Автор рисунка: Devinian
Глава 37 Глава 39

Глава 38

— И что же нам делать? — спросил я, глядя на принцесс. — Должен же быть хоть какой-нибудь выход из сложившейся ситуации.

— Есть одно решение, — произнесла Селестия, и принцессы подошли к нам. — Только принеся эту жертву, мы сможем спасти Эквестрию и земли за её пределами, — и, тяжело вздохнув, всё же произнесла: — Мы должны сами избавиться от своей магии, пока Тирек не украл её у нас.

— Когда он доберётся до нас, мы не должны иметь того, что он ищет, — добавила принцесса Луна.

— Я сделаю то, что от меня требуется, и отдам свою магию, — решительно и уверенно произнесла Твайлайт.

— Подождите, разве можно вот так вот избавиться от столь могущественной силы? — спросил я с недоумением.

— Вы неправильно поняли! Наша магия и вправду не может просто раствориться в воздухе. Кто-то должен её сберечь, — ответила принцесса Луна.

— Кто-то — это ты, Твайлайт! — пояснила Каденс.

— Почему я? — удивлённо спросила аликорн.

— Думаю, это вполне логично, Твайлайт. Когда вы ещё не отдали Элементы Гармонии, ты олицетворяла Элемент Магии и, по всей видимости, ты единственная, кто сможет принять такую невероятную магическую силу, — предположил я.

— Вадим отчасти прав, — сказала Селестия. К тому же мы полагаем, что Тирек не знает о существовании в Эквестрии четвёртой принцессы-аликорна. Если мы передадим свою магию тебе, Тирек не догадается, куда она делась.

— Твайлайт, ты понимаешь, о чём мы тебя просим? — обеспокоенно спросила Каденс.

— Да! Просто я ещё только учусь контролировать свою магию аликорна. А получить её ещё больше, — с испугом в голосе произнесла Твайлайт, но Каденс тут же схватила её за копытце.

— Твайлайт, как сказал Вадим, ты представляешь Элемент Магии. Если уж кто и может с этим справится, так это ты, — произнесла Каденс, и принцессы утвердительно кивнули головами в подтверждение сказанных ею слов.

— Выполнение этой задачи будет одним из самых сложных испытаний в моей жизни, но с помощью моих друзей…

— Прости, принцесса Твайлайт, но ты должна сохранить свои новые способности в тайне. Боюсь, если твои друзья будут знать о твоей новой силе… — начала принцесса Селестия, и я понял ход её мысли.

— … то это может подвергнуть их опасности, — закончил я.

— Ты по-прежнему считаешь, что сможешь взять на себя эту ответственность? — спросила принцесса Селестия.

— Эта роль, которую мне предназначено сыграть как принцессе Эквестрии! Это мой долг, и я не подведу! — решительно произнесла Твайлайт.

— Тогда мы должны начать, — произнесла Тия, и все три принцессы встали вокруг Твайлайт, образовав треугольник.

— Вадим, тебе лучше отойти в сторону ради твоей безопасности, — произнесла Луна, и её рог, как и рога других принцесс, ярко засиял.

Отойдя на всякий случай как можно дальше, я продолжал наблюдать за происходящим. Я видел, как глаза принцесс ярко засветились, а из их рогов одновременно выстрелили магические лучи, превращаясь в огромных размеров магическую сферу. А затем вся мощь этой сферы попросту обрушилась на Твайлайт, стоявшей в центре, и весь зал озарила гигантская вспышка, после которой последовала магическая ударная волна, отбросившая меня в ближайшую колону, оглушая меня.

— Вадим, любимый, ты меня слышишь? — услышал я сквозь шум в голове и, приоткрыв глаза, увидел немного размытый и двоящийся сиреневый силуэт своей возлюбленной, что нависла надо мной и, скорее всего, обеспокоенно смотрела на меня. — Как ты себя чувствуешь? Ты сильно ушибся?

— Думаю, что нет, — ответил я, мысленно поморщившись, после чего приподнялся и огляделся вокруг. Зрение быстро прояснялось, предметы переставали двоиться, а шум в голове исчезал. — Хотя должен признать, ударило меня довольно ощутимо, раз уж я умудрился потерять сознание. Но как ты? Ты в порядке? Как себя чувствуешь?

— Не переживай, со мной всё хорошо, относительно. Вот только чувствую себя очень необычно, и я бы даже сказала неуютно, — произнесла фиолетовая аликорночка.

— А что с принцессами? — спросил я, и вместо ответа Твайлайт слегка отвела голову в сторону давая рассмотреть мне других правительниц Эквестрии стоявших недалеко от меня.

С одной стороны казалось, что с ними ничего не случилось, но приглядевшись, я заметил, что гривы принцессы Луны и Селестии больше не развеваются на невидимом ветру как раньше. В гриве Луны даже исчезло мерцание её звёзд. А опустив взгляд ниже, я увидел главное: у них больше не было их кьютимарок.

— Ну вот и всё! Теперь вся магия аликорнов и спасение Эквестрии лежит полностью на твоих копытах, Твайлайт, — произнесла Селестия.

— Теперь вам стоит вернуться в Понивилль, и не забывай, что вы не должны никому рассказывать про свои новые возможности, — напомнила Луна.

— Я всё помню, принцесса! И я обещаю, что не подведу вас, — произнесла Твайлайт, по очереди обняв каждую из принцесс. — Вадим, думаю, нам нужно возвращаться назад в Понивилль.

