Автор рисунка: aJVL
Глава 27 Глава 29

Глава 28

Глава, в которой Норд посещает Мир Мертвых еще один раз...

Пегасы плавно опустились на землю. Чуть больше сотни. Уставшие после длительного перелета они буквально валились с ног, разве что самые выносливые из них предпочли не медлить и сразу же направились к месту встречи.

– И как улов? – негромко спросила ожидающая их огненно-рыжая пегаска в невзрачной попоне и с вечно нахмуренным лицом.

Несмотря на то, что именно Файеркнайф заправляла деятельностью повстанцев, пони умело оставалась в тени. Мало кто запоминал её, ведь она очень редко появлялась на публике, а если и появлялась, то всегда в сопровождении кого-то более яркого – примечательного, чтобы отвести от себя внимание окружающих. Даже сейчас рядом с ней находился какой-то бледный земнопони, который, величиной своей могучей мускулатуры, заставлял проходящих мимо пегасов останавливаться и удивлённо присвистывать.

– Хуже чем обычно, – вздохнул крылатый жеребец с тонкими усиками на восточный манер и раскосыми карими глазами. Как и у других пегасов, собравшихся на опушке, на боку у него висел скрученный моток веревки, венчающийся металлическим крюком. Их обычно использовали грифоны для ловли больших арктических рыб, но на этот раз им нашли иное применение.

– Разбегаются? – вопросительно изогнула бровь пони.

– Нет. Разбегались они и раньше; они всегда разбегаются – Виндфлаер криво ухмыльнулся, – пауки категорически не хотят попадаться на наши крюки, а потому мы с ребятами придумали таскать у них повозки с припасами и оружием, а потом скидывать их им же на головы. Это здорово замедляло их продвижение вглубь нашей страны и держало в постоянном страхе. Но в какой-то момент членистоногие прочно перевязали телеги между собой, и те стали для нас неподъемной ношей. Мы даже от земли их оторвать не можем, не то, что в небо поднять.

– Понятно… – кобылка шумно выдохнула, – Есть еще что-нибудь, что вы можете сделать? Камни, бревна или что-нибудь в этом роде.

– Камни мы пробовали, – без особого энтузиазма отозвался Виндфлаер, – Пегасы быстро устают с такой нагрузкой, а эффект оставляет желать лучшего. В конце концов, пара разбитых телег и десяток зазевавшихся восьмилапых – не лучший итог для налета, который можно осуществить раза два-три за день.

– Тем более что времени у нас всё меньше… – протянула пегаска.

– Мэм, может, выдадите нам бочонки с зажигательной смесью? – предложил другой пегас, большой и темно-темно серый, с закрывающей половину лица гривой – Многие из наших подумывают об этом, ведь огнем мы сумеем их хорошенько поджарить. Нам требуется только ваше согласие, и они взвоют!

Закусив губу, Файеркнайф надолго замолчала. Взгляд её устремился в пустоту, пытаясь увидеть возможный исход этого решения. Она долго взвешивала все «за» и «против» и, наконец, отрицательно помотала головой и произнесла:

– Нет. У нас слишком мало пороха для этого.

– Но так мы нанесем им хоть какой-то урон! – гневно воскликнул другой пегас, из числа сопровождающих.

– И какой? – сухо парировала пони, – Скольких вы сумеете сжечь? Сотню? Две? Это всё равно капля в море.

– Ну, в таком случае, у нас нет шансов, – констатировал Виндфлаер, – Очень скоро они доберутся до города и перебьют всех его защитников за считанные часы.

Пегаска кивнула головой. Ситуация складывалась крайне безрадостная. Помолчав несколько секунд, она еще раз кивнула и произнесла:

– Ладно, пока оставим всё как есть. Продолжайте развлекать их подножными средствами и попытайтесь выиграть нам немного времени. Я что-нибудь придумаю.

