Автор рисунка: Siansaar
Глава 11 (Часть 2 - Не один) Глава 13

Глава 12

Глава, в которой некоторые старые друзья возвращаются вновь

Очередной дурацкий сон развеялся, вернув Норда в реальность, а это означало, что пора разлеплять веки и вставать. Вот только зачем? Возможно, только лишь для того, чтобы побыстрее растратить остатки сил и просто умереть от голода и изнеможения где-нибудь посреди пустоши, ведь ничего другого ему не оставалось, с тех пор, как он остался один на один с этим миром. Без друзей, без цели и без желания что-либо делать.

Помотав головой, дабы отогнать подальше свои мысли, Норд поднялся на ноги и просто пошел вперед, глядя перед собой пустыми, усталыми глазами. Он уже давно перестал выбирать направление, то возвращаясь в пустошь, то вновь оказываясь среди скал, которые начинались в том месте, где закончился его поход. Да, он таки сумел дойти до тех самых «каменных когтей», к которым так стремился Саддам, пока был жив, но увидеть там что-то кроме сотен таких же торчащих из земли осколков – нет. Ни чейджлингов, ни Эквестрийской армии, ни учениц принцессы Селестии. Да и обзор в том месте оказался ничуть не лучше, чем в пустыне. А если точнее, то даже хуже, потому как неровности ландшафта не позволяли заглянуть далеко вперед, в результате чего обреченная осведомленность пустыни сменилась туманной неизвестностью гористой местности.

От расстройства он планировал умереть еще там, однако, бесцельно посидев пару дней под когтями, земной доел оставшиеся припасы и решил, что встречать свою судьбу сидя на одном месте дело достаточно скучное и утомительное, а потому куда проще делать это в походе.

Бороться за свою жизнь и искать в этой вымершей пустоши еду и воду он даже не пытался. Какой смысл? Пусть уже Смерть возьмет свое.

Если бы только у неё самой не забрали жизнь некоторое время назад…

За эти несколько дней он сильно похудел, осунулся и ослаб. Ребра и кости стали видны настолько, что теперь он стал куда больше напоминать костлявого зомби Сифуса, нежели чем пышущего здоровьем и бодростью жителя Эквестрии. Он и сам это прекрасно видел. В какой-то момент ему даже стало интересно, сколько еще его организм сможет протянуть в таких условиях. Как скоро он не сможет подняться.

– Все-таки прав был Саддам, – устало вздохнув, сказал самому себе пони, – Не гожусь я в ведущие роли.

Вокруг было столько дорог, столько путей. Так много, что не хватило бы и жизни на то, чтобы продумать все возможные исходы. И как среди них выбрать верный? Лучше и не пытаться. Когда-то давно он уже пробовал идти к своей цели без чьей-то указки и в итоге не принес никакой пользы, даже несмотря на врученное в его копыта оружие.

– Наверное, я просто безнадежно глуп…

Внезапно подточенная ветром и дождями каменистая тропа осыпалась, и пони кубарем полетел вниз по склону невысокой горы. Прямо на дно. Всего несколько метров, но насколько это было больно. Каждая клеточка его тела, казалось, умудрилась наткнуться на какой-нибудь выступающий камешек во время падения. Мешки с золотом, которые Норд почему-то все еще носил с собой, порвались, а их содержимое рассыпалось по земле на много метров вокруг.

Пони тихо застонал. Черная земля попала ему в горло, но он даже не смог закашляться, чтобы вытолкнуть из себя испорченный неизвестной хворью грунт. У него больше не осталось сил бороться.

«Ну вот и всё…» – пришла в голову печальная мысль, прежде чем мир заволокло завесой тьмы.

Звуки пропали.

Он очутился в огромном черном городе. Совершенно один. Он бы сказал, что это Некрополис если бы своими глазами не видел его разрушения. Да и странным он был – этот город, – потому как не было в нем ни одного настоящего объекта, одни лишь силуэты. Черные, безжизненные и плоские, отчего нельзя было понять, где заканчивается один из них и начинается другой.

