Автор рисунка: Devinian
Глава 28 Глава 30

Глава 29

Глава, в которой повстанцы делают последние приготовления, а Норд, неожиданно для себя, придумывает новый план

– Естественно она НЕ может ходить куда вздумается, будучи скованной обязательствами перед своим работодателем!

Большая часть реплики фиолетовой единорожки утонула в нарастающем шуме рассерженных голосов, но Норд и так понял смысл сказанного. Ну – всё верно. Дипхоуп нашла себе работу и не хотела её терять, а потому вполне логично, что она вежливо отказалась от посещения Кентерлота вместе с ними. Она вовсе не обиделась и не разочаровалась в нём. Да и вообще: вернуть броню в Кентерлотнскую Академию Магии они могли и без её участия.

Выйдя из старенького выкрашенного в нежно-зелёный цвет вагона, земной попрыгал на месте, равномерно распределяя вес металлических сегментов на спине, и поспешил за Виолстар.

– Да уж. Повезло ей в жизни. Нашла себе занятие по душе.

– А с чего ты взял, что ей нравится быть домработницей? – хмуро спросила пони, косо посмотрев на Норда, – Сомневаюсь, что кому-то в этом мире может нравиться роль прислуги. Просто за это платят деньги, а без них в цивилизованном мире никуда, вот она и старается.

– Наверное… С другой стороны, ты ведь как-то обходишься без них и вроде ни в чем не нуждаешься. В материальном плане.

– Я? – искренне удивилась Виолстар, – Почему ты решил, что я обхожусь без денег?

– Ну, ты, вроде как, ничем не занимаешься, значит, и заработка у тебя нет.

– Пфф! Я же шестая ученица Её Бывшего Величества! – единорожка хмыкнула, – Государство выделяет дотации всем ученицам Селестии, вне зависимости от того, воюют ли они с чейнджлингами или спиваются где-нибудь в своем городе. Эквестрийская казна покрывает все мои расходы.

– Ого, – присвистнул Норд.

– Вот тебе и ого. Так что если хочешь богодулить – найди в себе скрытый потенциал, пройди отбор, и вперед – в наши ряды. Не знаю, правда, кто теперь этим отбором занимается и есть ли он вообще, но…

Когда они спустились в город, голоса стали еще громче. Пони отовсюду стекались к воротам, ведущим во второй ярус города, однако сегодня они здесь занимались вовсе не торговлей. Их объединяло крайне скверное настроение и желание перемен.

– А я, может, и не хочу богодулить! – кряхтя под весом брони, нести которому ему приходилось едва ли не на бегу, заявил Норд, – Я вовсе не ленивый, на самом деле.

– Да? – пони вполоборота посмотрела на своего спутника, – Тогда почему Дипхоуп уже больше месяца тебя содержит, а? Сидишь на её шее и даже этого не замечаешь…

– Эй! Я её об этом не просил, между прочим! – запротестовал земной, – Не покупай она нам еду, прекрасно обошелся бы травой и кустарниками.

Когда они подошли к воротам, там уже находилась целая толпа скандировавших различные лозунги земных и единорогов. Выстроившиеся перед воротами грифоны плотным строем закрывали проход, но на самом деле этого и не требовалось. Штурмовать или хоть как-то провоцировать стражу никто не собирался. Целью их пока было просто выразить свое негодование.

– И вообще мы с Арией уже не раз думали о том, что я буду делать теперь, когда у меня не осталось больше зацепок.

– И что же? – без особого интереса спросила Виолстар.

– Еще не решил. Может, отправлюсь в цитадель Чародея, как и планировал, и буду искать там ответы на свои вопросы, а может, останусь в Филидельфии. А что? Найду работу. Дипхоуп показала мне отличный пример простого понячьего счастья, возможно, мне стоит поучиться у неё.

– Хорошее решение.

– Чего?

Кобылка кое-как втиснулась в плотный строй собравшихся, на время исчезнув среди сотен разноцветных тел. Норду пришлось немало потрудиться, чтобы отыскать её там, ведь груженому расталкивать прохожих оказалось куда сложнее, чем делая это налегке. Догнав её, он вновь спросил:

– Что ты сказала?!

