Автор рисунка: Devinian
Глава 21 Глава 23

Глава 22

Несколько недель новых глав не будет, а может и больше. Просто хочу немного передохнуть от этого рассказа, и заняться написанием другого, но совсем небольшого. Чтобы немного разнообразить свои мысли.

Мой обратный путь выдался куда более спокойным, если конечно не учитывать погоды, которая сильно разбушевалась. Ведь такие леса были настолько таинственными, что даже погода здесь менялась сама собой. Поэтому не удивительно, что уже третий день моего пути сопровождался непрерывным дождем. Мне даже пришлось, как следует попотеть, чтобы найти достаточно сухое и при этом безопасное место. Хорошо, что эту ночь я знал, где могу провести. Конечно, до Понивиля оставалось всего нечего, но я сам пообещал себе, что загляну в ту пещеру. Ведь как-никак, а природный интерес почему-то всегда брал надо мной вверх. Поэтому, когда я, наконец, увидел перед собой уже знакомую мне пещеру, я, с облегчением вздохнув, вытянул свои руки вверх дабы размять слегка затёкшие кости. И тут я почувствовал, как по моему телу прошла волна острой мучительной боли. Каждая моя мышца настолько сильно изнывала от боли, что я не смог устоять на ногах и поэтому упал на грязную мокрую землю. Я не мог встать, мне было трудно даже пошевелиться, но до заветной пещеры оставалось лишь пара метров. Поэтому, превозмогая боль, я стал ползти в сторону пещеры. С каждым моим движением мне становилось все больнее, казалось, мышцы просто разрываются на части, а следующее движение станет последним. Но все же, благодаря чуду, я все-таки смог заползти внутрь.

— Спокойно Вадим, лежи и не шевелись, боль вскоре должна пройти,- услышал я знакомый голос, который слабым эхом разносился по всей пещере.

— Ну, снова здравствуй таинственная тень. Вот я и пришел к тебе.

— Нашел время для шуток. Лучше лежи, тебе нельзя сейчас двигаться.

— Я уже начал думать, что тебя здесь и вовсе не будет.

— Насчет этого не волнуйся, я всегда здесь.

— Ты случайно не знаешь, что со мной вообще только что произошло?

— А ты не догадываешься?

— Мне сейчас даже думать больно.

— Что ж, если говорить проще, то в тебя ударила молния.

— Молния?

— Да Вадим, именно молния.

— Но как? Почему вот так, не с того ни с сего в меня попала молния. Это что очередная случайность?

— Нет, Вадим, в данном случае, это не случайность, а просто обыкновенная глупость.

— Глупость?

— Конечно глупость, кто же тебя назовет умным после того, что ты сделал.

— Может, перестанешь ходить вокруг да около.

— Ответь мне на вопрос Вадим, зачем ты поднял свои руки?

— Хотел размять затекшие кости вот и все. Что в этом такого?

— Это нормально, просто не в том случае, когда твои руки имеет форму когтей, которые покрыты…

— Металлом,- закончил я его мысль и удручающе вздохнул. – Какой я идиот! Металл же идеальный проводник для молнии.

— Все верно, а вытянув руки, ты сделал себя живой мишенью для нее.

— Но молния совершенно безобидное явление в Эквестрии. Я тысячу раз видел, как мои друзья играли с грозовыми облаками, из которых постоянно вылетали небольшие молнии. Они всегда говорили, что это похоже на легкое покалывание, которое проходит по всему твоему телу. Тогда почему мне было так больно, словно меня разрывало изнутри?

— Все дело в твоих наноботах. Ведь как у всех устройств у них есть свои преимущества, но к сожалению, они также не обделены недостатками.

— То есть потеря памяти не единственный сюрприз, который может меня ждать,- улыбаясь, сказал я, продолжая лежать на холодном каменистом полу пещеры.

— Ты должен отнестись к этому серьезно Вадим. Наноботы электронные устройства, и такой мощный электрический разряд по твоему телу, просто-напросто отключил их.

— Отключил их? Это как?

— Например, можешь взглянуть на свои руки.