По небу с тихим скрипом медленно потянулись белые линии. Постоянно меняя свое направление, они сходились и расходились, пересекаясь под самыми немыслимыми углами, как будто бы неумелый жеребенок рисовал белым мелом на черной доске. Да и скрип был соответствующим, хоть и не таким нервирующим.

«Хм, интересно – это очередная моя галлюцинация, или все-таки то самое место, откуда меня должна забрать Смерть?»

Если верить записям Арии, души умерших пони сначала блуждали в некоем мрачном «чистилище», прежде чем Повелительница Смерти приходила за ними и уводила с собой в Некрополис. Может, это оно и было?

«Но если Смерти больше нет, то кто же тогда вытащит меня отсюда? Кто теперь исполняет обязанности «собирателя душ»? И как будет выглядеть этот кто-то?»

Как будто бы в ответ на его вопрос за его спиной появилась тень и направилась к нему. То пропадая, то вновь появляясь, она беззвучно подошла к земнопони и села напротив. Не силуэт. Пони в балахоне из непроглядной тьмы.

– Так быстро сдаешься? – с издевкой спросила у него тень, до боли знакомым голосом.

По идее, Смерть не умела говорить, да и эмоциями особо не блистала, но, в самом деле, почему бы и нет? Они ведь так мало знали о Богине смерти. Да и вряд ли это вообще была та самая Богиня.

– Веди уже, – хмуро сказал ей Норд.

– А куда мне тебя вести? – наклонив голову набок, поинтересовалась тень, – Ты ленишься даже свой зад от земли оторвать, но при этом требуешь, чтобы я тебя куда-то вела. Хах. Или может, ты хочешь, чтобы я взвалила тебя себе на спину и потащила? Не многовато ли чести?

– Я просто хочу, чтобы всё закончилось!

Пони поднялась и медленно обошла вокруг земнопони, сев с другой стороны.

– Вот, почему ты такой, Норд? – снова спросила у него пришелица, – Неужели твою волю так легко сломить? Потерял какого-то старика, которого и так уже на том свете заждались, и всё – поставил на себе крест? Даже последнее насекомое ценит свою жизнь; даже черви, попав под палящее солнце, будут пытаться зарыться под землю, пока у них есть хоть капелька сил! Ты хуже червя, Норд.

– А может, я не хочу пытаться?

– Почему? – удивилась пони в балахоне, – Боишься опростоволоситься?

– Нет. Я просто не знаю, что мне делать.

– Разве? Я слышала, что у тебя есть вполне себе ясные планы на ближайшее будущее: найти принцессу Селестию, встретиться с её ученицами, построить новый Некрополис, в конце концов.

– Да? Только вот я понятия не имею, как мне всё это сделать.

– Как угодно, Норд. Любой твой выбор к чему-нибудь приведет и здесь нельзя ошибиться. Нельзя сделать «неправильно». Есть только действие и его последствия.

– В таком случае я выбираю вот что: сидеть и ждать Смерти. Это ведь тоже «действие», так? А с Некрополисом пусть кто-нибудь другой разбирается.

– Слабак! – фыркнула собеседница, полным презрения голосом, – Я всегда знала, что ты ничтожество, земной!

– Я ничтожество!? – вконец рассвирепел Норд, – Да кто ты такая, чтобы меня судить!?

– А ты сам подумай…

Неожиданно для себя Норд обнаружил, что у пони в балахоне светятся зрачки. Яркие и красные змеиные зрачки, которые он видел только у одной единственной пони.

– Ария???

За окном наступила ночь. Они лежали в полумраке гостевой комнаты, поделив меж собой старенький, но большой и очень удобный диван. В доме было тихо. Яркий свет продолжал гореть лишь в рабочем кабинете Блюпайпер.

– Хм, не похоже, что это обычные пятна, – с серьезным видом пробормотала Мерилайн, так и эдак разглядывая ножку своей соседки по комнате, после чего еще раз, для уверенности, потерла копытцем одно из черных пятнышек.