Норд перескочил через лужу и понесся дальше по просёлочной дороге в сторону заросшего желтеющими сорняками покосившегося строения. Поселение, где жила шестая ученица, вообще выглядело не слишком привлекательно в осеннее время. Бесцветно. Урожай уже собрали, грядки вычистили, листва на кустарниках пожухла, разве что тыква радостными оранжевыми пузырями еще покрывала некоторые убранные участки.

Едва не рассыпав содержимое небольших мешочков, которые были аккуратно прилажены на его боку, земной притормозил и постарался идти не спеша, однако желание побыстрее оказаться у цели, заставляло его то и дело переходить на галоп. На лице земного появилась улыбка. Скоро его миссия будет выполнена и это не могло его не радовать.

Постучав в уже ставшую знакомой дверь, Норд вошел внутрь и оказался в светлом, насквозь пропахшем руническими красками помещении. Из дальней комнаты слышался звук негромкой беседы, разбавляемый бурлением какого-то раствора. Его знакомые кобылки уже были там. Дипхоуп, ради такого события, сегодня отпросилась и с самого утра помогала Виолстар с рунами.

– Всё взял? – спросила единорожка, когда он застыл в дверях. Норд молча кивнул, вошёл в просторную исписанную непонятными символами лабораторию и передал ей содержимое сумок, – Спасибо, Норд, ты здорово меня выручил.

Шестая ученица Селестии благодарно кивнула и, оставив на время работу с мазком, забрала у него мешочки и подошла к находящейся на небольшом алхимическом столике колбе. Что-то вспыхнуло, заискрилось, а потом, выпустив на прощанье облачко синеватого дыма, жидкость успокоилась.

Виолстар сняла варево с огня, вдохнула в себя резкий пряный аромат и довольно произнесла:

– Так-то лучше…

Вернувшись на свое место, она убрала с лица непослушный желтый локон и продолжила по памяти изображать какие-то знаки на полу, изредка попивая зелье.

Мазок за мазком и вот уже сотни знакомых символов покрывают стены и пол рунической лаборатории. Всё как в старые добрые времена! Да. Виолстар определённо умела с головой отдаваться любимому делу. И хоть Ария и не считала её хорошим знатоком рун, её щепетильность, четкость и выверенность действий выдавали в ней настоящего профессионала. Просто шестая ученица не являлась творческой натурой. Она обладала великолепной памятью, огромной магической силой, с легкостью могла освоить любой преподанный ей материал. Но вот создать из ничего что-то новое, что-то своё… Этого она не могла и именно это, по глубокому убеждению Норда, являлось первопричиной всех её бед. Пони очень комплексовала из-за отсутствия «полета мысли» и близко к сердцу воспринимала все связанные с этим неудачи, считая себя хуже и глупее других пони. Это гложило её. Последней каплей для шестой ученицы Селестии стала трагедия, произошедшая в гарнизоне Колосса. Так и не простив себе гибель целого войска, Виолстар, желая заглушить эту боль, начала слишком увлекаться алкогольными напитками. Настолько что и не заметила, как всего за пять лет растеряла всё, что имела: звание, друзей, здоровье, положение в обществе. Даже Зок, который – как недавно поведала им поняша, – долгое время присматривал за ней и «кажется» в какой-то момент стал её супругом, не выдержал и ушел.

Пони давно уже не была такой, как раньше. Её взгляд стал каким-то серым с тех пор, безжизненным, и почему-то очень для него знакомым.

– Я могу чем-нибудь помочь? – поинтересовался Норд, который остался не у дел. Руны у него действительно получались так себе, несмотря на сидящую в его голове Арию, однако за свою жизнь он здорово поднаторел в должности помощника и всё еще мог оказаться полезным.

– Да. Хорошо, что спросил, – закивала пони, – Сходи в кладовку и сколоти там, пожалуйста, прочный трап из досок. Он скоро нам понадобится.

– Ладно.

– Как сделаешь, неси его сюда и можешь начинать снаряжаться.

– Уже?! – ахнул жеребец.

