Родные земли

Для любого живого существа существует моральный выбор. И как порой завидуешь холодному компьютерному интеллекту.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Потерянное сокровище Понивилля

Король Гровер направляется в древний город Понивилль, чтобы отыскать могущественный Элемент и вернуть стране пони былую славу.

Другие пони

Incidamus

Может ли пони быть настолько подавлен, что его кьютимарка исчезнет? Или до такого ни один себя не доведёт? А если всё таки она пропадёт, то что будет дальше?

Другие пони

Хэр королевы

У каждого свое хобби. Королева, например, хочет создать хэр.

ОС - пони Кризалис Чейнджлинги

Мои мечты, моё воображение

Данделайн – простой жеребёнок. Единорог, мечтающий научиться летать, как пегасы. Книголюб и выдумщик. Ученик Твайлайт Спаркл. Вместе им предстоит пуститься в приключение, полное опасностей и древних тайн, скрытых ещё с зарождения самой Эквестрии. История о величайшем зле начинается здесь…

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Гость

Иногда незваный гость способен полностью переменить жизнь.

Другие пони Человеки

Колобок. Поворот не туда

Он катится.

Эплблум Скуталу Свити Белл Дерпи Хувз Найтмэр Мун

Ночью мне становится одиноко

Военные будни после тяжёлого боя. Сержант задумала небольшой сюрприз для своих уставших солдат, а прикомандированная пони-психиатр очень недовольна тем, что ей приходится проводить медицинский осмотр шлюхам. Но всё успокаивается и психиатр погружается в воспоминания о своей любимой...

ОС - пони

Брачные ритуалы пони

Королева Кризалис напала на Кантерлот, промыла мозг брату Твайлайт Спаркл, похитила её бывшую няню, сразила её наставницу в поединке и покорила её королевство. Она похитила сестрёнок подруг Твайлайт, натравила их друг на друга и пыталась вытянуть всю магию Твайлайт. При каждой возможности королева Кризалис изо всех сил старалась вконец разрушить жизнь Твайлайт Спаркл. И почему-то у неё НЕ получилось вот так влюбить в себя эту пони. Как бы то ни было, из-за непонимания Твайлайт обычаев чейнджлингов она и Кризалис оказались женаты. В конце концов, Твайлайт рассказала правду королеве, но не учла, что чейнджлинги покоряют не только страны, но и сердца.

Твайлайт Спаркл Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Наследие Богини. Диксди

Приключения Диксди подходят к концу в третьей заключительной части истории начавшейся в «Диксди: Осколок прошлого» и продолжившейся во второй части «Диксди: Артефактор Эквестрии». Последняя из своего рода столкнётся не только с тайнами своей расы, но и таинственным прошлым Эквестрии, встретит новых друзей и попытается решить затянувшийся конфликт. Но пока, пройдя круговорот событий в долине, она оказалась в необычном месте, где помощь переплетается с коварством, а её спутник откажется в сложной ситуации, требующей сделать верный выбор...

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: aJVL

Плохо быть хорошим

Как может подтвердить любой, кто когда-либо встречался с Пинки Пай, грань между абсолютной гениальностью и абсолютным идиотизмом чрезвычайно тонка.

Крайности, на самом деле, куда ближе друг к другу, чем к середине. Таким образом, реальность имеет форму подковы. Все, доведенное до абсолюта, начнет напоминать свою полную противоположность. Это так называемый “Закон политической карикатуры”, и это неоспоримая истина.

А теперь подумайте о чрезвычайно великодушном монархе.

В то утро Селестия пила ромашковый чай и вела неспешный разговор со своей сестрой, параллельно занимаясь какими-то чрезвычайно важными бумагами. Это были документы, на которых жирными буквами были написаны слова “война”, “минотавры” и “неминуемая смерть”. Они были бюрократическим эквивалентом большой красной кнопки с надписью "НАЖАТЬ ДЛЯ КОНЦА СВЕТА".

И Селестия на них лишь едва взглянула.

– Так, давай проясним ситуацию, – произнесла Луна, постукивая по своей чашке чая. Та уже была пуста. – Мы больше не одобряем рабство.

– Именно.

– Из-за политики.

Селестия отвела взгляд. Осанка принцессы была просто идеальна – ее спину можно было использовать для проверки вертикальности стен.

– Боюсь, король Сомбра создал рабству дурную славу. Кроме того, мы верим в идеи свободы и в то, что каждый пони заслуживает определенный перечень базовых прав.

– Из-за политики. Я понимаю, – Луна кивнула и указала копытом на Селестию. – Но нашим королевским гвардейцам мы не платим.

Пауза.

– Да. Мы этого не делаем.

– Но они не рабы.

– Нет, – ответила Селестия. – Они добровольцы. Они предлагают свои услуги короне, и...

– И Спайк.

Еще одна пауза, на этот раз короче. Селестия недоуменно склонила голову набок.

– Спайк?

– Спайк, – ответила Луна. – Фамилия “Дракон”. Он выполняет каждый приказ Твайлайт Спаркл и готов жить и умереть по первому ее слову. Но, как я понимаю, он не раб.

Селестия нахмурилась. Краем глаза она заметила слугу, несущего еще две чашки чая, и подала ему знак подавать их. Кипяток, немного молока – и готово.

– Ну, я бы не сказала, что он умрет по первому ее слову, но я должна признать, что с моральной точки зрения эта ситуация находится в серой зоне.

Луна взяла чашку чая и отхлебнула из нее.

– Тогда я... Тьфу. Ух. На вкус как лава, сестра.

– А на что похожа лава на вкус, не пояснишь?

– Горячая мерзость.

Селестия вздохнула:

– Я люблю ромашковый чай.

– Ужасный вкус, – Луна поставила чашку и посмотрела на Селестию. – Ладно. Коровы.

– Коровы.

– Именно. Коровы. Кем являются коровы?

Селестия немного поразмыслила над этим и в конце концов отложила бумаги "НАЖАТЬ ДЛЯ КОНЦА СВЕТА" в сторону.

 – Я не... Мы сейчас говорим о биологии или о политике?

– Политике, – удар копытом по столу. – Подожди. Коровы же не слишком эволюционировали за последнюю тысячу лет, верно? Они такие же, как и тогда, когда меня изгнали?

– Да.

– Ох, слава звездам, – Луна сделала жест, как будто хотела смахнуть пот со лба. Ложкой. – Я все никак не могу оправиться от того, что случилось с опоссумами. Ладно, в таком случае, да, о политике, сестра. Мы говорим о политике. Кем являются коровы?

– Они… – Селестия нахмурилась. – Ну-у-у... Ладно.

– Они рабы.

– Да, так и есть, – Селестия прищурилась. – Луна, ты должна понять, что принцесса всегда должна аккуратно взвешивать свои слова, когда...

– Ты ищешь способ сказать “рабы” политкорректно.

– Лично я предпочитаю термин “граждане второго сорта”.

Луна ответила на это очень широкой ухмылкой, которая, по мнению Селестии, была худшим способом для монарха отреагировать на открытие, что в их обществе существуют граждане второго сорта.

– Вот это больше похоже на правду. Я не люблю политику, сестра, и считаю, что она происходит из нечестности. Не хочу утверждать, что поддерживаю рабство, но лишь дурак будет...

Селестия выгнула бровь.

– Ты обожала иметь рабов.

– Это было очень удобно, – Луна снова взмахнула ложкой. – Знаешь что, сестра? Мы должны стать деспотами. Было бы забавно.

Селестия закатила глаза и сделала глоток чая...

И случилось кое-что интересное.

На вкус он был ужасен. Чай – тот самый, который Селестия выбрала лично, ее любимый чай – на вкус был крайне неприятен. Она не позволила выражению ее мордочки измениться ни на йоту, но уши встрепенулись от удивления. Ромашковый чай, и он ей не понравился.

Поэтому Селестия произнесла:

– Ну, теперь я задаюсь вопросом, не должны ли мы стать тиранами.

– Правда? – Луна посмотрела на уши сестры, и ее осенило понимание: – Ага. Чай?

– Именно. Как думаешь, это будет трудно? Править стальным копытом?

– О, я уверена, мы справимся.

Больше ничего и не потребовалось.


Спустя три месяца тьмы, Кантерлот выглядел точно так же – за исключением дворца, который теперь был полностью черным и обзавелся таким количеством шипов, что любой молодой дракон почувствовал бы себя неполноценным. Это было сооружение, построенное ежом. Теперь Селестия жила в гигантском моргенштерне.

Дэринг Ду, непревзойденная героиня, прибыла во Дворец Кантерлота со шляпой в одном копыте и хлыстом в другом.

БУМ!

Звук распахнутых дверей в тронный зал эхом разнесся по коридорам дворца, как гром по открытому полю, и Дэринг Ду опустила ногу, обнажив зубы в волчьем оскале.

– Селестия! – прорычала пегаска, и ее голос был полон жажды справедливости.

Задернутые шторы, темно-фиолетовые стены – тронный зал был погружен в глубокую тень. В дальнем конце, освещенный свечами, стоял обсидиановый трон. На нем сидела Королева-Тиран Селестия, белоснежная шерстка резко контрастировала с черными драгоценными камнями, что теперь украшали ее грудь и копыта. На голове аликорна покоилась кроваво-красная корона.

Селестия  улыбнулась, и это была та самая приятная и нежная улыбка, которую пегаска знала и любила так много лет.

– Дэринг Ду, – ответила Тиран. – Какой приятный сюрприз.

– Твое правление окончено. Я никогда не думала, что настанет день, когда мы с тобой сойдемся в битве, принцесса.… Если ты все еще заслуживаешь этого титула, – Дэринг Ду решительно взмахнула хлыстом и указала им на Селестию. – Но на этом все. Я пришла, чтобы освободить Эквестрию от тебя. Сегодня вечером сядет не только солнце!

Селестия злобно хихикнула. Ну, скорее мягко усмехнулась, но ее официальный титул был Королева-Тиран, так что, согласно правилам, это было хихиканье.

– Моя дорогая Дэринг Ду, боюсь, что это не моя чашка чая.

Пауза.

– Гм... – Селестия моргнула, и что-то, слегка похожее на розовый цвет, появилось на ее щеках. – Извини, я... Это было неуместно? Я чувствую, что это было неуместно. Извини, я просто еще не привыкла ко всему этому. Можем ли мы начать все сначала?

Пегаска прищурилась.

– Не играй со мной. Ты похитила...

– Конечно-конечно. Это смущает. Я прошу прощения.

Селестия вздохнула, а затем легко улыбнулась Дэринг Ду.

– Надеюсь, ты не будешь возражать, если я свяжусь со своей сестрой. Должна признать, что она более опытна в делах злодейства.

Рог аликорна засветился.

Пегаска тут же напряглась, и ее копыто скользнуло прямо к седельной сумке.

– О, нет! – закричала она.  – Ты не...

Со звуком “пуф!” и клубом слегка искрящегося дыма Луна появилась прямо рядом с сестрой. Теперь у ночной принцессы были клыки и крылья, как у летучей мыши. Ее грива и шерсть стали куда темнее.

– Сестра? Я собиралась поприветствовать Короля минотавров.

– Луна, – произнесла Селестия. – Прости, я просто... Я не могу. Боюсь, я опять испортила остроумное замечание.

– Правда? Мы же так много тренировались. Какой позор.

– Мне жаль.

Луна покачала головой.

– Нет, нет. Никто никогда не говорил, что это будет легко.

Затем она заметила пегаску, которая все еще драматично рылась в своей седельной сумке и теперь уже явно чувствовала себя не в своей тарелке.

– Ох. Привет, Дэринг Ду. Ты уже здесь?

Пегаска прищурилась еще сильнее. Теперь она выглядела как расистский стереотип.

– Вы похитили мою помощницу.

– А ты обыграла мою сестру в соревновании острот, – ответила Луна, расправляя крылья летучей мыши и пожимая плечами. Она неторопливо направилась к пегаске, двигаясь слишком небрежно, а затем посмотрела на Селестию. – Что она вообще сказала?

– Она упомянула о том, что солнце садится каждую ночь, а затем заверила меня, что моя судьба будет такой же.

– О-о-о-о. Хороший ход. Очень хороший. А что ты ответила?

Мгновение колебания, а затем Селестия отвела взгляд в сторону.

– Гм, – сказала она. – Это самое.

Есть определенное выражение мордочки, которое почти невозможно описать. Выражение, которое возникает, когда твой младший брат раздевается перед твоей пассией или когда твой близнец забывает о твоем дне рождения.

Такое выражение и изобразила принцесса Луна, глядя на Селестию.

– Ты снова использовала фразу про "чашку чая", не так ли?

– Я...

Луна потерла виски.

– Сейчас полдень. Ты могла бы просто указать на этот факт, мол, солнце вообще-то находится на максимальной высоте. Это же так просто. И ты все равно опять начала про свою чашку чая.

– У меня был стресс, и я не могла ясно мыслить!

Луна вздохнула и покачала головой.

– Ты знаешь, что это значит, – вспышка рога ночной принцессы, и свернутая газета появилась прямо рядом с ней и поплыла к Селестии. – Это ранит меня больше, чем тебя, сестра.

Селестия не дрогнула. Она с достоинством смотрела в глаза смерти.

– Это обязательно? – лишь спросила она.

– Мы должны, – Луна покачала головой, и магическая хватка на свернутой газете стала сильнее. – Сестра?

– Да?

– Не говори про чашку чая.

И Луна ударила Селестию газетой по морде.

– Ой.

– Ну что ж! – принцесса обернулась, снова счастливо улыбаясь – эта улыбка демонстрировало ее новые клыки, так что Луна выглядела как очень веселая бешеная собака – и сделала, несомненно, дружеский жест в сторону Дэринг Ду. – Если мы с этим закончили, мы можем просто...

Ш-Ш-Ш-УХ!

Щелчок хлыста эхом разнесся по комнате, и свернутая газета упала на пол, аккуратно разрезанная на две половинки.

– Хватит игр, – пегаска дернула головой, и хлыст вернулся к ней. Она говорила сквозь стиснутые зубы, крепко держа рукоять во рту. – Вы похитили Шугар Сонг. Отвечайте мне, где она.

Луна посмотрела на разрезанную пополам газету и тихо присвистнула.

– А она и правда привязана к этой кобыле, верно?

– О, Луна, ты и представить себе не можешь, – Селестия улыбнулась, теплый жест, которому не было места в такой темной комнате. – За Шугар Сонг Дэринг Ду отправилась бы в Тартар и обратно. У них самая замечательная дружба.

– Сестра, такая реакция совсем не подходит для злодея.

– Ой, прости, – Селестия слегка покачала головой, а затем встала и отошла от своего трона, направляясь к пегаске. В глазах аликорна не было страха, даже после того, как пони снова замахнулась хлыстом. – Я действительно похитила Шугар Сонг, моя дорогая Дэринг Ду. Я не могу сказать тебе причину – скажем так, я сошла с ума от власти, – но я могу тебе гарантировать, что сегодня ты ее не спасешь.

Напряжение росло. Воздух казался странным, сама комната, казалось, затаила дыхание. Тишина была такой, как в последние несколько секунд перед грозой.

Луна отступила в сторону, когда ее сестра проходила мимо, но ее глаза не отрывались от пегаски. Что касается самой героини, она просто стиснула зубы и расправила крылья, мышцы напряглись, как тетива лука.

Но Селестия не возражала. Она просто продолжала идти дальше.

– На самом деле, – продолжила аликорн, и ее голос был сладок, как сахар, и стар, как дерево, – боюсь, что вы, возможно, никогда больше не увидитесь.