– Вполне обычные, – смутившись, ответила Дипхоуп и придвинула ногу поближе к себе.

– Все равно, первый раз вижу такую масть. Честно сказать, я сначала даже подумала, что это деготь или смола у тебя на ногах, – ну, и на шее немножко, вот тут, – Мери провела копытом по шее, на себе показывая расположение черных пятен, – но потом увидела, что сама кожа не покрашена и отказалась от этой мысли. Если только специальная краска какая-нибудь…

– Нет, это просто цвет шерсти, – пони сердито свела брови, в ответ на что собеседница беззаботно улыбнулась и примирительно подняла вверх копытца:

– Не обижайся, я ведь не со зла это говорю, так – болтаю, чтобы разговор поддержать, – отстав от черных пятнышек на зеленом теле Дипхоуп, Мерилайн улеглась на свою половину дивана и посмотрела в окно, – Просто у меня уже лет сто ночных посиделок не было: сестра вечно возится с бумагами, а Блэйз появляется только по «большим праздникам», вот и приходится вечно одной тосковать.

– А в моем городе жители предпочитают ложиться спать, когда гасят огни.

– Нет. Спать это скучно. Особенно ночью. Я больше всего люблю ночью какие-нибудь миссии выполнять от организации.

– А ты часто на них бывала? – заинтересовалась Дипхоуп.

– Да миллион раз! – горделиво заявила единорожка, но, заметив недоверие в глазах земной пони, тут же исправилась, – Ну, не миллион, но раз десять точно. Чаще всего в роли смотрящего, правда. Файеркнайф никак не хочет давать мне отдельные задания, мол, я только учусь и все такое. А ты чем в Охапеке занималась?

– Собирала информацию для наших и ждала прибытия очередного поезда. Тоже не самые интересные поручения.

– Да уж, – понимающе закивала головой белая единорожка, – Кстати, смотри штуку…

Активировав рог, Мерилайн создала в воздухе маленькую пони из чистого пламени, которая, если присмотреться, являлась точной копией Дипхоуп. Увидев это, земнопони заулыбалась, вызвав улыбку и у «огненной пони».

– Здорово? – спросила единорожка.

– Ага.

– Это морф. Меня Блэйз научил таких создавать. Он еще твои движения повторять может, вот, попробуй подвигаться.

– Сейчас… Ой, смотри, горит!

Заметив, что от жара пламени один из подлокотников задымился и вспыхнул, Мерилайн в панике попыталась убрать огненного морфа подальше, но вместо этого он просто лопнул, разлетевшись по комнате десятками горящих осколков. Избежать несчастного случая помогла Дипхоуп. Стащив с дивана свое новенькое покрывало, она, недолго думая, притушила начавшийся было пожар. Мгновение спустя откуда-то из соседней комнаты до них донесся сердитый голос Блюпайпер:

– Я что тебе говорила на счет магии в моем доме!?

– Прости-и, – крикнула в ответ Мери.

– Дурында, ты – донеслось из них, – С твоими возможностями, лучше бы магию воды осваивать начала или исцеление! Меньше вреда бы приносила.

– Ага. Еще бы от них какая-нибудь польза была… – буркнула в ответ младшая сестра.

Хлопнула дверь и в дом вернулся Блэйзинг Хорн. Не задерживаясь ни на секунду, единорог быстрым шагом проследовал в гостевую, поманил за собой кобылиц и громко произнес:

– Поднимайтесь, Файеркнайф уже ждет нас.

Заранее предупрежденные о том, что лидер бойцов за освобождение Эквестрии может назначить им встречу в любой момент, пони поднялись и молча последовали за огненным единорогом.