– Хорошее решение, говорю! – крикнула она в ответ, – Дипхоуп – хорошая пони!

– Это да… Ария тоже устала. Говорит, что не хочет больше бесцельно бегать по миру, в поисках потерявшейся Богини. Если Миру Мертвых суждено остаться разрушенным, значит, нам остается только прожить отведённое нам время, не думая о том, что ждёт нас там. В конце концов, не всё ли равно рассыпаемся мы или нет, если из Некрополя всё равно нет обратной дороги. Как думаешь?

– Пропустите… Простите… Я об этом не думаю, Норд! Мне нет до этого дела.

Толпа оживилась. Появился кто-то из высокопоставленных единорогов, после чего собравшиеся втрое громче заголосили, высказывая своё недовольство. Одни требовали не допустить зверства в Ньюпони тауне, куда приближались паучьи армады, другие приструнить грифонов, третьи вернуть возможность колдовать в черте города – все прибыли сюда со своими проблемами. Самые ярые потрясая плакатами с сидящей на луне опечаленной принцессой Селестией, требовали от принцессы Луны отказаться от престола и вернуть из заточения свою сестру.

Таблички с похожим содержанием оказались далеко не редкостью, и это не ускользнуло от внимания Норда.

– А почему они думают, что Селестия на луне?! – обратился он к своей спутнице.

– М-м?! Потому что они дураки! Услышали от других дураков, что на луне находится божественная сущность и уже сделали выводы.

– А там что? Реально кто-то есть?

– Да. Там есть какое-то божество, однако, Твай уже давно доказала, что это не принцесса Селестия. Сидящее там божество тёмное и злое. Оно не может быть нашей Богиней.

– Хм, вот как…

Остановившись перед строем стражников поняшка смело подошла к одному из офицеров и заявила:

– Пропустите нас! Я Виолстар – шестая ученица Селестии, а это Норд – мой спутник. Мы прибыли в Академию Магии по важному делу.

Окинув подошедших к ним пони безразличным взглядом, один из грифонов-стражей сложил крыло, открыв тем самым узкий коридор, и коротким жестом велел им проходить. Поблагодарив его, пони проскочили внутрь. Самая шумная часть их путешествия подошла к концу.

Мерилайн устало почесала шею, стряхнув остатки осенней листвы. Сегодня командиры заставляли их закапываться в землю для того, чтобы удивить врага неожиданным появлением из засады. Прятаться в листве было для неё не в новинку. Когда-то давно они с Блэйзом часто «играли в разведчиков» на заданиях, но к тому противному ощущению зуда, которое вызывали кусочки земли и разного рода мусора, попавшие в нос, рот и уши, она так и не привыкла. Она всегда остервенело пыталась избавиться от них, плевалась и отряхивалась, чем вызывала улыбку на лице своего учителя.

«Жаль, что больше этому не бывать» – подумала пони, с грустью глядя на прекрасный осенний пейзаж. Подобные очень любили рисовать художники: река, лес, почти избавившийся от листьев, видавший виды каменный мост и вытоптанная бесчисленным количеством копыт дорога, кое-где очерченная покосившейся деревянной оградкой. Мало кто мог бы предположить, что в ближайшее время это место превратится в огненную пустошь. Станет кладбищем для тысяч и тысяч жизней и никогда более не вернет себе первозданную красоту.

– Ты чего тут стоишь? – рядом с ней появилась та самая белогривая кобылка с желтой шёрсткой, которую Мери окрестила «лимонной пони» у себя в голове – Беги за мной, подруга! Там броню привезли просто ОГРОМНУЮ! Скорее, а то перерыв закончится, и не увидишь их больше до самого боя.

Какая заботливая. С другой стороны, посмотреть на вершину инженерной мысли понячьих мастеров ей и самой было интересно, а потому, сохраняя при этом постное выражение лица, Мери поспешила за ней.

