Автор рисунка: aJVL
Глава 13 Глава 15

Глава 14

Глава, в которой Ария целует Норда...

Еще немного постояв на краю «каменной пустоши», пони поглубже вздохнул и направился вниз. Навстречу новому для большинства обитателей Эквестрии миру Меняющегося Плато – мрачноватому, но вместе с тем жутко для него привлекательному. Пока что Норд не мог понять, где именно среди всей той буйной растительности находились города злобных чейнджлингов, равно как и места дислокации военных армии аликорна Твайлайт Спаркл, но это его совсем не пугало. Вместе с Арией он мог и поискать их, ведь земли чейнджлингов давно перестали вызывать у него отвращение. Одно лишь любопытство первооткрывателя, которое заставляло кольта всё быстрее идти вперед и, разинув от удивления рот, рассматривать окружающие его земли.

Спустившись в низину, пони оказался рядом с одним из тех странных сияющих полей, состоящих из тоненьких, аппетитных, похожих на тянущиеся вверх волоски, растений. Когда он подошел поближе они, словно наэлектролизованные, медленно потянулись к нему навстречу, издавая при этом приятный успокаивающий шелест. Розовые луковицы, венчающие их, уставились прямо на пони. Такие спокойные и милые, что возникло непреодолимое желание набрать их побольше в рот и смаковать, словно сочные спелые сливы. Наверняка ведь они были чудесны на вкус! Желудок земнопони отозвался жалобным урчанием. Он уже собирался разогнаться и запрыгнуть в самую середину этого поля, но, когда до столь же сильно стремящихся к нему растений остались считанные метры, находящаяся в его голове паучья ведьма одернула его:

– И куда это ты собрался? – грубо поинтересовалась она.

– На поляну пастись, – не понял её намека пони.

– Охренел?

– А что такого? Обычное поле!

– Обычное не тянется с голодным видом навстречу живому существу.

– Что? Ты думаешь, оно хочет меня съесть? – Норд вытянул вперед копыто, отчего ближайшие к земнопони растения потянулись к нему так отчаянно, что едва не оторвались от своих стеблей.

– А ты хочешь это проверить? – вопросом на вопрос ответила ведьма, – Давай как-нибудь в другой раз и не подвергая риску мое существование. Вон там есть обходной путь.

Взглянув на едва виднеющийся далеко справа чистый участок земли, пони застонал:

– Блин, до него несколько километров! Я замучаюсь туда идти! Да и не походят они на хищников: ни зубов ни шипов…

– Это не единственные приспособления для поедания пищи, к сведению, – заметила Ария.

– Но, они же славные! – использовал свой последний аргумент Норд, прекрасно понимая, что это никак не повиляет на решение ведьмы.

– Вспомни о дырах, которыми так обильно покрыты чейнджлинги и которые «случайно» совпадают по размеру с луковичками этих растений, а потом подумай еще раз, славные они или нет.

Представив себе, как в его ногах начинают просверливать отверстия и насколько сильно ему от этого становится неприятно, Норд одернул копыто и отошел подальше от поля.

– Хорошо, убедила, – буркнул он.

Обходить такой массив оказалось делом непростым. Через пару часов, когда вокруг стало совсем темно, а растения, напротив, засияли в полную силу, Норд начал уставать. Ему захотелось сделать передышку и чего-нибудь перекусить, но, когда он уже готов был остановиться, откуда-то из леса до него донесся отчаянный крик:

– Помогите!

Кричала кобылица. Судя по всему, бедняжка попала в беду в глубине колокольчикового леса. От внезапного порыва бежать и спасать её, его удержал спокойный голос Арии:

– Просто продолжай идти, – сказала ведьма, – Ты все равно ничем ей не сможешь помочь.

– Нехорошо получается… – протянул кольт, но все же предпочел не отклоняться от курса.

– Пожалуйста, помогите! Оно схватило меня! – вновь послышался голос из леса.

