Автор рисунка: Stinkehund
Глава 36 Глава 38

Глава 37

— Кажется, только вчера я спасал это место от полнейшего разрушения, — гордо произнёс Спайк, идя вместе с нами по улицам Кристальной империи. — Эй, вы об этом помните? — спросил он, прислонившись к огромной статуе, изображавшей его с Кристальным сердцем в руках.

— Ты об этом упомянул уже раз пятнадцать в поезде по дороге сюда, — недовольно произнесла радужногривая пегаска.

— Да, а от тебя мы никогда не слышали и звука о твоих подвигах, — подметила Рэрити, глядя на свою подругу.

— Хех, аргумент принят, — слегка засмущавшись, произнесла Рэйнбоу.

Прошло несколько месяцев с моего знакомства с родителями Твайлайт и моего, так сказать, дружеского поединка с Шайнинг Армором. После моей победы я постарался как можно ближе познакомиться с ним и узнать его получше, и как оказалось, несмотря на всю свою строгость, он был довольно добрым и заботливым пони. Я смог узнать его с совершено другой стороны — таким, каким видела его Твайлайт.

Нам с Твайлайт даже пришлось задержаться на недельку-другую, так как её родители просто не хотели отпускать нас. Её семья так сильно хотела всё узнать о кольтфренде их дочери, что дату нашего отъезда приходилось постоянно переносить, и мы сами и не заметили, как уже прошло больше недели нашего с ней пребывания в Кантерлоте.

А когда мы, наконец, вернулись домой в Понивилль, мы вновь зажили своей обыденной и спокойной жизнью, правда теперь у меня на душе было чувство лёгкости и свободы. Словно весь тот груз, что тяготил меня столь долгое время, исчез, освободив меня от столь тяжёлой ноши.

С наступлением лета принцесса Селестия прислала Твайлайт письмо, в котором говорилось, что ей и другим принцессам необходима её небольшая помощь как принцессы при встрече с важными гостями, которые прибудут в Кристальную империю.

— Я очень рада, что вы все захотели поехать, но не думаю, что это будет так уж интересно, — улыбнувшись, произнесла Твайлайт. — По большому счету, мне нужно будет только улыбнуться и помахать высоким гостям.

— Да, но ты должна улыбаться и помахать как принцесса, — с лёгкой завистью в голосе произнесла Рэрити.

— А чем конкретно это отличается от того, чтобы улыбаться и помахать не как принцесса? — язвительно подметила Эпплджек.

— Ничем, — произнесла Твайлайт, личико которой тут же погрустнело.

— Ты чем-то расстроена? — спросил я, присев возле аликорночки.

— Что не так, Твайлайт? — спросила Флаттершай.

— Что у тебя за печальное выражение? — улыбнувшись, спросила Пинки Пай, схватив подругу за щеки.

— В последнее время я чувствую себя немного неуверенно. Похоже, мне совсем не подходит моя новая роль принцессы, — грустно ответила Твайлайт.

— Это неразумно. Ты играешь по-настоящему важную роль в Эквестрии, — сказала Эпплджек.

— Принцесса Селестия не попросила бы тебя приехать, если бы так не считала, — произнесла Флаттершай.

— Твайлайт, ты стала принцессой по праву и достойна ей быть, и принцесса Селестия глубоко ценит тебя, — произнёс я, погладив аликорночку по её шелковистой гриве.

— Да, пожалуй, вы правы, — приободрившись, произнесла Твайлайт.

— Конечно мы правы. А теперь давай поспешим. Ты ведь не хочешь принизить важность своей роли, опоздав на торжественную церемонию встречи? — произнесла Рэрити и все мы отправились в сторону Кристального дворца.

Прибыв во дворец и войдя внутрь, мы поднялись по лестнице вверх, где, по словам Твайлайт, она и должна будет встречать этих самых гостей. Так что уже через несколько минут мы услышали, как раздались звуки фанфар, а внизу послышался голос одного из стражников.

— Герцог и герцогиня Маритании! — произнёс пегас, а вслед за этим заиграла торжественная приветственная музыка.

После этого Твайлайт гордо вышла на балкон и, расправив свои крылья, использовала свою магию, дабы вывесить флаг их государства и, улыбаясь, приветливо помахала им своим копытом.

— И это всё?! — удивлённо и слегка возмущённо спросил Спайк глядя на Твайлайт. — Принцесса Селестия попросила тебя приехать в такую даль только ради этого?!