Интересующихся собралось предостаточно. Сотня, а то и больше, однако заметить среди них одетых в боевые доспехи жеребцов оказалось не трудно. Огромные, широкие и мощные костюмы из медных пластин, обитых бронзовыми ободами, с которых заблаговременно удалили все отличительные знаки гарнизона Колосса, оставив лишь сверкающий на солнце металл. Они были совсем не похожи на то, что производили там ранее. Древняя броня тоже была немаленькой, однако в сравнении с нынешними образцами смотрелась совсем уж по-детски. Производивший её мастер сумел уберечь закованного в этот доспех солдата буквально от всего: начиная от клыков и когтей и заканчивая мощнейшими атакующими заклинаниями. Толщина лобовой брони позволяла пережить даже прямое попадание из пушки. Внешне оснащённые ею солдаты больше походили на бронепоезда или металлические утюги, нежели чем на пони. А все из-за особенностей конструкции, которая хоть и в значительной мере уменьшала скорость и маневренность этих бойцов, но при этом в разы увеличивала прочность брони, а также равномерно распределяла её вес с учетом огромных самозарядных орудий по бокам корпуса и внушительного боезапаса. На некоторых из бойцов уже были надеты рогатые шлемы, оборудованные сложной системой фильтров и звукоулавливающих устройств, расположенных почему-то у самой морды, а вовсе не на том месте, где должны были находиться уши. Те же из них, кто отложили шлем в сторону, желая остаться узнаваемыми, выглядели несколько комично, потому как голова сильно уступала корпусу своими размерами. Также примечательно было то, что при любом движении, от поворота и до банального переминания с ноги на ногу, расположенные позади них трубы выпускали облачка черного дыма, давая понять, что движения усиливаются специальными приводами. Только благодаря этому пони могли носить её без опаски быть раздавленными огромной массой этой конструкции.

– Так их, выходит, вообще ничем не пробить? Ну, так получается? – ошарашено спросил кто-то.

– Ага. Оденешь такие и хоть на дракона, хоть на гидру, – поддержал его другой, – Стреляешь себе и стреляешь, пока снаряды не кончатся.

– Ну, или пока орудие не заклинит…

– Эх, будь у нас хотя бы сотня таких штук, а лучше две, и можно было бы вообще не переживать на счет пауков.

– Поговаривают, что в гарнизоне таких комплектов целая тысяча! – выпучив глаза, сказал еще кто-то из собравшихся, – А еще одна тысяча пропала вместе со всем содержимым где-то в другом мире, который хотела захватить Селестия. Их ради этого сконструировали.

– Да-да, я тоже это слышал, – на разные голоса закивали остальные.

– Вот только выглядит этот гигант пока как-то не по-нашему, – серошкурая пегаска с красными глазами отделилась от толпы и, стянув с себя одну из белых тряпок, которыми вдоволь снабдили мятежников, перевязала её на шее бронзового монстра, – Так гораздо лучше!

– А нас за это не накажут? – неуверенно спросил закованный в доспех верзила.

– Конечно, нет! – копьеносец хитро улыбнулась, – Они только рады будут. Зато теперь все знают, что ты принадлежишь армии Новой Эквестрии, а не кому еще. Разве не здорово?

– Эй-эй! А у меня тоже идея есть! – к земному подскочил еще один пони и начертил на его лобовой броне простенькую, но сердитую рожу, – Вот! Теперь они еще и будут знать, что ничего хорошего им после встречи с тобой не светит!

Послышались одобрительные выкрики. Идея определённо пришлась по вкусу собравшимся, и вот уже все желающие оставить какую-нибудь метку на могучих доспехах обступили смирившихся со своей незавидной участью бойцов, наделяя их своеобразными «украшениями» в виде рисунков, надписей и всяческих безделушек. Прекратить это издевательство над металлом помог голос Линк, неожиданно раздавшийся у них за крупами:

– А ну, разошлись по своим местам, бездельники! Тренировки еще не закончены – она сказала это громко, звучно, но при этом совершенно беззлобно, но даже этого хватило, чтобы пони, словно нашкодившие жеребята, в панике разбежались в разные стороны. Только Мерилайн, которая не участвовала во всем этом безобразии, осталась стоять на том же месте. Только криво улыбнулась, увидев, во что превратили грозных бойцов.