— Подождите, принцессы, а как же вы?! — тут же всполошился я, беспокоясь за них. — Тирек обязательно придёт за вами, а без вашей магии вы будете полностью беззащитны перед ним. Я не могу просто так оставить вас ему на милость.

— Мы благодарны тебе за твою заботу, Вадим, но тебе лучше быть рядом с Твайлайт, — сказала Луна.

— Моя сестра права, Вадим. Тирек не тронет нас, так как у нас больше нет того, что ему нужно. Поэтому я прошу тебя защищать Твайлайт, что бы ни случилось, — и принцесса Селестия наклонила свою голову к моему уху. — Я ведь знаю, что ты будешь защищать тех, кто тебе дорог, сынок.

— Я обещаю, мама, что я защищу её, чего бы мне это ни стоило, — также прошептал я на ухо принцессе, проведя рукой по её нежной гриве.

— Удачи тебе, Твайлайт, мы надеемся на тебя, — произнесла Каденс, после чего нас с Твайлайт озарила яркая вспышка, и через секунду я осознал, что мы вернулись обратно в Понивилль, в нашу библиотеку.

— Надо же, даже с возросшей силой ты смогла точно переместить нас прямо сюда, — произнёс я.

— Если честно, я сама не ожидала, хотя, думаю, в этот раз нам просто повезло. Я чувствую, как мои силы возросли, а значит, их будет гораздо труднее контролировать, — сказала Твайлайт.

— Да уж, оказывается, уже давно ночь, — произнёс я, выглянув в окно.

— Видимо, мы попали в замок довольно поздно и не заметили этого, — произнесла Твайлайт.

Поле этих слов Твайлайт решила пойти в комнату и немного поразмыслить над происходящим и над всем тем, что на неё навалилось. И дабы не мешать ей, я оставил её одну в комнате, а сам, выйдя на балкон, разложил на полу небольшое покрывало, прилёг и, закрыв глаза, стал вслушиваться в окружающий меня мир, пока усталость не взяла своё и не погрузила меня в сладкий мир дрёмы.

А открыв глаза, я увидел, что в Эквестрии всё ещё была ночь, хотя признаться по ощущениям, мне казалось, что я должен был как минимум проснуться уже в светлое время суток.

— А это уже действительно странно, — произнёс я, схватив будильник, стоявший на столе. — Судя по этим часам, солнце уже давно должно было взойти, но по всей Эквестрии до сих пор ночь. Хотя если подумать логически, то если принцессы отдали всю свою магию Твайлайт, то теперь именно она должна…

Но не успел я закончить свою мысль, как в этот самый момент ночь вдруг резко сменилась днём, но через пару секунд на Эквестрию вновь упала ночь. Слегка ошарашенный происходящим, я, выйдя снова на балкон, увидел, как солнце по довольно странной траектории заняло своё место на небосводе. А затем я неожиданно услышал звук взрыва, донёсшийся откуд-то снизу и, поспешив спуститься, увидел удивлённого дракончика, стоящего недалеко от библиотеки возле небольшой ямки.

— Привет, Спайк! Ты случайно не знаешь, куда ушла Твайлайт? — спросил я.

— Знаю, правда перед этим она почему-то разнесла дверь своей библиотеки, а затем она сказала, что пойдёт куда-нибудь и резко взмыла в воздух, оставив после себя вот эту яму, — произнёс он и указал в сторону, куда она улетела.

Так как он указал в сторону Вечнодикого леса, я догадывался, куда она могла полететь, так что, пробежав несколько улиц, я наткнулся на Твайлайт в компании наших с ней друзей, которые что-то активно обсуждали.

— Тирек ещё представляет угрозу. Мне необходимо, чтобы вы остались здесь и убедили всех пони сидеть по домам, — строго произнесла она, взглянув на подруг.

— Твайлайт, может быть я могу чем-нибудь тебе помочь? — спросил я, подбежав к аликорночке и присев возле неё.

— Спасибо, Вадим, но боюсь, ты здесь ничем не поможешь, — ответила она. — Моя магия аликорна возросла как никогда и сейчас её ещё труднее контролировать, и я боюсь, что могу ненароком ранить тебя. Поэтому будет лучше, если я немного попрактикуюсь в одиночестве.

— Понятно, но если я чем-то могу тебе помочь? — спросил я.

— Прошу, помоги девочкам предупредить жителей, чтобы они не покидали своих домов. Уверенна, вскоре Тирек придёт за мной, и тогда жителям Понивилля лучше не появляться на улице, — сказала она и, поцеловав меня в щёку, отправилась в сторону Вечнодикого леса.

Что ж, хоть мне это и не нравилось, но Твайлайт была права, к тому же когда Тирек явится в Понивилль, жителям лучше действительно не выходить из своих домов. Поэтому, проводив уходящую вглубь леса Твайлайт взглядом, мы с девочками разделились и направились в разные части города.

Я выбрал самую большую часть города и поэтому должен был закончить позже всех. Пока я стучался в каждый дом и предупреждал жителей, меня не покидало чувство надвигающейся опасности. Я очень сильно переживал за Твайлайт из-за Тирека, с которым ей придётся столкнуться. Ведь я не только не знал, как выглядит этот самый Тирек, но также не подозревал, какими силами он обладает.

Однако когда я, наконец, закончив предупреждать всех живущих в выбранном мной районе города пони, вернулся назад к моим друзьям, меня ждал неприятный сюрприз. На площади, на которой мы должны были собраться, стоял Дискорд собственной персоной, прямо на моих глазах заключивший моих друзей и Спайка в железную клетку.