— Спайк, тебе порой нужно научить держать свой язык за своими зубами, — с осуждением произнёс я, увидев, что личико аликорночки вновь погрустнело.

— То есть, ух ты! Это так величественно и важно! — произнёс дракончик, неловко рассмеявшись, за что получил несильный подзатыльник от Эпплджек.

Но сказанных слов было уже не вернуть. Его слова хоть и были неприятны, но тем не менее правдивы, и судя по личику аликорночки, она это понимала и, оставив нас, стала спускаться вниз, дабы, наверное, поговорить с принцессами.

— Девочки, идите по своим комнатам, а я пойду вместе с ней. Ей сейчас нужна поддержка, да и я не хочу оставлять её в такой неприятный момент, — сказал я.

— Вадим, я всё прекрасно понимаю и одобряю твои помыслы, но стража внизу вряд ли пропустит тебя, — сказала Рэрити.

— А кто сказал, что я буду спрашивать их разрешения? — улыбнулся я, покрывая своё тело невидимой пеленой и спустя пару секунд растворяясь в воздухе.

Спустившись вниз и найдя Твайлайт, я увидел, что кобылка явно переживала из-за того, что было сказано, и сейчас эти мысли не давали ей покоя, отчего она беспокойно ходила из угла в угол кристального коридора этого замка. Я смог найти её как раз в тот момент, когда двери комнаты, возле которой стояли стражи, отворилась и из неё собственной персоной вышли герцог и герцогиня Маритании, отчего Твайлайт тут же поклонилась им в знак уважения.

 — Ваше Высочество, благодарю, что отнеслись с пониманием к просьбе ограничить число присутствующих при этой беседе, — произнёс герцог.

— Ну разумеется, — учтиво ответила Твайлайт.

После этого герцог и герцогиня также учтиво поклонились и предположительно отправились в свои покои, и в этот момент из дверей вышли остальные принцессы Эквестрии.

— Я могу ещё чем-нибудь помочь с их визитом? — с надеждой в голосе спросила фиолетовая аликорн.

— Прости, Твайлайт, но их визит уже завершён, — сказала Каденс, и личико Твайлайт вновь погрустнело.

— Что-то не так? — обеспокоенно спросила принцесса Луна.

— Кажется, я просто не до конца понимаю для чего я здесь. Разве королевский страж не мог развернуть флаг? — спросила Твайлайт.

— Когда мы вчетвером находимся в Империи, чтобы поприветствовать высоких гостей, они знают, что их визит очень важен для нас, — пояснила принцесса Селестия.

— Плюс это даёт мне возможность увидеть мою любимую золовку, — улыбнувшись, произнесла Каденс, обняв Твайлайт.

— Я тоже счастлива видеть тебя, вас всех, — улыбнувшись, сказала Твайлайт, но через секунду она вновь погрустнела.

— Но? — спросила Каденс, приподняв копытом её мордашку.

— Но я просто… — Твайлайт вздохнула. — Принцесса Луна поднимает Луну, принцесса Селестия поднимает Солнце, ты защищаешь Кристальную империю, а я… я только улыбаюсь и машу, — добавила она.

— Поверь, ты очень важна как для нас, так и для всей Эквестрии, — сказала Селестия. — И для ещё одного человека, который стоит прямо здесь, — и взглянула в мою сторону, словно говоря мне сбросить свою невидимость, что я и сделал.

— Рада вновь тебя видеть, Вадим, — произнесла принцесса Луна.

— Привет, Вадим, — сказала Каденс.

— Я тоже очень рад тебя видеть, Луна, и тебя, Каденс. Извини, что прокрался сюда, но я решил не оставлять Твайлайт одну, видя её подавленное состояние, — сказал я.

— Тебе не обязательно было прятаться, Вадим, все стражники в нашем замке знают, что ты одни из наших уважаемых гостей, так что ты можешь спокойно гулять по всей территории замка и заглядывать в любую комнату, — сказала Каденс.

— Спасибо, теперь буду об этом знать, — сказал я.

— Твайлайт, поверь нам, ты не зря стала принцессой. Просто тебе нужно подождать, и ты увидишь, что придёт и твоё время проявить себя как принцесса Эквестрии, а пока я думаю сделать для тебя один небольшой сюрприз, если, разумеется, Вадим не будет против, — закончила Селестия, глядя на меня.

