Автор рисунка: Devinian
Глава 26 Глава 28

Глава 27

Магия, лишь в одном этом слове так много тайн и загадок. Лишь одно — это слово олицетворяет собой силу, могущество, изящность и красоту. На протяжение многих столетий и даже тысячелетий, многие талантливые и настойчивые единороги пытались познать все ее тайны и истины.

Большинство терпело поражения в этом бою, но некоторым все же удавалось приоткрыть завесу магических тайн, открывая совершенно новые и невиданные ранее заклинания. Естественно то что они постигали было лишь крупицей, лишь каплей в океане тайн магической силы. Конечно такие редкие и исключительные единороги, как Старсвирл Бородатый были действительно уникальны в своем роде. Этот великий единорог не зря считается одним из самых великих волшебников за всю историю Эквестрии. За время его жизни было открыто с дюжину новых заклинаний и приоткрыто несколько важных тайн в области магии. Даже после его смерти в его дневниках и записях были сохранены плоды его работ, которые помогали будущему поколению развиваться дальше.

И сейчас все его наследие, мечты, идеи и энтузиазм, все это перешло в новую талантливую волшебницу по имени Твайлайт Спаркл. Будучи еще жеребенком, она не была обделена магическим даром, и это не осталось незамеченным самой принцессой Селестией, которая, разглядев в жеребенке юное дарование, решила взять ее под свое крыло и стать ее наставницей.

Многие годы юная единорожка подобно губке впитывала в себя знания и мудрость, что давала ей сама правительница Эквестрии. Словно готовя юную волшебницу к тому, что и сама она однажды взойдет на трон, как одна из принцесс, и естественно, как одна из правительниц Эквестрии.

И принцесса не разочаровалась в своей верной ученице. Она смогла познать магию дружбы, освободила сестру принцессы Селестии от темной магии, наконец соединив двух сестер вместе, одолела самого Дискорда, властителя хаоса, помогла разоблачить королеву Кризалис и ее коварные планы и помогла Кристальной империи не только вернуть ее былое величие, но и раз и навсегда одолеть короля Сомбру.

Казалась бы сердце такой одаренной волшебницы, прекрасной кобылки и новой принцессы Эквестрии должен был украсть какой-нибудь элегантный и прекрасный принц-жеребец, но любовь странная штука, которая постоянно преподносит в нашу жизнь разные сюрпризы. И в ее жизни этим сюрпризом стал именно я.

Я не был принцем, не был каким-то известным пони, я даже вообще не был пони. Я был обычным человеком. Существом, которое спасалось от разрушения собственного мира и которое по счастливой случайности попало в новый и никому ранее неведомый мир, в Эквестрию.

Конечно я понимал, что мы с Твайлайт во многом отличаемся. Это касалось не только внешности, но и особых умений. Она была великой и талантливой волшебницей, посвятившей себя изучению основ и тайн магии ее мира, какой бы разной она ни была. То ли это касалось обычной магии единорогов, то ли магии дружбы, которую она сейчас изучала.

В то время как я относился к тому, что в Эквестрии пока было не так развито, как в моем родном мире. Моим особым умением было использование технологий, особых достижений моего мира, которые изобрел мой брат — наноботов. Эти устройство активно позволяли мне использовать ряд очень необычных и уникальных в своем роде способностей. От обычной регенерации до уникальных боевых когтей и невидимости. Из диска, который оставил мне мой брат, перед тем, как спасти меня, я смог узнать, что эти наноботы, предназначались для того, чтобы спасать человеческие жизни, помочь нам выживать в особо трудных условиях.

К сожалению, жизнь полна неожиданностей, и порой очень неприятных неожиданностей. Наш мир погибал, вернее, сами люди были виноваты в гибели своего собственного мира. Как я понимал, мы сделали то, что не следовало было делать, и наша жадность, наше упрямство стоило жизни целой планеты и целой цивилизации. Единственным, кто смог спастись от этой неминуемой гибели, был только я.

Все эти мысли прокручивались у меня в голове бесчисленное количество раз. И каждый раз я был благодарен проведению, своей судьбе и своему брату, который спас меня. Но теперь я был особенно благодарен своей судьбе, что я попал именно в Эквестрию. В мир, где я смог обрести новый дом, семью, друзей и любовь.