Сверкнула молния.

Одновременно произошло несколько событий. Размытое пятно, быстрее, чем моргание; Дэринг Ду начала движение. Она сделала зигзаг и бросилась вперед, как стрела, выпущенная из арбалета, быстро, слишком быстро, чтобы глаз мог уследить за...

Луна оказалась быстрее.

– Нет, – сказала она.

Вспышка света.

И пегаска упала. Она не споткнулась, а рухнула, тяжело ударившись об пол, раскинув конечности во все стороны, и почувствовала, как ее тащит с ослепительной болью, скользя по комнате, как шайба в хоккейном матче…

И тут что-то остановило ее.

Копыто.

Луна слегка наступила на нее.

– Сестра, это было неосторожно, – произнесла Луна, хотя ее тон был слишком невозмутимым для такого сообщения. – Ты могла пострадать.

– Ты слишком переживаешь, Луна, – Селестия прошла мимо, ни разу не оглянувшись, миновала двери и...

– ТЫ НЕ СБЕЖИШЬ!  – крикнула Дэринг Ду.

Ш-Ш-Ш...

– Нет.

И хлыст замер в воздухе. Рог Луны светился. Она перехватила его на середине замаха.

– Боюсь, что один и тот же трюк дважды не сработает, – Луна потянула, и хлыст вырвался из зубов пегаски и полетел через комнату, как змеиная тушка в урагане. – Хотя это было впечатляюще! Я и не знала, что ты умеешь пользоваться хлыстом. Надо будет почитать твои книги.

Дэринг Ду скорее рычала, чем говорила:

– Луна. Как ты могла?

– Ну-у-у-у... – принцесса нахмурилась, а затем посмотрела на пегаску, которая, кстати, все еще лежала под ее копытом, с чем-то вроде раздражения. – Я признаю, что мое расписание посвободнее, чем у моей сестры, но я все же принцесса. У меня есть обязанности. Я не могу просто читать все, что...

– Это не имеет никакого смысла, – продолжала Дэринг Ду, игнорируя слова Луны. –  Принцесса Селестия – злодейка, тиран, это просто… Я не могу этого понять. Но ты?

– Ах, мы говорим об этом.

– После всего, что ты сделала, после всего, через что ты прошла, после всего, что ты обещала... И ты просто снова предала Эквестрию, – пегаска не пошевелилась. – Я доверяла тебе. Я верила в твое искупление, когда никто другой не верил. Или это никогда не имело для тебя значения?

Луна моргнула. Ее мордочка выглядела совершенно невинно.

– Тут... как мне кажется, произошло недопонимание, Дэринг Ду. Кто сказал, что я нарушила свои обещания?

– Что?

– Мое искупление. Это было не ради Эквестрии, – ответила Луна голосом, которым обычно объясняли очевидное. – Это было ради моей сестры. Именно ее я предала тысячу лет назад, и именно она простила меня за это. Именно ей я поклялась в верности, когда вернулась.

Дэринг Ду ничего не сказала.

Луна увидела это и улыбнулась.

– Меня заботит только Селестия. Куда она – туда и я, – аликорн опустила голову и зашептала на ухо пегаски. Дыхание было одновременно горячим и холодным, а голос полон тьмы: – А насчёт Эквестрии, Дэринг Ду, да гори она огнём.

И в этот момент пегаска услышала зло в ее голосе.

И не смогла сдержать дрожь.

А потом она двинулась.

ТУК!

– Гах!

Луна почувствовала что-то холодное и болезненное в груди, сделала шаг назад, споткнулась и упала. Дэринг Ду держала что-то перед ней. Что-то черное, длинное и острое. Аликорн почувствовала, как силы покидают ее, и глаза распахнулись от узнавания.

– Это, – прошептала она тем, что осталось от ее голоса. – Рог Тирека. Ты...

Дэринг Ду ответила мрачной ухмылкой.

– Принцесса Селестия сама же сказала об этом, верно? Я бы отправилась в Тартар и обратно.

И это было последнее, что услышала принцесса Луна, прежде чем ее магия была поглощена, и все стало черным.


Звон ключей в темноте.

Шугар Сонг навострила уши.

Кто-то открывал дверь в ее темницу.

Ее тело не напряглось. Для этого было много причин – она уже давно работала с Дэринг Ду и знала, что в опасности нужно быть расслабленной – но в основном из-за того, что она была прикована к стене за шею, и, честно говоря, были лучшие способы побега, чем "случайно задушить себя".

Шепот снаружи. Сонг не могла узнать голоса́. Они были слишком слабыми.

Шугар Сонг была миниатюрной единорожкой светло-голубой масти. На ней были маленькие красные очки. Больше всего она была похожа на школьную учительницу, которая предлагала конфеты плачущим жеребятам, и ее держали прикованной к этой стене уже несколько недель, если не месяцев. Когда вокруг постоянно такая тьма, что ничего не видно, время теряло свое значение.

Дверь открылась.

Пони затаила дыхание.

– Шугар!

И голос – голос, который почти сорвался, словно в горле говорившего были осколки стекла – поразил ее, как удар молота, и ужас прошел, и на мгновение она забыла о своих цепях и попыталась встать, и даже внезапная нехватка кислорода не заставила ее упасть.

– Дэринг! – крикнула она, и певцы в жанре “соул” могли только пожалеть, что не могут вложить столько эмоций в свой голос. – Дэринг Ду, сюда!

– Шугар! – теперь дверь полностью открылась, внезапно появился свет, и Шугар Сонг пришлось на секунду закрыть глаза. – Где ты?

Все было расплывчатым. Пони обнаружила, что где-то потеряла свои очки и даже не заметила этого.

– Направо! – крикнула она. – В углу!

– Шугар Сонг! – звук копыт, быстро шагающих по каменному полу, и внезапно пегаска обняла единорожку, осторожно прижимая ее к стене, чтобы та не задохнулась в оковах. – О, слава звездам. Я так волновалась, я просто...

Пауза.

Дэринг Ду моргнула, отпустила Шугар Сонг и сделала шаг назад. Она закашлялась, прикрыв рот копытом, и отвела взгляд в сторону.

– Гм. Рада видеть, что с тобой все в порядке, Сонг.

– Что? – единорожка почувствовала словно все происходит во сне. – Дэринг, что ты такое...

А потом она увидела тень кого-то еще у двери.

– Э-э-э... – Сонг кивнула головой, кашлянула и заговорила гораздо более профессиональным тоном. – Я в том смысле, что ты определенно не торопилась, Йерлинг.

– Ну, ты же знаешь, как это бывает. То мир надо спасти, то с монстрами сразиться, не могу же я просто тратить все свое свободное время на спасение своей помощницы? – в этот момент Дэринг Ду заглянула Шугар Сонг прямо в глаза. – Но ты же в порядке, правда?

Единорожка не стала кивать, потому что ее шея уже давно болела от ошейника.

– Да.

– Они не причинили тебе вреда? – оглядевшись по сторонам, Дэринг Ду взглянула на пленницу с такой мерзкой ухмылкой, что ее морда буквально просила кирпича. – Ты знаешь, что произошло за последние несколько недель? Что творится в Эквестрии? Что задумала Тиран?

Сонг нахмурилась.

– Нет. Они просто...

– Итак, – перебила ее пегаска, – они просто держали тебя во тьме неведения.

Пауза.

– Не слишком ли поздно просить тебя не спасать меня?

– Поезд ушел, Сонг. Боюсь, я – все, что у тебя есть.

Единорожка вздохнула.

– Знаешь что? Моя мать была права. Мне следовало бы устроиться в ту библиотеку. Работа мечты, как она есть. И ни одного каламбура. Как давно ты планировала его выдать?

– С тех пор, как принцесса Луна сказала мне, где они держат тебя на самом деле.

Это привлекло внимание единорожки, и ее уши вздернулись.

– Принцесса Луна, – произнесла она. – Принцесса Луна сказала тебе, где я?

– Хм, – пегаска достала из седельной сумки большой, старый на вид ключ, и  начала разбираться с кандалами Шугар Сонг. – Пришлось на нее немного надавить. Принцесса?

– О, можно мне войти? Мне не хотелось прерывать вас.

Дверь приоткрылась еще немного, и в комнату вошла тень, стоявшая за ней – принцесса Луна, как теперь могла видеть единорожка. Без очков ее зрение было далеко не идеальным, но и слепой как крот она не становилась. Луна теперь выглядела по-другому: у нее были клыки, шерсть была куда темнее, а крылья, похожие на крылья летучей мыши, были...

– Связаны? Она... Йерлинг, ты связала принцессу Луну? – еще один взгляд. – Своим хлыстом?

– У меня не было веревки.

– Разве это выглядит странно? – Луна попыталась повернуться, чтобы посмотреть на свою спину, но при этом ее спина тоже повернулась, потому что именно так работает движение. – Дэринг Ду сказала мне, что это не выглядит странно, но мне кажется, что она просто пытается не задеть мои чувства.

– Ты… Я имею в виду, Йерлинг, какие интересные узлы ты там накрутила. Очень тщательно продуманные. Однако, похоже, они не все ключевые точки охватывают. Где ты научилась так вязать кобыл?

– Лучший способ обездвижить крылья, – голос Дэринг Ду был хриплым. – Я пегас. Я знаю такие штуки.

– А та часть вокруг крупа тоже нужна для обездвиживания крыльев?

– Вообще-то, да.

Луна склонила голову набок.

– Значит, это действительно выглядит странно.

– Странно? Ну, я бы так не сказала, – щелчок, и оковы на шее Шугар Сонг упали на пол. Она застонала от облегчения, затем посмотрела на Дэринг Ду, которая теперь работала над кандалами вокруг копыт. – В общем... Если обобщить, то Йерлинг не написала бы подобного ни в одной из своих книг из страха, что рейтинг перестанет быть подростковым.

Пегаска уставилась на нее.

– У меня, – сказала она, четко выговаривая каждое слово, – не было веревки. И мне пришлось связать ее, иначе она могла улететь. Не старайся выставить все с такой стороны.

– Ты имеешь в виду книги с рейтингом “R”? Не то, что ожидает твоя обычная аудитория, но признаю, что в последнее время они хорошо продаются, – теперь уже на мордочке единорожки появилась ухмылка. – Две прекрасные, беззащитные кобылы, запертые в глубокой темнице с тобой, связанные, и только у тебя есть ключ...

Еще один щелчок, и Шугар Сонг, наконец, была свободна.

– Ну, ты больше не связана, так как минимум в этом ты ошиблась, – Дэринг Ду встала, отбросила ключ в сторону – он упал на пол с тяжелым металлическим стуком – и посмотрела на Луну. – И я прекрасно знаю, что ты не настолько глупа, чтобы думать, будто Луна действительно беззащитна.

Шугар просто выгнула бровь и перевела взгляд с Луны на пегаску, которая смотрела на нее своим лучшим Сердитым Взглядом.

– Но часть с “прекрасными” ты отрицать не стала.

– Заткнись, Сонг.

Единорожка не стала хихикать, ее чувство собственного достоинства было куда выше этого, но она позволила бесстыдной ухмылке отразиться на ее мордочке. Она приняла новую пару очков, которые Дэринг Ду вручила ей – о, они тоже были красными? Приятно – и моргнула с облегчением, когда все стало намного четче.

– Спасибо.

– Не за что.

– И добрый... – Шугар моргнула и посмотрела на пегаску. – Сейчас день?

Дэринг Ду кивнула, и единорожка снова повернулась к Луне.

– День. Добрый день, ваше высочество. Похоже, теперь мы враги.

Луна улыбнулась в ответ.

– Так и есть!

– Очень жаль, – и Шугар Сонг имела в виду именно это. Она не позволила своему голосу показать это, но ее взгляд стал жестче. – Я уважала вас, ваше высочество. Я думала, мы друзья. Похоже, я ошибалась.

– Не нужно быть столь меланхоличной, Шугар Сонг, – произнесла принцесса, стоя во весь рост, несмотря на сомнительную веревку – хлыст – вокруг ее крыльев, и она все еще выглядела величественно. – После всего, через что мы прошли, я верю, что между нами всегда будет связь, несмотря ни на что.

Единорожка покачала головой.

– Ваше высочество, вы предали Эквестрию. Вы с сестрой стали деспотами. Некоторые вещи нельзя простить, даже если...

– Помнишь, как мы вместе спасли День Согревающего Очага?

Пауза.

– Вообще-то помню. Это было весело.

Шугар Сонг задумалась о сказанном.

– Знаете, может быть, я немного преувеличиваю, – единорожка посмотрела на Дэринг Ду. – Я слишком резко реагирую, Йерлинг?

– Они похитили тебя и держали в темнице несколько недель. Кроме того, они предали Эквестрию. Правят стальным копытом, – пегаска прищурилась. – У них даже есть обсидиановый трон. Абсолютно черный.

– Обсидиановый трон?

Луна снова просияла.

– Это была моя идея!

– Ух ты. Но, я имею в виду... – Шугар вздохнула. – Йерлинг, принцесса Луна помогла нам спасти День Согревающего Очага. И я даже заново открыла для себя истинный смысл праздника. Ты должна признать, что это было хорошее приключение.

Дэринг Ду не смягчилась.

– Было неплохо.

– Это было весело! – вмешалась Луна. – Я всегда с нежностью вспоминала об этом, Шугар Сонг.

Единорожка посмотрела на принцессу, потом на пегаску.

– Мы уверены, что они злые?

– Да.

– Абсолютно? Нет, она, конечно, выглядит соответственно, но принцесса Луна всегда тяготела к... Я не знаю. Вести себя по-жеребячьи? Может быть, для нее это просто игра, – моргнув, Шугар посмотрела на принцессу. – Без обид.

– Без обид, Шугар Сонг, – Луна говорила медленно, смакуя каждое слово. – Я горжусь своей игривостью. Чрезмерный акцент на серьезной стороне моего характера – именно то, что привело к моему падению в первую очередь.

И тут она улыбнулась, и улыбка могла бы быть мудрой и понимающей, если бы не клыки.

Пауза. Дэринг Ду посмотрела на Луну и сделала приглашающий жест копытом.

– Это, и яростное желание убить всех пони, что охватило меня, – призналась принцесса, кивнув. – Я предполагаю, что причина изгнания была именно в этом.

– Просто хотела убедиться, принцесса, – пегаска повернулась к ней спиной. – Сонг, ты можешь использовать свою магию?

– Нет.

Это было правдой. У входа в подземелья был магический подавитель – одна из тех дверей, которые блокируют ваш рог, когда вы проходите через них.

– По крайней мере, пока мы отсюда не выберемся.

– Ясно, – пегаска зарылась мордой в седельные сумки, а затем вынула...

– Моя рапира, – произнесла Шугар Сонг, слегка нахмурившись. – Ты принесла мою рапиру?

– Да, – ответила Дэринг сквозь стиснутые зубы, которыми она держала рукоять оружия. – Подумала, что она тебе понадобится. Возьми и прижми к шее Луны. Она может попытаться сбежать.

Принцесса с любопытством смотрела на меч.

– Дэринг Ду? – спросила она.

– Да?

– Ты все время носила этот меч?

– Да.

– Где?

– В седельной сумке.

– Этот меч больше метра в длину.

– Очень хорошие седельные сумки. Стоят каждого потраченного бита.

Пегаска оглянулась на единорожку.

– Сонг, – продолжала настаивать она. – Она аликорн. Неважно, как сильно я ее свяжу...