— Ну, если признаться честно, я хотел рассказать об этом Твайлайт немного попозже, но раз уж вы настаиваете, то почему бы и не рассказать? — сказал я.

— Вадим, о чём это говорит принцесса? — ничего не понимая, спросила фиолетовая аликорночка.

— Это касается нашего с ней разговора, который произошёл тогда, когда мы приезжали в Кантерлот для знакомства с твоей семьёй, и я хотел кое-что выяснить у принцессы. Кстати, принцесса, я как раз хотел попросить вас проверить меня, — добавил я, повернувшись к Селестии.

— Проверить тебя? Вадим, с тобой что-то случилось? — обеспокоенно спросила аликорночка, подойдя ко мне, дабы убедиться, что я в порядке.

— Не волнуйся, Твайлайт, с Вадимом всё в порядке. Думаю, нам лучше сразу всё тебе объяснить и рассказать, чтобы ты не переживала, — сказала принцесса Селестия.

— Твайлайт, понимаешь, всё дело в том, — начал я и, крепко обняв за шею любимую, взглянул в её глаза и произнёс, — я хочу, чтобы принцесса превратила меня в пони.

— Ты… хочешь… стать… пони? — запинаясь, спросила Твайлайт, удивлённо глядя на меня и, видимо, всё ещё не веря в услышанное.

— Да, любимая, так и есть, — подтвердил я и улыбнулся.

— И ты хочешь сделать это ради меня?

— Нет, Твайлайт, ради нас и нашего с тобой будущего. Я люблю тебя и хочу быть только с тобой.

— Ты ведь знаешь, тебе не обязательно превращаться в пони, я люблю тебя таким, какой ты есть на самом деле.

— Я прекрасно об этом знаю, но я действительно хочу этого, и признаться честно, хочу этого уже довольно давно, но раньше моё превращение было невозможным.

— Ты, наверное, уже знаешь, Твайлайт, что тело Вадима может накапливать в себе действительно колоссальные объёмы магической энергии. Такое большое количество магии сравнимо разве что с аликорнами, — пояснила принцесса Селестия. — И для того чтобы совершить магическое превращение необходимо, чтобы его тело было полностью насыщенно магией.

— И когда мы были в Кантерлоте, принцесса Селестия проверила меня и сказала, что через несколько месяцев моё тело полностью наполнится магией и она сможет провести этот магический ритуал. Я хотел сделать для тебя сюрприз и рассказать об этом тогда, когда мы были бы уверены, что я полностью готов к превращению, — сказал я.

— Думаю, нам как раз стоит проверить тебя, — сказала принцесса Луна, и вместе с принцессой Селестией они выпустили в меня небольшие магические лучи, которые, попав в меня, просто растворились по всему моему телу.

— Ну что скажешь, сестра? — спросила Тия, глядя на ночную принцессу.

— Думаю, осталось совсем немного, — произнесла Луна.

— Согласна! Я бы даже сказала, что осталось всего пару дней до твоего полного насыщения, — произнесла принцесса Селестия.

— И тогда вы, наконец, сможете превратить меня в пони? — спросил я.

— Да, Вадим, но я прошу тебя ещё раз как следует подумать об этом, — сказала принцесса Селестия.

— Тия права, Вадим. Если мы применим на тебе это заклинание, то обратного пути не будет. Мы больше никогда не сможем вернуть тебе твой прежний вид, и ты навсегда останешься пони, — промолвила Луна.

— Я понимаю это, но я давным-давно подумал над этим и решил, что я действительно хочу этого, — сказал я, крепче прижав к себе фиолетовую аликорночку и поцеловав её в щёку.

— Всё же они правы, Вадим. Подумай над своим решением ещё раз перед тем, как дать свой окончательный ответ. Для истинной любви внешность не важна, и ты это прекрасно знаешь, — сказала Каденс напоследок.

Закончив на этом наш разговор, мы все, слегка уставшие после столь долгого и напряжённого дня, отправились по своим комнатам.

* * * * * *

— Так ты не знаешь, для чего принцессы позвали Твайлайт? — спросил Спайк после того, как мы с ним вместе прибыли обратно в Понивилль.

— Честно сказать, я понятия не имею зачем. Возможно, это связано с их вчерашним разговором, хотя я могу и ошибаться. В любом случае нам остаётся лишь догадываться, — сказал я.