И наконец, подняв свою голову с земли и посмотрев на свои руки, я обнаружил, что моих когтей больше не было.

— Как ты сам можешь видеть, твои когти исчезли.

— Навсегда?

— Нет Вадим, насчет этого можешь не волноваться. Твои когти исчезли из-за того, что твои наноботы отключились. Где-то, через несколько часов твои наноботы автоматически перезагрузятся и тогда твои когти вернутся назад, как и остальные способности.

— Ты хочешь сказать, что и все остальные мои способности временно исчезли.

— Поэтому я и сказал тебе, что ты должен отнестись к этому серьезно. Конечно, если такое случится еще раз, это уже будет не так болезненно, это я тебе гарантирую, но все твои способности вновь отключаться. Ни когтей, ни невидимости, ни регенерации, ничего. Ты сможешь полагаться только на свои природные силы.

— Так что мне теперь постоянно надо остерегаться всего, что может ударить меня током.

— Нет Вадим, просто избегай того, что действительно обладает мощным электрическим разрядом.

— Ну, тогда это гораздо легче.

— Кстати, как ты сейчас себя чувствуешь? Боль вроде уже должна была пройти,- пошевелив своими руками, а затем и остальными частями своего тела, я почувствовал, что боль и правда уже ушла. И поднявшись на ноги, я скинул со своей спины рюкзак, чтобы размять затекшие мышцы.

— Да, так гораздо лучше. Ты даже не представляешь, что я пережил за этот месяц.

— Как раз знаю Вадим, и очень хорошо.

— Ах да, ты же, каким-то образом можешь читать мои мысли.

— Но ты явно пришел сюда не для того, чтобы я тебе посочувствовал.

— Ты сам сказал, когда мне потребуются ответы, чтобы я вернулся в эту пещеру. Вот я и вернулся сюда. Я надеюсь, что ты меня не обманул?

— Мне нет смысла тебя обманывать. Так с какими вопросами ты пришел ко мне?

— Что ж недавно у меня было воспоминание, где я в нашем мире гулял со своим братом в каком-то парке, но это неважно. А важно то, что в том воспоминании, я случайно поранился, но через несколько секунд моя рана зажила, как будто ее и вовсе не было. Значить это была регенерация, которую дают наноботы. И это было задолго, как я попал в этот мир. Теперь я хочу знать, как это возможно?

— Надо же, а твой брат думал, что ты никогда не узнаешь об этом. Особенно после того, как ты потерял свою память.

— Так ты знаешь, откуда у меня были наноботы? Почему, будучи еще совсем ребенком и без видимой на то причины во мне оказались наноботы?

— Боюсь Вадим, причина действительно была, и довольно весомая. Все потому что ты умирал,- и эти слова сильно шокировали меня.

— Подожди, дайка мне пару минут, чтобы прийти в себя,- ничего себе, вот это новости. А я-то думал, меня уже нельзя будет удивить. — Я умирал? Но почему?

— Ты никогда не задавался вопросом, откуда у тебя ожог на левой руке?

— Ну, были раньше такие мысли в голове.

— Ты получил его в тот день, когда оказался на грани жизни и смерти.

— Так что же со мной произошло?

— Все было довольно обычно. В тот день твой брат в очередной раз решил взять тебя с собой в свою лабораторию, где он работал. Ты был трехлетним любопытным ребенком и никогда не мог усидеть на месте. И тебе, как и любому другому ребенку было вокруг все интересно, и ты самостоятельно отправился исследовать другие помещения. При этом Себастьян настолько сильно заработался, что совсем потерял тебя из виду. И уже через несколько минут раздался мощный взрыв, который волной прокатился по всему зданию.

— Значить взрыв в лаборатории, и что же тогда случилось?