– Через пять минут приду и чтобы на доспехах ни пылинки не было, ясно?!

– Да, командир… – разочарованно протянул один из гигантов.

– Но белые тряпки, так и быть, оставьте, – уже более миролюбиво закончила Линк и, вдруг обратив на неё внимание, дополнила, – Тебе персональное приглашение нужно?

Извинившись, даже не разжимая рта, белая единорожка кивнула и поплелась вниз к дороге.

– Ты знала об этом? – негромко спросил Норд у ведьмы, пока они прохаживались по цветной каменной брусчатке. Разговаривать с ней стало куда проще, когда они вновь оказались на просторных и тихих улочках второго яруса. Ведьма, конечно, и так могла его слышать, а вот он её ответы в толпе галдящих на все лады пони не улавливал совершенно.

«О злобной божественной сущности на луне? – уточнила Ария, – Очевидно – нет».

– Как ты думаешь, кто там может быть?

«Откуда ж мне знать?! Тирек, Дискорд, может еще какой-нибудь из демонов Тартара – какая разница!?»

– Так речь же идет о божественной сущности, а не о демонах. Лично я только двух Богов знаю – Луна и Селестия. И если первая сейчас здесь, то вторая…

– Это не единственные Боги, Норд – заметила Виолстар, после чего испугалась и быстро добавила, – прости, что подслушала, – хоть это и недоказуемо, но Богов в этом мире множество и каждый имеет свою сферу покровительства.

– И что же им понадобилось на нашей луне?

– Не знаю, – пожала плечами пони, – В любом случае, когда «оно» там появилось, это вызвало настоящую панику в определённых кругах, но время шло, а злобное божество так и не явило себя, поэтому вскоре колдуны успокоились. Разве что Андатра, по приказу Твайлайт Спаркл, постоянно наблюдает за этой сущностью, чтобы сообщить в случае каких-то изменений.

– Хм. А ты откуда про всё это знаешь?

– Твай рассказывала, – Виолстар немного задержалась, чтобы земной смог с ней поравняться, – Она постоянно поддерживает со мной связь, хоть и говорит всем, что я «куда-то пропала», чтобы не портить мне репутацию. С тех пор как Селестию свергли, Твайлат Спаркл единственная, кто хоть как-то занимается нами.

– А-а-а… – пони надолго задумался, – Значит, это божество просто сидит там и ничего не делает?

– Да. Как будто ждет чего-то.

Когда двое дошли до небольшого ресторанчика под открытым небом, где, в связи с отвратительной погодой, почти не было посетителей, мимо них проскакала дюжина взволнованных пони в белых халатах. Сначала Норд подумал, что где-то у ворот всё-таки началась потасовка и кому-то потребовалась скорая помощь, но, как выяснилось, это были совсем другие врачи:

– Ты хоть скальпель взяла, балда? – сердито крикнул высокий единорог-хирург, глядя на медсестру с сумкой, которая на бегу вынимала рабочий инструмент и разглядывала его, поднося к самому носу.

– Да-да, он здесь!

– Ну, слава Луне… Надо же было ей умудриться упасть с лестницы именно сегодня. При её-то сроках!

Он еще много чего спрашивал у бегущих рядом сестёр и акушерок, попутно причитая из-за столь неожиданного и срочного вызова, но чем дальше они убегали, тем тяжелее становилось разобрать его речь, а когда они скрылись в арке белого дома с позолоченной крышей – и вовсе остался лишь отдалённый цокот множества копыт.

Видимо где-то поблизости так несвоевременно решила появиться на свет новая жизнь.

– Норд, ты идешь? – спросила Виолстар, видя его заминку.

– Иду-иду, – отстранённо кивнул земной, – Так несвоевременно… Слушай, а как давно эта «сущность» там появилась?

– Пять лет назад, сразу после того, как Луна на престол села, – ответила пони, а потом, подумав, добавила – Хотя, может и раньше. Мы её вообще случайно обнаружили.