Наутро следующего дня нам вместе Твайлайт и Спайком пришлось проснуться рано утром из-за громкого стука королевского стражника, который сообщил Твайлайт о том, что принцессы Селестия, Луна и Каденс очень хотят с ней увидеться и поговорить. Разумеется, мы со Спайком хотели пойти вместе с ней, но аликорночка, несмотря на все наши уговоры, убедила нас поехать обратно в Понивилль вместе с нашими друзьями, уверяя в том, что она сама потом всё расскажет.

— Ты себя нормально чувствуешь?

— Та вроде нормально. А почему ты вдруг спрашиваешь? — заинтересованно спросил я глядя на дракончика.

— Ты выглядишь немного бледным, — пояснил Спайк.

— Та просто дурной сон приснился. Очень странный, я бы даже сказал необычный. Причём, знаешь, настолько реалистичный, что мне даже показалось, что это произошло на самом деле. Но не стоит обращать на это внимание, — сказал я.

— Кстати, это правда? — вновь задал вопрос Спайк через пару минут.

— Спайк, я не смогу ответить тебе, если не знаю содержание всего вопроса, — сказал я.

— Правда, что ты хочешь превратиться в пони? — спросил он, с неподдельным интересом глядя на меня.

— Ну допустим, что правда. А ты против этого? — уже я задал вопрос.

— Нет, просто немного удивлён, — ответил он.

— Почему? Что в этом удивительного?

— Просто как я знаю, что после этого превращения ты больше никогда не сможешь вновь стать человеком, — сказал дракончик.

— Не волнуйся, Спайк, я уже давно знаю об этом и принял своё решение, — сказал я.

— Разве ты не будешь жалеть об этом?

— Я делаю это ради Твайлайт и ради себя, Спайк. Я постоянно вижу, как окружающие пони смотрят на меня — как на какого-то опасного и неизвестного им хищника. Я не говорю, что мне не нравится быть человеком, и я ни в коем случае не отрекаюсь от своего вида, — произнёс я.

И взяв свою сумку и нащупав небольшой металлический диск, я вытащил его и стал крутить в руках, размышляя о своих словах и о принятом мною решении насчёт превращения.

 — Знаешь, Спайк, мой брат в своём послании много поведал мне о нас, людях. Ты ведь помнишь, я рассказывал тебе из-за чего погиб наш мир и заодно весь наш вид? — спросил я, и дракончик утвердительно кивнул. — Люди могут быть злы, эгоистичны, жадны и беспощадны. Но это свойственно всем живым существам. Но в своих воспоминаниях мой брат и Натан показали, что люди могут быть отважными, самоотверженными, храбрыми и даже бесстрашными. И если понадобится, они готовы отдать жизнь за тех, кто им дорог, — сказал я.

— Я понимаю, Вадим. У вас есть плохие черты, но также много хороших. Ведь не все жители Эквестрии добропорядочные, порой встречаются настоящие злодеи, — произнёс Спайк, видимо, пытаясь подбодрить меня. — Кстати, а кто такой Натан?

— Наверно будет лучше, если я расскажу тебе об этом попозже, — произнёс я, и в этот момент двери библиотеки отворилась и внутрь зашла Эпплджек.

— Эй, сахарок, Твайлайт прилетела из Кантерлота и, похоже, у неё неприятные новости, — сообщила пони, и мы вместе со Спайком выбежали из библиотеки вслед за ней.

Выбежав на улицу и проследовав за оранжевой пони, мы встретились с остальными нашими друзьями, рядом с которыми уже стояла фиолетовая аликорночка. После того, как мы наконец все собрались, Твайлайт подробно рассказала о том, что Эквестрии угрожает новая угроза в лице так называемого Тирека. Наверно, мы все подумали о том, что это реальный шанс для Твайлайт проявить себя как принцессе и стать действительно полезной, но как оказалось, для поимки беглеца из Тартара принцессам понадобилась помочь того, кого мы никак не ожидали.

— Это того самого Дискорда?! — удивлённо воскликнула Эпплджек.

— Да! — ответила Твайлайт, но по её лицу было видно, что ей самой не нравился этот ответ.

— А по-моему, это не удивительно, он может быть очень полезен, — улыбнувшись, произнесла Флаттершай, но по нашим лицам легко можно было понять, что мы вовсе не разделяли её энтузиазма.