— Вероятнее всего обычный несчастный случай, который произошел в химической лаборатории, который унес жизни пяти людей, и ты мог стать шестым. Поскольку тебя нашли неподалеку от места взрыва. Сильно обожженная рука и некоторые части тела, именно в таком состоянии тебя и нашли. Но врачи понимали, что химический взрыв развеял кучу опасных химикатов, которые просочились сквозь твои раны. Ты умирал прямо на глазах у Себастьяна, но он не мог позволить себе потерять еще и тебя. И поэтому он и ввел тебе один из первых образцов экспериментальных наноботов, благодаря чему ты и остался в живых. Вадим, ты должен понять, Себастьян очень любил тебя, и он не мог позволить себе потерять еще и тебя. Сначала ваша мать, потом отец, твою смерть он бы просто не пережил. Я не оправдываю его, просто хочу, чтобы ты понял, что на это была причина.

— Я понимаю его. Мне уже довелось быть на его месте, и я бы тоже сделал все, чтобы спасти своих родных. Вот только почему те наноботы не стерли тогда мою память?

— Как я и сказал, это были лишь экспериментальные образцы, созданные лишь для того, чтобы только лечить людей. Они не обладали тем спектром возможностей, которыми ты владеешь на данный момент. И те наноботы никак не влияли на человеческую память.

— А эти наноботы? Ты сказал, что у них есть свои преимущества и свои недостатки. Что еще я должен знать о них. Как еще они могут влиять на меня?

— Наноботы особые устройства, влияющие на весь твой организм, в том числе на эмоции и иногда у тебя может случиться резкая вспышка гнева. Ты и сам мог это увидеть, когда прижал к шкафчику Сансет Шиммер.

— Неужели ты действительно знаешь все, что со мной происходит?

— Можно даже сказать, что я непрерывно слежу за тобой. Так вот, как ты должен знать гнев – это чувство, которое возникает, как правило, когда человек или существо ощущает свое бессилие против какого-либо препятствия.

— А можно ли как-то управлять этим гневом.

— Боюсь, я не знаю. Управлять чувством гнева очень сложно, практически невозможно, так как это крайняя степень выражения злости, недовольства. Но могу сказать, что это длится совсем недолго, да и случится, это может в очень редких случаях,- но после его слов, я даже почувствовал себя намного лучше. Значить тогда в том мире, эта вспышка гнева была вовсе не моя, а просто наноботы повлияли на мои эмоции.

— А тот случай с драконом, та вспышка гнева, это тоже влияние наноботов?

— Нет Вадим, в этом случае как раз был твой естественный гнев. Я вижу, после моих слов ты даже обрадовался. Теперь я надеюсь, я заслужил твое доверие.

— Скажем так, частично я тебе доверяю, но все же мне бы хотелось узнать кто ты.

— Может в следующий раз.

— Что ж думаю мне пора идти,- сказал я, выглянув из пещеры. – Дождь уже закончился, да и рассвет через пару часов. Или тебе есть, что еще мне рассказать?

— Ну, всего сразу я тебе пока рассказать не могу. Кое-что ты должен будешь узнать сам.

— То есть сюрпризы еще будут?

— Поверь, твои когти, твоя невидимость и регенерация, это далеко не все на что ты способен. Вскоре ты откроешь в себе новые способности.

— И как скоро?

— Что ж, судя по твоему развитию, думаю приблизительно через два месяца.

— Может, хотя бы намекнешь, чего мне стоит ждать.

— Просто доверься своим чувствам, своим ощущениям, именно они помогут тебе узнать свой мир совсем по-другому. И еще одно, после того, как это с тобой случится, ты наконец сможешь контролировать свои когти,- и больше я его не слышал. Скорее всего, он вновь таинственным образом исчез. И мне ничего не оставалось, как взять свой рюкзак и отправится обратно в Понивиль.

******

— Твайлайт, да что ты так волнуешься? — спросил я, видя, как единорожка метается с места, на место, желая, удостоверится, что все в полном порядке.

— Я должна убедиться, что все на своих местах, все прибрано и убрано, в общем, чтобы все было идеально,- сказала она, не отрываясь от своего списка.

— Не понимаю, почему ты так переживаешь. Словно в Понивиль приезжают, какие-нибудь там министры или короли. Это всего лишь мои родители, вот и все.

