Автор рисунка: MurDareik

Простые нужды

Ночь в горах была непередаваемым зрелищем. Ледники серебрились неземным сиянием, купаясь в свете полной луны, в то время, как подножья гор и невысокие вершины, лишённые снега, едва угадывались в скоплениях теней. Тут и там робко дрожали искорки горных озёр, ледяная вода которых отражала свет и ледников, и самой луны. В довершение, на невообразимой высоте над всем этим великолепием висели в небе ночные облака, как будто желавшие повторить своими формами горы — всё вокруг, казалось, состояло из оттенков серого и серебряного цветов. И единственным, что выдавало существование в мире других красок, была она, летящая над этим ночным великолепием — Рэинбоу Дэш.

И, говоря по правде, интересовали её не столько виды гор с высоты птичьего полёта, сколько то, что на горном ночном воздухе у неё начинали мёрзнуть крылья. «Ничего, Дэш, сейчас согреешься», — мысленно сказала она себе, прикинув расстояние до земли: «Иии... начали!»

Завалившись в крутое пике и изо всех сил помогая себе крыльями, молодая пегасочка стала стремительно набирать скорость. Ветер нещадно трепал её радужную гриву, прижимал уши к голове, выдавливал из глаз слёзы, но она лишь разгонялась и разгонялась. Сокрытые в ночной тени острые зубы скал становились всё ближе, но она и не думала тормозить или поворачивать. Вот в воздухе вокруг её выставленных вперёд копыт стали конденсироваться кристаллики инея... Вот безумный вой ветра слегка утих и стали отчётливо слышны частые удары сердца... И, наконец, весь мир вокруг на секунду взорвался веером красок, и неведомая сила как будто дала ей вторые крылья. С лёгкостью уйдя от, казалось бы, неизбежного столкновения с приближающимися скалами, Дэш по лихой спирали набрала высоту, сделала бочку и погасила скорость, разбив в пух и прах подвернувшееся на пути облачко. Отдышавшись, она глянула вниз, оценивая результаты своего трюка, а они были весьма впечатляющими: со всех гор, насколько хватало взора, сходили лавины и камнепады. Это сама она не слышала звука своего Соник Рейнбума, а вот для гипотетического стороннего наблюдателя он был очень громким... а заодно выбивающим стёкла, ломающим деревья и распугивающим живность по всей округе. Так что необитаемые горы были неплохим местом для тренировок, хотя, глядя на то, как лавина на ближайшем склоне подминает под себя огромные ели, Дэш не смогла удержаться от нервного смешка: «Ой, кажется, я немного перестаралась». Возможно, стоило бы найти пустыню или океан? Она пообещала себе подумать над этим, хотя сегодня выбор места был отнюдь не случаен. Прикинув по положению луны время, пегасочка повернула на северо-восток, наращивая темп. Она специально прилетела чуть пораньше, чтобы успеть потренироваться, но опаздывать из-за этого точно не собиралась. Куда угодно, только не туда.

Она уже и сама не помнила точно, как это произошло. Ежедневные тренировки, гонки, погодные патрули... Со временем она стала замечать, что другие пегасы смотрят на неё с уважением, восхищением, завистью — чем угодно, но никак не взглядом равного. Уже давно в любых гонках, где она участвовала, вся интрига разворачивалась вокруг второго места, ибо судьба первого была понятна ещё на старте. Соник Рейнбум, легенда, которую она сделала реальностью, постепенно стал для неё рутиной — третий раз всё ещё был сложным, четвёртый уже проще... после десятого она бросила считать. Оставалась ещё одна недостигнутая цель — её детская мечта, членство в «Вандерболтах»... Но на недавнем воздушном параде в честь дня рождения Селестии от неё не укрылось, как восторженно шептались Спитфайр с Сореном после её блестящего выступления — это был лишь вопрос времени. Да, она всегда стремилась быть во всём первой, но теперь поняла одну вещь: чем большего ты добиваешься, говоря иносказательно — чем выше лезешь в гору, тем меньше вокруг тебя других пони. Они все остаются внизу, пусть всё ещё друзьями, пусть никак осознанно не выражая этого, но в их глазах читается взгляд снизу вверх. Взгляд на кумира, на знаменитость, на гордость всего города... взгляд издалека. Залезший на вершину горы обречён на одиночество.