— Он чувствует нарушение магического равновесия. В следующий раз, когда Тирек украдёт магию, Дискорд сможет его выследить, — объяснила Твайлайт.

— А ты тем временем что должна делать? — спросила Рэйнбоу Дэш.

— Ах, ничего, — расстроенно произнесла аликорн. — Если, конечно, одна из вас не попросит меня улыбнуться и помахать, — раздосадовано добавила она.

— Ты куда? — спросил Спайк после того, как она развернулась и уже собиралась уйти.

— Пойду в замок двух сестёр, больше я нигде не нужна. Займусь пока чтением, — уныло ответила она, и я, не медля ни секунды, присоединился к ней, не желая оставлять любимую наедине.

— Составить тебе кампанию? — спросила радужногривая пегаска, взмыв вверх и сделав кульбит.

— Мы с вами уже сто лет не были в замке, так что может быть весело, — с энтузиазмом произнесла Эпплджек.

— Пожалуй, компания мне сейчас не помешает, — ответила Твайлайт, наконец-то улыбнувшись.

Пройдя по уже знакомой нам тропинке, ведущей через территорию Вечнодикого леса, мы вышли к развалинам замка, стоявшего за ущельем, на дне которого располагалось хорошо нам известное Древо Гармонии.

— Эх, до сих пор не могу поверить, что нам пришлось отдать наши элементы, — с грустью в голосе произнесла Рэйнбоу Дэш.

— Это нужно было сделать, или Дерево Гармонии погибло бы, — сказала Рэрити.

— Но Твайлайт была права. Даже без элементов наша дружба такая же крепкая, как прежде, — улыбнувшись, произнесла жёлтая пегасочка.

— Я надеюсь, что ещё один наш друг никогда не заставит нас пожалеть о том, что мы их отдали, — настороженно произнесла Эпплджек.

— Ха-ха, полагаю, вы говорили обо мне, — вдруг раздался знакомый нам голос, и, подняв головы, мы увидели пресловутого драконикуса, плавно спускающегося к нам вместе с зонтиком и какой-то сумкой.

— И как же ты догадался? — саркастично спросила Эпплджек.

— У меня просто уши горят, — произнёс драконикус, у которого действительно горели уши, и в следующий момент, материализовав стакан с водой, он затушил это подобие пожара на своей голове.

— Что ты вообще здесь делаешь, Дискорд? — спросила радужногривая пегаска в свойственной ей жёсткой и нахальной манере.

— Решил немного почитать, прежде чем отправляться в свою чрезвычайно важную миссию, — произнёс Дискорд, и в следующий момент на нём оказался военный мундир с каской на голове. — Полагаю, вам известно, что меня подключили к поимке беглеца из Тартара.

— Это серьёзно! — строго произнёс Спайк, глядя на драконикуса.

— Ты прав, Спайк, это серьёзно, — согласился Дискорд. — Похоже, я обладаю магией, которая позволяет мне играть довольно важную роль в Эквестрии. Им стоит сделать меня принцессой-аликорном, — произнёс он, и после яркой вспышки на нём очутились импровизированные розовые крылья, рог и огромная корона.

— Мечтать не вредно! — сердито произнесла Рэйнбоу, пинком сбив корону с его головы.

— К тому же, Дискорд, — начал я, схватив его за бороду и притянув к себе на уровень глаз. — Тебе следует следить за своим языком и за теми словами, что вылетают из твоего рта, иначе я лично укорочу тебе твой язык, — и ткнул своим когтем прямо ему в нос, отчего он тут же схватил его.

— Кстати, разве ты не должен выслеживать жуткого злодея, крадущего магию? — с упрёком спросила Эпплджек.

— Да-да-да, конечно! — произнёс он, неожиданно схватив всех нас в свои объятия, и через секунду мы уже оказались прямо перед древом Гармонии. — Просто я совершенно случайно обратил внимание, что Твайлайт до сих пор не открыла свой маленький сундучок.

— Ты к чему это клонишь, Дискорд? — спросил я.

— Я задумался, а что если внутри заперто нечто, способное доказать её королевскую ценность? Я упомянул об этом, потому что она недавно сказала, что ей кажется, будто её роль принцессы слишком незначительна.

— Минуточку, а ты откуда знаешь, что она это сказала?! — громко выкрикнула Пинки Пай.