Но кто больше привлёк моё внимание, так это какой-то огромный кентавр, стоявший рядом с ним. Я видел, как он своей магией поднял клетку, в которую были заточены мои друзья, а затем он, широко раскрыв свою пасть, поглотил их магию. И нетрудно было догадаться, что это и был тот самый Тирек.

Я понимал, что против них двоих у меня не было никаких шансов, но я не мог оставить своих друзей в беде. Поэтому, покрывшись невидимой пеленой, я быстро и незаметно подошёл к клетке, в которой были заточены мои друзья.

— Ты думаешь, она готова на всё ради них? — спросил Тирек, обращаясь к Дискорду.

— Я полностью в этом уверен. Правда нам не хватает ещё одного особого существа, к которому принцесса Твайлайт питает особые нежные чувства, — хитро прищурившись, произнёс Дискорд.

— Так разыщи его! А я буду ждать тебя здесь с нашими пленниками, — приказал Тирек, и как только Дискорд исчез, я тут же превратил свои руки в когти.

— Не бойтесь, я вытащу вас отсюда, — шёпотом сказал я, подойдя вплотную к клетке.

— Вадим, это ты? — радостно, но словно немного устало спросила Рэйнбоу Дэш, пытаясь понять, откуда доносился мой голос.

— Ну, а вы знаете других существ, умеющих становится невидимками? — саркастично спросил я.

— Сахарок, оставь нас! Ты должен бежать и предупредить обо всём Твайлайт. Она должна знать, что Тирек здесь, — полушёпотом произнесла Эпплджек, подходя к прутьям на мой голос.

— Я ни за что не брошу в беде своих друзей. И если бы Твайлайт была здесь, она бы меня в этом поддержала, а сейчас отойдите немного от прутьев, я вас сейчас попытаюсь освободить, — сказал я.

— Ты уверен, что у тебя получится? Клетка выглядит весьма прочной, да и прутья сами довольно толстые. К тому же её создал Дискорд и, возможно, ты не сможешь повредить её своими когтями, — произнесла Рэрити.

— Я понимаю это, но я должен попытаться, и если у меня получится, то сразу же убегайте отсюда, а я отвлеку Тирека на себя, — и в следующий момент я занёс свою руку и что есть сил нанёс удар прямо по прутьям клетки.

В какой-то момент мне показалось, что я промахнулся и рука не попала по клетке, но как оказалось, мои когти разрубили эти прутья с невероятной лёгкостью, словно те были из бумаги, благодаря чему я смог быстро освободить своих друзей из заточения. И в этот момент я увидел то, что подтвердило мои худшие опасения: ни у одной из них не было кьютимарок на боках, что могло означать только одно — их магию уже отобрали. Однако даже выбравшись из клетки, сбежать мы уже не успели.

— Что это ещё такое? Как вы смогли выбраться из клетки? — грозно спросил Тирек, приблизившись к клетке и хватая моих только что освобождённых друзей телекинезом.

— А ну отпусти их сейчас же! — выкрикнул я, подбегая к Тиреку и всаживая ему свой коготь прямо в его копыто, отчего он громко закричал от боли и моментально потерял контроль над своей магией, и мои друзья оказались на свободе. — Девочки, Спайк, быстро убегайте как можно быстрее отсюда, я его задержу!

— Кто посмел напасть на меня? Кто бы ты ни был, ты даже представить не можешь, с кем ты связался и на что я способен! — грозно выкрикнул он.

— Как и ты! — выкрикнул я и нанёс ещё один удар по одному из его копыт и с удовлетворением заметил, что из нанесённой мною раны тут же потекли струйки алой крови.

— Да как ты смеешь! Я сотру тебя в порошок! — злобно выкрикнул он и стал наугад стрелять во все стороны сгустками украденной магической энергии.

— Сначала найди и поймай меня! — дразня, крикнул я и, быстро подбежав к нему, смог запрыгнуть на его спину и нанести ещё один удар своим когтём прямо ему в плечо.

Но похоже, это я сделал зря, так как вновь почувствовав сильную боль, он резко завёл свою руку назад и успел схватить меня прежде, чем я смог увернутся.

— Кто бы ты ни был, я требую, чтобы ты предстал моему взору! — грозно произнёс он, поднеся меня к себе, и я сбросил свою невидимую пелену.

— Ну что, Тирек, ты, наверное, удивлён, не так ли?! — с ухмылкой спросил я, смотря ему прямо в глаза.

— Я никогда прежде не встречал и не видел существ подобных тебе, — произнёс он, продолжая держать меня за руку. — Но что ещё меня удивляет, что такая жалкая букашка как ты имеет столь мощную магию внутри себя. На какой-то момент мне даже показалось что ты ещё один аликорн. Твоя магия даст мне ещё больше сил.

— Ты кого здесь назвал букашкой, химера безмозглая! — выкрикнул я и, прежде чем он успел открыть свой рот дабы поглотить магию, хранящуюся во мне, что есть сил вогнал свободный коготь прямо ему в руку, отчего он, заорав, тут же выпустил меня.

— Ах ты ничтожное насекомое! — взревел Тирек, и в ту же секунду в мою сторону снова полетели магические лучи, которые в этот раз чуть не задели меня.