— Давай, маши ими изо всех сил, — произнесла Рэйнбоу Дэш, и Твайлайт гораздо быстрее замахала своими крыльями, пытаясь найти баланс в воздухе и удержать равновесие. Но явно перестаравшись, она слегка завертелась в воздухе и упала на ветку ближайшего дерева, чуть не свалив с него птичье гнездо.

— Ну, может не так сильно, — произнесла Рэйнбоу Дэш.

После чего аликорн взмахнув своими крыльями попыталась приземлиться на землю. Но увидев, что это тоже у нее еще плохо получается, я быстро подбежал, желая поймать незатейливую летунью, но вместо того, чтобы аккуратно попасть в мои руки, она полностью упала на меня, развалившись вдоль моего тела.

— Ух, Твайлайт, ты в порядке? Несильно ушиблась? – спросил я поднимая с себя аликорна и помогая ей встать на все ее четыре копыта.

— Нет, я цела, благодаря тебе мое приземление оказалось куда мягче, чем в прошлый раз, — произнесла она слегка улыбнувшись и поцеловав меня в щеку.

Прошло чуть больше месяца с того момента, как мы с Твайлайт признались и открыли друг другу свои чувства и сердца. С того момента, каждый новый день стал особенным, как для меня, так и для Твайлайт. Эти дни казались полностью безмятежными для нас. Мы просто наслаждались компанией друг друга, гуляя вместе по городу или сидя в библиотеке на мягких перинах, рассказывали друг другу интересные истории из наших жизней или читая книги на самые разнообразные темы. Хотя честнее было бы сказать, что все это время Твайлайт читала книги для меня, так как моя слепота не позволяла мне этого делать. Но для Твайлайт это было даже в радость.

Ей нравилось заботиться обо мне, готовить для меня еду, читать мне книги. Я был для нее словно маленьким беззащитным жеребенком, который нуждался в заботе своей матери. Словно дремлющий в Твайлайт материнский инстинкт пробудился и крепко-накрепко взялся за меня. Конечно, из-за этого мне было довольно-таки неловко, но под натиском любящей кобылки мое сопротивление быстро и сокрушенно пало.

Весь месяц Твайлайт активно и заинтригованно помогала мне обучаться и одновременно с этим изучать мою способность к эхолокации. Благодаря ей я довольно быстро достиг внушительного прогресса в освоении этой способности. И в скором времени я уже мог довольно неплохо ориентироваться в пространстве. Конечно, за время моего, так сказать, обучения я все же несколько раз врезался в пару массивных деревьев и угодил в несколько довольно колючих кустов, из которых меня потом, слегка смеясь, доставала Твайлайт. Конечно, это нельзя было сравнить с обычным зрением, но и у эхолокации были свои неоспоримые преимущества.

Но к нашей радости добавилось то, что несколько дней назад ко мне вновь стремительно начало возвращаться мое зрение. Пару дней я видел всё довольно размыто, но с каждым днем мое зрение становилось все лучше и лучше, приобретая свою первоначальную четкость и ясность.

— Неплохо смотрелась, принцесса Твайлайт.

— Эплджек, я же просила, не нужно меня так называть.

— Почему ты возражаешь? Ты и так никогда не носишь свою корону. Можешь хотя бы принять свой новый титул, — сказала Рэрити.

— Если другие пони так хотят ко мне обращаться, то пожалуйста, но не мои друзья. По-моему, это как-то неправильно, — произнесла аликорн тяжело вздохнув, — как и вся это возня с полетами. До праздника дня Солнца осталось всего два дня, и так я никогда не буду готова.

— Конечно, нет, если все время будешь торчать тут внизу. А теперь взлетай и покажи всем пони свой коронный выход, — воодушевленно произнесла Рэйнбоу Дэш, и аликорн, расправив крылья, взлетела в воздух.

Набрав высоту, она совершила несколько живописных маневров, но, видимо, слегка растерявшись, она столкнулась с несколькими облаками и начала стремительно падать вниз. Я мигом подбежал в нужное место, уже готовясь ловить ее, как внезапно ей все-таки удалось избежать столкновения с землей, выйдя из этого пике. Но не сумев восстановить контроль над своим полетам, она вновь завертелась в воздухе, выписывая различные фигуры. Догадавшись, что может произойти в следующий момент, я быстро среагировал, и уже через пару секунд мое тело почувствовала на себе ощутимый удар фиолетового аликорна.

— Это было так здорово! Можешь повторить!? – радостно произнесла Пинки, от чего Твайлайт устало уткнулась мордочкой мне в грудь.