– А связала ты ее довольно крепко, – задумчиво произнесла Шугар.

– ...она опасна. Чем осторожнее мы будем, тем безопаснее. Так что бери рапиру. В любом случае, ты управляешься с ней лучше меня.

Шугар нахмурилась, а ее ушки прижались к голове.

– Не знаю, – пробормотала она. – Я в том смысле, что знаю о том, что она аликорн, но ты уверена, что не слишком резко реагируешь?

Дэринг Ду выгнула бровь, но ответила Луна:

– У меня не осталось магии, – пояснила принцесса. – Ну, немного. Ровно столько, чтобы ходить и немного говорить. Я даже летать не могу. Я на грани беззащитности.

– О... – единорожка моргнула. – Ну, Йерлинг, видишь? На самом деле она не может...

– Так что, готова поспорить, что на все про все у меня уйдет целых три секунды, – добавила аликорн.

Пауза.

Шугар Сонг сладко улыбнулась.

– Прошу прощения?

– Примерно, конечно же. Я видела вас обеих в бою, Шугар Сонг, и знаю, что ты достаточно способный воин, – Луна поклонилась им в знак уважения. Или, может быть, она просто проверяла, как обстоят дела с ее копытами. Но даже если так, то сделано это было, по крайней мере, уважительно. – Но я все же считаю, что смогу раздавить тебя, как лесной орех, если возникнет такая необходимость.

Дэринг Ду посмотрела на единорожку. Сонг на нее не оглядывалась; она была слишком занята, глядя на Луну, все еще демонстрируя милую улыбку.

Принцесса, казалось, заметила тишину, а затем посмотрела на них так, как смотрят очень большие собаки после того, как их поймали за чем-то предосудительным. Это был не столько извиняющийся взгляд, сколько харизматичный, в духе “твое горло все еще в целости и сохранности только потому, что я этого хочу”.

– Но, – добавила принцесса, – без обид.

А Дэринг и Шугар просто смотрели на нее.

– Йерлинг?

– Сонг?

– Дай мне этот меч.

– Ах ты моя кобылка, – Дэринг Ду подбросила рапиру в воздух, где она дважды крутанулась, и Сонг, дернув головой, ловко схватила ее за рукоятку, не отрывая взгляда от Луны.

Затем единорожка направила клинок прямо на горло принцессы.

– Так какой у нас план?

– Мы выбираемся отсюда. Возвращаем тебе магию, – глаза пегаски сверкнули, и она оскалилась. – Потом мы найдем Королеву-Тирана Селестию… и заставим ее заплатить за все.


Они не нашли Королеву-Тирана Селестию.

– Мы также не заставили ее заплатить, надо добавить, – произнесла Луна после трех часов ходьбы. – Я не знаю, заметила ли ты это, Дэринг Ду.

Пегаска не столько ответила, сколько фыркнула в сторону принцессы.

– Я приму это как знак благодарности за мой вклад, – продолжила Луна. – И я рада видеть, что была вам полезна.

Немного весны – как в первую неделю марта – звучало в ее шагах.

– Это мило.

Ни Дэринг Ду, ни Шугар Сонг не ответили, потому что были не в настроении.

– Я такая хорошая пленница, – продолжала Луна.

Темный Дворец был кошмарен.

Дело в том, что Дэринг Ду прекрасно разбиралась с лабиринтами – у нее было много практики с ними, когда у Ауизотля в очередной раз наступала фаза с лабиринтами – но это потому, что у лабиринтов была структура. Даже в самом запутанном лабиринте есть закономерность, потому что лабиринт – это не что иное, как загадка, воплощенная в строении, и если вы не плохой автор, у каждой загадки есть решение.

Поэтому Дэринг Ду будет искать шаблоны, мелкие детали того, как работает лабиринт. Она разберется в его структуре, найдет решение, выскочит и, как правило, ударит Ауизотля прямо в его странную длинную морду.

Темный Дворец, по формальному определению этого слова, не был лабиринтом. Он был просто беспорядком.

Ничего не имело никакого смысла, и было до боли ясно, что это не было попыткой Тирана сбить с толку и запугать ее врагов, а было скорее делом копыт кого-то, кто понятия не имел, как должны работать здания.

Большинство коридоров поворачивали только налево, даже когда Дворец явно хотел, чтобы они поворачивали направо. В нем было слишком много дверей на слишком маленьком пространстве. Все шторы были задернуты, не говоря уже о том, что большую часть времени их вообще вешали не перед окнами. Время от времени посреди комнат стояли невероятно прочные стены из совершенно прозрачного стекла, всегда расположенные таким образом, что Шугар Сонг билась о них мордочкой.

Каждая комната и коридор старались быть более темными и мрачными, чем предыдущие – скелеты, темно-фиолетовое пламя, цепи и шипы. И это только добавляло путаницы, потому что все было настолько продумано и индивидуально, что выглядело совершенно одинаково. Противоположности часто близки друг к другу; таким образом, реальность имеет форму подковы.

БУМ.

– А-а-ах!

Шугар Сонг не выронила меч – он все еще был аккуратно направлен в шею Луны, хотя теперь его удерживала только магия, – но ей пришлось остановиться и потереть мордочку.

– Вот жеж, тесто для печенья, – пробормотала единорожка, и на глазах у нее выступили слезы. – Уже четвертый раз!

Теперь они были в другом коридоре – черный, фиолетовый, оттенки красного справа от них; тоже мне новости – и Дэринг Ду буквально трясло от смеси возбуждения и абсолютной скуки.

– Ты в порядке, Сонг? – спросила она.

– У меня болит мордочка, – единорожка лягнула стеклянную стену. – Ой. А теперь еще и копыто.

– Я бы рекомендовала тебе не ударяться о стеклянные стены, – произнесла Луна, наклоняясь к Шугар Сонг и игнорируя меч с беспечностью того, кто совершенно забыл, что его жизни постоянно угрожает кусок металла. – Это помогло бы избежать боли.

Единорожка сурово взглянула на Луну.

– Спасибо, ваше высочество.

– Я здесь, чтобы помогать.

– Ну, тогда ты недостаточно помогаешь, – буркнула Дэринг Ду, полностью повернувшись к Луне и нахмурив брови. – Принцесса, нам нужно найти вашу сестру. Я понимаю, что вы не хотите предавать ее, но она должна ответить за то, что сделала.

– И я это понимаю.

– Тогда скажи нам, где она! – крикнула пегаска, топнув копытом по полу. – Мы уже несколько часов бродим по этому дурацкому месту – просто приведи нас к Тирану!

Луна закрыла глаза и покачала головой.

– Я не могу этого сделать.

Единорожка скорчила гримасу.

– Мы можем заставить вас говорить, – произнесла она, поднося меч еще ближе к шее Луны. Затем она немного подумала о происходящем. – Я имею в виду, что могли бы. Возможно. Если бы вы не возражали. Пожалуйста.

Луна усмехнулась и посмотрела на нее.

– О, Шугар Сонг, я не могу отказать в такой вежливой просьбе, тем более, когда она исходит от тебя. В конце концов, мы вместе спасли День Согревающего Очага.

– Ты ужасно любишь это приключение, – не удержалась Дэринг Ду.

– Я всегда мечтала стать героем сказки. Это было бы достаточно свежо и ново, – Луна почесала подбородок, казалось, погрузившись в свои мысли. – Полагаю, если бы я не пыталась сожрать жеребят, это бы помогло?

– Да, это сработало бы, – пегаска кивнула.

– Интересно. Я запомню этот совет.

– Вау, – Шугар Сонг осмотрела принцессу с ног до головы. – Чем больше я думаю об этом, тем больше удивляюсь, насколько сильно я верила в ваше искупление, ваше высочество.

– Я так действую на пони, –  Луна кивнула. – Я очень харизматичная.

И именно в этот момент кто-то попытался ее убить.

Это уже начинало становиться несколько характерным для принцессы Луны, она не вздрогнула и даже не попыталась увернуться, когда острый, заточенный кусок металла приблизился к ее шее со скоростью звука.

Но она прекрасно осознавала происходящее – и на самом деле именно глаза Луны насторожили пегаску – глаза принцессы, внезапно метнувшиеся влево, и Дэринг Ду скорее почувствовала, чем увидела внезапное пятно, которое появилось в углу, и так же ощутила, а не услышала звук острого металла, пронзающего воздух, и...

КЛАНГ!

Шугар Сонг перехватила эту штуку в воздухе, как муху, и оружие упало на пол, довольно неприятно лязгнув.

– Нет, – сказала единорожка скучающим тоном, поправляя свои маленькие красные очки. – Только не под моим присмотром.

Дэринг Ду бросилась в угол как стрела из арбалета, прежде чем Шугар успела договорить, в мгновение ока добравшись до места – но там никого не было.

– У вас обеих просто невероятные рефлексы, – задумчиво произнесла принцесса Луна, глядя на меч Шугар Сонг (который снова был направлен ей в горло). – Я должна поздравить вас.

– Приходит с  опытом, – произнесла пегаска, не обращая на принцессу особого внимания. Коридор был погружен в тени, конечно, это было так, и существо пришло из угла, но...

– Вообще-то, – и тут Дэринг Ду перестала искать какие-либо зацепки и обернулась к своей помощнице. – Что это было? Кинжал?

Шугар использовала свою магию, чтобы поднять предмет с земли, а затем осмотрела его.

– На самом деле это больше похоже на кусок металла. Аэродинамический. Сделано для того, чтобы его метали.

– Так значит кинжал.

– Дешевая подделка, да.

Пегаска приподняла бровь.

– Он убил бы принцессу Луну, если бы ты не отбила его?

Единорожка посмотрела на кусок металла, а затем, не говоря ни слова, махнула рогом вправо и метнула кинжал в стену перед собой. В каменную стену.

С глухим тыщ! кусок металла застрял. Теперь больше половины его находилось в стене. Стене, которая была сделана, и это нельзя не подчеркнуть, исключительно из камня.

Поэтому Шугар, осмотрев результат, заметила:

– Да. Да, это... это, вероятно, убило бы ее. Ваше высочество?

– Я думаю, что это обезглавило бы меня довольно эффективно. Так что да.

– Хм... – Дэринг Ду вернулась к осмотру угла. – Значит, не такой уж и дешевый, Сонг.

Коридор поворачивал налево – пегаска уже ненавидела этот дворец. Она просто до глубины души ненавидела этот дворец, но благодаря дурацкому расположению окна и пары занавесей, в месте, где соединялись две стены, было совершенно темно. Идеальное укрытие… Только Дэринг Ду была уверена, что там никого не было, когда они проходили мимо этого угла меньше минуты назад.

– Там должен быть какой-то проход, или потайная дверь, или что-то еще, – сказала она через пару минут, наконец вернувшись туда, где ее ждали Шугар и Луна. – Но я ничего не могу найти. Механизм, вероятно, открывается только изнутри.

Единорожка нахмурилась.

– Потайной ход только в один конец? Это звучит довольно бесполезно для перемещения.

– Зато удобно для убийства, – отметила пегаска. Она взглянула на путы Луны – но они все еще были такими же крепкими как раньше. – Напрашивается вопрос, принцесса: что только что произошло?

Луна, казалось, тщательно обдумала, что следует ответить. Она была, если уж на то пошло, прилежной пленницей.

– Ну, – ответила она. – По-моему, меня чуть не убили.

– Как всегда точно, принцесса.

– Благодарю!

– Вопрос в том, почему это только что произошло, ваше высочество, – произнесла Шугар, снова поправляя свои маленькие красные очки. Ей не нужно было этого делать, но ей нравилось, как этот жест позволял ей казаться умнее. – А кто мог бросить… Йерлинг, мы называем это кинжалом?

– Мы называем это кинжалом.

– Кто мог бросить в вас кинжал, принцесса, – закончила единорожка. – У вас есть какие-нибудь идеи?

– Я не знаю, – ответила Луна.

– Я знаю, – одновременно с ней сказала Дэринг Ду.

Пауза.

Шугар Сонг выгнула бровь.

– Ну, обычно все происходит наоборот. Йерлинг?

– Это была Тиран, – ответила пегаска. – Кто же еще? Она знала, что ты остановишь кинжал. Что мне хотелось бы знать, так это зачем. Я знаю, что она сумасшедшая, но для этого должна быть причина.

– Что? – глаза единорожки распахнулись. – Йерлинг, ты, должно быть, шутишь. Да ни за что принцесса Селестия...

– Королева-Тиран Селестия, – одновременно поправили ее Луна и Дэринг Ду.

– Она очень трепетно относится к своему титулу, – пояснила принцесса.

– Правильно. Королева-Тиран Селестия ни за что не поставит под угрозу жизнь принцессы Луны. Подождите, но вы все еще просто принцесса, ваше высочество?

– Я всегда считала, что принцессы красивее королев, – призналась Луна. – В сказках роль злодея всегда играют королевы, верно? Я считаю, что для моего имиджа будет лучше избегать подобных коннотаций.

– Э-э... – Шугар нахмурилась. – Ваше высочество, вы злодейка. Вы говорили о пожирании жеребят не далее чем пять минут назад.

– Ну да, конечно. Но я всегда чувствовала себя довольно неуверенно со своей личностью, моя дорогая Шугар Сонг.

– Но вы едите жеребят, вот к чему я клоню.

– Сонг, – произнесла Дэринг Ду голосом холодным, как брак без любви. – Не могла бы ты не болтать с нашей пленницей, в настоящий момент вторым самым злым существом во всей Эквестрии, пожалуйста?

– Разве кобыла не может время от времени удовлетворять свое любопытство?

– Разве ты не можешь удовлетворять его после того, как мы свергнем их власть?

– Хм-м-м.

Луна посмотрела на них обеих с задумчивым выражением на мордочке.

– Лично я, – произнесла она, – не возражаю против ее расспросов, Дэринг Ду.  Если тебя беспокоит именно это.

– Да. Именно это... А знаете что? Вы обе просто трындите там, а я буду поступать по-умному тут, – пегаска сделала многозначительный шаг в сторону и отодвинулась на добрых два метра от двух других кобыл. – Хорошо? Хорошо. Теперь к следующему: я прекрасно знаю принцессу Селестию. Я знаю, что она никогда не подвергнет опасности жизнь принцессы Луны ради одного из своих планов. Но Королева-Тиран Селестия? Я не могу быть так уверена.

– Это здравая мысль, тут сложно возразить. Полагаю, принцесса Селестия также не стала бы меня похищать. И все же мне трудно в это поверить, – Шугар посмотрела на Луну. – Ваше высочество? А вы как думаете?

– Сонг, ты снова это делаешь. Ты спрашиваешь у злодейки с манией величия ее мнение.

– Я доверю сестре свою жизнь, – ответила Луна с искренностью в голосе. – Я верю в нее. Я знаю, что она никогда не попытается причинить мне вред, так же как я никогда не подниму на нее копыто.

– Видишь, а теперь злодейка с манией величия высказывает тебе свое мнение, и ты к нему прислушиваешься.

Единорожка кивнула.

– Я тоже так думаю, ваше высочество. Все могло пойти наперекосяк, но вы и принцесса...

– Королева-Тиран.

– ...вас с сестрой связывают чудесные узы, – единорожка взглянула на Дэринг Ду. – Йерлинг, я думаю, она права. Я верю ей.

– Ой, да ладно тебе!

– Чего?  – Шугар нахмурилась и даже попятилась, защищаясь. – Почему ты сегодня так злишься? Йерлинг, я знаю, что Луна наш враг, я не дура, но она говорит правду, и ты это знаешь! Неужели предательство Селестии причинило тебе такую боль?