— Неважно, в любом случае я должна показать, что я хорошая и прилежная хозяйка. А это значить, что в моей библиотеке все должно быть идеально.

— Но ты так сильно об этом беспокоишься, что Спайк раньше испустит дух, чем приедут мои родители,- сказал я указывая на бедного дракончика, который похоже и вовсе не отдыхал с того момента, как я сообщил Твайлайт о том, что в Понивиль приезжают мои родители, чтобы проведать меня.

— Почему же ты так поздно предупредил меня?

— Твайлайт, я сам узнал об этом только пару дней назад. Хотя письмо пришло еще неделю назад. Так что все претензии не ко мне, а к Понивильской почте.

— Не обижайся на них, просто у них мало почтальонов, и поэтому бывают кое-какие задержки.

— Да я-то не обижаюсь, но как я погляжу, больше всего от этого пострадал твой Спайк. Так что это ему стоит на них обижаться,- и действительно в глазах Спайка можно было прочитать, что в данный момент он проклинал абсолютно всех почтальонов Понивиля, а может даже Эквестрии.

— А твои родители, они надолго к нам приедут?

— Скорее всего, лишь на пару дней.

— Так мало?

— Наша кондитерская в Хувсвиле довольно популярна, так что если бы не она может быть, мои родители остались и подольше.

— Но я надеюсь, тебе не потребуется опять отправляться в Вечнодикий лес.

— Твайлайт я ведь месяц назад оттуда вернулся. Вашей больнице наверно еще месяца два не потребуются травы.

— Но почему ты сам так нервничаешь?

Еще бы не нервничать, знать, что прошел уже месяц, значить остался еще один до того, как у меня появятся новые возможности. И Дискорд его знает, что это может быть.

— Наверно из-за того, что я по родителям соскучился. Вот и все.

В этом момент дверь в библиотеку открылась и внутрь зашли четыре подруги Твайлайт. Поприветствовав меня и Твайлайт, они расположились на мягких подушках в библиотеки. Недоставало только радужногривой пегаски, которая с дикой скоростью влетела внутрь буквально через секунду после того, как я об этом подумал.

— Рэйнбоу Дэш вот ответь мне, почему ты не используешь двери, как все остальные? — судя по лицу Твайлайт, она сама задавала ей точно такой же вопрос.

— Я же пегас, а пегасы должны парить в воздухе, вот я и влетаю через окно. Так просто гораздо удобнее,- ответила она, умастившись на подушку рядом с Эплджек.

— Могу поспорить, что дома ты устраивала большие беспорядки,- сказал я улыбаясь.

— Не то слово, в моей комнате постоянно был такой бардак, как будто в ней был настоящий торнадо.

— И скорее всего за столько лет ничего не изменилось,- ехидно сказала Эплджек и мы все дружно рассмеялись.

— Вадим, а твоим родителям было тяжело растить тебя? — спросила Твайлайт и все почему-то вдруг оживленно уставились на меня.

— А почему все на меня так смотрят?

— Нам очень интересно услышать о твоем детстве,- сказала Пинки.

— Ну, по мне сразу видно, что я был довольно необычным ребенком,- и девочки слегка усмехнулись. – Да и трудности явно были, как и со всеми жеребятами.

— Но ты ведь не был жеребенком,- сказала Флаттершай и опустила голову. – Извини, я не хотела тебя обидеть.

— Я не обижаюсь, и ты права Флаттершай, я не был жеребенком. Но мои родители всегда говорили мне, что, не смотря ни на что, я их сын и они всегда будут любить меня. И хотя внешне я отличался от других, это не мешало мне заводить друзей, и жить как обычному пони. Поэтому в детстве я не сильно отличался от других жеребят. Также играл со всеми, веселился и порой хулиганил.

— И никто не удивлялся тому, что у тебя есть когти? — спросила радужногривая пегаска.

— Нет Рэйнбоу, ведь раньше у меня их не было. Я ведь рассказывал, что они появились в тот день, когда на Хувсвиль напал дракон. Вот тогда все жители скорее не удивились, а ужаснулись. Прям как вы, когда я вышел из леса после того, как побежал спасать Меткоискателей.