– Ага. У меня почти всё готово, – пони суховато улыбнулась, – Скоро я уже буду открывать портал в Некрополис.

Норд улыбнулся в ответ и со всех ног помчался в кладовку. Через каких-то пятнадцать-двадцать минут всё было сделано, и земной уже вновь был в лаборатории, где, не без помощи Дипхоуп, натягивал на себя сегменты прочной и функциональной брони исследователя.

Кстати, будучи перфекционисткой, Виолстар наотрез отказалась использовать простые материалы для защиты от воздействия Мира Мертвых, которыми первоначально хотел обмотаться Норд. Вместо этого она не поленилась потратить пару дней на то, чтобы посетить Кентерлот и на время одолжить там созданную еще при Чародее старую броню, комплекты которой так и лежали в Академии магии без какой-либо надобности. Оттуда же удалось достать и большинство красок.

– Ну как, все готовы? – монотонно спросила Виолстар, после чего, получив утвердительный кивок от обоих земнопони, активировала руны и силой своего рога пробила брешь в иной мир. Светопреставление, которое сопровождало открытие портала и в особенности тот хлопок, с которым разрывалась материя Мира Живых, произвели впечатление на молодую Дипхоуп, Норд же, занятый своими мыслями, никак на это не отреагировал, разве что едва ли не бегом заторопился в портал, как только его края обрели более или менее стабильные очертания.

– Эй-эй, ты куда? – воскликнула единорожка, перегородив ему путь.

– В Некрополис, – не поняв вопроса, ответил земной.

– Прям так? А как же страховка?

– Зачем? – удивился Норд, – Я и так в доспехах.

Заметив непонимание в его глазах, пони сердито фыркнула, а затем, ни слова не говоря, подняла в воздух деревянный трап и наполовину засунула его в портал. Подозвав к себе Дипхоуп и пригласив её сесть, пони села сама и только после этого произнесла:

– Всё, теперь иди. У тебя тридцать минут, после чего доска окончательно потеряет прочность и развалится. Так что не задерживайся там, понял?

– Хорошо, – кивнул земной, – Я быстро. Мне всего несколько вопросов принцессе задать и всё.

Сказав так, Норд преодолел оставшееся расстояние и прежде чем исчезнуть в ядовито-зеленой глади портала, обернулся и крикнул:

– Спасибо за помощь, Виол!

Кажется, он был счастлив.

С уходом Норда вокруг стало гораздо тише. Обе пони молча уставились на слегка вибрирующую поверхность портала и замерли.

– И с чего он вообще взял, что найдет там Селестию?.. – пробормотала себе под нос Виолстар, после чего вздохнула и перевела взгляд на свои копыта.

– Ты думаешь, её там нет?

Шестая ученица пожала плечами и отхлебнула еще немного своего зелья. Она так ничего и не ответила, хотя, судя по выражению лица, понять её позицию было несложно:

– Но почему тогда ты согласилась помочь ему? – удивилась Дипхоуп.

Едва открыв рот, чтобы ответить, Виол вдруг запрыгнула на доску и начала быстро двигаться в её сторону, не остановившись даже тогда, когда дошла до того места, где сидела земная. Вместо этого она принялась бесцеремонно толкать её, пока та не упала набок на самом краю деревянного трапа.

– Эй!? Что на тебя нашло!? – безуспешно пытаясь подняться, запротестовала Дипхоуп.

– Замри, – шикнула на неё единорожка.

Только сейчас земная поняла, что трап, в какой-то момент, начал перевешивать на ту сторону и если бы ни реакция Виолстар, ничего не подозревающий Норд уже летел бы вниз, вместе со своей страховкой. Даже сейчас давление ощущалось достаточно сильно, и их сторона то и дело норовила подняться в воздух, но теперь веса двух кобылок было вполне достаточно, чтобы перевесить одного одетого в доспехи жеребца.

Значит, земли под ним всё-таки не оказалось.