******

Спустя еще несколько попыток и неудачных приземлений мы все направились обратно в замок, где остановились возле витража, на котором была изображена новая принцесса Эквестрии.

— Ты смотришься просто чудесно, дорогая. Они смогли передать твое королевское величие.

— Наверное, — произнесла Твайлайт.

— Не скромничай, каждая пони мечтает однажды надеть корону и пройти церемонию коронации, которую увековечат в витраже, — восхищенно произнесла Рэрити.

— Не уверена, что это мечта каждой пони, — строго произнесла Рэйнбоу Дэш.

— Конечно, иначе тебе бы пришлось носить различные королевские платья, а в них ты бы не смогла хвастаться своей крутостью, — произнес я, отчего все пони улыбнулись, а Рэйнбоу, подлетев ко мне, стукнула меня копытцем по плечу.

— Я чаще всего мечтаю о глазури, — произнесла Пинки и углубилась в свои мечты, отчего у нее моментально потекли слюнки.

— Нам пора идти, а то опоздаем на поезд.

— Флаттершай права. Не знаю, как у вас, а вот у меня сегодня еще куча дел. Официальное празднование пройдет здесь, в Кантерлоте, но мэр поручила нам устроить вечеринку дома, — произнесла Эплджек, и выражение мордочки Твайлайт сразу же приобрело грустный и опечаленный оттенок.

— Эй, не грусти, сахарок, твое места там, с другими принцессами, когда принцесса Селестия поднимет солнце, — сказала Эплджек.

— И для меня это честь, правда. Просто праздник летнего солнца свел нас когда-то вместе. Это неправильно не провести такой особенный день с моими понивильскими друзьями, — произнесла Твайлайт.

— Нам тоже кажется, что это неправильно, дорогая. Если бы мэр не нуждалась бы в нашей помощи, то мы, кончено же, остались бы здесь в Кантерлоте, и мы понимаем, что твои королевские обязанности должны быть важнее, — понимающе произнесла Рэрити.

— Может, нас и свел праздник летнего солнцестояния, но нечто куда большее держит нас всех вместе, — произнесла Эплджек и указала на витраж, располагавшийся рядом. – Мы шестеро связаны элементами Гармонии и никакие королевские обязанности это не изменят. Верно пони?! – произнесла Эплджек обратившись к остальным подружкам.

— Да! – синхронно ответили они, правда, кроме одной пони, которая все еще витала в своем сладком воображаемом мире.

— Верно, Пинки Пай!? – строго спросила Эплджек уставившись на нее.

— Сливочная, сливочная глазурь, — произнесла она, все еще погруженная в свои мечты.

— Считайте, что это да, — произнесла Флаттершай вытерев личико розовогривой пони.

— К тому же, ты останешься не одна, — произнес я, крепко обняв аликорна, отчего все пони мягко охнули. Ну, все за исключением одной радужногривой пегаски.

Конечно, подруги знали о том, что мы с Твайлайт стали парой. Конечно, мы не знали, как им преподнести такую новость, поэтому мы все же решили сказать им всем одновременно. Поэтому где-то через неделю Твайлайт пригласила всех их на дружеское чаепитие, где мы с ней рассказали о том, в каких отношениях на данный момент мы с ней состоим. На тот момент мое зрение еще не вернулось, но как рассказала мне Твайлайт, у каждой пони была своя неповторимая реакция. Эплджек от души поздравила меня и Твайлайт с таким решением, Пинки радостно прыгала по комнате как пружинка и уже представляла, какую вечеринку она закатит в нашу честь, Рэрити в свойственной ей манере упала в театральный обморок, Флаттершай так же, как и Эплджек, поздравила меня и Твайлайт, но при этом очень сильно стесняясь. А Рэйнбоу Дэш, ну это Рэйнбоу Дэш, ей всякие романтические признания были чужды, хотя несмотря на это она все равно сказала, что рада за нас.

— Хватит обниматься, голубки, а не то задушите еще друг друга, — произнесла Рэйнбоу Дэш.

— Не понимаю, почему ты так реагируешь, дорогая. То, что Вадим обнимает Твайлайт, говорит о его нежных чувствах к нашей подруге, — произнесла Рэрити.

— Да, Вадим, похоже ты смог похитить нежное сердечко нашей подруги, — подмигнув произнесла Эплджек.

— Но вы ведь знаете, что мы рады за вас, — тихонько произнесла Флаттершай.