Подобные мысли в то время всё чаще мучили Дэш, поначалу осторожно подкрадываясь по ночам, затем нагло накатывая уже днём, в окружении других пони, с почтением глядящих на неё — молодое дарование, будущую легенду... Даже лучшие подруги постепенно начинали гордиться знакомством с ней, и хотя каждая из них была мастером своего дела, но что такое — лучший фермер Эквестрии или чемпион по поеданию кексов на скорость рядом с быстрейшей пони в мире? Она уже готова была принять своё одиночество, когда ответ явился сам. Ведь гор так много, и на вершине соседней может находиться такой же, как ты, сильный и одинокий...

Рэинбоу Дэш как раз подлетала к пещере, когда её своды на миг озарились яркой вспышкой телепорта. Телепортироваться из Понивилля в горы за Кантерлотом, да ещё и с такой точностью, смогла бы только одна пони в мире. Добившаяся невиданных высот в изучении магии. Снискавшая славу среди всех серьёзно изучающих колдовское искусство единорогов. Разительно отличающаяся по характеру от самой Дэш, но оказавшаяся в такой же, как она, ситуации. Пегасочка бросилась ей навстречу, обняв крыльями:

— Опаздываешь! Я успела первой!

Твайлайт Спаркл нежно улыбнулась, потёршись о её шею:

— Конечно же, Дэш, ведь это ты.

Они могли целыми ночами сидеть у костра в своей пещере, вдали от посторонних глаз, болтая на любые темы. Обычно непоседливая Дэш согласна была часами слушать заумные выкладки подруги о магической природе Соник Рейнбума, а та, в свою очередь — сбивчивые рассказы о новом трюке высшего пилотажа, сопровождающиеся вскакиванием с места и размахиванием копытами. Как-то раз, вскоре после того, как они начали украдкой встречаться, Рэинбоу Дэш поделилась с подругой своими мыслями на тему одиночества на вершине горы. Она боялась, что та воспримет эту метафору, как хвастовство лучшей летуньи Эквестрии, но в итоге выяснилось, что Твайлайт думала так же, в свою очередь опасаясь, что уже Дэш примет это за хвастовство подруги её магическими талантами. Как раз тогда они и решили, что символично было бы найти пещеру в горах, вдали от лишних глаз, и сделать её своим местом. Скоро они научились ценить часы, проведённые там друг с другом, и, хотя сама себе Дэш в этом бы не призналась, в объятиях «этой яйцеголовой книжной маньячки» она чувствовала себя лучше, чем в воздухе. Привыкнув всю жизнь рассчитывать только на себя, было так приятно нуждаться в ком-то.

— Спокойной ночи, Дэши, — сонно прошептал тёплый голос ей на ушко в темноте пещеры, огороженной от ветров искусной магией.

— Спокойной, Твай.

Рэинбоу Дэш уже четверть часа меряла шагами роскошный приёмный покой. Распорядитель двора — лощёный единорог в пенсне — уже который раз безнадёжно и горестно воскликнул:

— Прошу вас, мисс, сядьте. Принцесса примет Вас...

— ...Как только у неё появится время, — смешным голосом передразнила радужногривая пегасочка, — Знаю, знаю. Мне так ждать удобнее.

Вызов во дворец к самой принцессе Селестии явился для Дэш полной неожиданностью — а значит, стал тем редким интересным событием, способным разнообразить её одинокие дни на вершине воображаемой горы. Неудивительно, что она сразу же бросилась в Кантерлот, брезгливо отвергнув предложение привезти её со всеми почестями на летающей колеснице, и теперь маялась в ожидании очереди на приём. «Подразнить, что ли, ещё разок этих караульных?» — размышляла она, окидывая критическим взором закованных в золотые доспехи гвардейцев Селестии. К счастью для последних, внимание пегасочки отвлекла новая посетительница, вошедшая в зал.

— Твай?

Дэш мигом преодолела разделявшее их расстояние, но вовремя остановилась, оставшись висеть в воздухе. Всё-таки, они были не одни, а Твайлайт стеснялась их отношений.

— Дэш? И ты тоже тут?

— Технически говоря, я уже была здесь, когда ты вошла, так что «тоже» тут — ты, а я просто тут. А ты что, уже настолько загоняла Спайка, что он от тебя сбежал, и теперь ты сама доставляешь отчёты принцессе?