Выйдя из темного переулка, в котором находился вход в их подъезд, они оказались на главной улице. С некоторым удивлением для себя, Дипхоуп обнаружила, что Мери, судя по всему, далеко не единственная пони в этом городе, кто не хотела просто так ложиться спать по ночам. На освещенных множеством желтых фонарей улицах оставалось все так же много народа, как и днем. Все куда-то торопились. Многие громко разговаривали и смеялись. Там и тут играла музыка. Работали рестораны и бутики. В этом хаосе они могли не переживать о том, что восьмилапые стражи, которые небольшими группами патрулировали улицы, обратят на них внимание.

По дороге Дипхоуп с интересом разглядывала стеклянные витрины магазинов. Чего там только не было: попоны на любой вкус, роскошные платья, шляпки с перьями, золотые и серебряные украшения – всё, чего только можно было пожелать. Да и стоимость всего этого добра, если верить броским афишам, оказалась достаточно невелика для обитательницы подземелий.

«Обязательно пройдусь здесь, как выдастся свободная минутка, – пообещала она себе, – В конце концов, разве не могу я позволить себе немножечко роскоши, после всего того, что мне пришлось пережить в Охапеке? – кошелек, который она носила у себя на шее, вдруг показался ей вовсе не таким уж и тяжелым. – С другой стороны, пока у меня нет работы и постоянного заработка, тратить свои сбережения на всякую ерунду… Нет, лучше я пока воздержусь».

– Присматриваешь себе что-то? – хитро спросила Мерилайн.

– Я?! – встрепенулась пони, – Вовсе нет.

– Да ладно тебе! Просто зайди и купи понравившуюся тебе вещь.

– Не могу.

– От чего же? – единорожка перевела взгляд на огненного мага, – Блэйз, давай зайдем в один из магазинов. Хоуп хочет прикупить себе кое-что.

– Позже, – не оборачиваясь, ответил жеребец.

– Ну, Блэ-эйз!

– Правда не стоит, – поддержала его Дипхоуп, – Сейчас у нас есть дела и поважнее.

– Как хочешь, – пожала плечами Мери, – но, как по мне, так лучше сразу сделать то, что тебе хочется, чем мучить себя несколько дней, а потом все равно это сделать.

Пещерная пони усмехнулась. В словах её новой подруги имелось зерно истины, тем более что не прошло и пяти минут, а увиденные на витринах товары уже не хотели вылетать у неё из головы. Дизайнеры, пошившие их, хорошо знали свое дело…

Растворившись среди сотен других прохожих, троица так же тихо и незаметно откололась от этого потока, свернув в еще один темный проулок. Все шумы остались позади.

Здесь их снова ожидал подъезд, но на этот раз он вел не вверх – в здание, а вниз. Куда-то глубоко под землю, – в какие-то катакомбы, – туда, где отчетливо слышался плеск сточных вод и далекий гул неких механизмов. Запах там стоял отвратительный, освещения практически не было, а вокруг целыми грудами валялись пустые деревянные ящики и прочий мусор.

– Могла бы выбрать местечко и получше, – выразила общее мнение Мери, – Все-таки новенькую в свои ряды принимаем…

– А чем тебя не устраивают технические подземелья Ньюпони тауна? – раздался резкий и властный голос из темноты.

Обладательница этого голоса не заставила себя долго ждать. С тихим скрипом кобылица вышла под свет висящего высоко над их головами фонаря и остановилась.

Перед троицей предстала главная икона для большинства бойцов за освобождение Эквестрии – после обаятельного Блэйзинг Хорна, разумеется. Даже впервые увидев её, Дипхоуп сразу узнала крылатую кобылицу по имени Файеркнайф, которая вот уже несколько лет бессменно возглавляла эту организацию, планируя все проводимые «освободителями» операции. Сама со временем превратившись в некоего паука, она, – практически не покидая своей штаб-квартиры в Ньюпони тауне, – обвила своими сетями большую часть городов Эквестрии, поместив агентов в каждом уголке страны. Благодаря этому Файеркнайф всегда была в курсе происходящих в Эквестрии событий и находилась на шаг впереди своих противников. Несмотря на постоянные попытки властей поймать её, пегаска до сих пор оставалась на свободе и всякий раз умело ускользала от преследователей. Её нельзя было просто так встретить в этом городе, но когда ты был ей нужен, она как призрак появлялась за твоей спиной и узнавала всё, что ей было необходимо. По крайней мере, именно такой она была в представлении старого друга земной кобылки – Найтмуна.