– Хм… Ну, по времени вроде походит.

– На что? – не поняла фиолетовая единорожка.

– На Селестию.

– Норд, ты меня вообще слушал?! Говорю еще раз – там божество ЗЛОЕ. Понимаешь? Тёмное, как Найтмэр Мун, а не светлое как Селестия. Это не может быть она.

– А что если она стала тёмной?

– Это полный бред!

– Да нет, ты послушай. Что если Селестия, совершив плохой поступок – всё-таки она кучу пони погубила и Мир Мертвых разрушила, – стала злой? Ну, не кровожадной убийцей, а просто тёмной. Может, у них там какой-то лимит есть, или типа того?

– Невозможно, – отрезала кобылка.

– Почему ты так в этом уверена? – не унимался кольт, – Я вот считаю, что светлый Бог, может стать тёмным, как и наоборот.

– На каком основании? – рассердилась шестая ученица, – Просто потому, что ты так решил?

– Не только, – тут же ответил ей земной, – Это кажется мне логичным. Вон, Луна ведь в какой-то момент тоже взяла и обратилась в злую Найтмер Мун, а потом снова стала нормальной.

– Во-первых, Луна никогда не была светлой, она изначально была тёмной Найтмэр Мун, а во-вторых, теперешняя Луна – не Богиня. Она обычный аликорн, которого только из уважения все называют Богиней Ночи, хотя истинная Богиня Ночи была уничтожена во время своего второго пришествия.

– И всё-таки.

– Всё-таки что?

– И всё-таки, я думаю, что на луне находится Селестия.

Простонав что-то вроде: «Ну почему ты такой глупый!» – Виолстар дала понять, что разговор окончен и поспешила в Академию. Путь туда пролегал не по той улице, по которой пони идут ко дворцу, а потому в какой-то момент им пришлось свернуть с главной дороги, на некоторое время исчезнув в великолепной оранжерее с разноцветными тюльпанами. Оттуда они попали в отделанный мозаикой туннель и, через минут пятнадцать быстрой рысцы, их взору открылись высокие островерхие постройки Кентерлотской Академии Магии, отличительной чертой которой было то, что там не было ни единого клочка земли. Каждый миллиметр был либо из мраморных и каменных плиток, либо из разноцветного стекла, а за счет сложных узоров, которые они образовывали, переплетаясь со стенами, возникала иллюзия того, что они находятся не на улице – под открытым небом, а в циклопическом здании, потолок которого теряется в небесной выси.

– Ария, а ты что думаешь по этому поводу? – спросил Норд, так и не сумев отделаться от внезапно возникшей в его голове идеи.

«При мне такого не происходило, Норд, – откликнулась ведьма, – Скажу, что это маловероятно, а из твоих уст это и вовсе звучит тупо. Однако, с выскочкой №6 я тоже не согласна. Она слишком поспешно делает выводы, несмотря на то, что её знания в этой сфере не намного глубже твоих».

– Вот-вот, и я о том же, – поддакнул жеребец.

«Твое предположение странное, но вполне возможное, и чем меньше у нас остаётся вариантов, тем выше вероятность того, что ты прав»

– А вариантов то у нас и нет!

«Что?! – Ария рассмеялась, – Ха-ха-ха, не смеши меня, деревенщина. Вариантов масса, просто ты еще не знаешь о них».

– Приведи пример хотя бы одного, – буркнул кремовый кольт.

«Я тебе и два приведу: тартар и нижний мир. И это только те иные реальности, о которых нам известно. А если предположить, что Селестия не хочет, чтобы её нашли, и просто спряталась, скрыв свою сущность от всех магических детекторов, так и вовсе может оказаться, что она сидит за любым камнем».

– О Боги…

– Что она сказала? – Виолстар заинтересованно посмотрела на земного.

– А? Нет-нет, ничего.

Единорожка пожала плечами и отправилась дальше. В какое-то светлое помещение, где этаж за этажом окружение менялось настолько, что создавалось впечатление, будто они каждый раз попадают в совершенно разные постройки.