– Дело не в нашей сестре, – прошептала Луна.

И что-то в ее голосе заставило единорожку на секунду забыть о пегаске и повернуться к принцессе.

– Что?

– Дэринг Ду злится не из-за того, что моя сестра предала ее доверие, – объяснила Луна. – Или, скорее, это тоже... но беспокоит ее не это. Скажи мне, Шугар Сонг: Дэринг Ду когда-нибудь демонстрировала такую злость раньше, когда ее похищали?

Единорожка попыталась вспомнить.

“О богини, перестань ее слушать!” – пронеслось в голове пегаски.

– Нет, – ответила ее помощница. – Я имею в виду, она злилась примерно как сейчас только тогда, когда...

– Когда похищали тебя, – закончила принцесса. – Потому что твою жизнь она ценит больше, чем свою. И я верю, что, если бы мы похитили ее, ты бы уже пылала от ярости.

В глазах аликорна мелькнуло что-то похожее на любовь.

– Мы с сестрой не единственные, кого связывают чудесные узы, Шугар Сонг.

– Ох, ничего себе, – единорожка сделала шаг назад и подняла копыто. – Не-не-не. Все не так, ваше высочество. Мы вовсе не...

– Она всего лишь моя помощница! Ты преувеличиваешь! – воскликнула Дэринг Ду чуть громче, чем требовалось. – Она просто... ну, действительно очень хорошая помощница. Даже лучшая, что у меня когда-либо была, но это просто...

– ... я имею в виду, что я просто работаю на нее, и тут больше ничего такого, просто я знаю, как все устроить и...

– ...и я не "пылаю от ярости", я просто, знаете ли, пытаюсь спасти мир, обычное дело, я к тому, что ценю Шугар Сонг, но у нас действительно...

–  ...нет никаких чудесных уз, – закончила единорожка.

– ...мы просто профессионалы, – добавила Дэринг Ду.

И Луна посмотрела на них с чем-то, что могло быть пониманием, или это могло быть насмешкой, но, скорее всего, было просто идеальной смесью того и другого.

– Жаль, что я не проводила с вами больше времени, прежде чем снова стала злодейкой, – произнесла принцесса. – Вы отличная компания, Шугар Сонг, Дэринг Ду.

Пегаска поморщилась и наконец снова пошла по коридору – они стояли там, казалось, уже кучу времени. Остальные последовали за ней.

– Ну, принцесса, – буркнула искательница приключений. – Боюсь, тебе следовало подумать об этом, прежде чем возвращаться ко злу.

– А зачем вы это сделали, ваше высочество? – спросила Шугар, когда они вернулись к прежнему неспешному темпу. Дойдя до конца коридора, они повернули налево. Дэринг Ду выругалась себе под нос. Единорожка ее проигнорировала. – Вы вроде как нам это не объясняли.

– Куда идет моя сестра – я следую за ней, – просто ответила Луна. – Тут нет ничего иного.

– Хорошо, тогда почему Королева-Тиран Селестия стала злой?

– Ой, – принцесса тряхнула головой. – Я и сама не знаю.

– Что?

Даже Дэринг Ду обернулась и посмотрела на нее.

– Серьезно?

Луна кивнула.

– Именно так. Конечно, есть много возможных причин – на плечах моей сестры лежит большая ответственность, Дэринг Ду. Легко сломаться под давлением, особенно когда не чувствуешь, что тебя ценят, – принцесса поморщилась. – Я знаю это куда лучше, чем многие.

– Когда это Эквестрия не ценила принцессу Селестию? – Шугар Сонг задумалась. – Ее все любили!

– И все же количество ее врагов значительно превосходило ее союзников, – продолжила Луна. Теперь ее голос не звучал бодро или по-детски. В нем сквозил яд. – Политические пиявки. Неблагодарные помощники. Жаждущие власти дворяне. Пони, которые верят, что в королевстве, созданном смертными, нет места бессмертному правителю. Внешние силы, целые расы, жаждущие разрушить Эквестрию.

Принцесса закрыла глаза.

– А моя сестра всегда подставляла другую щеку. Я не виню ее, если она решила покончить со всем этим своими собственными копытами.

Единорожка молчала почти пятнадцать секунд, пытаясь осознать все это.

– Ух ты, – наконец сказала она. – Я даже не слышала об этом. Я в том смысле, что это не оправдывает зло, но я полагаю, что...

– Ты никогда не слышала об этом, – прервала его Дэринг Ду, – потому что, скорее всего, все было не так уж плохо. Принцессу Селестию любили и уважали. Никто никогда не поднимет на нее копыто.

– Разве? – спросила Луна, идеально изогнув бровь. – Думаешь, не поднимут, Дэринг Ду? Этот летающий кинжал был не первым покушением на мою жизнь, и оно точно не будет последним... А у моей сестры куда больше опыта, чем у меня, когда дело доходит до подобных ситуаций. Ее травили столько раз, что теперь она даже свой чай всегда заваривает сама.

Тишина. Ни пегаска, ни единорожка не хотели ничего говорить. Слова Луны были достаточно тяжелы, чтобы заткнуть им рты.

– ...что, должна добавить, очень разочаровывает, – продолжила принцесса. – Потому что у нее ужасный вкус в выборе чая. Нет, ну серьезно, ромашковый чай.

Дэринг Ду невольно скорчила гримасу.

– Фу. Правда, что ли?

– Боюсь, что так оно и есть.

– Он отвратителен. На вкус все как лава.

– ...итак, – прервала их Шугар, слегка раздраженно. – Только потому, что она...

– Сонг, – пегаска уставилась на нее. – Я знаю, что этот чай твой любимый, но ты должна признать, что ромашковый чай – это...

– Я не хочу об этом говорить. Ну что ж. Продолжим. То есть ее враги превратили Королеву-Тирана Селестию в то, чем она сейчас является?

– О, в этот раз ты запомнила ее титул.

– Да, я пытаюсь быть точной.

– Я считаю, что это самое рациональное объяснение, – подтвердила Луна, серьезно кивая. Затем она пожала плечами, на этот раз гораздо менее серьезно. – Или это может быть из-за канализации, на самом-то деле. Просто нет способа узнать наверняка.

Вы просто не можете быть настоящим исследователем – тем, кто носит эту странную шляпу, да еще и с хлыстом в придачу, причем делает это все крутым, а не идиотским – не привыкнув к сюрпризам. Пегаска однажды видела, как вся пещера превращается в желейные бобы, и ей потребовалось меньше секунды, чтобы отреагировать, потому что она была просто не из тех, кого можно застать врасплох.

Но опять же, одно дело волшебные желейные бобы, а совсем другое – канализация, являющаяся корнем всех зол. Впервые за последние, по крайней мере, двенадцать лет Шугар Сонг увидела, что Дэринг Ду ошарашена.

– Кана... Чего? – пегаска тряхнула головой. – Что? Канализация?

И губы Луны превратились в тонкую жесткую линию.

– Канализация, – ответила она – и снова ее голос сочился ядом, хотя немного меньше, чем раньше. – Вторжение чейнджлингов разрушило канализацию под Кантерлотом, и мы все еще не смогли починить ее. Сейчас половина туннелей завалена, использование магии опасно, так как там полно магических кристаллов, а запах просто чудовищен. Каждый день, когда дело доходит до канализации, возникает целая куча бумажной работы.

Коридор повернул налево – Дэринг громко выругалась – и привел их к дверям, ведущим в гигантский зал. Куда они и вошли.

– ...и это оправдывает обращение ко злу? – спросила Шугар, оборачиваясь к принцессе.

– Любая мера оправдана, какой бы радикальной она ни была, если это освобождает нас от оков бюрократии, – ответила Луна.

– Мне кажется, что вы несколько преувеличиваете, ваше высочество.

– Я могу согласиться с тем, что мой моральный кодекс устарел на тысячу лет, Шугар Сонг, и я приложу усилия, чтобы изучить, что изменилось, но в некоторых моментах я непреклонна.

– Ну, если мы когда-нибудь найдем ее, то сможем спросить у Королевы-Тирана лично, что заставило ее начать угнетать своих подданных, как мне кажется, – Дэринг Ду вновь свирепо взглянула на Луну. – Вы все еще отказываетесь сказать нам, где она, принцесса?

Луна подумала об этом, а затем бросила взгляд на пегаску.

– Думаю, что все же могу тебе это сказать, Дэринг Ду.

– Чего?!

– Да, – махнула копытом Луна. – Она прямо за тобой.

Все обернулись.

Посреди комнаты стояла Королева-Тиран Селестия.

Она выглядела высокой и царственной. Вокруг них было мало света, но темные драгоценности на ее шее блестели, как тараканы, – в хорошем смысле, если такое возможно, – а вот кроваво-красная корона на голове, честно говоря, была довольно безвкусной.

Но, несмотря на это, ей шло.

Она и правда выглядела очень по-королевски.

Дэринг Ду и Королева-Тиран почти непроизвольно встретились взглядами; так уж повелось, что героев и злодеев тянет друг к другу как магнитом. И это притяжение такое мощное, что их финальная битва, если, конечно, она пройдёт как положено, заставит любой мало-мальски пригодный компас буквально сойти с ума.

– Тиран, – выплюнула пегаска. Позади нее Шугар Сонг напряглась и усилила концентрацию на рапире. Дэринг это увидела и одобрила, не сделав ни жеста, ни какого-либо комментария – Сонг и так поймет. – Наконец-то.

– Да, – ответила Селестия ровным голосом. – Я вижу, вы захватили мою сестру.

– Так и есть, – пегаска настолько мерзко ухмыльнулась, что на секунду она выглядела как настоящая злодейка. – И теперь, когда ночь закончилась, пришло время убирать ферзя с доски.

– Ох, моя дорогая, да, – и Селестия сладко усмехнулась. – Боюсь, что это не моя чашка чая.

Пауза.

– Подожди. Подождите, это не...

– Звезды милостивые, сестра, просто назови ее пешкой.

– Мне очень жаль! Мне так жаль, Луна, это просто... – Селестия вздохнула. – У меня это плохо получается.

– Я не могу в это поверить.

Шугар выгнула бровь.

– У меня такое чувство, что за этим стоит какая-то история.

– Да, – ответила Дэринг Ду и напряглась. – Но сейчас не время для историй.

А потом она прыгнула.

Шугар Сонг с мечом достаточно сильно отвлекала внимание от очень быстрой пегаски. Это ошибка, которую многие злодеи совершили в прошлом, и в значительной степени главная причина, по которой Эквестрия все еще существует.

Дэринг Ду могла двигаться быстрее, чем атакующая кобра. Пегаска выглядела моложе, чем была на самом деле, не из-за генетики, а из-за теории относительности. Однажды она даже обогнала лазерный луч, и хотя там не было ни одного пони, чтобы зафиксировать этот результат – Дэринг Ду все еще была тут в отличие от лазера.

Так что, когда говорится, что искательница приключений двигалась так быстро, как могла, это совсем не мелочь.

Это даже не было размытым пятном, потому что вы можете видеть размытое пятно. Это было похоже на молнию – в это мгновение она тут, а теперь уже ее нет.

У Селестии, каким бы могучим аликорном она ни была, не было времени уклониться.

Хотя она и не пыталась.

БУМ!

– А-А-А! МОЯ МОРДА!

– Ага! Видишь? Видишь? Я же тебе говорила! – Шугар топнула копытом по полу и сердито указала на пространство между ними и Селестией. – Эти дурацкие стеклянные стены – я их просто ненавижу!

– КАЖЕТСЯ, Я ЧТО-ТО СЛОМАЛА.

Единорожка перестала рассматривать стекло и перевела взгляд на пегаску.

– Ох. Ты в порядке?

– Я В АГОНИИ.

– Это понятно, но ты в порядке?

– Я не хочу драться, Дэринг Ду, – произнесла Селестия, игнорируя тот факт, что пегаска в настоящее время корчилась на полу, пытаясь вспомнить, каково это – не испытывать боли. – Я пришла сюда лишь поговорить.

Аликорн кивнула в сторону единорожки.

– Я вижу, ты спасла свою помощницу, несмотря на мои слова.

– Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ.

– И я это понимаю, – согласилась Селестия. – Такова, я полагаю, судьба героев и злодеев вроде нас. Ненавидеть друг друга, несмотря ни на что.

– Я думаю, это скорее связано с трюком с невидимой стеной, который вы только что проделали, ваше величество, – задумчиво произнесла Шугар Сонг.

– Ох, – Селестия моргнула. – Из-за этого?

– ДА ИЗ-ЗА ЭТОГО.

– Ну, тогда не обращай внимания на мои слова, – Селестия покачала головой. – Как я уже сказала, я пришла сюда, чтобы поговорить... и проверить Луну. Боюсь, мне скоро придется уйти – у меня есть важные дела, а минотавры не любят ждать.

Луна послала Королеве-Тирану полуулыбку.

– Мне очень жаль, сестра. Я не смогла избежать плена. Дэринг Ду – очень находчивая кобыла.

Селестия кивнула.

– Я знаю. И мне очень жаль, но... – она моргнула. – Луна?

– Да, сестра?

– Почему ты так связана?

– Я пленница! – объяснила принцесса, улыбаясь, возможно, немного слишком восторженно. – Меня связала Дэринг Ду своим хлыстом!

Она слегка повернулась, чтобы продемонстрировать узлы во всей красе, а затем улыбка слегка дрогнула.

– Это... выглядит плохо, я так понимаю?

– Что? – Селестия прижала копыто к груди. – Ох. Нет, я... Я имею в виду, я бы не сказала, что это выглядит... плохо, Луна. Хотя я не считаю себя экспертом в... подобных вопросах, но ты просто очень красивая кобыла.

Улыбка Луны снова стала нормальной.

– Благодарю!

– Тем не менее, я твоя сестра, и поэтому мне крайне неудобно обсуждать подобное, – Селестия нахмурилась. – И я была бы признательна, если бы вы занимались такими вещами в более, хм, приватной обстановке.

– ТЫ ИЗДЕВАЕШЬСЯ НАДО МНОЙ.

– Йерлинг, – сказала Шугар Сонг, сурово глядя на пегаску, – если даже Королева-Тиран согласна, что подобное выглядит сомнительно, возможно, виновата в этом ты. Просто хотела уточнить.

– Не обращай внимания на это, Луна. Я знаю, что на тебя недавно было совершено покушение, – Селестия с тоской посмотрела на сестру. – Напали на тебя прямо вот так, в открытую... Они становятся смелее, отказываясь от скрытности. Кем бы они ни были. Надеюсь, ты не пострадала?

– Нет, – принцесса мотнула головой.

Селестия вздохнула, и ее плечи расслабились.

– Ох, слава звездам. Я... мне очень жаль, Луна. Я пока не могу тебя спасти, – Селестия сглотнула. – Но я это сделаю.

– Я в этом и не сомневаюсь, сестра.

– Не говори им, где я.

– Не буду.

Селестия кивнула и перевела взгляд на единорожку.

– Шугар Сонг, – начала аликорн, Дэринг Ду все еще стонала на полу, но они все молча решили пока ее игнорировать, – я не виню тебя за то, что вы захватили мою сестру, особенно после того, как мы похитили тебя. И я приношу свои извинения за это, мне было неприятно заниматься подобным, но у меня не было другого выбора. Тем не менее, я надеюсь, что ты понимаешь...

Единорожка подняла копыто, и Селестия замолчала.

– Вы попытаетесь освободить Луну, – уточнила Шугар.

– Да.