Хуже всего было то, что мы находились посреди города, и эта беспорядочная пальба магией может привести к серьёзным разрушениям и жертвам. Да, пока мне везло и его лучи не попали ни в один жилой дом, но если он и дальше продолжит палить магией направо и налево, то тогда Понивилль может сильно пострадать, а значит, нужно увести его подальше от города, и как можно быстрее.

— Эй, рогатое чучело, я надеюсь, что ты бегаешь лучше, чем целишься магией! — ухмыльнувшись ещё шире, выкрикнул я и со всех ног ринулся подальше от города.

К счастью, бежать пришлось не так уж и далеко, и уже через десяток минут мы покинули территорию города. Я уже видел границу Вечнодикого леса неподалёку, собираясь завести его в лес и воспользоваться своим знанием окрестностей Понивилля. Увы, мой план провалился, когда прямо передо мной прямо из-под земли возросла земляная стена, загородившая мне путь.

— Неужели ты думал, что я вот так просто позволю тебе убежать? — оскалившись, спросил он и, схватив меня своим телекинезом, поднёс поближе к себе.

— Я с удовольствием заберу твою магию до последней капли, — произнёс он и широко раскрыл пасть.

— Тогда приятного аппетита и смотри не подавись этим! — и быстро выхватив из кармана парочку своих дымовых шаров, я кинул их прямо в его открытую пасть.

Через пару секунд рот Тирека наполнился едким густым дымом, отчего он моментально потерял контроль над своей магией, тем самым давая мне свободу. Было видно, что Тиреку с трудом удаётся дышать, и каждый новый вдох даётся ему с ещё большим трудом, поэтому не теряя времени, я подбежал к нему и стал наносить своими когтями на его теле одну рану за другой в надежде, что это ощутимо ослабит его.

— Довольно! — выкрикнул он, и меня неожиданно отбросила магическая волна, которая попросту впечатала меня в земляную стену.

— А это уже было больно, — произнёс я, приподнимаясь и ощущая, что по моей голове стекают капельки крови, а посмотрев вниз, я увидел, что и моей правой ноге сильно досталось, так как в ней торчал каменный осколок.

— Признаюсь, поначалу меня это даже немного забавляло, но моему терпению пришёл конец. Настало время забрать твою магию и избавится от тебя, жалкая букашка, — угрожающе прорычал Тирек.

— Во-первых, чтобы ты знал, я человек и меня зовут Вадим, так что заруби это себе на носу, тупой рогоносец, — оскалился я, вытаскивая каменный осколок из своей ноги и мысленно матерясь. — А во-вторых, неужели ты думаешь, я просто возьму и отдам тебе свою магию, Тирек?

— Ты думаешь, что сможешь потягаться со мной? Если бы я захотел, то я мигом испепелил бы тебя своей силой. К тому же ты здесь совершенно один, раненный, уставший и абсолютно беспомощный, — произнёс он ухмыльнувшись.

— Да, я ранен, но это ненадолго, — и я уже чувствовал, как мои раны затягиваются благодаря регенерации. — Я действительно устал, но я не вымотан. А насчёт того, что я совершенно один, то тут ты сильно заблуждаешься.

Никогда прежде я этим не пользовался, так как не было нужды, но похоже, именно сегодня и именно сейчас настал тот момент, когда пора призвать к себе своих союзников. И высоко подняв голову вверх и набрав в лёгкие как можно больше воздуха, я что есть сил издал громкий волчий вой, разнёсшийся по всей округе.

— И что это было? Твой жалобный скулёж? — усмехнувшись, спросил он.

— Я это скорее воспринимаю как знак того, что мне необходима помощь, — сказал я.

— И кто же, по-твоему, придёт тебе на помощь?

— Стражи Вечнодикого леса и всех лесов Эквестрии, — улыбнувшись, произнёс я.

В этот момент из леса стали выходить древесные волки. Все они были разных форм, окраски, формы когтей и даже размеров от самых малых до поистине гигантских. Даже стена, созданная Тиреком, была обрушена под их общей массой и силой.

— Надо же, я и в правду впечатлён твоей силой. Ты в состоянии контролировать этих существ. Даже мне это не под силу, — с лёгким удивлением произнёс он.

— Я ими не управляю, Тирек. Они здесь только потому, что я нуждался в их помощи, а если член их стаи в беде, то они обязательно придут ему на выручку. Но сейчас в опасности не только я, но и вся Эквестрия, а древесные волки будут защищать свой дом до самого конца, — и все волки в едином порыве устремились на него.

Казалось, что потоку древесных волков нету и конца. Стоило Тиреку своей магией расправиться с одной группой волков, как на него тут же набрасывалась другая. От нахлынувшей ярости он стал метать свои магические лучи в разные стороны, пытаясь избавиться от них. Каждый новая царапина, каждый новый укус всё больше приводил Тирека в ещё большее бешенство. Он использовал все, на что он был способен дабы уничтожить их: вызывал землетрясения, каменные шипы и стены, уничтожал их своими магическими лучами и даже пытался попросту сжечь их.

Я понимал, что несмотря на их количество, рано или поздно Тирек справится с ними, и я решил попробовать помешать ему использовать его магию. Поскольку большинство его заклинаний исходило из его рогов подобно рогу единорогов, я решил, что если повредить хотя бы один из них, то это существенно ослабит его магию, а то и вовсе не даст ему её нормально использовать.