– Нам сюда, Норд, – произнесла пони и поманила его за собой, в галерею.

Место куда они попали, показалось земному смутно знакомым. Стеклянные потолки, большие окна, кремовая и белая плитка на полу. Диванчики и статуи великих умов древности. Разве что в чаше на небольшом столике давно уже не было фруктов.

Их последняя лаборатория, любезно предоставленная Богиней Света, где и завершился финальный этап в изучении Мира Мертвых. Брошенная и не нужная, как оставленный за кулисами инвентарь, после завершения пьесы. Зайдя в само исписанное рунами помещение лаборатории, Виолстар, молча, показала копытцем на стеллаж, куда следовало сложить броню, и собралась было уйти, как Норд еще раз решил к ней обратиться.

– Слушай, Виол, отправь меня на луну.

– Чего?!

«Чего!?»

Кобылицы ответили одновременно. Ведьма была удивлена не меньше шестой ученицы, однако как-то еще комментировать сказанное Нордом не стала. Вместо неё это уже делала шестая ученица:

– Норд, ты с ума сошел?! – гневно воскликнула она.

– Нет, – невозмутимо ответил пони, – Просто я с каждой минутой всё больше убеждаюсь в том, что я прав. Всё сходится, смотри: Луна испортилась, и её заточили на луне, Селестия испортилась, и её тоже туда отправили. Очевидно, это что-то вроде тюрьмы для Богов, где они могут посидеть в одиночестве и подумать о своих поступках.

– Полнейшая чушь! – фыркнула Виолстар.

– А вот и нет! Слишком всё удачно сходится, чтобы я был не прав. Нет. Селестия на луне – я это точно знаю – я в этом уверен. И если я увижу её, то наконец-то смогу с ней поговорить! Узнать на счет Мира Мёртвых и, может быть, как-то помочь с его восстановлением. Это не только ради меня, Виол. Ради всех! Отправь меня на луну, а?

Заметив, что он не собирается заниматься броней, а скорее просто для того, чтобы хоть чем-то себя занять, Виолстар вырвала у него из копыт мешки с доспехами и принялась яростно раскладывать их на стеллаж.

– Я не буду тебя туда отправлять, понятно? И даже если отправлю, то ты всё равно не протянешь там и минуты, превратившись в глыбу льда, едва лишь твои ноги коснутся лунного грунта!

– А я надену доспех, и всё будет нормально! – земной хотел, было, взять шлем с полки, но Виол с силой потянула его на себя и забрала.

– Он не поможет против такой температуры! И воздуха там нет! Чем ты дышать будешь, а?!

– Задержу дыхание!

– А излучения, Норд!? Там открытый космос!

– Плевать! Просто отправь меня туда!

– Не буду! – рявкнула она и затихла.

– Виол, сделай это для меня, – выдержав долгую паузу, произнес Норд, – Пожалуйста. Я знаю, тебе это не составит большого труда.

– Норд. То заклинание, которым туда отправляют, действует только в одну сторону. Это не портал.

– Пфф, да мне и не требуется, – отмахнулся он, – Селестия не даст мне погибнуть.

– Какой же ты дурной…

– Всё будет хорошо. Ты только отправь меня туда и всё. Ладно?

Она долго смотрела на него, так и не удосужившись положить шлем от доспеха обратно на полку, а потом тихо пробормотала:

– Я постараюсь отправить тебя как можно ближе к тому месту, где находится божественная сущность и скастую на тебя магический барьер. У тебя будет примерно часа два на то, чтобы найти Селестию и покинуть луну, иначе барьер рассеется и ты…

– Мне хватит этого времени.

– И всё равно это самоубийство. Ария, хоть бы ты его отговорила, раз уж ты единственная кого он слушает!

Странно, но прежде словоохотливая ведьма действительно замолчала и, даже несмотря на то, что Норд, по сути, поставил на кон и свою жизнь и жизнь своей неосязаемой спутницы она никак не пыталась его отговорить. Из этого земной сделал вывод, что Ария придерживается той же позиции, что и он сам.