— Если бы! Я бы и рада почаще с ней видеться, но на этот раз она вызвала меня по какому-то особому делу... — Твайлайт на секунду задумалась, — Как и тебя, очевидно?

— Угу. Я надеялась, что это будет официальная церемония принятия в ряды «Вандерболтов», но раз и ты здесь, дело явно не в этом, — беззаботным тоном вещала Дэш, вися в воздухе в расслабленной позе, — Может, что-то, связанное с изучением магии дружбы? Остальные приглашены?

— Нет, перед отъездом я видела Пинки, она как ни в чём не бывало... ммм... занималась тем, чем она обычно занимается.

Услышав это, Дэш опустилась на пол и, приблизившись к подруге, произнесла заговорщицким тоном:

— Тогда, быть может, вся Эквестрия в опасности, и принцесса решила послать самую-самую офигительную пони в мире на поиски спасения, ну, и до кучи к ней — какого-нибудь мага, а? — подмигнула подруге она.

— Слушай, «офигительная», кроме шуток, я опасаюсь, что она могла узнать о... ну... о нас.

— И в чём проблема?

— Знаешь, в своё время это считалось предосудительным. Да и сейчас мы же не просто так скрываемся, — Твайлайт нервно оглянулась по сторонам.

— Что, боишься, что она вышлет нас из Эквестрии и посадит в темницу там, куда вышлет? — хохотнула Дэш, вспомнив рассказ Флаттершай об истории с похищением феникса. Но её подруга явно нервничала и была серьёзна:

— Дэш, не смейся. Я, как ученик, представляю принцессу в обществе, и если ей не понравится...

— Если ей что-то не понравится, я сделаю так! — С этими словами Рэинбоу Дэш поцеловала не ожидавшую подобного Твайлайт в щёку на глазах у всех. Распорядитель, впрочем, поспешил «не заметить» этого, а караульные по-прежнему не шелохнулись. Зато вот сам объект внезапной ласки...

— Даши, пожалуйста, не надо! Мы же договаривались!

— Твай, сейчас я скажу кое-что совершенно серьёзно. Если кто-то или что-то захочет встать между нами, я этого не потерплю. Будь это общество, предрассудки или хоть сама принцесса!

Её подруга потупилась, растроганная этими словами. Неловкое молчание прервал вежливым кашлем распорядитель:

— Твайлайт Спаркл и Рэинбоу Дэш, её величество принцесса Селестия готова принять вас!

Подруги, неуверенно улыбаясь друг другу, прошли в огромные двери мимо всё так же неподвижно стоящих караульных.

— Твайлайт Спаркл, мой самый преданный и талантливый ученик! А так же лучший молодой летун Эквестрии, Рэинбоу Дэш! Добро пожаловать, прошу, проходите. — Ласково приветствовала гостей принцесса, кивком отпуская за дверь советников и адъютантов.

— У меня к вам очень важное дело. Прошу за мной, — Селестия подошла к одной из книжных полок, тянущихся вдоль стен её покоев и, быстро найдя глазами нужную книгу, потянула корешок на себя. Такое простое применение магии даже не заставило её рог светиться, а лишь вызвало несколько искорок. Зато вот полка от этого воздействия с тихим скрипом уползла вбок, открыв взору изумлённых пони уходящие вниз ступени.

— Прошу прощения за некоторую мелодраматичность сцены, но многим в замке не стоит знать об этом проходе. Следуйте за мной. — Принцесса уверенно направилась вниз, зажигая силой своей магии светильники на стенах. Несколько ошарашенные подруги всё ещё топтались на месте, и тогда она с улыбкой добавила:

— Там не темница, честное слово. Идёмте, это лучше один раз увидеть, чем описывать словами.

Пройдя по довольно длинной лестнице — если чувство расстояния не обманывало Дэш, они уже находились где-то в подземельях замка, принцесса и её гостьи вышли в весьма необычную комнату. Всю её занимали стеллажи с каким-то сложным оборудованием, гудели и перемигивались лампочками приборы, подобные которым она видела только в лаборатории Твай — но здесь их было неисчислимо больше. А самым удивительным был постамент, занимавший центр помещения, точнее, то, что висело в воздухе над ним. Странный объект больше всего напоминал застывшую в воздухе каплю воды в несколько обхватов диаметром, по поверхности которой то и дело проходила рябь, как по луже на ветру. Вода — если это была вода — не имела цвета, но сквозь неё не было видно предметов, находящихся с другой стороны, зато в глубине «капли» что-то то и дело вспыхивало разноцветными бликами. Оторвавшись от этого завораживающего зрелища, Дэш оглянулась на подругу — та точно так же, как и она, с удивлением смотрела на странный объект. «Твай тоже видит подобное в первый раз, значит, это не просто какая-то их очередная магическая штуковина, тут что-то посерьёзнее», — сообразила она.