– Вот видишь. А если пойдешь, то оно и тебя схватит. И съест обоих.

– Съест? – с недоверием переспросил Норд, – И оно тоже?

– Да. Пока мы ничего не знаем о местной флоре и фауне – всё, что проявляет к тебе интерес, хочет тебя съесть.

– Хм… заметано.

– Я же вот-вот погибну! – с едва заметными нотками раздражения крикнула пони, – Спасите меня!

– Извини, Ария, но я так не могу.

И не обращая внимания на возмущение ведьмы, Норд свернул с протоптанной чьими-то копытами дороги и поскакал к источнику голоса. Помочь ближнему – святая обязанность любого уважающего себя Эквестрийца и поэтому он не мог больше игнорировать призывы о помощи. К счастью, долго бежать не пришлось; попавшую в природный капкан кобылку он обнаружил почти сразу – она стояла опутанная лианами между двух больших отдаленно напоминающих толстянки деревьев. Благо её еще не утянуло в заросли и не проглотило какое-нибудь плотоядное растение, поэтому спасение её обещало не занять много времени. Вот только её внешний вид заставил пони застыть на месте.

– Это… это как? – выдавил из себя Норд.

Перед ним была Ария. Живая, здоровая, настоящая – разве что без любимого черного платья и прочей одежды, но это точно была она. Зеленая шерстка, фиолетовые стелющиеся по земле волосы, торчащие белые клычки и красные змеиные глазки. Его самая любимая пони. Увидев его, она скинула с себя «опутавшие» её лианы и, широко улыбнувшись, направилась к нему.

– О, Норд, спасибо, что спас меня! – сказала она, – Я перед тобой в долгу.

– Я э…

– Т-с-с, не надо слов, – проворковала пони, после чего нежно обняла своего спасителя и, прикрыв от удовольствия глаза, поцеловала его в губы.

Это был, наверное, самый неожиданный и одновременно самый долгожданный поцелуй в его жизни. Остолбенев от такого поступка кобылицы, Норд еще долго не мог прийти в себя. Да, именно таким он и представлял себе этот вкус… Восхитительный.

А потом в его голове раздалось громкое ржание. Ария не пыталась сдерживать свои эмоции и просто хохотала, иногда дополняя его каким-нибудь не слишком обидным для него ругательством. Этот неприятный и какой-то пошлый ведьминский смех подействовал на него отрезвляюще.

– Ты не Ария! – уверенно заявил он незнакомке, оттолкнув её от себя.

– Разве? – искренне удивилась пони, очаровательно похлопав накрашенными ресницами – А кто же тогда, Норд? Вот, посмотри на мою кьютимарку.

Для убедительности кобылица повернулась к нему крупом, продемонстрировав изображение окруженного алыми молниями черепа, а заодно еще сильнее взбудоражив воображение кольта.

– Вот видишь? Это я, – хитро улыбнулась она.

– Но ты не можешь здесь находиться!

– Могу! Злые чейнджлинги похитили меня и привели в это страшное место. Если бы ты не оказался рядом, я была бы уже мертва. Спасибо тебе, Норд. А теперь, пойдем домой.

Она взяла его за копыто и повела за собой, но земной не сдвинулся с места и, отчеканив каждое слово, повторил:

– Ты. Не можешь. Здесь. Находиться.

– Почему это?

– Потому что ты уже здесь находишься!

– Чего? – на всякий случай самозванка заглянула ему за плечо, – О чем ты говоришь, Норд?

– Настоящая Ария находится сейчас прямо здесь, – с видом победителя заявил Норд, и, прежде чем она успела его еще о чем-то спросить, добавил – Она в моей голове.

– Эм… чего? В какой голове? – лже-Ария явно разнервничалась, после чего с её внешним видом начали происходить странные изменения, – Ты чего несешь, пони?