— Может, детальнее расскажешь о своем детстве,- предложила Твайлайт желая сменить тему.

— Если честно, то я был довольно спокойным ребенком, любил читать и в основном помогал своим родителям в нашей кондитерской. Я если честно уже и не помню, маленький же был. Вот, когда мои родители приедут, то смогут детальнее вам об этом рассказать. Но зато я точно помню, что когда на свет появились мои сестры и братик, то мне пришлось учиться, заботится и о них. Ведь на мои плечи легла роль старшего брата.

— Это наверняка было очень тяжело, следить сразу за тремя маленькими жеребятами. Уж я-то знаю, как это. Ведь я каждую неделю нянчу Паунда и Памкин. И что только мне не приходится делать, чтобы хоть как-то их развеселить и повсюду кувыркаться, и строить им забавные рожицы, но больше всего им нравится, как я обсыпаю себя мукой. А еще можно…

— Пинки мы все поняли,- сказала Твайлайт, остановив ее своим магическим полем.

— Да Пинки, у меня была схожая ситуация. Что мне только не доводилось делать, чтобы они не кричали. Я даже жонглировать немного научился,- и, взяв со стола несколько яблок, стал хаотично кидать их в воздух. Вначале все получалось, но затем я потерял из виду пару яблок, и они по закону подлости упали прямо мне на голову.

— Видимо давно не практиковался,- сказал я, посмотрев на присутствующих пони, которые не скрывали своих улыбок. И взяв яблоко и подбросив его вверх, я резким взмахом когтя рассек его на несколько частей. Чем привел в восторг своих зрительниц, и они радостно застучали своими копытцами.

— Да ты я смотрю просто кладезь талантов. Жалко летать не можешь.

— Увы Рэйнбоу Дэш, чего нет того нет,- и легким движением разрезал еще одно яблоко. – Хотя кто его знает, какие еще сюрпризы мои наноботы могут мне преподнести. И даже мои теперешние способности могут эволюционировать.

— Ты хочешь сказать, что твои способности могут измениться?

— Я хочу сказать Рэрити, что мои способности могут развиться до новых уровней. Например, раньше, я мог только становиться невидимкой и то лишь на небольшой промежуток времени. Но со временем я заметил, что со временем моя способность становится невидимкой, постепенно улучшается. И уже вскоре я мог находиться в состоянии невидимости несколько часов, а предметы, до которых я дотрагиваюсь, тоже начали исчезать. Я понял, что моя способность эволюционировала, или проще говоря, улучшилась.

— Как и сказала Рэйнбоу, ты просто кладезь талантов,- сказала Эплджек.

— Если уж на то пошло, то скорее кладезь секретов. Мне было бы гораздо легче знать о своих способностях заранее, чем ждать не понятно чего. И кто его знает, что мой брат еще приготовил для меня.

— Но ведь он все это сделал, чтобы защитить тебя. Он хотел, чтобы ты был в безопасности,- сказала Флаттершай.

— Я знаю это. Просто жалко, что в своем диске он ни оставил никаких инструкций о том, как их можно использовать,- сказал я и улегся на свободную подушку, которую к моей радости могла меня полностью вместить. И закрыв глаза, я постепенно стал погружаться в свои детские воспоминания.

******

— Стардаш, перестань отнимать игрушки у своей сестры,- сказал я маленькому жеребенку. Поскольку стоило мне хоть ненамного отвлечься, как он забирал любую игрушку, находившуюся в копытцах у Пичипай. – Я не понимаю, зачем тебе ее куклы. Ты же не кобылка чтобы ими играться,- и Стардаш мигом вернул своей сестре ее игрушки.

— Спасибо братик,- сказала Пичипай, поцеловав меня в щеку.

— Пожалуйста, а где Скайвиш? — спросил я, оглянувшись, пытаясь найти пегаску. – Куда подевалась наша сестренка? — и как бы в ответ на мой вопрос я услышал жалобный всхлип и из ближайших кустов, слегка похрамывая и плача, вышла Скайвиш.