— Прошу вас, не беспокойтесь, это всего лишь интерфейс.

— Интерчто? — Переспросила изумлённая Рэинбоу Дэш.

— Вам всё станет понятно, когда вы воспользуетесь им. Всё, что надо сделать — подойти и коснуться его, вот так. — Селестия неглубоко погрузила копыто в «каплю», на что та никак не отреагировала, — Как я уже говорила, это бессмысленно объяснять словами. Ну же, не пугайтесь, коснитесь его, и вам всё станет ясно.

Неуверенно переглянувшись, пони подошли к загадочному магическому устройству. Твайлайт протянула было к нему копыто, но в последний момент остановилась и обернулась к Дэш. Та бодро улыбнулась, взяла её копыто в своё и погрузила их в сверкающую поверхность.

«Мокро. И всё. Ничего не происх...» — в следующий миг Дэш показалось, что какая-то невидимая сила распылила её тело на бесчисленное количество пылинок и разметала их по комнате, подобно порыву ветра. Она как будто находилась сразу везде, могла заглянуть за стоящую в десятке шагов от неё полку с оборудованием, разглядеть мельчайшие трещинки на потолке, увидеть с любой стороны принцессу, Твай и даже саму себя, пока её вездесущий взор не уткнулся в «каплю» интерфейса. Что-то в ней неуловимо изменилось. Она звала заглянуть вглубь себя, манила... Дэш не стала сопротивляться.

Того, кто предстал её взору внутри капли, наиболее точно было бы назвать богом. Это было удивительное бестелесное существо, летящее и играющее среди звёзд. Вот оно ныряло вглубь газового гиганта, кружилось в вихрях, превосходящих размером всю их планету, и плескалось на той границе, где водородная атмосфера переходила в бескрайний водородный же океан. Вот оно грелось в фотосфере звезды, впитывая энергию, более того — само становясь энергией. Играло со стремительно вращающейся нейтронной звездой, состоящей даже не совсем из материи в привычном понимании, как с юлой. Преодолевало расстояние от звезды до звезды со сверхсветовой скоростью. Наблюдало взрыв сверхновой, разлетаясь облаком пыли на сотни парсеков, чтобы потом собраться воедино. Присутствовало при зарождении жизни, терпеливо наблюдая за ним в течение миллионов лет. Подлетало к планете с развитой цивилизацией, увеличиваясь до её размеров и на миг становясь одновременно каждым из миллиардов её обитателей, вникая в суть всех их повседневных проблем, душевных метаний, планов на вечер, политических интриг, всей их боли и радости — только чтобы в следующую секунду уже преодолевать бездонную пустоту межгалактического пространства в поисках следующего объекта изучения.

Рэинбоу Дэш видела всё это так, как будто сама была там, и её ничуть не удивляли новые термины и знания. Она как будто уже давно знала всё это... И тут на неё снизошло озарение. Этим сверхсуществом, этим богом была она. Не в каком-то философском смысле, а в самом буквальном. Её захлестнула волна экстаза, как будто её сознание наполнилось бодрой музыкой. Вот она — именно она! — кружится в аккреционном диске чёрной дыры. А теперь путешествует вдоль рукава галактики, выискивая во всех встречающихся звёздных системах кометы... У неё ни на секунду не возникло сомнений в реальности этих видений, они были не просто убедительными, каким-то образом они были данностью. Фактом. Как то, что ты — это ты.

— Я могу летать быстрее света! — восхитилась она.

— Я умею зажигать звёзды! — возник знакомый голос. Он не звучал, а просто появлялся в сознании, как мимолётная мысль, которую ещё не успел выразить словами, но уже понял её суть. Обратив свой внутренний взор туда, откуда шёл этот поток мыслей, Дэш почувствовала вторую такую же божественную сущность. Твайлайт.