– То и несу. Ария здесь, и я даже прямо сейчас могу с ней поговорить, – улыбнулся Норд, – Она ведь не настоящая?

«Не-а, – хмыкнула ведьма, – Ни капли».

– Вот видишь!

– Что вижу?! – вконец запутавшийся чейнджлинг растерял остатки принятого образа. Рост его стал меньше, волосы пропали, уступив место костяному гребню, глаза стали однотонными и бирюзовыми, а лошадиная шерстка сменилась на дырявый хитиновый покров, – Ты… ты больной что ли? С кем ты вообще говорил сейчас?

– С настоящей Арией, – гордо ответил Норд.

– И правда – сумасшедший!

– Сумасшедший я или нет, не тебе решать, чейнджлинг, а теперь уйди с дороги и не мешай мне идти к моей цели!

Оставив растерянного представителя злобной расы врагов Эквестрии одного, Норд вернулся на дорогу. Внутренне ему стало очень приятно от этой маленькой победы, но одновременно с этим он понял, что впредь ему стоит быть бдительнее. Теперь он находился не только в неизвестных ему землях, но и на вражеской территории. И если один чейнджлинг не представлял для земнопони большой угрозы, то десяток-другой вполне могли бы просто схватить его и увести в плен. Ну… или съесть. Он плохо знал, для чего им могут понадобиться земнопони.

«Они не едят мясо, – сообщила ему ведьма, – Засунули бы тебя в кокон и заставили смотреть галлюцинации о любви, а по совместительству вытягивали бы из тебя эмоции, насыщая улей. Только и всего»

– Тоже не самая радужная перспектива.

«Возможно. В зависимости от галлюцинаций».

– Э-э-эй!!! Друг!!! Постой!

Обернувшись на голос, Норд обнаружил, что знакомый ему чейнджлинг скачет за ним. Вел он себя при этом не слишком агрессивно, но, на всякий случай, Норд все же встал к нему вполоборота и приподнял заднюю ногу, чтобы в случае чего лягнуть по физиономии.

– Чего тебе надо? – сердито спросил пони.

– Подожди меня, друг!

– Зачем это? – изогнул бровь земной.

Поравнявшись с ним, чейнджлинг натянуто улыбнулся и, почесав загривок, спросил:

– Слушай, как тебя там… Норд, а что ты делаешь в наших землях? Не то, чтобы здесь было мало пони в последнее время, но вот гражданских я пока еще не встречал. Ни разу.

– Тебе-то какая разница? – нахмурился Норд, – Гуляю я здесь.

– А если серьезно? Мне просто интересно.

– Не твое дело.

– Ну, перестань! Тебя кто-то из наших сюда притащил, да, друг? Или свои сослали? Просто я не понимаю, зачем нормальному здравомыслящему пони сюда переться? Только больной какой-нибудь пойдет в Меняющееся плато в одиночку. А… хотя постой-ка… Кажется я понял…

«Экхм. Вообще, этот парень мог бы тебе пригодиться в роли проводника, – одновременно с чейнджлингом заговорила Ария, – Тем более что о существовании Эквестрийских войск он, судя по всему, знает не понаслышке».

– …и пришел сюда по какому-нибудь наитию, да? Например, этой твоей «Арии из головы».

– Нет, – сразу отверг его рассуждения Норд, – Я ищу Виолстар – шестую ученицу принцессы Селестии. Ты знаешь, где она?

– Хм… – чейнджлинг задумался, – те единороги не очень-то торопились сообщать нам свои имена при встрече, поэтому вряд ли я смогу помочь тебе найти среди них Виолстар.

– Не удивительно… – начал было Норд.

– Но зато я могу отвести тебя в один из ваших лагерей! – поспешил добавить его собеседник, – Даже если её самой там не будет, думаю, они смогут подсказать тебе, где её искать. Пойдем со мной, друг! Я тебя туда отведу.