— Сестричка, что с тобой? — заботливо спросил Стардаш, подойдя к нашей сестре.

— Скайвиш, что случилось? Тебя кто-то обидел? — спросил я, и в ответ она отрицательно покачала головой. — Ну, хорошо, а что у тебя с копытцем? — и взяв в руку ее копытце, я стал внимательно осматривать его. На первый взгляд все было в порядке, но внимательно приглядевшись, я все-таки смог увидеть, что в шкурке торчит небольшой, но уж очень острый шип. И аккуратно взяв его, я резким движением выдернул его из шкурки.

— Ай! — выкрикнула от боли Скайвиш и прижалась ко мне, намекая на то, чтобы я погладил ее.

Мои руки были довольно чувствительными, и поглаживания по нежной шерстке пони доставляло мне огромное удовольствие. Но что также было приятно, так это то, что мои поглаживания также приносили удовольствие и самим пони. Поэтому не удивительно, что мои сестры и братец всячески ластились ко мне, желая, чтобы я погладил их и почесал им за ушком. Даже Минти и Лилу как-то раз, увидев это, попросили меня погладить их. Вследствие чего обе чуть ли не заснули прямо у меня на коленях. Как они сами сказали, это просто божественное ощущение, когда мои мягкие руки проносятся по их гривам и шерсткам, тем самым расслабляя их и тем самым погружая в искушающую истому.

— Ну как, тебе уже лучше? — спросил я свою сестрицу.

— Да намного. Спасибо братик.

— Неужели ты заплакала только от того, что тебе в копыто угадил шип?

— Ты не представляешь, как это больно. Да и само это растение, оно какое-то странное.

— Странное говоришь. А ну, покажи-ка мне его,- сказал я и Скайвиш повела нас через, и указало на то самое растение, которое и обидело мою сестру.

— Ой, какое красивое! — воскликнула Пичипай и потянула к нему свое копытце, как я резко отдернул ее назад.

— Лучше не трогай его Пичипай. Это не такое милое растение, как кажется на первый взгляд. Да я и удивлен, что оно вообще здесь растет.

— Я просто собирала цветы, хотела подарить нашей маме красивый букет цветов. А когда увидела этот цветок, то сразу захотела его сорвать, а потом мне резко стало больно.

— Да, этот цветок очень коварен. К нему, как ни к кому другому подходит выражение, что внешность может быть обманчива. Невероятно красивый внешне, но опасный внутри. Когда пони или любое другое существо приближается к нему, то этот цветок резко выстреливает одним из своих острых, как лезвие шипов. Причиняя любому ужасную боль. Еще примечательно то, что его просто так не вырвешь. Как только кто-то дотрагивается до его стебля, то по всей его длине мгновенно появляются точно такие же острые шипы. Отличная защита, как для растения, да я и удивлен, что этот цветок вообще здесь растет. Обычно среда его обитания — это дикие леса.

— Он просто выстреливает своими шипами?

— Да Стардаш, примерно вот так,- и как только я приблизил к растению свою руку, как из него тут же вылетел острый шип, вонзившийся прямо мне в кожу.

— Тебе не больно? — удивленно, но в тоже время заботливо спросила Пичипай.

— Не переживай, я почти ничего не почувствовал.

— И как называется это растение? — спросила меня Скайвиш.

— Шиповик. Подходящее название для такого растения. Надо его отсюда убрать,- сказал я, и быстро взяв небольшую лопатку, я вырыл его из земли и выбросил подальше. – Теперь оно просто засохнет. Что вы делаете? — спросил я после того, как вся троица прижалась ко мне.

— Хотим, чтобы ты погладил нас,- синхронно ответили они, и повалили меня на землю.

— Вот шельмецы, я так скоро затискаю вас,- и стал аккуратно чесать им за ушком.

******

Очнувшись от своих воспоминаний, и разомкнув глаза, я увидел, что на моем животе с довольным видом возлегает розовая пони. Устроившись на мне как на мягком матрасе, она вытянулась вдоль моего тела, положив голову на моё плечо, и теперь её грива слегка щекотала мне нос, а моя рука все это время непроизвольно чесала ее за ушком. А приподняв голову, я наткнулся на пять ехидных мордашек.