— Дэш, разве это не чудесно? Я никогда не могла и подумать о таких возможностях! Это просто мечта! Бессмертие! Всемогущество! Всезнание!

— Насчёт последних двух пунктов существует ряд оговорок. — Этот голос звучал не так, как мысли богов, идя откуда-то извне. Сориентировавшись в пространстве, Дэш увидела Селестию. Та выглядела как всегда изящно — белоснежный пегас, увенчанный рогом, с переливающимися гривой и хвостом. Но как жалко смотрелось это великолепие сейчас, на фоне их божественных сущностей!

— Думаю, вы уже всё поняли, и мне осталось лишь пояснить детали. То, что вы сейчас видите — ваши истинные обличья. Когда-то очень, очень давно ваша раса ходила по земле и дышала воздухом, но миллионы лет развития позволили им дойти до состояния сверхразума, сбросить ограничения телесных оболочек и отправиться путешествовать по вселенной, ибо единственное, что они ещё могли получить — знания. Всё остальное им уже было не нужно. Но со временем — по прошествии многих миллионов лет — они столкнулись с тем, что существование бога... наиболее адекватным термином будет — наскучивает. Им хотелось иногда загонять себя в границы, и тогда они придумали эту своеобразную игру. Восстановив в первозданном виде свою родную планету — ту, на которой они некогда появились, и которая позже была метрополией их звёздной империи, пока они не отринули материальное существование, они превратили её в своеобразный игровой полигон. Или, если угодно, курорт. Пансионат для усталых богов. Здесь они периодически, раз в миллионы лет, добровольно лишают себя всех своих возможностей, чтобы отдохнуть от бремени своего сверхразума и пожить простыми существами из плоти и крови, и не подозревающими обо всём этом. Естественно, создавая этот мир, они многое изменили, сделав его весьма идиллическим. Возможно, присутствуют и другие несоответствия — я не располагаю знаниями по истории предков вашей расы и не знаю, почему они решили создать именно такой мир. Так или иначе, теперь вы понимаете, кем являетесь на самом деле.

— А вы, принцесса? — Недоверчиво уточнила Твайлайт.

— Я — всего лишь искусственный интеллект, созданный для поддержания функционирования этого мира. Прислуга в пансионате. — Селестия послала эмоциональный образ, соответствующий тёплой улыбке.

— Почему же тогда никто в нашем мире не знает правды? — Удивилась Рэинбоу Дэш.

— По взаимной договорённости все индивидуумы вашей расы согласились никак не воздействовать на Метрополию — так они называют эту планету, находясь в своей истинной форме. Чтобы не портить отдых другим. Любые воздействия на планету, сворачивание из состояния сверхразума в обычное существо и обратно — это всё производится через меня. Поэтому вы и здесь.

Подруги обменялись эмоциями непонимания.

— Вы обе добились выдающихся успехов в своей земной жизни. Вам доступны лётные трюки и магия, описываемые лишь в легендах того мира, — Селестия кивнула вниз, имея ввиду планету-санаторий, — Это явные признаки того, что вам наскучило существование в форме смертных существ и вы готовы вернуться к основному циклу. Это всегда происходит подобным образом, а моя задача, как ответственной за Метрополию — выявлять отдохнувших богов и будить их. Что и происходит с вами сейчас.

— То есть, мы можем стать этими... этими... — Дэш не хватило слов, чтобы описать сущности, в форме которых они с Твайлайт сейчас находились.

— Вы уже становитесь ими. Пробуждение бога не может быть моментальным, но процесс был запущен с момента вступления в контакт с интерфейсом. По вашему субъективному времени осталось всего несколько минут.

Подруги радостно переглянулись — насколько это выражение было применимо к двум обменявшимся эмоциям энергетическим сущностям — но захлестнувшая их эйфория быстро омрачилась несколькими вопросами, одновременно вспыхнувшими в их общем сознании.

— А что с остальными? Пинки, Флаттершай, ЭйДжей, Рарити?

— Их время ещё не пришло, они пока останутся тут.

— Но когда нас... когда мы станем теми существами, мы же исчезнем из этого мира?

— Я полностью наделена соответствующим функционалом. Для всех остающихся вы просто перестанете существовать. Они

не будут скучать по вам и не заметят вашего исчезновения, не переживайте.

Произнесено это было самым успокаивающим тоном, но прозвучало зловеще.