– Ага. Так я тебе и поверил, – фыркнул жеребец, – Затащишь меня к своим, запрешь в кокон и будешь высасывать из меня любовь. Знаю я вас таких.

– Ну, по идее именно так я и должен был поступить, но с учетом того, что из коконов питается только королева Кризалис и её приближенные, а такие как я не получают оттуда ни капли – ммм…нет. Ни один младший чейнджлинг не поведет туда пони добровольно, если не хочет вечно оставаться миньоном.

– Пфф, как будто ты можешь нарушить повеление своей королевы.

– Пфф, а ты повеления своей будто бы никогда не нарушал, – отмахнулся от него хитиновый пони, – В общем, решать тебе, друг, но предупрежу сразу: если пойдешь один и нарвешься на наших солдат или сестричек постарше, то наверняка окажешься в коконе. А оттуда тебя в лучшем случае к старости выпустят, пустого и безвольного. Соображаешь?

– Угу. Ну, а твоя какая выгода? Денег у меня с собой все равно нет, а охмурить себя я тебе не позволю.

– Никакой! – не слишком убедительно замотал головой чейнджлинг, – Просто хочу тебе помочь, дружище. Я добрый. С рождения! Ну и может быть, чуть-чуть подкормиться рядом с тобой, мало ли, вдруг ты окажешься благодарным земнопони…

– Не дождешься! Еще я жеребцов своей любовью не «подкармливал», достаточно того, что я с тобой в губы поцеловался. Тьфу! Зачем ты вообще в кобылку превратился, зараза?

– Жеребцы? Кобылки? Не глупи, земнопони, чейнджлинги – бесполые. Причем все.

– В смысле? Одни кобылы что ли?

Вместо ответа чейнджлинг хлопнул себя копытом по лицу.

«Это означает, что у них нет ни жеребцов, ни кобыл» – спокойно пояснила ему ведьма.

– А кто есть? – спросил у своей бесплотной спутницы Норд.

«Никого. Они размножаются не как пони, а как… дрожжи… наверное. Если интересно, то лучше у него самого спроси»

– А-а-а, ясно.

– Ну, хоть твой внутренний голос тебе что-то объяснил, – хмыкнул миньон, – Так что, друг, мы идем?

– Хорошо. Но учти, я за тобой наблюдаю! – для того чтобы чейнджлинг понял всю серьезность его намерений, пони сделал как можно более суровое лицо и посмотрел на него, – и перестань называть меня «друг».

– Почему? Мы же друзья!

– Никакие мы не друзья. Ты просто чейнджлинг, который согласился помочь мне, преследуя какие-то личные цели, о которых ты, кстати, ничего мне не рассказал. И всё!

– Как скажешь, друг – беззаботно улыбнувшись, кивнул его новый спутник и повел его в сторону от дороги, мимо полей, обратно в неприветливый, но очень яркий колокольчиковый лес.

– Ах, Понивилль! Самый добросердечный городок в Эквестрии! Именно такими, по мнению моей сестры, должны быть все поселения пони, – веселыми, открытыми, жизнерадостными. Ни один другой городок так не подчеркивает основы характера Эквестрийцев как этот.

Принцесса Луна встала с имеющегося в её карете диванчика и подошла к ограждению, чтобы еще раз посмотреть на знакомый всем и каждому городок. Соломенные крыши, деревянные резные заборчики, оконные ставни с сердечками и звездочками – его простой и одновременно беззаботный стиль никогда не менялся, отчего и казался он для всех таким родным и уютным, как отчий дом.

– Принцесса Селестия очень любила Понивилль, насколько мне известно, – как бы невзначай заметил Альмар.