Внешне Файеркнайф не слишком отличалась от других пегасов, однако всегда была узнаваема за счет своего искусственного крыла, состоящего из тонких медных пластин – именно они, кстати, и издавали этот едва слышимый скрип при ходьбе, который, наряду с бряцаньем железяк, стал некоей «визитной карточкой» этой кобылки. Многочисленные карманы на длинном карем плаще с воротником были заняты всевозможными инструментами и небольшими приборчиками. Передние ноги были обуты в плотные сапоги на высокой платформе, один из которых обвивал медный манипулятор – еще одна полезная полу-магическая штуковина из арсенала лидера бойцов за освобождение. Шерсть её имела немного поблекший оранжевый цвет, короткая же зачесанная вверх грива всё еще напоминала собой ревущее пламя – такой яркой она была. На лице пегаски, как и на всем сокрытом плащом теле имелись небольшие шрамы. Часть из них она получила еще во время «паучьей войны» произошедшей более восьми лет назад, другая же часть стала результатом её постоянной работы с порохом и другими взрывоопасными смесями.

Поговаривали, что раньше она летала в одном звене с той самой Линк, статуя которой была установлена на главной площади этого города.

– Зачем ты привел с собой Мерилайн? – строго спросила Файеркнайф, обратившись к огненному единорогу.

– Я подумал, что её присутствие нам не помешает, – немного опешив, ответил Блэйзинг Хорн, потерев копытом бороду.

– Да. Я тихо же… – вставила свое слово молодая единорожка.

– И, тем не менее, я об этом не просила. На этот раз пусть останется, но если приведешь её в следующий, то заставлю отправить её наружу или просто не приду на встречу.

– Хорошо, – мотнул головой Блэйз.

– А это, я так понимаю, Дипхоуп?

– Да. Как я уже говорил, она помогала нашей группе в Охапеке и теперь хочет присоединиться к бойцам за освобождение.

– Мелковата она для «бойца»… – заметила пегаска, оценивающе поглядев на Дипхоуп.

– Это не по годам сообразительная и смелая пони, которая очень пригодится нашей организации!

– Может быть и так, однако не кажется ли тебе странным, что она – единственная пони, которая осталась непойманной после обнаружения нашей ячейки в Охапеке? – она повернулась к земной пони и спросила, – Говоришь, твоих родителей завербовал Найтмун?

– Ну… да.

– И какую функцию они там выполняли? – Файеркнайф внимательно посмотрела на собеседницу.

– Следили за перемещениями стражи, – достаточно уверенно заявила пони.

– Как и ты, я так понимаю?

– Эм… Ну, да. Я тоже смотрела.

– И при этом их пленили, а тебя оставили нетронутой?

– Файер, перестань! – вступился за неё Блэйз, – Я целиком и полностью доверяю Хоуп, она спасла мне жизнь там, в Охапеке. Не стоит устраивать здесь допрос.

Крылатая пони недобро улыбнулась:

– Ладно. Если ты готов поручиться за неё – ставь клипсу.

Пегаска протянула ему небольшое похожее на щипцы устройство. На некоторое время воцарилась тишина.

– Да. Я могу за неё поручиться, – в конце концов, кивнул Блэйз и принял устройство при помощи телекинеза.

Спустя мгновение Дипхоуп ощутила крайне неприятное жжение где-то за ухом и вскрикнула.

– Тсс. Все в порядке, – успокаивающе произнес огненный единорог и вернул окровавленный прибор Файеркнайф, – теперь ты одна из нас. Официально.

– Что вы сделали?!

– Ничего особенного. Просто маленькая незаметная клипса, означающая твое членство в организации.