– И я надеюсь, вы понимаете, ваше величество, что мы вас уничтожим.

Селестия улыбнулась. В глазах прыгали смешинки.

– Вы постараетесь.

И она ушла, медленно и неторопливо. И она не стала оглядываться назад.

Единорожка с принцессой смотрели вслед, пока Королева-Тиран не скрылась, а потом Шугар вздохнула и посмотрела на пегаску.

– Йерлинг, ты там закончила?

Дэринг Ду встала, все еще потирая морду. В уголках глаз виднелись слезы, да и сами они немного покраснели, но выражение морды было снова решительным.

– Да. Закончила. Ты называла ее "величеством"?

– Теперь она королева, – ответила единорожка, пожимая плечами. – Как думаешь, можем мы отбросить версию, что именно она метнула кинжал в Луну? Она говорила искренне.

– Их слова всегда звучат искренне, – ответила Дэринг Ду. Ее голос был мрачен, как сама смерть. – Вот почему они так опасны. Ты слышала, что она сказала?

– Минотавры, – Шугар огляделась. – В лабиринте. Подходит.

– Это не лабиринт, но я соглашусь. Напомните мне, чтобы я получше обыграла эту фразу в книге. Так я буду выглядеть умнее.

– Иногда ты такая артистка, Йерлинг. Ты так много печешься о своей работе.

– Заткнись, Сонг, – Дэринг Ду посмотрела на Луну, выгнув бровь. – Вы тоже упоминали минотавров, еще в тронном зале.

– Правда? – единорожка удивленно моргнула.

– Да. Еще до того, как я нашла тебя, – пегаска все еще смотрела на пленного аликорна. – Принцесса, видя, как легко Селестия нашла нас, я предполагаю, что вы с ней легко можете найти друг друга?

– Да это так, – Луна кивнула.

– Но вы не скажете нам, где она.

– Моя сестра специально попросила меня не говорить, – принцесса посмотрела на пегаску взглядом, который был столь же искренним, сколь и беззащитным. – Боюсь, ты знаешь, какова моя позиция по этому вопросу.

– Хм... – искательница приключений кивнула сама себе и снова потерла морду. – Но что, если я попрошу вас – а я делаю это только потому, что знаю, какая вы прекрасная пленница – сказать нам, где находятся минотавры?

Шугар Сонг улыбнулась и толкнула своего работодателя в бок:

– Лазейки и эмоциональные манипуляции? Кто-то становится серьезным.

– Сонг, это перестанет быть эффективным, если указывать на подобное.

– Нет-нет, – Луна покачала головой, и внимание кобыл внезапно переключилось на нее. – Тем более, что это сработало. Моя сестра не запрещала мне говорить вам об этом, а мы, злодеи, как известно, одержимы лазейками.

– О... – Шугар Сонг моргнула, а затем посмотрела на Дэринг Ду. – Ну что ж. Какое облегчение.

Пегаска натянуто улыбнулась.

– Ну, вообще-то нет.

– Что? Почему?

– Что ты знаешь о минотаврах, Сонг?


Минотавры – это, по сути, быки с противопоставленными большими пальцами. Если одного этого описания недостаточно, чтобы наполнить вас ужасом, значит, вы никогда не встречали быков.

– Это что?! – комната была поистине гигантской, больше, чем даже тронный зал (даже в том непристойном виде, в каком он пребывал сейчас), и все же Король минотавров создавал впечатление толпы одним только своим голосом. – Ты не Королева! Мы вынуждены ждать часами, и нас приветствует столь жалкая группа?!

– Я принцесса, – заметила Луна.

– Бха! – Король минотавров – или Короволифата, если хотите, – сделал пренебрежительный жест своими огромными волосатыми руками. – Принцессы! Едва ли стоит тратить на них время! Красивее королев, но едва ли когда-нибудь становятся достойными злодеями!

Тут Луна сделала жест, который в другой вселенной, в другом измерении выполнялся бы воздетым вверх кулаком. – Ды-ы-ыа!

Король минотавров был огромен и крепок, как кирпичный дом. Одни только грудные мышцы вздымались выше головы принцессы Луны, а все тело было покрыто густой черной шерстью, которая выглядела достаточно плотной, чтобы отражать стрелы. Ноздри были размером с яблоко. Рога Короля были тверже, больше и острее, чем у аликорна.

А между рогов находился искореженный, смутно напоминающий корону кусок металла.

Вокруг него стоял его эскорт. Его жена, Королева минотавров, носила меньший кусок металла в форме короны. Вокруг ковыляло Королевское Дитя – очаровательный маленький теленок, у которого уже было достаточно мышц, чтобы забороть слона, – и, наконец, шесть стражей-минотавров, которые не то чтобы часто пропускали день тренировки ног, а скорее сожрали его ради протеина.

Минотавры – причина, по которой термин “зверь” имеет отрицательные коннотации, и их в комнате было целых девять. Это не столько означало проблемы, сколько писало это слово в небе пылающими буквами.

– Если ты осмелишься скаламбурить про мимо-тавров, Йерлинг, – прошептала Шугар Сонг, – я не буду нести ответственность за свои действия.

– Ты спрашиваешь саму Дэринг Ду, осмелится ли она?

– Я твой дом спалю.

– Начнем с того, что мне никогда не нравились минотавры, а этот известен своей буйностью, – пегаска полностью проигнорировала слова своей помощницы и просто уставилась на Короля минотавров, чьи глаза были двумя крошечными красными точками в миге от полнейшей ярости. – Говорят, он опасный монстр, и я в это верю. Он внушителен. Имеет опасную минот-ауру.

– Ты издеваешься надо мной! – прошипела единорожка.

– Но ты видишь то же, что и я? – Дэринг Ду кивнула. – Вон там?

Шугар Сонг закатила глаза, но потом все же посмотрела.

И ее глаза распахнулись.

– Ох.

– Ага, – затем пегаска глубоко вздохнула и ударила единорожку по плечу. – Пожелай мне удачи, Сонг.

– Тебе она понадобится, – но, тем не менее, Шугар ударила Дэринг Ду по плечу в ответ, и в этом жесте было поразительное количество любви. – Будь осторожна, Йерлинг.

Пегаска кивнула, а затем повысила голос:

– Король минотавров! – произнесла она и направилась к гигантскому зверю, высоко подняв голову, без малейшего страха в глазах. – Мы пришли сюда не по велению Королевы-Тирана!

– Бха! – Король минотавров свирепо вытаращился – он не мог просто смотреть, он мог только свирепо таращиться – на Дэринг Ду, оскалился в рычании, которое могло бы вскипятить айсберг, гигантские ноздри раздувались. – Бха! Тогда мне плевать! Я буду слушать только королеву!

Пегаска кивнула.

– Ваши земли, ваша Минотаврия никогда не поддерживала дружеских отношений с Эквестрией. Я так понимаю, новая политика Королевы-Тирана изменила это?

– Бха! Новая политика? Бха! – Король пренебрежительно взмахнул своими огромными волосатыми ручищами. На самом деле, таким пренебрежительным образом, что он чуть не отправил своего собственного отпрыска в полет – Королевское Дитя некоторое время бесцельно бродило вокруг ног своего отца. – Она только и сделала, что сменила титул! Мы не пойдем на поводу такой слабой политики!

– Ах, – рядом с единорожкой Луна прижала оба копыта к груди, сверкая глазами. – Посмотри на этого малыша. Он очарователен, не правда ли, Шугар Сонг?

– Что? – единорожка посмотрела на принцессу, а потом на Королевское Дитя. Это было бы мило, подумала она, если конечно тебя привлекают трицепсы. – Эм. Может быть?

– Кто у нас тут такой миленький? – Луна опустилась на колени и подхватила маленького минотавра, начав баюкать его. Зверю это понравилось: он попытался схватить принцессу за гриву, хихикая голосом, который был глубже, чем океан. – Ты такой милаха, я прямо так и говорю. Ох, вот прям бы так и проглотила такого миленького.

Тишина.

– ...Ваше высочество.

– Это просто фигура речи, Шугар Сонг.

– Да, наверное, так и есть.

– Она называет себя Королевой-Тираном, – орал тем временем Король минотавров, – но она не угнетает своих подданных! Она не убивает своих врагов! Она только и сделала, что перекрасила замок!

Дэринг Ду поморщилась.

– Она похитила мою помощницу, если вас это интересует.

– Ха! ХА! – Король минотавров хлопнул себя по колену. Его гигантские ноздри все равно снова раздулись. – Да мне плевать! Мне наплевать на твою помощницу, и, честно говоря, я даже не знаю, кто ты такая! На что мне тоже плевать!

Он снова зарычал:

– Королева не произвела на нас впечатления! Это означает войну!

Все остальные минотавры восторженно ревели позади Короля.

Дэринг Ду на это только моргнула.

– Угу.

– Похоже, ты не впечатлена!

– Нет, вообще-то нет, – пегаска указала на Королеву минотавров. – Однако эта мини-тиара на голове твоей жены напомнила мне кое о чем, Король минотавров.

Она зарылась мордой в седельную сумку и достала "кинжал", который был брошен в Луну.

– Это использовалось в попытке обезглавить принцессу Луну. Тебе не кажется, что это выглядит похоже на...

– Бха! Мне плевать на кинжалы! – и Король минотавров выбил кинжал из копыта пегаски.

Он пролетел через всю комнату.

БАХ!

А потом попал в стену на противоположном конце зала.

Дэринг Ду ничего не ответила. Она просто смотрела на пыль в месте попадания. Стену в значительной степени разнесло в пыль.

– Сила принцессы Луны превозносилась по всем моим землям! – теперь орал Король минотавров. – Никакое оружие не может пронзить ее! Не лги мне!

– Э-э... – как в тумане, пегаска вернулась к своей седельной сумке и достала рог Тирека. – Н-н-но, я не лгу. Я просто использовала этот рог, чтобы...

– Бха! Мне плевать на рога! – и Король минотавров выбил рог из копыта Дэринг Ду.

Он пролетел через всю комнату.

БАХ!

А потом попал в стену на противоположном конце зала. Точно в то же место, куда попал кинжал.

Тишина.

Затем Луна сделала шаг вперед и протянула маленького теленка Королю минотавров.

– Вот, возьми это дитя.

– Бха! Мне наплевать на детей! – и Король минотавров выбил...

– Не-е-ет, нет-нет-нет, – единорожка оттолкнула Луну – и Королевское Дитя – от Короля минотавров. – Никакого детоубийства, только не под моим присмотром.

– Ах... – Луна надула губы. – Ты совсем не умеешь веселиться, Шугар Сонг.

– Бха! – заорал Король минотавров. – Говорят, что принцесса Луна сильна! Сильнее тебя!

Ноздри раздуваются; ничего нового под солнцем.

– Я не улыбаюсь лжи! Я ничему не улыбаюсь!

Суровое сверкание глазами.

– А ты кто такая, чтобы разговаривать со мной, и что ты здесь делаешь?!

– Провалиться мне в Тартар. С таким же успехом можно пойти ва-банк, – пробурчала себе под нос пегаска.

– Король минотавров! Меня зовут Дэринг Ду! – и она выпятила грудь (стараясь не думать о том, как сильно болит ее копыто из-за его ударов) и заорала. – Полагаю, ты слышал обо мне!

Это заставило Короля минотавров остановиться и уставиться на нее, широко открыв рот. И на какую-то прекрасную секунду он перестал орать.

Затем эта секунда кончилась.

– Да! Да! – Король минотавров с энтузиазмом топал по земле. – Я знаю твое имя! Ты – герой! Всемирно известный!

– Так и есть, – подтвердила Дэринг Ду, кивая. – Я пришла сюда, чтобы спасти Эквестрию, как ты, возможно, уже догадался. Похоже, у нас общие интересы, Король минотавров. Возможно, мы могли бы помочь друг другу. Королева-Тиран...

– Это бо́льшая угроза, чем мы думали! – согласился Король минотавров.

– Да! – пегаска усмехнулась. – Вот именно!

– На нее охотится сама Дэринг Ду! Это признак достоинства! Если бы она убила тебя, она могла бы заслужить мое уважение!

– Да! – Дэринг Ду ухмыльнулась еще шире. – Вот имен... Чего?

– Но она потерпела неудачу! Она не справилась! – Король минотавров снова зарычал. Позади него напряглись стражи и Королева. – Мы имели дело с героями в моих землях, Дэринг Ду! Мы убиваем их! Мы достойны!

Пауза.

Шугар Сонг, слегка прищурившись, посмотрела на свою работодательницу.

– Прости, я не совсем понимаю... Это была угроза?

– Так и есть, – пегаска кивнула.

– Стоит ли нам беспокоиться?

– Наверное, да?

Луна посмотрела на них обеих, а затем перевела взгляд на Королевское Дитя.

– Я и правда думаю, что у нас проблемы, детка.

Королевское Дитя издало в сторону Луны неприличный звук.

И, как по команде, Король минотавров издал леденящий кровь рев и бросился на них, вперед рогами.

Сила равна массе, умноженной на ускорение. Это означает, что если действительно большой, сильный мускулистый монстр с убийственными намерениями бросится на вас, его скоро будет невозможно остановить – но в течение первых нескольких секунд он будет медленной, тупой массой убийства, обретшей плоть. Это означало, что у Дэринг Ду, которая была прямо перед Королем минотавров, было более чем достаточно времени, чтобы увернуться.

Это также означало, что единорожка, которая стояла достаточно далеко позади нее, в значительной степени облажалась.

– СОНГ! НЕТ!

Слишком поздно, чтобы успеть что-либо сделать, Шугар заметила происходящее едва ли за полсекунды до столкновения. Скорее рефлекторно, чем намерено, она оттолкнула Луну в сторону, чтобы обезопасить ее, и сама попыталась отступить...

Но Король минотавров ожидал этого. Он остановился как вкопанный – пол застонал под внезапным давлением – и повернул к ней голову, смертоносно сверкнув рогами...

КЛАНГ!

Единорожка парировала удар своим мечом.

– А-ха! – заорала она. – Так просто ты меня не достанешь...

ЛЯЗГ!

Рапира взлетела в воздух.

Еще одна пауза.

– Ну, похоже, я труп, – голос Шугар звучал странно спокойно.

– СОНГ! – Дэринг Ду бросилась к ним. – ПАДАЙ! ПАДАЙ!

Но времени не было. Король минотавров снова махнул головой, нацелив рога прямо в грудь единорожки...

КЛАНГ!

И Луна шагнула прямо перед ней, быстрая, как молния, и заблокировала удар Короля минотавров единственным, что у нее было достаточно прочным.

Не своим собственным рогом.

А рожками Королевского Дитя.

– Я люблю детей, – задумчиво произнесла принцесса с озорной улыбкой на лице. – Они такие полезные!

– СОНГ! ЛОЖИСЬ, Я СКАЗАЛА!

– Я... Йерлинг, принцесса только что парировала удар Короля минотавров его же теленком?

– ЛОЖИСЬ!

Шугар Сонг бросилась на землю.

И вот тогда Дэринг Ду, наконец, добежала до них и влупила копытом в морду Короля минотавров.

Он рухнул назад, как древняя башня, павшая под ударом стихии. Остальные минотавры взревели.

Пегаска схватила Королевское Дитя и метнула его в минотавров, рогами вперед, как копье. Все еще лежа, Король взревел. Позади него остальные сопровождающие споткнулись о летящего теленка и попа́дали.

– БЕЖИМ! – Дэринг Ду повернулась к двери.

И они побежали.