– Безумно! – согласно кивнула Луна, – Всегда уделяла ему особое внимание, и могла даже отменить какой-нибудь важный банкет во дворце, лишь бы провести побольше времени с местными лошадками. Да я и сама не против была порой заглянуть в Понивилль во время какого-нибудь праздника. Эх, как будто это было вчера…

Она уже давно не посещала этот городок, но все еще прекрасно его помнила. Он ничуть не изменился. Те же домики, та же грунтовая дорога, то же странное дерево-библиотека посреди города. Вокруг веселые и улыбчивые жеребцы и кобылицы, которые машут ей копытцами и приветствуют свою принцессу добрыми словами. Все чисто и убрано.

– Но кого-то здесь все равно не хватает…

– И кого же? – удивился паучий султан.

Местный оркестр заглушил их голоса звуками труб и барабанной дробью. В воздухе разорвались видимые даже при свете дня фейерверки, после чего навстречу процессии в сопровождении других пони вышла изрядно постаревшая, но все еще бодрая мэр Понивилля, дабы воздать положенные почести своему правителю. Все, как и должно было быть.

Поднявшись на специально установленную вдоль главной улицы трибуну, госпожа мэр сначала лично, а затем от лица всего Понивилля поприветствовала принцессу Луну и от всего сердца пожелала ей процветания и благоденствия. Затем были аплодисменты, музыка и тысячи других пожеланий. Во весь голос Ночную кобылицу благодарили за мудрое руководство и добрый милосердный нрав. Не забыли и особую заслугу в сближении различных рас и обмене культурным наследием с другими цивилизациями. От всех этих похвал принцесса даже почувствовала некоторую неловкость, что также не ускользнуло от султана Альмара.

– Вы покраснели, Богиня? – тихо спросил он.

– Я смущена.

– О, здесь ни к чему смущаться, Ваше Величество. Благодарностями подданных измеряется величие монарха, – мудро изрек паук, – Каждый из присутствующих здесь рад хотя бы словом высказать вам свою признательность за ваши труды. Разве вы не видите?

– Вижу…

– Или вы думаете, что не заслужили этих похвал?! Оставьте же эту ложную скромность! Вы как никто другой достойны этой признательности.

Луна натянуто улыбнулась и под оглушительный топот аплодирующих копыт вышла из кареты.

– И напоследок мы хотели бы преподнести вам и вашей высокопоставленной свите эти скромные дары, которыми так славится наш городок, – громко сообщила мэр, после чего спустилась с трибуны и поторопилась к принцессе Луне.

Толпа тем временем расступилась и несколько особенно крепких жеребцов потащили к ним огромные деревянные бочонки, доверху наполненные ароматными желтыми и зелеными яблоками.

– Урожайный сезон еще не начался, поэтому мы можем угостить вас лишь ранними сортами яблок, но осенью мы будем с нетерпением ждать вас, Ваше Величество, на празднике сбора урожая, где вам удастся вкусить настоящую гордость Понивилля – радугоцветные яблоки.

– О, я была бы рада посетить его! – благодарно улыбнулась аликорн, а затем, во всеуслышание заявила, – Спасибо вам, жители Понивилля за вашу доброту, за вашу щедрость! Я этого никогда не забуду.

Вновь раздались громкие аплодисменты, во время которых Луна поближе наклонилась к стоящей рядом кобылице и негромко, так, чтобы слышала лишь госпожа мэр, произнесла:

– Я смотрю, Понивилль так же прекрасен, как и всегда. Мне приятно видеть его таким.

– Спасибо, Ваше Величество, мы старались, – в тон её голосу ответила пожилая кобылка.

– И это несомненно ваша заслуга.

– Эм… благодарю вас, Ваше Величество.

– Но все же я хотела бы узнать у вас, сталкивались ли вы с какими-нибудь трудностями с тех пор, как я взошла на престол? Стало ли вам труднее выполнять вашу работу? – принцесса Луна внимательно посмотрела на собеседницу, – Вы можете быть откровенны со мной, ведь я не враг вам.

Первое время госпожа мэр молчала, как будто о чем-то задумавшись, но потом поправила очки и с улыбкой заговорила:

– Нет, Ваше Величество. Все замечательно! Никаких трудностей наш городок не испытывает. Понивилльцы довольны вашим мудрым и умелым правлением.