— Мы знаем и очень ценим то, что вы поддерживаете нас в этом, — произнесла Твайлайт и, не стесняясь своих подруг, нежно поцеловала меня в щеку.

Проводив пони до перрона и усадив их на поезд, мы слегка расстроенно попрощались с ними и отправились обратно во дворец. Вернувшись обратно в нашу с Твайлайт комнату, а принцесса Селестия распорядилась выделить нам одну комнату на двоих, я присел возле Твайлайт и стал мягко поглаживать ее гриву. Я знал, что это помогало ей успокоиться и расслабиться.

— Жалко, что я ничем не могу тебе здесь помочь, Твайлайт.

— Ничего страшного, я рада, что хотя бы ты и Спайк рядом со мной. Ваша поддержка для меня очень важна.

— Знаешь, по твоему графику мы сильно ушли вперед благодаря твоему невероятно дельному помощнику, — гордо произнес Спайк. – Празднование состоится только послезавтра. Можно быстренько сгонять в Понивиль и вернуться, и у нас еще будет куча времени, чтобы все закончить до торжества.

— Было бы здорово, Спайк, — произнесла пони тяжело вздохнув. – А вдруг что-то еще появится, когда нас не будет, а если мы задержимся, и я не успею доделать все дела по списку? Это первые королевские обязанности, которые мне поручила принцесса Селестия. Я не могу ее подвести.

— И не подведешь, я уверена, — произнесла принцесса Селестия, неожиданно войдя в комнату, и мы учтиво поклонились ей. – В этом нет необходимости, принцесса Твайлайт.

— Простите!

— Не нужно извиняться, — улыбаясь произнесла белоснежная принцесса.

— Простите, — не удержавшись произнесла Твайлайт.

— Должна признать, что это так чудесно — ждать праздника летнего солнцестояния.

— В каком смысле? – непонимающе спросила Твайлайт.

— Для моих подданных это всегда было праздником моей победы над Найтмер Мун, — тяжело вздохнув произнесла принцесса, взглянув в окно нашей комнате, где на соседней башне сумеречная принцесса возносила Луну к небосводу. — Но для меня, просто ужасным напоминанием, что мне пришлось изгнать свою собственную сестру.

— Я никогда об этом не думала в таком ключе, — невинно произнесла Твайлайт.

— Но сейчас это стало чудесным напоминанием о ее превращении в принцессу Луну и нашим счастливым воссоединением. Я так рада, что ты будешь принимать участие в торжествах, и я знаю, тебе было трудно видеть, как твои друзья возвращаются в Понивиль без тебя.

— Немножко, — расстроенно произнесла Твайлайт.

— Ты уже не моя ученица, но надеюсь, ты знаешь, что я всегда буду рядом, если буду нужна тебе.

— Как и я, — произнес я, присев возле Твайлайт.

— И я надеюсь, что и ты всегда будешь рядом, когда будешь нужна мне, — заботливо произнесла принцесса, обняв Твайлайт.

Было заметно, что Твайлайт слегка воодушевилась и теперь ее настроение было уже не таким подавленным, как раньше.

— Что ж, Спайк, на чем мы остановились?

— На том, что нам пора закругляться, — улыбнувшись произнес он.

— Думаю, нам следует еще раз пройтись по списку.

— Так и знал, что ты это скажешь, — произнес дракончик беря длинный свиток в свои лапки.

— Что ж, предоставлю это вам, — произнесла принцесса, но прежде чем покинут нашу комнату, она остановилась возле меня и обратилась к своей бывшей ученице. — Твайлайт, могу ли я забрать у тебя Вадима, мне бы хотелось немного поговорить с ним?

— Если Вадим не против, то и я не возражаю, — улыбнувшись ответила Твайлайт, и я вместе с принцессой вышли из комнаты.

Тихо и не спеша идя вдоль коридоров, я вместе с принцессой вскоре вышли к королевскому саду и остановившись возле небольшого пруда, белоснежная аликорн аккуратно присела возле кромки воды и, посмотрев на меня добрым и заботливым взглядом, указала на место рядом с собой. Присев рядом, я почувствовал, как ее большое, но в тоже время нежное крыло накрыло мое спину, согревая и защищая меня от ночной прохлады.

— Красиво, не так ли? – спросила аликорн, смотря на звезды и башню, где недавно стояла ее сестра.

— Да, очень красиво, – произнес я, вглядываясь в ночное небо и любуясь дивным и прекрасным сиянием звезд.