— Ты такой удобный, прямо как самая мягкая подушечка,- приоткрыв глаза, сонно произнесла Пинки Пай.

— А как ты на мне оказалась?

— Ну, ты сначала спокойно лежал, а потом как-то странно начал шевелить рукой. Я подошла спросить тебя, что ты делаешь, потому что мне было интересно. Но как только я подошла к тебе, как ты принялся меня гладить, мне стало невероятно приятно, что даже не хотелось отходить от тебя. Я даже прилегла на тебя, чтобы было удобнее, а когда ты начал чесать меня за ушком, так я и вовсе заснула,- невероятно быстро произнесла Пинки, но при этом ее мордочка выглядела очень смущенной.

— Ты извини меня, это совершенно случайно получилось. Просто я вспомнил, как мои шалопаи постоянно ластились ко мне, чтобы я их погладил. Вот видимо я и начал шевелить рукой, а когда ты подошла, то принялся гладить тебя.

— Не надо извиняться глупышка, мне очень понравилось, это было так приятно.

— Тебе правду это понравилось? — спросила Рэйнбоу Дэш, абсолютно не понимая, что я сделал такого особенного.

— Понравилась, это не то слово, чтобы описать эти ощущения. Словно ты лежишь, на самой мягкой в мире подушке, а по твоему тельцу проходит теплая, приятная, расслабляющая волна и с каждым разом тебе становится все легче и приятнее.

— А я уже боялся, что поранил тебя,- хотя если ей так понравилось, когда я гладил ее этими когтями, то, что же она скажет, когда я смогу убрать их.

— Не знаю, мне кажется, ты преувеличиваешь Пинки,- слегка прыснув, произнесла Рэйнбоу Дэш и подошла ко мне. – ну, давай, погладь меня.

— Погладить тебя!?- ничего себе заявки, и она даже не стесняется стоящих рядом подруг.

— Может не надо,- пытался я ее отговорить, но пегаска настояла на своем.

— Я всем покажу, что в этом нет ничего особенного,- понятно, чистое упрямство и желание показать свою правоту.

— Хорошо, но запомни, я тебя отговаривал,- и стал гладить упрямую пегаску.

Я старался делать это, как можно мягче, ведь со стальными когтями, и металлом вдоль твоих рук, быть нежным уж очень тяжело. Но, несмотря на это, у меня все было гладко. Во всяком случае, я так судил глядя на Дэш. Вначале конечно пегаска упорно держалась, показывая всем своим видом, что в моих действиях нет ничего особенного. Но уже через пару минут, тело Рэйнбоу само начало тянутся к моей руке, и в такой момент Дэш скорее напоминала довольную кошку, которая слегка выгибалась, когда ее гладят. И чтобы совсем сломить упрямую пегаску я принялся чесать ее за ушком, чем вызвало широченную улыбку на ее лице. Она податливо прильнула к руке, всем своим видом показывая, что не желает, чтобы данная ласка заканчивалась.

А в это время, подруги не сводили с нас своих глаз. И если большинство пони, лишь тихо посмеивались над этой ситуацией, то Эплджек ели выдерживала, чтобы не рассмеяться на всю библиотеку. Сдерживало ее только небольшая подушка, в которую она уткнулась, желая заглушить свой дикий хохот. Но даже не сильно помогало, так как даже сквозь подушку доносился ее неостановимый смех. А Рэйнбоу абсолютно ничего не замечала, еще пара минут, и она также может улечься на меня и заснуть, как Пинки, а вот когда она проснется, то точно меня пришибет. Конечно, не знаю, почему я так подумал, но видимо инстинкты самосохранения меня попросту предостерегали. Поэтому я решил действовать быстро и четко, пока она не успела опомниться. И поэтому, пока она с закрытыми глазами наслаждалась данной лаской, я быстро вошел в режим невидимки, и тут же отстранился от пегаски, отойдя к одному из книжных шкафов.