– Рада это слышать, – принцесса Луна взглянула на незнакомых ей жеребцов, притащивших им бочонки с яблоками, и поинтересовалась – Кстати, а где сама хозяйка фермы? Я полагала, что Эплджек не откажется от возможности повидать меня…

– А она занята, моя Богиня! – произнес неизвестно когда появившийся у неё за спиной паук Альмар.

– Да, занята – поторопилась согласиться с ним госпожа мэр, – Сами понимаете, держать на своих плечах такое большое фермерское хозяйство – тяжелый труд.

– Здесь я могу её понять… Быть может, мы могли бы сами наведаться к ней?

– Это исключено, Моя Госпожа! – отрицательно замотал головогрудью султан, – Время! Мы не можем разбрасываться им понапрасну, ведь Понивилль лишь перевалочный пункт, а не конечная цель нашего путешествия.

– Вы правы, султан, – с сожалением кивнула принцесса, – Нам не стоит задерживаться здесь дольше положенного. Грузите припасы и мы выдвигаемся!

Довольно улыбнувшись, её восьмилапый советник кивнул головой и вернулся в карету.

Заросли, по глубокому убеждению Норда, оказались отвратительным местом. Мало того, что продираться сквозь раскидистые фосфоресцирующие кустарники было крайне тяжело, так еще и крупные водяные пузыри на них лопались от малейшего прикосновения, обливая липким вонючим соком обоих идущих, в результате чего, по прошествии часа, он стал куда больше похож на черного и грязного чейнджлинга, чем его компаньон. Помимо этого его жутко раздражали похожие на кочки жуки, которые в самый неподходящий момент поднимались на ноги и словно специально заставляли его спотыкаться об их непробиваемые панцири, а также противные одноногие лампочки-кузнечики, облепившие его тело, когда они случайно потревожили их гнездо.

– Забей, друг, они не причинят тебе вреда, – видя его безуспешные попытки избавиться от насекомых, сказал чейнджлинг, – через полчаса сами отстанут. И, да, просто чтобы ты понял, почему мы здесь – я не хочу, чтобы ты слишком светился среди моих соплеменников, а если бы мы пошли по дороге, то оказались бы прямо посреди моего поселения. Это опасно.

– А в лесу, что ли намного безопаснее? – недовольно пробубнил кольт.

– Конечно! – уверенно ответил миньон, – В лесу крупнее нашей детворы никто не обитает.

– А как же плотоядные растения?

– Какие еще плотоядные растения, друг? – удивился проводник.

– Ну, типа тех цветков на поляне.

– С красными луковицами-то? Не. Они не плотоядные. И даже не злые. Но если дотронешься до головки, то потом неделю будешь ходить с ней, не имея никакой возможности снять её с себя. Они так свои семена по земле разносят.

– Ясно. А то кое-кто говорил мне, что они дыры в ногах просверливают…

– Да нет, конечно! – рассмеявшись, успокоил его спутник, – Дырки в наших телах совсем другие паразиты просверливают. Я тебе их потом покажу, если не забуду.

– Хорошо, – не больно-то успокоившись, ответил Норд, после чего принялся выискивать в траве таинственных паразитов со сверлами.

Они прошли еще несколько часов, иногда отвлекаясь на короткие, ничего не значащие беседы. Чейнджлинг постоянно выспрашивал у него о жизни за пределами Меняющегося плато, ну а Норд, в свою очередь, интересовался особенностями тех или иных встреченных ими по пути растений. Окружающий их лес за это время не сильно изменился, разве что идти стало несколько проще, потому как под кронами более крупных деревьев практически не росло ни травы, ни кустарников.

– И последний вопрос, – снова заговорил Норд.

– Задавай, друг.