Поэтому пока стая волков полностью завладела его вниманием, я вновь стал невидимкой и незаметно подкрался к нему и, быстро взобравшись на него, схватил одной рукой его рог. Но только я приготовился нанести удар по его второму рогу, как вдруг через всё моё тело прошёл мощный электрический разряд, отбросивший меня на несколько метров, отчего я ненадолго потерял сознание, а вновь придя в себя, ощутил ужасную боль в своём правом боку.

Повернув голову вбок, я увидел заострённый алый каменный шип, по которому стекали капельки моей крови, поскольку он прошёл прямо через моё тело. Попытка подняться и освободить себя от него принесла лишь новую волну невыносимой боли, от которой я чуть не отключился вновь.

— Я вижу, Тирек, что ты уже успел познакомиться с Вадимом, — услышал я знакомый голос и, посмотрев вперёд насколько это было возможно, увидел Дискорда, который стоял рядом с Тиреком.

— Ты уже встречался с этим существом? — спросил Тирек, глядя на меня.

— Конечно, и он как раз тот, кого нам не хватало. Позволь представить тебе Вадима, возлюбленного нашей драгоценной принцессы Твайлайт, — ехидно произнёс драконикус.

— Неужели она влюбилась в это существо? — с презрением спросил Тирек, и драконикус утвердительно кивнул головой. — А как насчёт остальных пони? Ты нашёл их?

— Не волнуйся, я вновь поймал их и заточил в клетку, — щёлкнул пальцами тот, и рядом с ним появилась железная клетка с заключёнными в ней нашими друзьями и Спайком. — Я увидел их бегущими по Понивиллю и снова их поймал. А потом, пытаясь найти тебя, увидел, как ты отбиваешься от целой стаи разъярённых волков и решил немного помочь тебе.

— Дискорд, будь ты проклят! — выкрикнул я, сверля драконикуса злобным взглядом.

— Должен признать, я недооценил тебя, но теперь тебе пора присоединится к остальным, — произнёс Тирек, подойдя ко мне.

В следующий момент он с довольной улыбкой на своём лице обхватил меня своей магией и резко дёрнул вверх, освобождая от каменного шипа. От нахлынувшей дикой боли я не смог сдержатся и просто закричал. Такой ужасной боли я уже давно не испытывал, и я с огромным трудом удерживал себя от того, чтобы не потерять сознание.

— Вадим, как ты? — тут же спросила Рэрити после того, с ужасом на лице глядя на меня, когда Тирек кинул меня в клетку к остальным.

— Бывало и лучше, — ответил я и на несколько секунд закашлялся. — В этот раз дела мои действительно плохи. Тот каменный шип проткнул меня насквозь, оставив здоровую дыру, — я попытался хоть немного приподняться, но вновь нахлынувшая волна боли не дала мне этого сделать.

— Не шевелись, тебе нельзя двигаться, — заботливо, но строго произнесла Флаттершай, подложив мне под голову свои копытца.

— Кстати, чуть не забыл, — произнёс Тирек, открыв свой рот, и в тот же момент я почувствовал, как из моего тела и словно из души вырвался огромный поток магический энергии, который он моментально поглотил, вновь увеличившись в размере.

— Теперь, когда они все здесь, у принцессы Твайлайт не будет другого выбора кроме как отдать тебе свою магию, и тогда никто не сможет противостоять нам, — улыбнувшись произнёс Дискорд.

— Нам?! Кто сказал что-то про нас?! — злорадно ухмыльнувшись, произнёс Тирек, схватив Дискорда своей магией.

— Т-ты, — испуганно произнёс драконикус, глядя на него, даже не пытаясь вырваться.

— Ты помог мне набрать силу, дал мне средство, с помощью которого я смогу заполучить магию принцессы Твайлайт. Ты мне больше не нужен! — злорадно воскликнул он, секундой позже отбирая у Дискорда магию хаоса.

— Но ты же сказал, что это знак твоей благодарности и преданности. Подарок кого-то близкого тебе, — жалобно произнёс посеревший и словно враз постаревший Дискорд, показывая ему амулет, висевший на его шее.

— Моего брата, который меня предал. Это штука не имеет ценности, как и он, — уходя, произнёс Тирек.

— Ты же предполагал, что это случится, так? — сказала Эпплджек.

— О нет, правда, нет, — произнёс Дискорд, глядя на амулет, висящий на его шее.

— Что нам теперь делать? — спросила Пинки Пай.

— Дискорд, ты можешь… кхе… кхе… кхе… — закашлявшись, я не смог договорить фразу. Взглянув на свою руку, я увидел на ней капли крови.

Мои дела были очень плохи. Рана от каменного шипа оказалось слишком большой. К тому же из-за того, что он пронзил меня, было фактически невозможно остановить моё кровотечение, которое не прекращалось. И боюсь, если ничего не сделать, то долго я не протяну. Я чувствовал, что счёт шёл на минуты, и что хуже всего, я ничего не мог сделать.

— Дискорд ты можешь освободить нас? — спросил я драконикуса, сидящего неподалёку и смотрящего в землю.

— Боюсь, что нет, — угрюмо ответил он, пряча глаза. — Тирек забрал всю мою магию, а без неё я ничем не могу вам помочь.

— Вадим, ты ведь можешь вновь попытаться освободить нас своими когтями, — посмотрела на меня радужногривая пегаска, во взгляде которой смешались надежда и беспокойство.

— Прости, Рэйнбоу, но сейчас я… кха-кха… ничем не смогу помочь, — сказал я, зажимая рану рукой и пытаясь хоть немного замедлить кровотечение. Увы, толку от этого было мало — кровь всё продолжала идти, и не думая останавливаться. Мне в голову закралась ужасная мысль, от которой внутри всё похолодело.