— А... Мы не сможем как-то... Ну, там, навестить их? — С надеждой спросила Дэш.

— Я, конечно, не могу запрещать что-либо вашей расе, но взаимная договорённость удержит вас от этого. Кроме того, вернувшись в свой истинный облик, вы и сами не вспомните о них. Вся ваша земная жизнь покажется вам сном — очень ярким, интересным, но вы же не стали бы рваться навестить персонажей своего сна? Все аналогии, конечно же, условны.

Дэш почувствовала грусть. Ей вовсе не хотелось, чтобы вся её жизнь становилась сном. Ну, по крайней мере, с ней оставалась Твай...

— Но хоть друг друга-то мы не забудем? — Озвучила её сомнения та.

— Боги вообще неспособны «забывать», это черта присуща ограниченному разуму. Да, вы будете помнить друг друга и сможете узнать в истинном обличии, но между вами не будет никаких отношений. Ваша раса слишком совершенна и самодостаточна, чтобы нуждаться в каких-либо контактах с себе подобными. Да и о каких контактах может идти речь, если вы воспринимаете окружающее пространство абсолютно объективным, а потому одинаковым, образом? Это было бы всё равно, что перемигиваться с зеркалом.

Дэш оцепенела от этих слов. Готова ли она была бросить всю свою жизнь ради существования бога? Конечно, оно было невероятно заманчивым, но она только было нашла спасение от одиночества «на вершине горы», а что ждёт её дальше? Миллионы лет абсолютно теперь уже полного одиночества в глубинах вселенной? Да и что она теряла в случае отсрочки — божественность-то от неё никуда не денется. Дэш решила действовать:

— Принцесса, вы сказали, что являетесь прислугой в этом мире, так? Прислугой богов?

— Да, это достаточно точная аналогия.

— Значит, вы выполните любой приказ одного из них?

— Я физически не могу противиться воле создавшей меня расы, фактически, их воля автоматически становится моей, — подтвердила принцесса.

— Ну так вот, я — одна из этих ваших богов, и я приказываю остановить процесс пробуждения. Я хочу пока что остаться в той жизни. Остаться... с Твай.

Краем сознания она заметила, как подруга послала Селестии эмоцию, соответствующую убеждённому кивку. Но та в ответ лишь грустно улыбнулась.

— К сожалению, я не могу выполнить ваши приказы.

— Как? Ты же сама сказала, что...

— Я сказала, что не могу противиться воле божественных существ. А вы — всего лишь пони, их аватары. Повторите эти приказы через... ну, скажем, минуту, и я выполню их ценой своей жизни.

«Минута? У нас всего минута?» — Дэш запаниковала. Вся её жизнь превратится в сон всего лишь через какую-то минуту?

— Слушай, тех ребят тут сейчас нет, а мы вместо них. И я приказываю тебе: остановись!

— Прости, Реинбоу Дэш, но ты просишь от меня невозможного. Как я могу остановить пробуждение бога — бога! — по просьбе смертного, пусть даже это и его аватар?

— Да будь ты...

— Прошу, не вини меня. Я искренне сочувствую вам, но ничего не могу поделать. Ваше пробуждение заложено моей программой. Я ничего не решаю, я всего лишь... — Селестия осеклась, — у вас остались считанные секунды. Я бы на вашем месте потратила их на прощания.

Услышав это, Дэш бросилась в «объятия» сущности Твайлайт.

— Твай, прости! Если бы не моё стремление всегда быть первой!

— Ты не в чём не виновата, Дэши. Я сама стремилась познать магию, и... проклятие, о чём я говорю? Дэш, я люблю тебя, пожалуйста, не уходи!

— Твай, я не отпущу тебя, останься со мной!

Они крепко прижались друг к другу — насколько это было возможно для висящих в космосе сущностей, и зарыдали. Дэш хотела сказать ей ещё так много, но тут оно началось.

Это было такое ощущение, как будто ты был точкой в пространстве, из которой внезапно во все стороны начала разрастаться плоскость. И вот ты уже не самодостаточная точка, а всего лишь одна из бесчисленных точек плоскости, бесконечно расстилающейся в любую сторону. А в следующую секунду плоскость начала приобретать объём... Твай выскользнула из её объятий, а в следующий миг Дэш потеряла и себя в этом потоке суперсознания...