– Вот мы с тобой уже достаточно долго тут общаемся, а ты мне даже своего имени не сказал. Как тебя звать-то?

– Эм… – скривился проводник, – А просто «чейнджлинг» тебя не устроит?

– Неа, – улыбнулся Норд, – Раз уж мы с тобой идем вместе, то мне нужно знать твое имя.

– У меня его нет, – безразлично сказал собеседник, после чего внимательно прислушался к чему-то, понюхал воздух, и немного изменил направление.

– Постой-ка. Как это нет? – догнав его, удивленно спросил Норд.

– А вот так. Никто не заморачивается над тем, чтобы давать нам имена.

– Тогда как же вы друг к другу обращаетесь?

– А зачем нам друг к другу обращаться? Мне от моих товарищей ничего не нужно, им от меня тоже. Ну, а кто-то постарше, когда требует нашего внимания, называет нас миньонами и обращается сразу ко всей массе, или же просто говорит: «Эй, ты!» – и указывает копытом, когда хочет выделить кого-то конкретного. Нам не нужны имена.

– Нет, так не пойдет. Тебе необходимо имя. Хотя бы что-то простое, чтобы я не перепутал тебя с другими чейнджлингами.

– Ну, в таком случае назови меня… – он быстро пробежался глазами по округе и выпалил, – Грибочком!

– Фиговое имя, – нахмурился Норд.

– Уверен? Тогда можно Стеблем или Корнем.

– Ты еще Пузырем себя назвать предложи!

– А что? Хорошее имя! – хихикнув, заметил чейнджлинг.

«Я бы тоже на Пузыре остановилась, – лениво заметила ведьма, – самое то, для злобного хитинового пони».

– Нет. Мы, пожалуй, что-нибудь другое придумаем.

– Хм… Туча, Земля, Камень – у меня не так много вариантов, к сведению – есть еще Жук или Слизень. Есть еще… Осторожно!

– Осторожно? – скептически изогнув бровь, Норд посмотрел на своего товарища, – Что за дурацкое и-И-ИИИИ…

После нескольких кувырков завершившихся крайне болезненным приземлением мир ненадолго погрузился во тьму.

Очнулся Норд в темноте, в нескольких метрах под землей. В глазах после не самого приятного падения все еще плясали искры. Сверху виднелась небольшая трещина, через которую он и угодил в эту пещеру. Высоко. В ушах стоял оглушительный гул, сквозь который до Норда едва-едва доносился голос негодующей ведьмы.

«… идиотина, бестолочь ты эдакая! Конечно! Зачем мне смотреть себе под ноги!? Мне ведь даже и врагов не нужно, чтобы себя угробить… – на какое-то время голос потонул в окружающем шуме, но потом появился вновь, – …Ты ведь этого добиваешься, да?! Убить нас? Лучше скажи – да, чтобы я хотя бы поняла, что ты не настолько туп, чтобы не заметить огромной ямы перед своим носом…»

А через некоторое время, падающий на него свет заслонил силуэт чейнджлинга:

– Эй, друг, ты живой? – обеспокоенно спросил он.

– Ка… кажется, да, – не поднимаясь, прогудел в ответ Норд.

– Вот и славно! Сейчас я к тебе спущусь. Жди.

Расправив мелкие мушиные крылышки чейнджлинг с противным жужжанием слетел в пещеру и помог все еще немного контуженному земнопони подняться на ноги.

– Хреново дело, друг, – подытожил он, – У меня не хватит сил, чтобы тебя отсюда вытащить. Придется идти по туннелю, а это значит, что встречи с моими родственниками нам с тобой избежать не удастся. Придется сильно постараться, чтобы тебя не схватили в процессе и не увели к королеве Кризалис. Но это ничего. Я что-нибудь придумаю! Надо всего лишь соблюдать осторожность и не привлекать лишнего внимания. Эм… Ты вообще меня слушаешь?

– Придумал! Я назову тебя – Скребок!