— Ты ведь сейчас думаешь о своем мире? – спросила принцесса глядя на меня, на что я лишь слегка улыбнулся.

— Мой мир здесь, принцесса Селестия. Пускай я родился не в этом мире, но именно здесь я вырос. Здесь мои семья и друзья, здесь все, кто мне дорог, а теперь здесь еще та, которую я люблю.

— Но я вижу, что тебя что-то гложет. Ты ведь знаешь, что можешь все мне рассказать, что тебя беспокоит.

— Это не беспокойство, скорее просто грусть, связанная с моим прошлым, а точнее с моими воспоминаниями, связанные с моим братом.

— Что-то неприятное? – обеспокоенно спросила принцесса.

— Нет, ничего такого. Просто я понял, что мне его не хватает. Странно, я, можно сказать, ничего не помню о нем, а мне его не хватает, — сказал я усмехнувшись. – Вы, наверно, считаете меня немного странным?

— Думать о тех, кто нам дорог, и о тех, кого нам не хватает — это не странность, Вадим, а забота и любовь. Пускай твои воспоминания о нем малы, но твои чувства к нему живут глубоко внутри тебя. Ты знаешь, что он любил тебя, и ты не должен забыть этого, хотя бы в знак уважения к нему.

— Я знаю это, принцесса, но по правде сказать, меня беспокоит вовсе не это.

— Тогда что же?

— Твайлайт хочет познакомить меня со своими родителями.

— Разве ты не рад этому?! Сколько я знаю, если кобылка хочет познакомить своего жеребца со своими родителями, это говорит о серьезных и истинных чувствах по отношению к нему.

— Я знаю это принцесса, и я рад этому, действительно рад. Когда она предложила мне это, я не задумываясь согласился, поскольку знал, что это является показателям того, что она не сомневается в своем выборе, она не сомневается во мне. Но позже я начал бояться этого.

— Разве здесь есть чего бояться? Если ты не знаешь родителей Твайлайт, то я могу тебе сказать, что они очень милые и дружелюбные пони. Думаю, они будут рады узнать, что их дочь нашла свою вторую половинку.

— Может быть, но они ведь не знают, что я вовсе не пони.

— Так вот что тебя смущает?

— Не смущает, а пугает. Вот если бы вы были на их месте, разве вы бы со спокойствием и пониманием приняли тот факт, что ваша дочь влюбилась в существо из другого мира, которое к тому же может становиться невидимкой и покрывать свои конечности особым металлом, которые превращает мои руки в настоящие острые как меч когти? — спросил я и мои слова заставили принцессу задуматься.

Она долго размышляла над сказанными мною словами. Казалось, своей речью, своими словами я ненароком задел ее за живое. Она сидела возле меня слегка опустив голову, а в ее взгляде виднелась небольшая нотка грусти и печали. Мы просидели пару минут, пока я наконец не понял, что же именно заставило так загрустить принцессу.

— Вы ведь и сами беспокоитесь за Твайлайт не так ли? Именно поэтому вы и хотели со мной прогуляться и поговорить? — спросил я, подняв свой взгляд на принцессу, и по ее глазам я сразу смог понять, что я попал в самую точку. Но этот вывод не утешал меня, а только нагнал еще больше страха. — Принцесса Селестия, вы считаете, что я не подхожу для Твайлайт? Что нам не стоит быть вместе?

— Нет, что ты! Почему ты так думаешь? – обеспокоенно спросила принцесса.

— Я ведь понимаю, что вы беспокоитесь за Твайлайт, все-таки столько лет она была вашей ученицей. А я существо из другого мира, о котором известно лишь то, что его собственный вид стал гибелью целой планеты. Мне кажется, моя кандидатура на роль жеребца Твайлайт выглядит довольно-таки смущающей.

— Твайлайт была для меня не просто одаренной единорожкой и ученицей, которую я взяла под свое крыло. За столько лет она стала для меня родной дочерью. С каждым годом, с каждым днем, проведенным с ней, я все больше понимала, что моя простая забота как ее наставницы переросла в настоящую материнскую заботу. Я полюбила ее, как свое собственное дитя.

— Я так и понял. Глядя на то, с какой поистине материнской заботой вы к ней относитесь.

— Но я также знаю и тебя, Вадим. Я знаю, что ты за пони... в смысле, человек. Поэтому я и спокойна за Твайлайт. Как ты думаешь, почему я попросила именно ее приехать в Кантерлот, чтобы она помогла тебе освоиться в Понивиле?