С дымом и грохотом пушечный снаряд вылетел из жерла, щедро осыпав землю раскалёнными добела искрами. Дерево, которому он предназначался, разлетелось в щепки, как и следующее за ним. Прекрасное зрелище! Сила, обладая которой даже земнопони мог на время почувствовать себя Богом. Уши Мерилайн заложило от пальбы, а из-за сильной отдачи тело саднило в тех местах, где пушка крепилась к телу, но она всё равно была довольна. Её результаты сильно улучшились за последние дни, а всё потому, что в каждом дереве, в каждой мишени, единорожка видела отвратительное угловатое тело представителя восьмилапых тварей. Каждая из этих целей в будущем могла стать дополнительной единицей в списке убитых ею пауков, а потому она просто не могла остановиться.

– Отличный выстрел! – похвалил её тучный офицер, за которым была закреплена её сотня. Непонятно почему Линк остановила свой выбор именно на нем, но Мери и не собиралась заморачиваться на этот счет. Закрепили и ладно.

Ничего ему не ответив, пони подняла с земли металлический ёрш и прочистила ствол, вытащив оттуда остатки пороховой смеси. Мешочек пороха, ядро, пыж – скоро можно будет сделать еще один выстрел. Последний на сегодня. Им выделили не так уж и много снарядов на стрельбы, мотивируя это тем, что переусердствовав с тренировками, повстанцы рисковали оказаться пустыми в предстоящем бою. Здесь она не могла с ними не согласиться. Глупо было бы израсходовать весь боезапас на деревья.

Увидев её метод зарядки, офицер лишь тяжело вздохнул. Первое время он еще пытался её поправлять, но потом, когда понял, что это бесполезно, да и метод её был значительно быстрее стандартного – смирился. Просто пони не возилась с фитилем. Ни с ним, ни с зажигательным механизмом. Воспламенить порох она легко могла и при помощи магии, а потому нарочно отказалась от всех дополнительных манипуляций, оставив себе лишь замену снарядов. Некоторые из единорогов даже взяли этот метод на вооружение, а вот другое её «нововведение» за эти несколько дней начали использовать буквально все стрелки. Дело в том, что тяжёлая и громоздкая конструкция пушки сильно перевешивала на один бок, потому как рассчитывалась на то, что в висевшей слева корзине будет находиться боезапас, вес которого сбалансирует конструкцию. Он же позволял несколько уменьшить разворот при отдаче. Ну а так как отдельного боезапаса им пока не выдали и корзины пустовали, Мерилайн придумала наполнить свою булыжниками, после чего избавила себя от массы проблем. Первое время пони подходили к ней с вопросами и даже с усмешками, но теперь аналогичную картину можно было наблюдать повсеместно.

Грохот орудий и еще несколько сотен деревьев превратилось в труху. Офицеры громкими голосами приказали прочистить пушки и отложить их в сторону. Всё. Отстрелялись. Далее по расписанию был бег, ну а до тех пор у них еще имелся целый час свободного времени, который Мери по обыкновению посвятила практическим занятиям в магии.

Проигнорировав все ужимки и поздравления, которыми осыпали друг друга уставшие однополчане, она направилась подальше от посторонних глаз – в перелесок, деревья которого еще не успели принести в жертву обучению войска мятежников. Она уже не первый день использовала это укромное место для своих тренировок, потому как никто кроме молодой единорожки туда особо не захаживал, но сегодня ей не повезло. Еще на подходе она увидела, что там выставлены белые как снег флаги «Новой Эквестрии», а между ними, вокруг большого стола, расположилась дюжина разномастных пони. Сначала она хотела молча уйти и поискать другое место для тренировок, однако среди собравшихся была Линк, а также Файеркнайф и другие командиры, а потому любопытство взяло верх и единорожка тихонько приблизилась к ним.

Вскоре до неё начали долетать обрывки фраз:

– …И оставить город?! – сердито спросил земнопони.

