая пони, глядя в землю, — Я слышала это. Сэндсторм сказала, что нападение на Эквестрию было запланировано Сноу…

-Это правда? – глаза Её Высочества вонзились в меня, как копья.

-Нет! – воскликнул я, — Ваше Высочество, я…

-Ты называешь мою ученицу лгуньей? – Селестия в ярости стукнула о землю копытом и нахмурилась еще сильнее, — Я прекрасно знаю, что у тебя на уме, Сноусторм!

Нехорошие предчувствия вились в моем сознании, я нагнул голову и спросил –

-И что же у меня на уме, Ваше Высочество?

-Вы, снежные пегасы, никогда не были верны Эквестрии, — проговорила Селестия, — Вся ваша так называемая верность держалась на любви вашего дальнего предка к моей сестре – случайной, глупой любви, о которой понарассказывали несусветных легенд. Твой отец, когда поступал на службу, показал свою низкую и холодную натуру, я подозревала его в шпионаже на Грозовой Замок и выгнала. Отрёкшемуся от короны Грозового замка, ему, наверное, несладко жилось в вашей башне? И он воспитал тебя, — Принцесса ткнула в меня копытом и фыркнула.

-Я уверяю Вас, он ничего не говорил о… — попытался вставить я, но Селестия оборвала меня.

-Тебя, наследника Грозового престола, который, в отличие от отца, не отрекся от трона. Сперва я не хотела принимать тебя на службу, но потом решила, что если ты действительно представляешь какую-то опасность, лучше иметь тебя под боком. Я хотела вселить в твое сердце хоть искру света, но мне это, как видно, не удалось.

Принцесса смотрела на меня с какой-то грустью и почти с мольбой.

-Что Эквестрия сделала тебе, Сноусторм? Зачем ты поступил так? Такое нападение не спланировать заранее, ты должен был долго вынашивать эту идею… Ты воспользовался своей сестрой, чтобы захватить нашу страну, и теперь Понивилль – последнее убежище эквестрийских пони. Но это только пока держится щит – а ни Каденция с Шайнинг Армором, ни я не сможем удерживать его вечность.

Я опустил голову и прижал уши. На неё не подействуют мои убеждения. Твайлайт сказала ей все, что слышала, и этого было достаточно, чтобы правительница не слушала больше никого.

-Ясно, что вы не отпустите меня, принцесса. Что со мной будет?

-Не убивайте его! – прошептала откуда-то сзади Флаттершай. Я усмехнулся. Это милое создание осталось благосклонно ко мне, несмотря ни на что.

Селестия стояла гордо, и грива её переливалась в ярком свете барьера.

-То же, что и со всеми предателями. – Сумрачно проговорила она, и голос у нее был ясен и прям, как солнечный луч. – Заточение.

Я почувствовал, как ледяной ветер взлохматил мою и без того растрепанную гриву. Заточение? Куда? На Луну? В камень? Селестия была изобретательна на казни, и те, кого она считала врагами, не знали прощения.

Я увидел, как вокруг собираются пони, потрепанные, пыльные, кое-кто хромал. Они глядели на меня, и в их взглядах не было ничего, кроме осуждения.

-Спросите Рэйнбоу Дэш, — я предпринял последнюю попытку, — Она слышала…

-Рэйнбоу Дэш едва жива. – Ответила принцесса, и я понял, что пощады не будет. — Благодаря тебе. А теперь, Сноусторм, прощай. Достаточно зла ты причинил мне и моему народу. Пусть я лишь принцесса, а ты – король, У тебя нет ни сил, ни короны. Я превращу тебя в снег, и он растает к вечеру, а затем Элементы Гармонии разберутся с твоей сестрой. – Она поглядела на Твайлайт, — Верно, Твай?

-Да, Ваш… Принцесса Селестия, — Ответила она, в упор глядя на меня. – Сегодня я выучила важный урок.

-Поделишься? – улыбнулась принцесса, расправляя крылья. Её рог засветился, и я почувствовал, как голова у меня закружилась.

-Зло не всегда явно. – Говорила Твай, и из правого её глаза текла тонкая слеза. – Иногда оно может притворяться другом или стражем, оно может носить маски, но правда.. Правда всегда всплывает наружу.

Правда…

О какой правде ты говоришь, пони?

Лгать нехорошо, сахарок, тебе должно быть это известно. На обмане далеко не уедешь. Ты ведь знаешь, как все есть на самом деле.

Ты ведь знаешь.

Ты ничего не знаешь, с досадой подумал я, и эта досада сменилась раздражением. Глупые выводы из глупых фактов. Не может быть, чтобы Принцесса была такой дурой и поверила в мою виновность… Это чары. Это все чары!

Чары! Я вздрогнул. А что, если это так? Что если кто-то заставляет Селестию верить в мою вину?..