— Принцесса, неужели вы хотите сказать, что вы знали, что все так обернётся? Вы знали, что со временем мы с Твайлайт влюбимся в друг друга? — шокировано спросил я, на что белоснежная аликорн ласково улыбнулась.

— Ну, я не то чтобы знала, но надеялась на это. Я видела, как вы подходите друг к другу. И я очень обрадовалась, когда Твайлайт прислала мне письмо, где написала, что вы признались друг другу в своих чувствах и теперь стали парой.

— Вот это новость! А я, честно сказать, очень боялся о том, как вы отреагируете и что вы ответите нам после того, как Твайлайт написала вам письмо про то, что мы теперь вместе. А когда пришло ваше письмо про то, что вы рады за нас и желаете нам крепкой и сильной любви, у меня прямо камень с души свалился.

— Твайлайт очень дорога мне. И я искренне рада за вас и надеюсь, что у вас все будет хорошо.

— Знаете, Твайлайт очень много рассказывала о вас. Но не только как о великой принцессе и прекрасной наставнице, а и как о милой и добродушной пони, которая проявляла поистине материнскую заботу о ней. Думаю, в глубине души она также считает вас своей второй мамой. Она сама мне об этом сказала.

— Правда!?

— Да, принцесса, честно признаться, в глубине души не только Твайлайт, но и я считал вас своей второй мамой. Вы заботились обо мне так же, как и мои родители, пускай не так часто, но с такой же любовью и заботой. Вы нашли для меня семью и дали мне дом, где я мог жить и расти. Дали все то, чего я лишился в своем мире, — произнес я и, подойдя к принцессе, крепко обнял ее. — Спасибо! Спасибо за все, мама.

Произнеся последние слова, я почувствовал, как дрогнула тело аликорна. Биение сердца принцессы резко возросло, а сама она, крепко обняв меня своими величественными крыльями, положила голову мне на плечо.

— Спасибо, Вадим. Спасибо тебе за эти слова, — произнесла она, и я почувствовал, как на том месте где лежала ее голова, появилась легкая влага от ее слез.

— Знаете, я ведь действительно люблю Твайлайт. Люблю всем сердцем и душой. И я хочу, чтобы вы знали, что даже несмотря на то, что я не такой как вы, что я человек, я знаю, на что мы способны, на что мы готовы пойти ради тех, кто нам дорог. Я видел это из своих воспоминаний, я видел, на что пошел мой собственный брат, дабы защитить меня. Поэтому знайте, несмотря ни на что, ни на какие препятствия и последствия я всегда буду защищать тех, кто мне дорог, и тех, кого я люблю, как свою семью, так и своих друзей. И я буду защищать их даже ценой своей собственной жизни.

— Знаю, Вадим, и я тебе верю.

— Я говорю это не для того, чтобы казаться вам каким-то героем и чем-то вроде того. Я говорю вам то, на что я действительно готов пойти и на что я пойду, если это будет необходимо.

Мы просидели так еще несколько минут, молча смотря на ночное небо и наслаждаясь сиянием звезд, мелькающих в ночном небе. Мы не проронили ни слова, но они и не были нужны. Главное, что в этот момент и я, и принцесса были счастливы.

— Боюсь, мне уже пора покинуть тебя, Вадим. Завтра много важных дел, а мне еще необходимо отдохнуть, но я была рада нашему с тобой разговору.

— Как и я, принцесса.

— Спокойной ночи, — произнесла аликорн и, подойдя ко мне, она неожиданно поцеловала меня в лоб, а затем, наклонившись к моему уху, шепотом добавила: — Спасибо тебе за твои слова, Вадим. Они действительно много для меня значат. И я была бы рада, если бы ты иногда называл меня своей мамой, а я тебя своим сыном.

— Я был бы рад этому. И думаю, если я поговорю с Твайлайт, то и она будет рада называть вас своей мамой, если вы не против, — сказал я улыбнувшись.

— Я была бы тебе очень за это признательна, — мягко произнесла принцесса.

 — Тогда, спокойной ночи, мама.

Не знаю, как раньше, но я никогда прежде не видел принцессу настолько счастливой. Казалось, одно мною произнесённое для неё слово наполнило ее душу новыми красками. Хотя только в одном этом слове заложено столько заботы, доброты, радости и любви. Как же все-таки прекрасно это слово — мама.