— Вадим, твоя рана, она не исцеляется, — испуганно воскликнула Флаттершай, глядя на меня.

— Я знаю, Флаттершай, и боюсь, что… — но не успел я договорить, как нас всех озарила яркая вспышка, и мы все, включая Дискорда, оказались заточены в разных магических пузырях.

Не знаю, сколько времени мы провели в наших своеобразных клетках, но я чувствовал, как с каждой минутой мне становится всё хуже и хуже, а на дне моего шара уже скопилась обильная лужица крови. Но внезапно меня вновь ослепила яркая вспышка, из-за которой я зажмурился и попытался прикрыть глаза рукой, отчего бок снова вспыхнул болью, а открыв спустя несколько секунд глаза, я увидел, что мы все оказались висящими в воздухе, а под нами стояли Тирек и Твайлайт.

— Их освобождение за всю магию аликорнов Эквестрии, — предложил Тирек.

— Твайлайт, нет! Не соглашайся! — выкрикнул я из последних сил, едва не закашлявшись. Вслед за мной о том же стали кричать и наши друзья.

— Ну, как поступим, принцесса? — спросил Тирек.

— Не делай этого, Твайлайт! — выкрикнула Эпплджек.

— Мы этого не сто́им, — сказала Флаттершай.

— О нет, вы сто́ите, Флаттершай, — вдруг подал голос драконикус. — Именно вы научили меня тому, что дружба — это чудо. У меня была и магия, и дружба, а теперь нет ни того, ни другого, — огорчённо закончил он.

— Хватит! — грозно воскликнул Тирек, топнув своим копытом об землю. — Я хочу услышать ответ сейчас же!

— Я отдам тебе свою магию в обмен на моих друзей, — сказала Твайлайт.

— Как пожелаешь, — произнёс Тирек и щёлкнул пальцами, после чего мы плавно опустились на землю, а наши пузыри моментально лопнули.

— Всех моих друзей! — чётко и уверенно произнесла Твайлайт, взглянув на пузырь, в котором находился Дискорд.

— Даже после того, как он вас предал, ты всё ещё называешь его другом? — в голосе Тирека послышалось удивление.

— Отпусти его, — так же уверенно сказала Твайлайт.

— Ну, если ты этого хочешь… — сказал он, снова щёлкнув пальцами, и пузырь драконикуса моментально лопнул, и тот упал где-то у меня за спиной.

— Спасибо, Твайлайт, — услышал я голос Дискорда, а затем он добавил полушёпотом: — Я сожалею…

— Я знаю, — ответила лежащая возле меня Флаттершай, отворачиваясь в сторону, а на глазах её блестели слёзы. Похоже, Дискорд обращался именно к ней.

— Твоя очередь, — с предвкушением произнёс Тирек, зажигая меж рогов огненный шар и открывая рот, и секундой спустя с рога моей любимой полился поток ярко-сиреневой магии, что явно доставляло ей сильную боль.

— Нет! — вновь выкрикнул я сквозь боль, видя, как поток магии Твайлайт резко обрывается, а она сама обессиленно падает на бок, и чувствуя при этом свою абсолютную беспомощность.

Кентавр же, поглотив всю магию моей Твайлайт и находящуюся в ней магию аликорнов, увеличился до поистине гигантских размеров, возвысившись даже над самыми большими деревьями.

— Девочки, вы в порядке? — спросила аликорночка, поднимаясь и подходя к своим подругам. Казалось, что с ней не произошло ничего страшного, она всего лишь выглядела уставшей, а лицо — немного осунувшимся. Однако спустя пару секунд я заметил, что её глаза были безжизненными и словно подёрнуты поволокой, а мгновением позже я увидел то, что было ещё хуже: на её боках, как и на боках её подруг, пропала кьютимарка. Тем временем, увидев меня, лежащего на земле, она подбежала ко мне и приподняла мою голову копытцем. — Вадим, любимый, я здесь. Святая Селестия, ты ранен! Как это случилось?

— Привет, Твайлайт. Как видишь, я опять попытался погеройствовать и поплатился за это… кхе… кхе… Но что же ты наделала? — произнёс я, погладив рукой её гриву. — Ты отдала ему всю магию аликорнов в обмен на нас и Дискорда, — добавил я и снова закашлялся. — Дискорд, Твайлайт могла и не требовать Тирека отпустить тебя, но всё же она это сделала. Тебе есть что сказать?

— Тирек заставил меня поверить, что есть что-то гораздо ценнее, чем дружба. Но нет ничего более ценного, и теперь я это понимаю. Он солгал, когда сказал мне, что это знак благодарности и преданности. Но когда я говорю, что это знак нашей истинной дружбы, я говорю правду, — произнёс Дискорд и повесил амулет на шею Твайлайт. И внезапно я увидел, как по амулету словно пробежал радужный блик, а глаза аликорночки прояснились и в них словно снова зажглась живая искорка.

— Я думаю, это последний ключ к тому сундуку, который вам нужен, — произнёс я, глянув сначала на Твайлайт, а затем и на остальных моих друзей, чувствуя при этом всё больше подступающую слабость. — Вам нужно спешить и добраться до сундучка как можно быстрее.

— А как же ты? — обеспокоенно спросила Рэйнбоу Дэш.