– Достаточно болезненно, между прочим, – буркнула пони, потирая ухо, после чего спросила, – А больше ничего не будет? Посвящения, там, инициации или чего-то в этом роде?

– Хах, ну мы же не культ дискордопоклонников, в самом деле, – усмехнулась Файеркнайф, – Возвращайся домой, Дипхоуп. В скором времени я найду для тебя какую-нибудь работенку.

Лидер «освободителей» осталась стоять, а трое пришедших сюда пони развернулись и медленно направились в сторону выхода.

Когда они отошли на почтительное расстояние, Файеркнайф догнала Блэйзинг Хорна и на ухо, – рассчитывая, очевидно, что никто более её не услышит, – прошептала ему: «Она врет нам…». В ответ единорог едва заметно кивнул, после чего ускорился и догнал остальных.

Дипхоуп нервно сглотнула.

Норд откашлялся и с трудом выплюнул изо рта набившуюся туда землю. Всё его тело пронзила тупая боль, кроме пожалуй ног, которые, из-за неудачной позы, затекли и теперь практически потеряли чувствительность. В носу явственно ощущался мерзкий запах запекшейся крови. Желудок давно и безуспешно требовал пищи. В общем, чувствовал он себя отвратительно, но что еще хуже – он все еще был жив.

– Значит все-таки сон… – выдохнул Норд, кое-как перевернувшись на спину и уставившись в небо.

«О, Селестия, ну за что мне это наказание!? – мысленно взмолился он отвергнутой всеми Богине, – Почему небеса не могут послать в меня одну единственную молнию? Всего одну! Неужели это так сложно? Прервать уже, наконец, мое бессмысленное существование и…»

– Я так понимаю, вставать ты всё еще не собираешься? – поинтересовалась у него Ария.

– Что!? – от неожиданности земной не просто встал. Он вскочил на ноги менее чем за секунду, как заправский атлет, а затем принялся ошалело вертеть головой из стороны в сторону.

– Ну, как? Нашел меня? – с поддельным интересом спросила она.

– Ария. Ты… ты… ты где?

– Я ближе, чем ты можешь себе представить, Норд.

После этих слов, исхудалый жеребец принялся еще внимательней вглядываться в окрестности. Его знакомая ведьма находилась где-то тут – совсем рядом. Бред, но все же! Он слишком хорошо её слышал. Быть может, спряталась за каким-нибудь валуном?

В какой-то момент она остановила его поиски и негромко произнесла:

– Все, можешь не искать. Я в твоей голове.

– В моей что? А… – земной невесело усмехнулся, – Ясно. У меня поехала крыша. Прекрасно!

– Ну, может и поехала, – спорить не буду, – невозмутимо ответила на это Ария, – но со мной эта твоя проблема вряд ли связана. Я давно уже живу в твоем теле.

– Это как? – опешил кольт.

– Как бы тебе объяснить… – ведьма задумалась, – Ты помнишь тот момент, когда мы последний раз с тобой виделись?

– Конечно! Тогда ты побежала ко мне навстречу, а потом с тобой что-то случилось, и ты исчезла. Как и вся нежить в Некрополисе.

– Не совсем так, Норд. Видишь ли, заранее зная, что происходит с оставшимися без их владельца душами – они исчезают, да – я поняла, что для сохранения своего духовного тела мне необходимо найти нового «хозяина» – ну и по совместительству какое-нибудь пристанище для моей души, потому как мое собственное тело, к сожалению, уже начало распадаться, – что я и сделала, увидев тебя. Честно говоря, я планировала, что это будет твой доспех, все-таки его срок годности несколько дольше, чем у мясокостного пони, но, судя по всему, привязываться я пока умею только к живым существам, вследствие чего и получилось, что мы с тобой теперь делим одно тело на двоих. Ты ведь не против?

– Это странно… – пони удивленно осмотрел себя с ног до головы, однако ничего необычного кроме белой ноги и крайней степени истощения он там не увидел, – Но почему тогда я ничего не почувствовал когда ты в меня заселилась?