– Да, Найтмун, я рассчитала все возможные варианты развития событий. Оборонять Ньюпони таун бессмысленно. Пауков больше, они хорошо натренированы и благодаря своей физиологии прекрасно умеют штурмовать укрепления. Мы проиграем этот бой.

«Они что, хотят бежать!?» – слова Файеркнайф возмутили единорожку, однако появляться и выражать своё негодование она не стала, вместо этого она подкралась еще ближе и навострила уши, чтобы уловить каждое слово.

– Ага. А, значит, в чистом поле у нас шансы есть? Ты это пытаешься нам сказать?!

– Да, Файер, – вступила в разговор Линк, – Я тоже не совсем улавливаю ход твоих мыслей. Дома, как говорится, и стены помогают, разве нет? Да и стрелкам будет, где расположиться. Крыши, окна… Ньюпони таун прекрасно подходит для обороны!

– Один-два выстрела, – сердито ответила пегаска с бронзовым крылом, – Не больше. Даже если предположить что все они попадут в разные цели, то это всего две тысячи убитых. Остальные тринадцать уже будут в городе, где им ничего не помешает забраться и на крыши, и в окна, после чего нам останется только сражаться с ними в ближнем бою. Мы справимся с ними в ближнем бою, Линк?

– М-м-м… Нет. В ближнем бою у нас нет шансов, – честно призналась алогривый рыцарь.

– Вот именно. А теперь смотрите сюда, – Файеркнайф кивнула, удовлетворившись ответом, а затем достала из сумки большой пожелтевший свиток, который тут же развернула на столе, – Местные картографы любезно предоставили мне данные о ландшафте по всей протяжённости маршрута вражеского войска. Если мы выдвинемся им навстречу и встретим их вот здесь, – пони указала копытом в какую-то точку на карте, – то сумеем заблокировать их между руслом реки Руддок и одним из её притоков.

Офицеры придвинулись поближе и с интересом уставились на карту, высказывая свои негромкие комментарии.

– Но что нам это даст? – удивился Найтмун, – Руддок не настолько глубока, да и течение у неё слабое. Что помешает им её преодолеть?

– Тот факт, что при всей своей силе, скорости и ловкости пауки не могут передвигаться в воде, – Файеркнайф хитро улыбнулась, и стряхнула с лица некстати появившуюся там огненную искорку, – Я изучала их физиологию. Хоть они и предпочитают умалчивать об этом, но водные процедуры для них смертельно опасны. Их дыхательная система очень просто устроена и представляет собой шесть воздухоносных трубок, которые расположены в передней части тела рядом с ногами и постоянно втягивают в себя воздух. Они не могут ни закрыть их, ни уменьшить, а потому как только брюхо их утопает в воде, их внутренности заполняются жидкостью и они погибают. Именно поэтому ни один здравомыслящий паук не сунется в реку. Между нами будет непреодолимая преграда.

Собравшиеся одобрительно загудели.

– Кхм-хм. Ну, хорошо, ну уничтожим мы мосты, а дальше что? Это только задержит их армаду, но никак не поможет нам справиться с пауками – воспользовавшись картой, один из немолодых офицеров указал на лес, расположенный севернее, – Они ведь не будут просто так стоять на берегу и ждать, когда мы их перестреляем. Пауки отправятся в лес. Севернее полным полно мостов, да и мель там найти несложно.

– А вот тут вступит в силу вторая часть моего плана, – тут же ответила ожидающая этого вопроса Файеркнайф, – Мы используем наши запасы пороха и подожжем этот лес на всём протяжении от одного водного потока до другого. Листва уже осыпалась, деревья высохли, так что нам не составит труда заставить его гореть. А с ним и всех, кому не посчастливится находится в том районе. В результате паукам останется всего два варианта – стоять на месте, сгорая в огне и задыхаясь от едкого дыма, или же бросаться в реку, где даже тех счастливчиков, которые сумеют её пересечь, будут ждать наши копья и пушки.

– Хм. Как-то не слишком честно… – пробормотала Линк.