Единственное, что хорошо в том, когда за вами гонятся в жутко запутанных зданиях, – это то, что вы можете очень легко оторваться от преследователей.

Можете.

– Я ненавижу это место! – крикнула Дэринг Ду, летя изо всех сил, ветер ревел в ее ушах, как гром, но все же недостаточно громко, чтобы заглушить звук девяти минотавров, орущих от жажды убийства недалеко от них. – Я ненавижу это место, я ненавижу это место, я ненавижу это место!

– Почему они никак не отстанут? – закричала Шугар Сонг. Ее несла пегаска, потому что единорожка ни за что не смогла бы бежать так быстро. – Как они умудряются нас преследовать?

– У Короля минотавров потрясающее обоняние, – спокойно заявила Луна, грациозно летя рядом с ними. – Он, вероятно, преследует нас по запаху, Шугар Сонг.

– О, точно. Да уж, ноздри у него просто огромные, верно?

– Я ненавижу это место! – пегаска бросила суровый взгляд на Луну. – Как ты умудряешься летать? И где мой хлыст?!

– Я его сняла, – принцесса виновато прикрыла глаза. – Я не думала, что смогу лететь с ним.

– Но я забрала твою магию!

– Король минотавров сломал рог Тирека, – принцесса пожала плечами. – Я получила ее обратно.

Единорожка поправила очки. Они летели на максимальной скорости, так что на этот раз жест был необходим.

– Но вы не сбежали. И спасли мне жизнь.

– Ну я же ваша пленница.

Позади них снова взревели минотавры. И они звучали ближе. Дэринг стиснула зубы и попыталась лететь немного быстрее.

– Йерлинг, – голос единорожки был тих. – Я замедляю тебя. Может быть, тебе стоит...

– Нет. Заткнись, – пегаска еще сильнее стиснула зубы. – Запах. Запах, запах, запах, они следуют за нашим запахом, как от него избавится, как нам... Принцесса!

Луна чуть не вздрогнула.

– Да?

– Канализация! Вы сказали, что запах там просто ужасен! Будет ли его достаточно, чтобы скрыть наш запах?

Луна обдумала это предложение.

– Да. Да, я полагаю, что так и будет.

– ТОГДА ДОСТАВЬ НАС ТУДА ПРЯМО СЕЙЧАС!

И принцесса выстрелила магией в пол под ними.

Эффект был мгновенным. Не раздалось почти никакого звука – пол не взорвался, он просто превратился в пыль, – но все компенсировала ослепительная вспышка, и на мгновение они почти остановились. Последовал внезапный порыв воздуха, когда он заполнил пустое пространство, что было занято тонной камней и перекрытий.

А потом появился запах.

Они не стали тратить время на разговоры. Минотавры были слишком близко. Они просто прыгнули в тоннель и рванули в канализацию. Внизу почти не было света.

Следующие несколько минут были напряженными.

Они постоянно сворачивали, изо всех сил стараясь заблудиться. Они повернули направо – Дэринг издала бессловесный торжествующий вопль – наверное, тысячу раз, поднимались и опускались. Половина коридоров заканчивалась тупиками. Канализация больше походила на сеть пещер: стены казались естественными, покрытые кристаллами и маленькими драгоценными камнями, и только двери и проходы были вырублены.

Но, во всяком случае, это делало вид разрушений куда очевиднее. Целые участки коридоров было невозможно пересечь, огромные куски мусора преграждали путь, заставляя обходить их или даже возвращаться. Ощущение было такое, будто тут, внизу, взорвалась бомба.

У минотавров, похоже, таких проблем не было – они просто пробивали проход, если его не было.

Но в конце концов они их потеряли.

– Они идут не в ту сторону, – произнесла Дэринг Ду, когда они наконец позволили себе остановиться. Все слегка запыхались. – Я слышала, как они снесли стену где-то справа – мы оторвались. Запах действительно помог нам.

Шугар Сонг сглотнула и нахмурилась.

– Йерлинг.

– Я знаю, – пегаска нахмурилась еще больше. – Поверь мне, я заметила.

– Что? – принцесса Луна растерянно посмотрела на них. Затем она моргнула. – Ах. Конечно.

Аликорн закрыла глаза, ее рог сверкнул...

Шугар прянула ушами.

– Ох!

Единорожка схватила свою рапиру, которую Луна только что призвала перед ней.

– Благодарю вас, ваше высочество!

– Всегда пожалуйста, – еще одна вспышка. – Дэринг Ду, вот твой хлыст.

– Очень мило с вашей стороны, принцесса. Не ожидала такого, – пегаска схватила хлыст и посмотрела на Луну. – ...хотите, я снова свяжу вас?

Шугар Сонг бросила на нее странный взгляд, почти самодовольный.

– О, теперь ты просишь согласия. Ты такая озорница.

– Почему я вообще опять спасла тебя? – искательница приключений сверкнула глазами.

Луна посмотрела на них обеих и издала искренний смешок, который вскоре перешел в небольшой приступ кашля. Как только она справилась с ним, то сморщила мордочку.

– Фу. Запах стал еще хуже. Я до сих пор помню те времена, когда канализацию еще не придумали. Не могу не отметить, что тот вариант был куда лучше.

Это привлекло внимание пегаски.

– Говорите, запах стал еще хуже? Принцесса, в канализации всегда так пахло?

– Что? – Луна склонила голову набок. – Конечно же, да. Разве не по этой причине мы спустились сюда в первую очередь?

Дэринг Ду ничего не сказала. Она просто смотрела свою помощницу.

Шугар кивнула.

– Ваше высочество, раньше мы говорили не о моей рапире. То, что мы заметили, это... это не запах сточных вод, – она указала на канал перед ними – тот, который должен был нести нечистоты. – Канализация совершенно сухая.

– Что?

– Именно, – глаза пегаски снова вспыхнули огнем. – Я думаю, мы могли бы найти того, кто бросил в вас этот кинжал, принцесса. В этом месте происходит больше странного, чем мы думали. Знаете, почему?

Глубокий вдох.

– Это запах пороха.


Дворец победил Дэринг Ду своей бессмысленностью, но канализация была построена, чтобы иметь смысл. Если каждый лабиринт – загадка, то этот она разгадала очень быстро.

Запах становился все сильнее и сильнее по мере того, как они приближались к центру.

– Мы приближаемся к тронному залу, – задумчиво произнесла пегаска. – Или, по крайней мере, к тому месту, где он был в старом замке. Насчет сейчас я ничего не знаю.

– Мы оставили его на том же месте, – ответила Луна. – Потому что, по-моему, перемещать его было бы излишне хлопотно.

Шугар Сонг пожала плечами.

– Удобно. Итак, порох под троном?

– И кинжалы, брошенные в принцессу, – добавила Дэринг Ду. Вдалеке они слышали, как минотавры ломают еще один завал. Они были ближе, чем раньше, но продолжали идти. – Я думаю, что мы имеем дело с заговором, Сонг. И, судя по запаху, вокруг полно пороха. Так быстро его не собрать, так что заговор плетется уже давно.

– Значит, это началось еще до того, как Селестия стала Королевой-Тираном?

– У моей сестры много врагов, – пояснила Луна. – Я уже говорила тебе об этом.

– И они стали более смелыми, потому что я не помню, чтобы пони бросали кинжалы в твою шею до того, как ты стала злой, принцесса, – добавила Дэринг Ду. – Мне это не нравится.

– Так что мы будем делать, Йерлинг? – единорожка ткнула героиню копытом в бок. – Помогаем мятежникам или... Я в том смысле, что мы вроде как сражаемся с Королевой-Тираном Селестией.

– Пока не знаю. Я не люблю порох, – пегаска прищурилась. – Думаю, решим, когда доберемся туда.

И они добрались.

Канализация внезапно стала просторнее – и в идеально вырезанной стене предстала металлическая дверь, – первая, которую они увидели с тех пор, как спустились сюда. С другой стороны двери доносились слабые звуки, и запах пороха был почти невыносимым – тухлые яйца и несвежая сера.

Шугар Сонг и Дэринг Ду посмотрели друг на друга и кивнули.

Они вышибли дверь ударом ног.

В наши дни восстания вряд ли являются свежей придумкой. С тех пор, как существует цивилизация, были пони, которые считали, что могут улучшить ее; и обычно такое улучшение включало обезглавливание кого-то другого. Каждое существо в этом мире уникально, но толпа думает совершенно одинаково, независимо от места, времени или культуры.

Дэринг Ду и Шугар Сонг видели это неоднократно. Они организовали свержение Восьминогого Слейпнира, они предотвратили Восстание Пикси-Жеребенка, они были свидетелями смерти Короля Фестралов.

И все же, из всех чудесных и ужасающих восстаний, о которых они когда-либо знали, этот маленький пороховой заговор? Это то, что удивило их больше всего.

Потому что, когда они пинком распахнули дверь, то не обнаружили в комнате ни одного пони. Там были...

– ...коровы? – удивленно спросила пегаска, совершенно ошеломленная. – Что?

А позади нее глаза Луны распахнулись.

– О-о-о-о-о. О-о-о-о-о-о-о-о-о! – рот принцессы расплылся в улыбке. – Я так и знала! Я знала, что что-то подобное произойдет! О, мне не терпится ткнуть этим в нос моей сестры. Вот что происходит, когда начинаешь заниматься политикой.

Действительно, коровы. Их было почти тридцать особей, коричневых, черных и белых. Большинство пили из огромных кружек... Звезды в небесах, Сонг надеялась, что это не молоко, потому что это было бы странно. У каждой коровы на голове была повязана зеленая бандана.

Шугар Сонг и Дэринг Ду посмотрели на коров.

Коровы смотрели на Дэринг Ду и Шугар Сонг.

Комната, если не считать коров, была забита различными атрибутами мятежа. Плакаты с изрисованными изображениями принцессы Селестии, Королевы-Тирана и принцессы Луны в обеих ипостасях. Пиратские флаги. Карты Кантерлота, полные красных отметок и крестов. Миллион бочек, воняющих порохом.

Затем уши пегаски дернулись.

– Приветик. Так вот почему кинжал напомнил мне тиару Королевы минотавров!

– Да? – единорожка посмотрела на нее.

– Да. Их культуры очень схожи, – Дэринг сделала широкий жест копытом. – Как и принципы их кузнечного дела. Я в том смысле, что они в значительной степени принадлежат к одному и тому же виду.

– Верно.

Затем одна из коров пронзительно завопила.

– Это принцесса! – воскликнула она. – Нас нашли!

И вот тогда-то и началось паническое бегство.

Сила равна массе, умноженной на ускорение. Это означает, что если много не сильно атлетичных коров бросится на вас одновременно, они скоро будут неуправляемы...

– Неа, – сказала Дэринг Ду.

ШМЯК!

И один апперкот спустя первая корова из группы была отправлена в полет, и этого хватило, чтобы прервать паническое бегство. Остальные коровы выбрали гораздо более разумный вариант – тихонько попятились назад.

Луна закрыла дверь и наложила на нее заклинание.

– Вот, – сказала она. – Теперь они не смогут убежать от нас. Мы вольны делать с ними все, что нам заблагорассудится.

– Прозвучало довольно мрачно, ваше высочество.

Пегаска потрясла копытом, чтобы было не так больно, а затем посмотрела на свою помощницу.

– Это немного разочаровывает, тебе не кажется?

– После минотавров? – единорожка улыбнулась. – Немного. Но все же, Йерлинг... Коровий бунт? Мне бы и в голову такое не пришло.

– Ты! – предводительница коров – ее легко было опознать: у нее была повязка на глазу – выбралась из толпы и обвиняюще указала копытом на героев (и Луну). – Я знаю, кто ты!

Дэринг вздернула бровь.

– Ты упустила свой шанс сказать “Кто ты, ар-р-р-р-р”, подруга.

– Я тебе не подруга! Ты Дэринг Ду! Друг Королевы-Тирана! Союзник тиранической империи, которая тысячелетиями порабощала наш народ! – затем корова повернулась, вскинув копыто в воздух – СМЕРТЬ КОРОНЕ!

– СМЕРТЬ КОРОНЕ! – в один голос ответили коровы.

– Замечательно, – буркнула пегаска. Затем она повысила голос: – Я больше не союзник короны! Я поклялась в верности принцессе Селестии, а не Королеве-Тирану. Что это такое?

– Это? – завопила корова оскалившись. – Это наша борьба за свободу! Когда коровы наконец-то получают обратно то, что принадлежит нам по праву! Это мы освобождаемся от наших оков, побеждаем наших угнетателей! Мы больше не будем рассматриваться как граждане второго сорта!

– Ну, я полагаю, что смогу с этим помочь, – нахмурившись, произнесла Дэринг Ду. – Мне не нравится пиратский флаг, но если речь идет о борьбе с Королевой-Тираном, мы, возможно, сможем...

– Мерзкие пони-угнетатели! – продолжала корова. – Такие же, как ты! Ты такая же, как остальные!

В любом бою есть одно правило. Одно, но которое, несмотря ни на что, вы никогда не должны нарушать: не недооценивайте своего врага. Даже если это стадо явно непрофессиональных коров, даже если вы можете избить их всех, когда у вас три копыта из четырех привязаны к спине, никогда не думайте, что вы выиграли, пока не выиграли на самом деле.

Пока корова с повязкой кричала, одна из ее товарок в задних рядах опорожнила свою кружку с чем-то и наполнила ее порошком из одной из бочек. Затем она осторожно подняла кружку, изо всех сил стараясь, чтобы ее не заметили.

Луна, Шугар и Дэринг ее заметили. Они молча наблюдали за ней, ожидая дальнейших действий. Предвкушая их.

Не то чтобы это вообще имело значение.

Потому что Король минотавров выбрал именно этот момент, чтобы проломить внешнюю стену комнаты.

ХРЯСЬ!

– РРРА-А-А-А-А-А-А-А! – он указал на пегаску: – Я НАШЕЛ ТЕБЯ!

Дэринг Ду вздрогнула. Одна из коров завизжала.

И именно тогда на самом деле началось паническое бегство.

Вероятно, есть вещи и похуже, чем оказаться запертым в комнате с тридцатью паникующими коровами и чистой, неподдельной яростью минотавра. У Дэринг Ду, например, было несколько интересных мыслей о том, как ее сжигают.

Но в тот момент? Шашлык из пегаски звучал не так уж и плохо.

Вся ситуация вышла из-под контроля почти сразу, как только коровы бросились бежать, и на этот раз они бежали по-настоящему. Дэринг Ду и Луна были вынуждены просто взлететь над ними, чтобы их не затоптали.

Но у Шугар Сонг не было крыльев, и, как бы хорошо она ни владела мечом, есть вещи, которые вы просто не можете парировать.

– ХЭЙ...

Кланг.

– ВОТ ЖЕЖ!

Хотя она и пыталась.

– Шугар Сонг! – пегаске пришлось удержать себя, чтобы не броситься на помощь – несмотря на все неудобства, паническое бегство коров не было смертельным, а тут была рыба покрупнее. – Во имя звезд, принцесса, не могли бы вы помочь моей ассистентке?

– ДЭРИНГ ДУ! – взревел Король минотавров. – Я УБЬЮ ТЕБЯ!

– ... хотя если подумать, принцесса, как насчет того, чтобы остаться здесь и помочь мне?

– Я ВСЕ СЛЫШАЛА!!!

Король минотавров не стал дожидаться остроумного ответа пегаски – вместо этого он просто бросился в атаку, как это часто делают минотавры, подняв облака пороха своим яростным топотом.

– РРАРГХ! – он попытался прихлопнуть Дэринг Ду.