— Вам придётся оставить меня здесь, боюсь, я… кхе-хке-хке-хке-кхе… — опять закашлялся я, прижав ладонь ко рту. Затем продолжил: — у меня не хватит сил, чтобы дойти. Вам лучше спешить. Если Тирек почувствует магию, исходящую от сундучка, то тогда вы упустите свой единственный шанс одолеть его и вернуть себе свою магию, — на последних словах я обвёл пони взглядом.

— Ты серьёзно ранен, и твоя рана почему-то не излечивается, — голос Твайлайт уже был на грани паники. — Разве твои наноботы не должны помочь тебе и исцелить тебя? В любом случае я не оставлю тебя здесь одного, тем более в таком состоянии. Тебе срочно нужна медицинская помощь.

— У вас нет на это времени! — возразил я, чувствуя, как время по капле утекает, словно вода в песок. — Сейчас дорога каждая минута, и пока вы сможете дотащить меня до больницы, будет уже слишком поздно. К тому же, без сильной магии мне в больнице не смогут помочь. Так что вам нужно торопиться к тому сундучку.

— Не волнуйся, Твайлайт. Я останусь и пригляжу за ним, — произнёс Дискорд. — Но он прав, если вы не поспешите, то Тирек действительно одержит вверх и покорит всю Эквестрию.

Твайлайт стояла, растерянно переводя взгляд с меня на Дискорда, на девочек, затем в сторону, где росло Древо Гармонии, затем снова на меня. Было видно, что в ней сейчас борется чувство любви и чувство долга и ответственности. Желание остаться со мной и помочь своему возлюбленному и её долг как принцессы Эквестрии.

— Не волнуйся, со мной всё будет хорошо. Дискорд приглядит за мной, а сейчас вам нужно спешить, — сказал я, и Твайлайт, поцеловав меня в губы, во весь опор рванула вместе с подругами и сидящим у неё на спине Спайком к заветному сундучку.

Видя, как кобылки скрываются в Вечнодиком лесу, я вздохнул с облегчением, а затем снова попытался приподняться, но тут же рассерженной змеёй зашипел от боли и упал обратно.

— Ты ведь обманул её, не так ли? — спросил драконикус, а после, нагнувшись, приподнял меня, отчего я до скрипа сжал от боли зубы, а затем практически дотащил до лежавшего неподалёку валуна, на который я полусидя-полулёжа тяжело опёрся спиной.

— Нашёл кого здесь обвинять во лжи, — произнёс я, горько улыбнувшись, а затем вновь закашлялся. — Если что, можешь взглянуть в зеркало и увидишь ещё одно существо, которое обмануло своих друзей.

— Зачем ты им соврал? Если тебе как можно быстрее не помочь, то ты умрёшь, — с беспокойством произнёс драконикус.

— Дискорд, ты ведь должен понимать… — говорить становилось всё труднее, мне приходилось говорить короткими фразами. — Жизнь одного человека… — от внезапно нахлынувшей дикой боли я задохнулся, резко скривившись. Лишь когда боль немного спала, я продолжил: — Одна жизнь не стоит… жизней всех жителей Эквестрии. Я не мог… позволить им рисковать их единственным… шансом победить Тирека. Ведь возможно, в этом… сундуке действительно может быть то, что… одолеет его и вернёт всё на круги своя.

Я замолчал, стараясь беречь силы, которые таяли с каждой минутой. Дискорд расположился на камне и тоже молчал, словно думал о чём-то своём. Мои же мысли крутились вокруг моей любимой лавандовой аликорночки и её подруг. Как они там? Смогли ли они добраться до Древа Гармонии и той шкатулки? Удалось ли им открыть её? Действительно ли она даст им новые силы и хватит ли их, чтобы победить этого нажравшегося магии кентавра?

Не знаю, сколько минут прошло, пока я был погружён в свои мысли, однако вдруг я увидел, как в воздух над Вечнодиким лесом поднялся огромный радужный шар, озаривший всё вокруг, а затем шар словно взорвался, и от него разлетелись яркие радужные волны магии. И как только они коснулись нас, я почувствовал, как в моё тело вернулась та самая украденная Тиреком энергия.

— Дискорд, у них получилось! — произнёс я улыбнувшись. — Ты чувствуешь? Моя магия вернулась!

Буквально на глазах преобразившийся драконикус тут же щёлкнул несколько раз пальцами, заставив появиться розовую тучку, из которой полилось шоколадное молоко, танцующего кролика, несколько больших ромашек с лицами, которые тут же начали ругаться между собой, а потом призвал себе чашку чая, выпив чашку и выкинув через плечо чай, после чего повернулся ко мне и щёлкнул пальцами. Ничего не произошло. Он щёлкнул снова. Снова ничего. Нахмурившись, Дискорд выпустил в меня луч оранжевой магии, что извивался словно змея. Однако я не чувствовал в себе никаких изменений, а рана всё также не собиралась зарастать. Спустя где-то минуту Дискорд прервал поток магии. Выглядел он бледным и уставшим.

— Вадим, я не понимаю, у меня не получается, — с недоумением, за которым слышался испуг, произнёс Дискорд.

— Что именно? — недоумевая спросил я.

— Я не могу, не могу исцелить тебя, — в голосе драконикуса был слышен ужас. — Моя магия не помогает, она словно не влияет на твоё тело. Как будто твоя магия защищает тебя от моей силы. Но я не понимаю, как это возможно? Ты ведь не умеешь пользоваться своей магией.