Пробудившееся божество воспарило над миром, стремительно рванув к ближайшей звезде. Где-то бесконечно далеко сзади осталась Метрополия с искоркой услужливого искусственного интеллекта, которую оно даже не удостоило внимания, и со всеми его спящими-играющими сородичами. А его впереди ждала глубина космоса, бесконечность познания. Но что-то не давало ему покоя. Обратив свой взор во все стороны разом, божество заметило аномалию там, где её вероятность была наиболее низкой — внутри себя. Какая-то точка, кричащая и бьющаяся. Странно. Но у богов не бывает проблем — они решают их в момент возникновения. И он впустил в своё сознание бьющуюся точку, чтобы разом избавиться от этого недоразумения. Сообщение, передаваемое ею, переведённое на логический язык, было довольно примитивным: «тот, кто имеет всё, не имеет нужды в других». Это был простенький логический парадокс, один из тех, на которые боги давно привыкли не обращать внимания. Он уже хотел погасить эту мятежную точку, но что-то заставило его задуматься. Перед его всевидящим взором встал образ: он, идеальный и всеобъемлющий, находился на пике некоего метафорического возвышения. В самом фокусе условного пространства. Таким образом, являясь центром и сутью всего. Но, имея всё, он и правда терял что-то. Терял потребность в чём-либо вообще. Выше вершины ничего не было. Не было и не могло быть движения, приобретения чего-то нового. Само существование теряло смысл. А всё, что нужно было, чтобы выйти из этого тупика — позволить себе нужду в чём-то. «Или в ком-то», — шепнул в сознании бога озорной голосок. «Хмыкнув», божество развернуло свой полёт и направилось обратно, к Метрополии. Это была интересная теория. В конце концов, что оно теряло?

Солнце уже садилось над горами, когда Рэинбоу Дэш и Твайлайт Спаркл вышли в дворцовый сад.

— Эти бумагомаратели просто с ума сошли! Целый день дракону под хвост!

— Знаешь, а я даже рада, что из-за этой ошибки с записями нас вызвали сюда.

— Что, Твай, скучаешь по Кантерлоту?

— Нет, но без этого я бы сегодня не увиделась с тобой.

Дэш оказалась не готова к такому признанию. Чтобы как-то скрыть своё смущение, она показала копытом на пробежавшую по дереву белку:

— А помнишь, как Флаттершай гонялась за ними на Гале?

— Ага, и ещё кричала «Вы полюбите меня! Полюбите!»

Они дружно зашлись смехом, после чего снова повисла неловкая тишина. Пели птицы, вокруг никого не было. Дэш как бы невзначай положила крыло на спину подруге.

— Давай не тут, а?

— Полетели к нам?

— Мне надо сначала просчитать прыжок отсюда, я телепортировалась в пещеру только из Понивилля...

— Пока ты будешь считать, уже стемнеет. Давай лучше я тебя отнесу? Тут ведь не очень далеко.

— Да нет, что ты, лететь с грузом...

— Не забывай, что перед тобой — лучший летун Эквестрии! А если устану, просто брошу, всё равно ведь ты не разобьёшься со своей магией.

— Если бросишь, я снова наколдую Рарити крылья. Ещё красивее прежних!

— Ладно, ладно. Берись вот так. — Дэш хитро подмигнула, обняв подругу.

— Так вот, для чего ты это выдумала! Ну, держись!

Они со смехом поднялись в воздух — Твайлайт всё же решила помочь магией — и направились в сторону гор, вскоре исчезнув из виду.

Обе они были лучшими из лучших, и именно поэтому так остро нуждались друг в друге.

Комментарии (6)

0

Во, все три выложили. Я даже рад — не зря копал форчан!

megagad #1
0

КАЙФ!! чистый и незамутнённый. рассказ — супер!

xvc23847 #2
0

Хороший, красивый фанфик.
Чем-то напомнило советскую фантастику, «Трудно быть богом» в том числе.

Август Бебель #3
0

"Что ещё надо тому, кто и так есть всем?" — одному мне кажется, что фраза как-то... не так звучит? ;))

xvc23847 #4
0

Хороший фик, что еще раз доказывает бессмертие — вещь интересная...но не всегда выгодна.

missElly #5
0

Очень интересная концепцыя, заинтриговала, хоть я и не доволен отведённой принцессе ролью.

Серокрылый #6
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...