– Зато эффективно! Если мой план удастся, то ни одна из восьмилапых тварей не покинет поля боя.

Мысль о том, что пятнадцать тысяч пауков обратятся в пепел, очень порадовала зависшую над офицерами Мерилайн. Настолько, что она едва не выдала свое неосязаемое присутствие, расстелившись на столе снопом искр, однако вовремя взяла себя в копытца и поднялась повыше.

– И когда мы выступаем?

– Сегодня же, – уверенно заявила Файеркнайф, – Я хочу, чтобы наши войска оказались на месте как можно раньше.

– А как же тренировки?

– Пусть учатся в походе. У нас слишком мало времени на подготовку. Кстати, Найт, снабди всех сотников трубами, и придумайте какие-нибудь условные сигналы, чтобы мы могли общаться на большой дистанции. Нам это очень пригодится в будущем.

– Хорошо, – кивнул жеребец.

– А ты, Линк, выбери из имеющихся у нас бойцов дюжину земных покрупнее. Сакредмэйн в скором времени привезет нам несколько любопытных вещиц из гарнизона Колосса. Я хочу, чтобы они научились с ними обращаться, прежде чем мы вступим в бой с членистоногими.

– Как скажешь, сестрёнка.

– Остальные, поднимайте своих бойцов! К вечеру мы должны оставить Ньюпони таун далеко за нашими крупами. Всем ясно?!

Собравшиеся разбились на небольшие группы и быстрым шагом направились в разные стороны. Испытывать терпение пегаски никто не хотел, тем более что от их расторопности зависела судьба всего Ньюпони тауна. Когда они разошлись, Файеркнайф еще на некоторое время задержалась перед картой, внимательно её рассматривая, а затем, пробормотав себе под нос нечто неразборчивое, ускакала в сторону мятежного города.

Преследовать лидера «борцов за освобождение Эквестрии» Мери не стала, вполне удовлетворившись услышанным, вместо этого пони отлетела подальше и, воплотившись, поспешила обратно в лагерь.

Виолстар стянула с гривы своей новой подруги красную завязку и так и эдак осмотрела её, то накручивая на копытце, то вытягивая в длинную ленту. Заговорив о судьбе и случайно узнав, что шестая ученица принцессы Селестии владеет языком Восточных пони, Дипхоуп с охотой вручила ей свою ленту с просьбой открыть, наконец, главную тайну её детства. Значение того самого пророчества, которое не давало ей покоя вот уже несколько лет.

– Ну? Что там написано? – пытливо спросила Дипхоуп, кое-как повернув к ней голову. Она испытывала жуткий дискомфорт, лежа в неудобной позе, но менять её боялась – Норд всё еще мог перевесить их и упасть в темную бездну, чего маленькая пони совершенно не желала.

– Хм… А ты уверена, что её именно так используют?

– Конечно-конечно! – отчаянно закивав головой, ответила пони, – Наматываешь на ногу и читаешь свою судьбу сверху вниз. Может, оно просто на твое копытце не подходит? Давай я на свое накручу.

– Да не, – задумчиво покачала головой единорожка, – Я не об этом. Здесь просто стишок какой-то написан и всё.

– Так ты сверху вниз прочитай!

– Сверху вниз получается абракадабра. Как и снизу вверх. Не слова даже, а просто символы, без какого-либо намёка на смысл.

– Может, там образы? – предположила зелёная кобылка, – Пророчества они всегда довольно размыты.

– Нет. Образов там тоже нет. Как и пророчеств.

– Не может быть! – воскликнула собеседница, – Мне алмазные псы рассказывали, что это специальная лента для предсказаний. Они её у древних мудрецов выменяли!

Виолстар безрадостно усмехнулась:

– Ну, значит, они тебя обманули. Восточные пони используют такие штуки для украшения бумажных фонарей, – она подвесила её в воздухе, демонстрируя метод использования, – Это просто красивая ленточка и всё. Без глубокого смысла.