— Боюсь, теперь мы… этого и не… узнаем, — выдохнул я, чувствую дикую слабость в своём теле. Сил едва оставалось на то, чтобы не заснуть и сказать несколько слов.

— Я перенесу тебя к Твайлайт, может, она сможет тебе помочь, — произнёс Дискорд, и через секунду мы очутились возле какого-то необычного замка, возле которого стояла Твайлайт вместе с принцессами и нашими друзьями.

— Молодец, любимая, ты справилась, — с улыбкой произнёс я. — Ты спасла Эквестрию и всех… её жителей и наших любимых… принцесс. И этот замок… он твой, да?

— Вадим, любимый, мы сейчас поможем тебе, — произнесла Твайлайт, подбежавшая ко мне в тот же момент, как увидела меня, появившегося вместе с драконикусом. Принцессы и её подруги подошли следом за ней.

— Слишком поздно, — я ободряюще улыбнулся. — Вы уже ничем не сможете мне помочь.

— Вадим, о чём ты говоришь? — твердила Твайлайт со всё возрастающей паникой в голосе. — Ты ведь не серьёзно, ведь так? Скажи мне, что это шутка и что сейчас тебе станет легче…

Я лишь отрицательно покачал головой.

— Рана слишком большая, и… я потерял слишком много… крови. Меня уже… ничто не спасёт, даже магия аликорнов. Дискорд уже пытался исцелить… меня своей магией, но даже она не… смогла мне помочь.

— Наноботы, они ведь вылечат тебя, они смогут. Они должны помочь тебе, — заливаясь слезами произнесла Твайлайт, уткнувшись мордочкой мне в грудь.

— Не выйдет, — с трудом сказал я, чувствуя внутри себя постепенно распространяющийся холод. — Это расплата… за мою глупость… Тирек, он ударил меня… кха-кха-кха-кха… ударил сильным разрядом молнии. Похоже, от этого мои… наноботы отключились. Когда они вновь включатся, я… буду уже мёртв. Я пытался помочь… тебе, но мои неосторожность и… самоуверенность сыграли со мной злую… шутку.

— Вадим, прошу, не умирай, не оставляй меня одну, — на этих словах её рог, ярко засияв, выпустил в меня магический луч, который, однако, попав прямо на рану, лишь рассеялся слабым магическим светом, не вызвав больше никаких изменений.

— Твайли, не плачь, — с трудом я приподнял руку и положил свою ладонь поверх её копытца. — Я же говорил, что ненавижу… смотреть, как близкие мне пони проливают… слезы у меня на глазах, особенно… из-за меня.

— Я не хочу тебя потерять!

— Твайлайт, прости меня… похоже, я не смогу сдержать моё… тебе обещание. Похоже, наша жизнь не будет той сказкой… о которой мы мечтали. Не все сказки… заканчиваются хорошо, и боюсь… моя — одна из них. Может, — я закашлялся, — может, это и к лучшему. Я всегда думал… что недостоин такой красивой кобылки как ты. Я искренне надеюсь, что ты… найдёшь своего принца, того, с кем… сможешь быть счастлива и воплотишь свою… сказку в жизнь. А я стану твоим приятным воспоминанием… кха-кха… Скажи моей семье, что я люблю их. Скажи родителям, сёстрам и брату, что я… я благодарен им за всё, что они сделали. За их заботу и любовь, — на последних словах я, собрав остатки сил, дотронулся рукой до щёчки аликорна и, слегка ободряюще потрепав, смахнул пару слезинок.

— Прошу, не говори так, — сквозь слёзы сказала Твайлайт, прижимаясь щекой к моей ладони, что я уже почти не почувствовал, с отстранённым удивлением отмечая, что боль также постепенно словно уходит. — Не говори этого! Мы сможем тебя вылечить, мы обязательно сможем, и ты сам скажешь своей семье, как их любишь… Только не покидай нас!

Я снова слегка улыбнулся, а затем перевёл взгляд на стоящих позади Твайли плачущих кобылок.

— Девочки, — обратился я к нашим друзьям, что стояли полукругом и смотрели на меня заплаканными глазами, — спасибо вам… за вашу заботу и поддержку. Я уверен, вы все… добьётесь успехов и осуществите свои самые… заветные мечты. И Спайк, — обратился я к маленькому дракончику, — прошу, оберегай Твайлайт… вместо меня, хорошо?

— Конечно, я обещаю, — произнёс он, смахивая слёзы своей лапой.

— Вадим, я не смогу жить без тебя, — всхлипывая, произнесла аликорночка, положив голову мне на грудь и обхватывая шею копытцами. Я же уже с трудом различал её силуэт и практически не чувствовал её веса у себя на груди.

— Ты всё сможешь, Твайлайт… я уверен. Ведь у тебя есть… такие друзья. Они помогу тебе… справиться со всеми… трудностями. Вы сегодня доказали… что вместе вам всё… под силу, — я снова улыбнулся, практически не видя того, кому предназначал эту улыбку, и чувствуя, что меня покинули последние силы. Я уже был не в состоянии пошевелить даже пальцем. Не было больше боли, а лишь холод, почти заполнивший моё тело и подбирающийся к сердцу, что стучало всё слабее и слабее.

— Я люблю тебя, Твайлайт, — из последних сил произнёс я, закрывая глаза, и в последний раз почувствовал нежное прикосновение её сладких губ, а затем ощутил, как моё сознание уносится куда-то в пустоту, словно погружаясь в новый, не известный мне мир.