-Ваше Высочество! Постойте!

-Поздно, Сноу… — ее голос долетал до меня словно из-под слоя снега, — Ты получишь по заслугам. Ты станешь снегом и растаешь к вечеру…Прощай.

Я ничего не мог сказать. Нет, только не снегом! Я не хочу, не могу умереть! Да как она смеет?! Я Король Грозового Замка… а она – кто? Только не смерть. Всё, что угодно. Я хочу жить. Я должен жить. Мне нужна моя корона.

Моя корона и моя власть.

Мой народ.

Мой замок.

Моё… моё небо.

Чей-то древний голос говорил во мне, и я испугался его, хотя не привык пугаться чего бы то ни было. Он был алчным и громким, он выл, он призывал меня подчиниться ему, а не этой солнечной принцессе. Или это шумели у меня в ушах хлопья снега, в который я превращался? Вокруг все вращалось и плыло, и я понял, что скоро от меня останется один мокрый сугроб, да и тот быстро исчезнет… Я был готов заплакать. В отчаянии я взмахнул крыльями и постарался вскочить на ноги (ели они у меня еще есть). К удивлению, ноги у меня еще были. Снег вокруг не прекращался, а только усиливался.

Снежный вихрь внутри энергетического шара, а вокруг него – песчаная буря. Должно быть красиво. Я хлопнул крыльями, совершенно ослепленный и оглушенный шумом и снегом и увидел прямо перед собой испуганный взгляд Селестии. Что-то пошло не так. Это был не тот снег, в который я должен превратиться. Это было… что-то другое.

Бежать.

Эта принцесса хочет убить меня – я ей не дамся. Я должен бежать, бежать быстрее отсюда, выскочить из-под барьера и сразиться с сестрой. Если она убьет меня, если я умру, пытаясь защитить Эквестрию, то может быть… может быть Принцесса мне поверит.

Но будет уже поздно.

Я рванулся к барьеру, опрокидывая пони, которые хотели меня остановить. Я слышал, как летит за мной снежный вихрь, вызванный Селестией, но не знал, хочет ли он поглотить меня, или просто следует за мной.

Перед тем, как я пересек барьер, я на мгновение увидел последнего пони, пытающегося меня догнать – это был Патфайндер, и в его глазах была та же растерянность, тчо и в глазах Селестии – но он, кажется, все еще владел собой.

-Спроси Рейнбоу Дэш, — быстро сказал я ему, — Она все слышала. Она объяснит.

Мне показалось, или синий пегас кивнул, прежде чем я вырвался из яркого щита и остановился в нерешительности. Вокруг меня летали пыльные вихри, но я отчетливо видел силуэт Вечнодикого леса.

Я не могу атаковать сестру сейчас. Если я умру, а правда всплывет, Селестия пожалеет, что хотела меня казнить – а всерьез помешать сестре я сейчас не могу.

Ноги сами несли меня к Вечнодикому лесу сквозь бурю и пыль. Я не помню, сколько я бежал, не помню даже, была ли погоня. Я бежал, пока мог – вокруг меня уже была только темная трава и густые деревья, сквозь которые солнечный свет почти не проникал, а я все не мог остановиться. Мной двигали страх и отчаяние, я ужасно, ужасно боялся того, что магия Селестии еще может обратить меня в снег.

Наконец я упал, обессиливший, и остался лежать, тяжело дыша и кашляя. Вокруг не было ни души, даже дневной свет не достигал этой чащи. Я слышал уханье потревоженных сов, чей-то писк и шипение, но больше никого. Я еще раз тяжело вздохнул и закрыл глаза. Вряд ли Селестия отправит отряд на мои поиски сюда, в эту глушь, тем более, когда у них там идет война. Меня едва не превратили в снег, я ужасно устал и почти не чувствовал ног и крыльев.

Даже тот свет, что был здесь в лесу, угасал вокруг меня медленно и тихо. Я проваливался в сон, и был слишком слаб, чтобы найти место удобнее и безопаснее.

Во сне, мне чудилось, я вижу какой-то силуэт и слышу напевные, тихие слова –

-Тени трущоб и болот огоньки,

Травы и диких цветов лепестки

Дали мне знак, что сквозь ложь и сквозь боль

В лес наш пожаловал снежный король…

Я не мог разобрать, кто говорит это, но слышал шорох сухой травы под чьими-то шагами.

-Слышу, опушка в пыли и песке,

Слышу я бурю и плач вдалеке.

Ты ли – наследник полярных огней?

Ты ли бежал от короны своей?...

Слова вползали в мое сознание, как древние песнопения или молитвы, и я почти их не понимал.

-Только не дастся корона другим.

Ночью проснешься и поговорим -
Ночью жемчужная светит Луна,

Гневом и холодом равно полна.

Продолжение следует...