– РРАРГХ! – дважды.

Пегаска без проблем увернулась, хотя ветра, вызванного движениями Короля минотавров, было достаточно, чтобы растрепать ей перья.

– Ха! – крикнула она. – Слишком медленно!

– Истинно.

Луна тоже увернулась, и теперь ее глаза сияли белизной. Рог начал светиться.

– Не волнуйся. Теперь, когда у меня есть моя магия... – с кончика рога начали сыпаться искры – ...это будет прос...

БА-БАХ!

Облако пороха взорвалось.

Луна полетела и со шлепком ударилась о стену, слегка дымясь.

По крайней мере, Король минотавров тоже покачнулся – но взрыв задел его не так сильно, как Луну, поэтому он не упал. Он просто широко развел руки, словно готовясь к объятиям, а затем свел обе ладони в смертельном хлопке, сокрушая Дэринг Ду между ладонями.

Или попытался.

– Хэй! – пегаска увернулась, двигаясь вперед, пролетела прямо перед сердитой мордой Короля и дерзко ухмыльнулась ему. – Погодь-погодь, Король минотавров. Я знаю, что я великолепна, но тебе не кажется, что аплодисменты несколько преждевременны?

Он ударил ее головой.

ШМЯК!

– АХР!

По крайней мере, он ударил ее лбом, а не рогами. Дэринг Ду тоже отправилась в полет, но, в отличие от Луны, она не врезалась в стену. Она упала на пол.

На пол, по которому неслись тридцать коров.

Все смешалось, чтобы понять, куда ее несет. Ничего, кроме бесконечного моря ударов копыт, криков и красных глаз. Пегаска уже чувствовала, как покрывается синяками и недалек тот момент, когда начнут трещать кости.

Дэринг Ду попыталась закричать.

Звук потонул в шуме.

Король минотавров продолжал бесноваться в комнате, но безрезультатно. Так как дверь была заперта, коровы изо всех сил пытались убежать от него, а это означало бег по кругу. Дэринг Ду вскоре утащило течением, и Король минотавров потерял ее из виду.

Поэтому он просто начал хватать коров и отбрасывать в сторону.

– ДЭРИНГ ДУ! – крикнул он. – ТЫ НЕ СКРОЕШЬСЯ! Я УБЬЮ ТЕБЯ СВОИМИ СОБСТВЕННЫМИ РУКАМИ!

А потом раздался звук, как будто к его лбу прижался ствол пистолета:

Ш-ШУХ!

Щелчок хлыста.

Король минотавров услышал его и оглянулся, ища источник – только чтобы обнаружить, что у него не получается; хлыст обернулся вокруг его правого рога и дернулся, удерживая Короля на месте.

Но его так просто было не обороть. Он зарычал, сжал кулаки и с силой рванул хлыст на себя...

...и выдернул Дэринг Ду из коровьей лавины со звуком “чпок!” и это заставило еще несколько коров взлететь в воздух. В зубах пегаска сжимала хлыст, а копытами обхватывала Шугар Сонг.

Рывок хлыста почти отбросил их в другой конец комнаты, но пегаска успела вовремя затормозить, а затем она просто зависла там, пока единорожка крепко обнимала ее передними ногами за шею.

– Видишь? – прошептала Дэринг Ду, не сводя глаз с Короля минотавров. – Все, как и планировалось. Ты в порядке?

Глаза Шугар были широко распахнуты. Она тяжело дышала.

– Д-да. Да, я...

Пегаска кивнула.

– Хорошо. Я очень, очень извиняюсь за это.

– О чем это ты-ы-ы-ы-ы-ы...

Дэринг Ду схватила единорожку обоими копытами, крутанулась, чтобы набрать скорость...

– А-А-А-А-А-А-А-А-А-А...

И метнула Шугар Сонг так сильно, как только могла, а затем полетела прямо за ней.

У двери Король минотавров наконец-то закончил освобождать рог от хватки хлыста, отбросил его в сторону и повернулся к своей противнице:

– Я СОБИРАЮСЬ...

– А-А-А-А-А-А-А-А-А...

ШМЯК!

Он получил удар в морду кричащей единорожкой, летящей на предельной скорости, а затем Дэринг Ду, несущаяся прямо за ней, влупила ему копытами в живот с силой очень сердитой пули.

Король минотавров почувствовал, как воздух покидает его легкие.

Он упал.

Шугар Сонг откатилась от него, у нее так кружилась голова, что она не могла даже говорить, поэтому она рухнула на пол, раскинув конечности во все стороны. Дэринг Ду сумела приземлиться гораздо грациознее, и она наступила Королю минотавров на грудь, чуть сильнее, чем нужно.

– Мы можем танцевать так хоть весь день. Но я знаю капоэйру, а ты едва справляешься с Пони-Полькой. Так как насчет того, чтобы поговорить?

Король минотавров уставился на нее. Он выглядел так, словно в любой момент из его ноздрей мог повалить пар. Но он не сказал ни слова и не отшвырнул пегаску в сторону.

– Вот так-то лучше, – произнесла она. – У нас с тобой одна и та же цель, Король минотавров. Тебе могут не нравиться герои, но ты считаешь Королеву-Тирана своим врагом. Мы можем работать вместе. Даже этот мятеж, каким бы глупым он ни был, может оказаться полезным. Если мы избавимся от пороха, если убедимся, что ни один невинный пони не пострадает, я уверена, что...

Слова Дэринг Ду замерли у нее на губах.

Она не заметила этого, охваченная пылом драки, но в комнате воцарилась полная тишина. Коровы больше не кричали – и они не бежали в панике. Они просто стояли, прислонившись спиной к дальней стене, и смотрели на что-то позади нее.

Да даже Король минотавров не смотрел на нее. Она собиралась что-то сказать по этому поводу, но тут раздался голос:

– Пожалуйста, продолжай, моя дорогая Дэринг Ду, – зрачки пегаски превратились в две точки. – По-моему, твоя речь крайне интересна.

Дверь была открыта.

Королева-Тиран стояла там.

Медленно Дэринг Ду повернулась. Теперь она стояла, глядя на Селестию, и теперь, когда пегаска стояла на груди Короля минотавров, она была такой же высокой, как и аликорн.

– Королева-Тиран, наконец-то мы...

ШМЯК!

– А-А-А!

Король минотавров отшвырнул ее и встал с удивительной для такого большого существа скоростью.

– Королева-Тиран, – прорычал он.

Королева-Тиран одарила его ленивой улыбкой.

– Король минотавров, – произнесла она. – Могу я спросить, почему ваш эскорт изо всех сил пытается уничтожить мою канализацию?

Для кого-то, окруженного теми, кто хочет ее убить, Селестия, конечно, не была напряжена. Ее плечи и уши были совершенно расслаблены, и она двигалась так, словно только что провела час в спа-салоне. Перед ней, плавая в желтом свете магии, парила маленькая чашка чая.

Король минотавров прищурился, как это делают глупые собаки.

– Бха! – сказал он. – Бха! Потому что ты слаба! Ты называешь себя тираном, но ты не угнетаешь! Герои бродят по твоему замку, а ты ничего не делаешь! Тебе не удалось произвести на меня впечатления!

Селестия рассеянно кивнула, сделала большой глоток из своей чашки и вошла в комнату. Она подошла к одному из своих оскверненных плакатов, висящих на стене, и окинула его оценивающим взглядом.

– Понятно, – произнесла она. – Жаль слышать подобное, Король минотавров. У Короволифата и Эквестрии никогда не было дружеских отношений, но я надеялась, что мы с тобой решим эту проблему.

– Бха! – Король минотавров ударил себя кулаком в грудь. – Бха! Мы не дружим со слабыми! Мы сокрушаем их!

– Понимаю, – Селестия продолжала двигаться по комнате, и всякий раз, когда она приближалась к одной из коров, та издавала визг и отходила в сторону. Селестия не обращала на них внимания. – Я не считаю себя слабым монархом, Король минотавров, но должна признать, что я и не демонстрирую силу.

Пауза. На ее морде появилась хитрая усмешка, и все это увидели, хотя Селестия стояла, повернувшись к стене.

– Можно сказать, – продолжила аликорн, – что это не моя чашка чая.

И она бросила чашку на пол между собой и Королем минотавров.

Эффект был мгновенным – чашка, сделанная из тончайшего фарфора, разлетелась на миллион осколков. Это заставило большинство коров вздрогнуть, хотя ни Король минотавров, ни Дэринг Ду, ни Шугар Сонг и глазом не моргнули. А потом...

Пш-ш-ш-ш-ш-ш-ш...

Затем они заметили, что то, что было внутри чашки, растворяет пол везде, куда попало. Растворяет быстрее, чем любая виденная ими кислота.

И Селестия пила это.

– О, пожалуйста, извините меня, – произнесла Королева-Тиран, и все снова повернулись к ней. Она смотрела на дыру в полу с безразличным выражением. – Я не думала, что произойдет подобное. Похоже, яд в моем чае был несколько сильнее, чем мне казалось.

Она повернулась к корове с повязкой на глазу и улыбнулась.

– Но, боюсь, он недостаточно силен.

Единственный коровий глаз широко распахнулся.

– Вы... Вы знали? – прошептала заговорщица.

– О заговоре? – спросила Селестия, слегка склонив голову набок. – Конечно. Я знакома с ядами уже много веков, моя дорогая корова. Это было не первое покушение на мою жизнь. И уверена, что оно будет не последним.

Затем она повернулась в другую сторону.

– Король минотавров, я должна еще раз попросить у тебя прощения. У меня есть кое-какие дела, не терпящие отлагательства – мои подданные, похоже, пытаются меня уничтожить.

Король минотавров моргнул.

– Эм-м-м.

– Конечно, я уверена, что ты поймешь, – продолжала говорить Селестия. – В конце концов, ты сам тиран. Ты знаешь, как начинаются революции.

Еще один взгляд на корову.

– Полагаю, они просто устали быть гражданами второго сорта?

Корова посмотрела на Селестию. Затем на Короля минотавров. Затем на остальных коров.

– Д-да... – она сглотнула.

Селестия кивнула.

– И вы, я полагаю, собирались взорвать мой замок.

– Эм-м-м...

– Тогда жаль, что я нашла вас. Это внушительное количество пороха. Возможно, теперь, когда ваш мятеж подавлен, канализация снова будет в безопасности.

Корова ничего не ответила. Другие коровы тоже ничего не сказали, но было ясно, что они просто следуют примеру своего вожака.

Поэтому Селестия улыбнулась. И с почти материнским выражением мордочки она наклонила голову к уху коровы с повязкой на глазу и произнесла:

– Сейчас именно тот момент, когда вы сбегаете.

И для коров этого было более чем достаточно.

Есть что-то комичное по своей сути, наблюдать, как тридцать перепуганных коров одновременно пытаются протиснуться в одну и ту же небольшую дверь, но почему-то Дэринг Ду не смогла даже усмехнуться. Она просто лежала и смотрела, пока последняя из кричащих коров не выбежала из комнаты и звук ее копыт не затих в коридорах канализации.

Что-то прикоснулось к ее боку: Шугар Сонг, слегка нахмурившаяся.

– Мы позволим им сбежать?

– Канализация – это лабиринт, – пробормотала пегаска в ответ. – Мы поймаем их позже.

– Надеюсь. Они много на меня наступали. Было больно.

– Ты в порядке?

– Кроме того, ты швырнула меня в Короля минотавров, как камень из пращи.

– Да, но ты в порядке?

– С этим закончено, Король минотавров, – произнесла Селестия, и все сразу же обратили свое внимание на нее. Теперь, когда в комнате не было толпы коров, она казалась просто гигантской. – Полагаю, я все же должна затронуть твое последнее замечание. По поводу героев в моем дворце.

Король минотавров посмотрел на Дэринг Ду. Пегаска прищурилась и одними губами произнесла:

– В любое время, когда захочешь, приятель.

– Однако, – продолжала Королева-Тиран, – как ты заметил, моя сестра предала меня и присоединилась к ним, и в настоящий момент она лежит взорванная вон там в углу.

Селестия кивнула в сторону все еще дымящейся Луны.

– Что касается Дэринг Ду и Шугар Сонг – признаюсь, я не считаю, что они стоят моего времени.

Шугар напряглась. Дэринг Ду и Селестия встретились взглядами.

– Но если ты думаешь, что можешь сделать что-нибудь, чтобы повергнуть меня, Дэринг Ду, – Селестия сделала приглашающий жест и одарила пегаску милейшей из улыбок, – ты, конечно же, можешь попытаться.

Драматическая пауза.

Дэринг Ду отправилась в Тартар и обратно, только чтобы спасти Шугар Сонг. Она путешествовала по извращенной версии кантерлотского дворца, она билась с аликорнами и минотаврами. Ее топтали коровы, она использовала теленка как копье и использовала свою лучшую подругу как метательный снаряд.

Она сделала все это, и даже больше, ради мести. Ради свержения Королевы-Тирана Селестии, которая предала ее, которая причинила ей боль. Она сделала это ради Эквестрии, но в основном она делала это для себя.

Ничто, вообще ничто не сможет ее остановить от того, чтобы противостоять Королеве-Тирану и свергнуть ее.

Но перед ней стояла не Королева-Тиран.

Темные драгоценности или нет, кроваво-красная корона или нет – но она уже видела эту улыбку раньше.

Это была принцесса Селестия.

Поэтому Дэринг Ду опустила голову и заговорила убитым тоном, потому что чувствовала себя побежденной.

– Нет, – произнесла пегаска. Шугар Сонг удивленно посмотрела на нее, но она продолжала: – Я ничего не могу сделать. Я сдаюсь. Ты победила.

Селестия кивнула.

И Король минотавров начал смеяться.

– Ха! – он хлопнул себя по колену. – Ха! Ха-ха! Ха!

– Фух, – из угла поднялась дымящаяся фигура принцессы Луны. Ее шерсть потемнела от пепла, но выглядела она в целом нормально. – Моя голова. Что происходит?

Она взглянула на Короля минотавров.

– Мы смеемся? Я тоже могу смеяться. Ха!

– Ха-ха! – Король минотавров снова хлопнул себя по колену.

– Уа, ха, ха! – ответила ему Луна. – Что происходит? Я взорвалась?

– Да, принцесса, – ответила Шугар Сонг, все еще глядя на Дэринг Ду. – Вы... вам не стоило использовать магию, когда вокруг столько пороха. Он взрывается.

– Понимаю. Я этого не знала. Боюсь, порох – это слишком недавнее изобретение, – призналась Луна. – Ха!

– Ха! Ха! – продолжал Король минотавров.

– Уа, ха, ха! Я в агонии. Я сильно нуждаюсь в медицинской помощи.

– Сонг, – произнесла пегаска, толкнув подругу в бок и кивнув в сторону Луны, – иди с ней.

– Что?

– В больницу или еще куда-нибудь. В Кантерлоте есть врачи, она, вероятно, знает, где их искать, – героиня пожала плечами. – Она, наверное, может пробить дыру в потолке и вылететь с тобой вместе.

– Но, Йерлинг, Королева-Тиран...

– Я объясню позже. Не волнуйся, мы в безопасности, – пегаска посмотрела своей помощнице в глаза и повторила: – Мы в безопасности. Принцесса Луна все равно не злодейка, и ей больно.

Шугар Сонг нахмурилась, но все равно встала.

– Ваше высочество, – произнесла она. – Пойдемте. Я сам отведу вас в больницу. Я уверена, что они прекрасно обращаются со своими угнетателями.

– Уа, ха, ха!