– А-а… – Дипхоуп, не скрывая своего разочарования, выдохнула и произнесла, – Вот я дура. Всю жизнь таскалась с этой лентой и верила, что там моё будущее расписано во всех подробностях.

– Прости, что всё испортила, – извинилась собеседница.

– Да ничего. Чего там написано хоть?

– Стих. Перевод примерно такой:

«Ветер гуляет, Листья шумят.

Дом мой родительский,

Манит назад».

– Хм. Может в этом и заключается моё пророчество? – вновь заинтересовавшись, спросила кобылка, – Бросить всё это и вернуться домой – чем не призыв к действию?

– Только если ты сама так решишь, – Виолстар, окончательно потеряв интерес к вещице, вернула ей ленточку и продолжила, – Если будешь верить знакам и возводить в абсолют случайно услышанные фразы. Быть может это поможет тебе принять важное решение в жизни, но не стоит слишком уповать на них, ведь на самом деле это не более чем пара предложений написанных известным на Востоке стихотворцем. Я даже могу припомнить его имя если тебе интересно… Лю Пин Го или Пюн Ли Го…

–А я и не уповаю. Я не такая. Я не верю ни в знаки, ни в судьбу.

– Сама не веришь, но при этом ходишь за пони, который по праву занимает первое место по слепой вере в суеверия, не так ли?

– Хех, ну, Норд хотя бы иногда попадает в точку, – улыбнулась Хоуп, – Тебя, вот, нашёл.

– И что? – услышав это, Виолстар еще сильнее нахмурилась, – Моё появление ничего не изменило и вы только зря потеряли своё время. Селестии нет в Мире Мёртвых, а если и есть, то нам не суждено будет об этом узнать, пока она сама этого не захочет.

– Ну, это не факт. Норд всё еще там, а значит, возможно, он прямо сейчас стоит и разговаривает с принцессой Селестией. Ведь чем еще ему заниматься в Мире Мертвых так долго?

– Сидеть и думать о бессмысленности существования… – шестая ученица принцессы задумалась и смолкла, в очередной раз пригубив колбу с напитком.

– А это не опасно? – изогнув бровь, поинтересовалась Дипхоуп.

– Не очень. Только иммунитет страдает, микрофлора кишечника и немного потенция.

– Ого. Зачем тогда ты это пьешь?

– А-а-а, так ты про напиток? – пони рассмеялась, – Нет, что ты. Этот раствор не опасен. Он успокаивает нервы и снимает головную боль – ничего токсичного. Рецепт одного зебрианского зельевара. Хочешь попробовать?

– Эм… – земная скептически посмотрела на голубоватую жидкость, – Нет, спасибо.

Единорожка пожала плечами и допила зелье. Буквально через пару минут давление на трап уменьшилось, а еще через мгновение из Мира Мёртвых вернулся Норд. Тихо, молча, и совершенно безрадостно.

– Ну как: видел принцессу Селестию? – вскочив на ноги, спросила Дипхоуп.

Стянув с себя шлем, Норд откинул его в сторону и пошел на выход, смерив пустым взглядом задавшую вопрос кобылку. Ответ был и без того очевиден.

Как и приказала Файеркнайф, вечером войско пони уже было далеко за городской чертой Ньюпони тауна, оживлённо обсуждая столь внезапно начавшийся поход. Командиры не стали особо вдаваться в подробности. Приказали собирать вещи и отправляться в путь, а потому простым солдатам оставалось только гадать: идут ли они на очередную тренировочную площадку, отступают, или же выступают навстречу паучьей армаде. Вариантов звучало множество. Мерилайн с безразличным лицом слушала все из них, так и не удосужившись рассказать кому-либо о том, что она услышала в перелеске. В голове её уже который час в черном дыму горели и задыхались тысячи врагов Эквестрии и не было для неё ничего прекрасней этих мыслей.

Ничего, кроме осознания того, что скоро эти мысли станут реальностью.