– А ты рассчитывал, что потолстеешь или забеременеешь в процессе? – усмехнулась собеседница, – Пойми, у меня нет физической оболочки, Норд. Меня не существует. Нет массы, нет объема. Да и фанфары крайне редко сопровождают процесс переселения души в чужое тело. Просто знай, что теперь земнопони по имени Норд, одновременно является еще и зомби по имени Ария и всё.

–Значит, ты можешь управлять мной?

– К сожалению, нет. Конечно, я пару раз пробовала взять твое тело под контроль, когда ты спал, но всё без толку. Я даже толком не знаю, целиком ли я нахожусь внутри тебя или же оккупировала одну лишь твою голову или какую-то другую часть твоего тела. Может я вообще являюсь твоих ухом? Я ни разу не пробовала заниматься переселением душ, поэтому мало чего могу сказать о возможностях переселенных.

Норд надолго замолчал. В голове его наперебой звучали самые различные версии. Все это было слишком тяжело для его понимания, тем более что он даже не предполагал, что такое вообще возможно. Как? Ария спряталась внутри него и даже ничего ему не сказала? Или это все-таки игра утомленного и изголодавшегося разума? Как бы то ни было, голос ведьмы он слышал достаточно отчетливо, и просто так игнорировать это было бы проблематично.

– Но почему ты не связывалась со мной раньше? – с обидой в голосе спросил он, – Почему молчала целых пять лет и никак не давала о себе знать?

– Хех, да, тут немного нехорошо получилось, – ответила кобылка, – Дело в том, что я не очень хотела, чтобы ты узнал о моем существовании. Ну, начал бы мешать мне, доставать вопросами, – ты это умеешь! – с ума бы сходить начал. А я просто хотела дождаться, когда восстановят Некрополис, чтобы также тихо отсоединиться от тебя, не опасаясь превратиться в бездумную энергию и получить себе новое тело. Возможно, это было не слишком честно, с моей стороны.

– Да уж…

– И если бы не твоя выходка, Норд, я продолжала бы преспокойно отдыхать где-нибудь в глубине твоего подсознания, лениво подумывая над тем, как бы мне помочь нашему общему делу – восстановлению Мира Мертвых.

– А что я сделал то? – не понял Норд.

– Ты решил отбросить копыта, забыл? – напомнила ему мертвая пони, – Ты ведь понимаешь, что являясь «хозяином», – как бы отвратительно это ни звучало, – моей души, ты тем самым обеспечиваешь мое существование. Умрешь ты, перестану существовать и я, а этого я ну никак не могу допустить.

– И поэтому ты вторглась в мой сон?

– Ну, я до последнего надеялась, что мне не придется связываться с тобой напрямую.

– Понятно…

Тон голоса Арии немного изменился, сменившись на более ласковый:

– Во-от, а теперь будь хорошим земнопони, приведи себя в порядок и пообещай мне, что не будешь лишний раз подвергать себя опасности, пока я здесь. Договорились?

– Хм, значит, от меня теперь зависит не только моя, но и твоя жизнь тоже. Здорово.

– Это был сарказм? – на всякий случай переспросила Ария.

– Нет, – покачал головой кремовый пони, – просто я посреди безжизненной каменной пустоши без еды и воды… Так себе старт.

– Ну и чего ты ждешь, в таком случае!? – вскинулась на него кобылка, – А ну, марш, искать нам пропитание, лентяй! И если ты, не приведи Селестия, вдруг сдохнешь, то я приложу все усилия к тому, чтобы сделать твои последние мгновения максимально неприятными, понял!?

– Понял-понял, – украдкой улыбнувшись, ответил Норд и поскакал дальше в скалистые земли.

Несмотря на то, что его дальнейшая судьба все еще оставалась неясной, пони был счастлив. Он больше был не одинок, а значит, жизнь пошла в гору и теперь Норд вполне мог за неё побороться.