– А теперь можно перестать смеяться.

– Что случилось, пока я была без сознания?

– Понятия не имею, – Сонг посмотрела на Короля минотавров. – Я думаю, мы... проиграли?

– Моя дорогая Шугар Сонг, спасибо за понимание, – рог Селестии сверкнул. – Возьми это.

Единорожка вздрогнула, но все равно схватила документ, который ей протянула Селестия. Она лишь бросила на него взгляд и сразу навострила уши.

– Это карта? Карта канализации?

– Да.

– Но я думала, что тут все слишком старое? И все карты были утеряны?

Селестия снова улыбнулась.

– Так и есть. Карты утеряны. Но я старше. Как ты можешь видеть, есть только один выход, который соединяется с другой стороной горы. Если Луна не слишком сильно пострадала, возможно, вы могли бы...

Шугар моргнула с пониманием, но внезапное сомнение промелькнуло на ее мордочке. Она посмотрела на Дэринг Ду... и та кивнула. Поэтому единорожка свернула карту и оставила ее себе.

– Будет сделано, ваше величество. Увидимся позже, Йерлинг. Тебе придется кое-что объяснить.

– Конечно.

– Пойдемте, ваше высочество. Нам нужно кое-что сделать.

– Уа, ха, ха!

– Я сказала, что теперь вы можете перестать смеяться.

Дэринг Ду, Селестия и Король минотавров остались одни в этой большой комнате, полной пороха и символов мятежа, а Король все еще смеялся. В конце концов, однако, ему удалось отдышаться – и он тут же обнял Селестию за плечи.

– Ты не слабая! – сказал он с глупой улыбкой на морде. В любом случае, ему каким-то образом удалось сделать так, чтобы это выглядело угрожающе. – Ты настоящий тиран! Ты даже победила Дэринг Ду!

Селестия улыбнулась ему.

– Похоже на то, мой дорогой Король минотавров.

– Теперь мы можем быть друзьями, да! Да! – он снова рассмеялся. – Я был неправ! Ты не слабак!

– Тебе, вероятно, следует пойти за своим эскортом, Король, – произнесла Селестия, незаметно подталкивая его к двери. – Они еще не знают о том, что ты передумал, и я боюсь, что они все еще разрушают мою канализацию. Я была бы рада, если бы они остановились, прежде чем травмируют кого-нибудь из моих подданных.

– Да! Да! – Король минотавров не смог протиснуться в крошечный дверной проем, поэтому он просто пробил стену практически без усилий. – Я верю, что теперь мы с тобой можем быть друзьями! Два тирана, да! Да! Ха-ха-ха!

И он ушел.

Дэринг Ду и Селестия остались совершенно одни. Никто не произнес ни слова в течение, казалось, нескольких часов.

А потом пегаска вздохнула и встала.

– Дайте угадаю, – сказала она. – Минотавры чисто случайно разрушали канализацию так, что исправили ее.

– Я верю, – произнесла принцесса Селестия, – что минотавры умнее, чем кажутся. Они, должно быть, не сломали ничего из несущих конструкций, иначе все уже рухнуло бы. Вероятно, они продолжали уничтожать все, что преграждало главный путь.

– Замечательно.

Селестия усмехнулась.

– Значит, как я полагаю, ты раскусила мои планы? Что меня выдало?

Дэринг Ду закатила глаза и вышла из комнаты. Селестия последовала за ней.

– Чайная чашка, я полагаю, – ответила пегаска через некоторое время. – Вернее, ваши речи. Слишком идеально. Слишком спланировано. Вы не любите экспромты – все было отрепетировано.

Селестия кивнула.

– Виновна по всем пунктам.

– Кроме того, вы продолжали путать свои реплики. Разговоры о чашках и прочем.

– Мне нравится эта фраза.

– Это заметно, – пегаска вздохнула. – Почему?

Селестия молчала минуту или две. Она просто смотрела в потолок, казалось, погруженная в свои мысли.

Потом она заговорила.

– Я люблю ромашковый чай.

Дэринг Ду вздернула бровь.

– Меня травили много раз. Я кое-что знаю о ядах. Я также знаю, каков вкус ромашкового чая, и в последнее время я обнаружила, что собранный и заваренный лично мною чай имеет неправильный вкус, – она пожала плечами. – Не сильно, совсем чуть-чуть. Они переборщили с дозой, они стали нетерпеливыми. Даже Луна заметила это, и я просто сложила два и два. Кто-то пытался убить меня. Снова.

– Хм.

– Минотавры тоже становились все воинственнее. Мы никогда не ладили, Эквестрия и Короволифат, и я боялась, что война неизбежна. Минотавры – интересные существа. Они уважают только одно – личную силу. Сильный лидер не слушает свой народ. Сильный лидер убивает героев и создает империи, – Селестия покачала головой. – Как принцесса, я ничего не могла поделать. Как Королева-Тиран? Возможно, я могла остановить войну.

Дэринг Ду ничего не сказала. Она продолжала идти.

Селестия посмотрела на нее, а затем огляделась. Они приближались к дыре, которую не так давно пробила Луна. Поближе к выходу.

– ...и, конечно, канализация была в полном раздрае, – добавила принцесса.

– Итак, вы внезапно становитесь злодейкой, и Король минотавров принимает ваше приглашение приехать в Эквестрию и, возможно, пообщаться с вами хоть раз. Вы похищаете Шугар Сонг, и при этом удостоверившись, что я здесь и что я зла. Король минотавров видит это и одобряет, а затем гонит меня в канализацию. Параллельно расчищая завалы.

– Взяв титул Королевы-Тирана, я помогла заговорщикам чувствовать себя смелее. Я видела много заговоров на своем веку. Они все думают, что делают это ради общего блага. Если показать им, что они идут верным путем, они станут увереннее в себе. И они теряют терпение, – мягкая улыбка. – Они переходят от яда к пороху... и их легче найти.

– Это я тоже взяла на себя.

– Ты гениальная пони, Дэринг Ду. С такими активными мятежниками я знала, что ты их заметишь. И найдешь их.

Пегаска нахмурилась.

– И вы их отпустили?

– Разве? – спросила Селестия, выгнув бровь. – Я думаю, что о них позаботятся, моя дорогая.


Сонг и Луна стояли рядом с выходом из канализации, прислушиваясь к звукам тридцати коров, приближающихся с каждой секундой. У Сонг снова была ее рапира.

– У вас все еще болит голова, ваше высочество?

– Вообще-то, да. Не думаю, что смогу использовать магию, Шугар Сонг. Уа-ха-ха...

– Пожалуйста, не надо, – рев тридцати глоток стал еще громче. Единорожка взмахнула рапирой и напряглась. – То есть, вы хотите пропустить бой?

– Ох, конечно нет, – Луна улыбнулась. Она все еще была совершенно расслаблена. – В этом нет необходимости.

– Нет?

– Нет. Признаю, что их тридцать, но, тем не менее, и я после взрыва слаба. Так что это займет у меня, скажем, пять секунд.

– Хм, – Шугар Сонг пожала плечами. – Ну, если вы так говорите...

Через тридцать секунд прибыли коровы.

Луна оказалась права.


– Элегантное решение, – произнесла Селестия. Они добрались до дыры и взлетели – довольно скоро они вернулись во дворец. Однако с принцессой во главе они не собирались блуждать. – Я не смогла бы решить и половину из этих проблем, не прибегая к столь радикальным мерам. Мне очень жаль, Дэринг Ду. Я сделала то, что должна была.

– Ты спятила от власти.

Селестия улыбнулась.

– Еще раз прошу прощения. Ты была нужна мне здесь, и мне нужно было, чтобы ты боролась против меня. Вот почему я похитила Шугар Сонг, – аликорн покачала головой. Коридор повернул налево. – Мы не причинили ей никакого вреда – в основном она находилась в магическом стазисе. Кормили два раза в неделю. Нагрузка на ее тело была гораздо меньше, чем она думала.

Дэринг Ду кивнула.

– А ваше правление в качестве Королевы-Тирана?

– О, тут Король минотавров был прав. Я почти ничего не делала, – небольшой смешок. – У меня есть очень способная ученица, Дэринг Ду, и думаю, что она никогда бы не позволила мне сделать подобное, если бы я действительно угнетала своих подданных.

– А что насчет коров?

– Назовем это счастливым совпадением.

– Хм.

Загадки трудны, пока ты не знаешь ответа. Кантерлотский дворец не был загадкой, но Селестия знала дорогу и довольно скоро они прибыли в тронный зал. Там было по-прежнему темно и мрачно, но Селестия, не теряя времени, раздвинула занавеси, чтобы туда проникло немного света.

И внезапно зал стал более похожим на дом, подумала пегаска.

Однако когда она заговорила, ее голос был тверд.

– Вы мне не сказали.

Селестия была занята троном в данный момент – пытаясь решить, стоит ли оставлять его обсидиановым, вероятно, – но почти мгновенно обернулась.

– Прошу прощения?

– Ваш план. Вы хотели, чтобы я пришла сюда и произвела впечатление на Короля минотавров, узнала о заговоре, и все такое, – Дэринг Ду прищурилась. – Но я могла бы легко сделать это, не думая, что вы предали меня. Вы ранили меня прямо в сердце, Селестия.

Выражение принцессы было серьезным.

– Мне жаль, – и она села на свой обсидиановый трон. – Но мне пришлось.

– Зачем?

– Затем что я сама готовлю себе чай, – объяснила Селестия, и ее голос был мягким. – Я делала это веками, но внезапно в нем оказался яд. Чтобы иметь возможность проскользнуть мимо моих мер безопасности, они... Они должны быть рядом, кем бы они ни были.

– Значит, вы мне не сказали.

– Я никому не говорила. Я стала Королевой-Тираном. Потому что, чтобы отравить мой чай, им повсюду нужны были глаза и уши. Мне нужно было, чтобы они стали нетерпеливыми, смелыми... и я не могла рисковать, говоря кому-либо, что я не настоящий тиран… Но потом выяснилось, что яд был в молоке. Сильно беспокоиться не стоило, заговор оказался не так серьезен, как я думала, – Селестия улыбнулась. – Давай назовем это небольшим уроком смирения. Мне не следовало этого делать. Мне жаль.

Дэринг Ду вздохнула.

– Принцесса, я... – и тут она замолчала. На секунду – Подождите секунду. Вы никому не сказали об этом?

– Никому.

– Даже принцессе Луне?

– Нет, – Селестия склонила голову набок. – А что?

– Эм. Да просто... – пегаска села на пол и потерла затылок. – Хм. Знаете, может, вам стоит присмотреть за ней, на всякий случай.

– О, в этом нет необходимости. Я знаю, что она никогда не предаст меня.

– Да, это правда, но у нее есть действительно интересные идеи о жеребятах, если вы не в курсе.

– Я уверена, что мне не нужно об этом беспокоиться, моя дорогая, – а затем рог Селестии вспыхнул, и она вернулась в свое нормальное состояние. Ее корона снова стала золотой. Черные камни исчезли. Взгляд стал мягче.

Дэринг Ду хмыкнула.

– Так вот в чем дело?

Селестия кивнула.

– Именно. Я поговорила с Королем минотавров. Мятежные коровы будут привлечены к ответственности в свое время. Канализация уже наполовину починена, и ремонт будет легко закончить. Я продолжу править как Королева-Тиран в течение ближайшего месяца, а затем снова стану принцессой, – глаза аликорна сверкнули. – И надеюсь, что мои маленькие пони простят мне этот маленький план.

И это было действительно так. На этом приключение закончилось. Дэринг Ду почувствовала это – назовем это внутренним чутьем – и расслабилась, хотя и не могла избавиться от ощущения, что ее что-то беспокоит. Это было похоже на обман. Не было ни последней битвы, ни великого зла, которое нужно было уничтожить.

Но, по крайней мере, Селестия все еще была ее подругой. И, как она заметила, ей это действительно нравилось.

Так что, возможно, все было не так уж плохо. Просто немного раздражало.

– Принцесса, – произнесла пегаска, снимая шляпу и расправляя крылья, уже думая о том, как она объяснит все это Шугар Сонг. Должна ли она упомянуть, что Луна не притворялась? Скорее всего, нет. Эти двое очень близки; лучше не рисковать разрушить их дружбу. – Это было излишне сложно. Иногда я не могу сказать, являетесь ли вы гением или идиоткой, и я говорю это от всего сердца.

И Селестия ответила на это с усмешкой.

– Ох, моя дорогая Дэринг Ду. Должна сказать, что на самом деле между идиотизмом и гениальностью не так уж много разницы, – когда она заговорила, в ее глазах блеснул огонек. – В этом смысле реальность имеет форму подковы.

Комментарии (17)

+3

Как всегда прекрасно

blue_fox
blue_fox
#1
0

 — Спасибо

repitter
repitter
#2
0

Всё абсурдно и очень угарно. Мне бы хотелось больше почитать о злоключениях этих королевских сестёр. :)
От меня 5 звезд

Doctor_Den
Doctor_Den
#3
0

Прочёл. Забавно, но не лучшее что читал. Скомкано, много диалогов, мало описаний, а финальный "вот это поворот" был предсказуем. Хотя может просто обманутые ожидания... Название фанфа и его начало создавало впечетление будто будет пародия на бондиану. Что будет зловещая база в кратере вулкана из жерла которого будет стрелять адская машина. Что Селя будет злодейски смеяться, монокль носить и прочие атрибуты злого гения. Может у Рэрити Ополеснс возьмёт, ведь у злого гения должен быть белый кот. Но ничего подобного. Нет, норм рассказ, позабавил и звёзды свои поставил, но хотелось большего. ИМХО

Т-90А
#4
+2

Селестия спокойно пьет отравленный чай... Представляю себе какие-нибудь будущие обвинения — "Попытка убийства путем недокладывания привычной дозы яда".

Кайт Ши
Кайт Ши
#5
+2

Луна тоже отхлебнула и хоть бы хны, только вкус не понравился. Аликорны, что с них взять...

repitter
repitter
#7
+2

Ну что ж, я долго держался, но Король минотавров... выбил из под моих ног почву. Почему это так смешно? Я не понимаю. И конечно же концовка. Примерно на моменте когда Деринг замечает запах пороха, история заиграла новыми красками, и то куда вырулил сюжет... оно гармонично. Так и должно быть.

Kobza
#6
0

То был коварный план злобной Королевы-Тирана, не больше и не меньше

repitter
repitter
#8
+1

Очень качественный упоринум. :)
Спасибо за перевод.

Oil In Heat
Oil In Heat
#9
0

кстати да, про этот тэг я и забыл, ща добавлю

repitter
repitter
#10
0

Да, он тут как раз к месту.

Oil In Heat
Oil In Heat
#11
0

Напомнило:
"— Ты либо безумец, либо гений.
— Это две крайности одной и той же сущности."
Скорее, две стороны одного и того же отрезка кольца, размером с медаль. А остальная часть напомниает подкову...

Хороший рассказ. Логичный и завершённый.
И перевод хороший.

Melaar
#12
0

Спасибо

repitter
repitter
#14
0

Несколько странный рассказ, чего то с моей точки зрения ему не хватает. Слишком театральный в всех смыслах.

Freend
#13
+1

Ну Селестией оно так и задумывалось, просто далеко не все участники были ознакомлены с тем, что это постановка

repitter
repitter
#15
0

Это из текста понятно, и говорит о том, что Селестия понадеялась на русский авось:)

Freend
#16
0

Слегка сумбурно, но забавно.

Hid
#17
Авторизуйтесь для отправки комментария.