Так и не дождавшись ответа, Виолстар тяжело вздохнула и закрыла глаза. Рог её вспыхнул. Единорожка протянула к нему свое копытце и принялась создавать над головой некую странную материю. Она всё росла и росла, повинуясь малейшим движениям её рога, а потом, когда магическая энергия приняла форму шара, пони коснулась Норда своим копытцем и шар, словно мыльный пузырь, проглотил земного, отгородив его от окружающего мира. Следом она принялась кастовать другое заклинание – куда более мощное, чем предыдущее. Земля под ним начала темнеть, а вокруг него появились зловещие темные облака, которые, сгущаясь, обволакивали земного, погружая его в темноту. Последнее что он успел увидеть, прежде чем всё исчезло, это наледь, которая тонким слоем покрыла пол и стены лаборатории.

Ближе к вечеру командиры сообщили им, что завтра пауки уже будут здесь. Призвали посвятить оставшееся время последним приготовлениям и проверке своего вооружения. Велели хорошо выспаться перед грядущим сражением. Единственное, чего они не сказали, так это того, насколько близко к ним расположилось паучье воинство этой ночью.

Тихо выглядывая из-за кустов, собравшиеся на подточенном речной водой пригорке во все глаза рассматривали расположенный по ту сторону лагерь. Огромный. Мрачный. Освещенный одной лишь луной, он как тёмное море окружил стоящий неподалёку неприметный городок. Но не стоило обольщаться думая, что они спят. По словам пытавшегося навестить родной дом молодого жеребца, лагерь – как, собственно, и городок – охраняла едва ли не тысяча неподвижных восьмилапых теней, которые не нуждались в свете дня для того, чтобы уловить любое движение поблизости.

– Я чуть не умер от страха. Хорошо, хоть, догадался все белые повязки снять, прежде чем к родичам пошёл, – взволнованным голосом говорил он, всё еще напуганный после пережитого.

– Они тебя не задержали?

– Ага, как же! – кольт невесело усмехнулся, – Я их до последнего не видел. Зашёл в город, как обычно, иду, никого не трогаю. И тут раз – сразу целый отряд передо мной появляется. Как из-под земли. Появились и спрашивают: кто, мол, такой и что я тут делаю.

– А ты что?

– Ну, ответил им, что живу здесь. Машинально чисто.

– А они?

– Подумали немного, потом сказали, что в поселении комендантский час введен с заходом солнца, а потому я должен немедленно возвращаться в дом. Что, мол, на первый раз прощают, но чтобы больше им на глаза не попадался.

– Ну а ты?

– А что я? Пошёл! Они ж меня не отпустили. До самого дома довели, родителям моим передали и только тогда ушли. Как только я один остался, огородами-огородами и к вам.

– Сволочи. Уже наши поселения захватывают… – пробормотала какая-то кобылка.

– Не то чтобы захватывают, – неуверенно ответил кольт, почесав затылок, – Ма сказала, что они спокойно так во Флинтон вошли, без разбоя, без шума. Солдаты весь сок скупили, разве что. Очень он им понравился.

– Так они что – не злые?

– Злые, не злые – все равно. Нечего им в Эквестрии делать. Ну, ничего, завтра они нам за всё ответят, – зловеще предрекла Мерилайн.

– Угу. Только вот как мы с такой армадой справимся…

Да уж. Боевой настрой у собравшихся определённо снизился. Одно дело разговаривать о паучьих армиях и совсем другое смотреть на них, зная, что совсем скоро грянет бой. Трудный бой с противником, намного превосходящим их и числом, и умением. Им очень не хватало сейчас пламенной речи Линк, или еще кого-нибудь из харизматичных лидеров с незаурядными ораторскими способностями. Но это всё завтра, а пока, более или менее спокойно себя чувствовала одна только Мери, в голове которой раз за разом прокручивалась картина гибели их врага. Такая, какую им уготовила Файеркнайф. Она представляла, как все эти твари гибнут, зажатые между водой и ревущим пламенем и на лице её едва заметно появилась улыбка.