— О нет! А разве подслушивание не лучший способ выяснить, что замышляют твои лучшие друзья? О горе мне, горе! Я когда-нибудь освою эти сложные нюансы того, что значит быть хорошим другом? — театрально произнёс драконикус.

— Неубедительно, Дискорд! — произнёс я, озвучив свои мысли насчёт его позёрства.

— Как бы то ни было, полагаю, сейчас для меня самый подходящий момент, чтобы удалится, — произнёс он, исчезнув в яркой вспышке.

— Наконец-то! — вздохнув с облегчением, произнесла Эпплджек, но в следующий миг Дискорд материализовался позади нас с книгой в руках.

— Опаньки! Я чуть не прихватил с собой дневничок, который вы ведёте все вместе. Какое увлекательное чтиво. Девочки, вы так много всего узнали! Я выделил несколько самых интересных абзацев, вам стоит взглянуть, — произнёс он поставив книгу прямо на рог аликорночки. — Наши планы попить чайку ещё в силе, Флаттершай?

— Ну конечно! — ответила пегасочка, улыбнувшись.

— Тогда я принесу огуречные сэндвичи, — и, открыв материализовавшуюся перед ним дверь, он вошёл в неё и исчез.

— Иногда мне кажется, что исправившийся Дискорд ещё несноснее, чем Дискорд до исправления, — недовольно подытожила Эпплджек нашу встречу с повелителем хаоса и дисгармонии.

— Я, конечно, не встречался с Дискордом до того, как вы его перевоспитали, но я согласен с Эпплджек, — сказал я.

— Но ведь он, возможно, прав, — сказала Флаттершай. — Что если в том сундучке действительно что-то важное.

— Думаю, есть только один способ это выяснить, — улыбнувшись, произнесла Твайлайт.

Через несколько минут добравшись до замка двух сестёр, мы вошли внутрь и, проследовав за аликорночкой в библиотеку, попытались найти хоть какую-нибудь информацию или упоминание про этот таинственный сундук. К сожалению, за целый день наших дружных и напряжённых поисков ни одному из нас, по всей видимости, так и не удалось найти хотя бы мимолётное упоминание об этом загадочном магическом сундуке из Древа Гармонии. Конечно же, мы не сдавались, поэтому на следующий день мы также вернулись в эту библиотеку, дабы продолжить наши напряжённые поиски.

— Есть что-нибудь? — спросила Твайлайт, пролевитировав к себе очередную книгу и обведя своим взглядом всех присутствующих.

— Нет! — хором ответили мы.

— В этой библиотеке должно быть хоть что-то, что поможет узнать, как его открыть, — сказала Твайлайт, уверенно продолжая пролистывать одну книгу за другой. — Уверенна, что ответ в одной из этих книг. Я точно знаю! — и вдруг я заметил, что её взгляд упал на их совместный дневник с пометками, которые оставил Дискорд, и аликорночка, пролевитировав оный к себе, открыла его и стала перечитывать.

Я же решил немного прогуляться по территории замка и немного проветрить голову. Ведь остался где-то день, может, два до того, как моё тело полностью наполнится магической энергией этого мира и я смогу стать пони. Но теперь, когда до этого момента оставалось уже так мало времени, я всерьёз стал задумываться об этом. А правильно ли я поступаю? Может быть, стоит повременить с этим и действительно подумать, как следует? Да что это со мной? Ещё вчера я был уверен в своём решении, а теперь я колеблюсь. Почему?

— Может, потому, что решения, которые могут повлиять на нашу жизнь, всегда будут беспокоить нас? — услышал я довольно знакомый голос, а рядом со мной появилась уже знакомая мне фигура.

— Привет, Натан! Рад тебя снова увидеть, — сказал я.

— Привет, Вадим! Я так понимаю, скоро для тебя важный день. День, когда твоя жизнь изменится и ты станешь таким же, как все здешние жители, — произнёс он.

— Ты осуждаешь меня за это решение? — спросил я.

— Ни в коем случае, Вадим. Я не вправе осуждать и менять твои решения, — серьёзно произнёс он.

— Тогда могу ли я спросить тебя кое о чём?

— Ну разумеется, — ответил он.

— Как думаешь, что сказал бы Себастьян, узнав о моём решении? Он стал бы осуждать меня за это? — спросил я.

— На этот вопрос очень трудно ответить, Вадим. Я не твой брат и не могу сказать, что бы он сказал тебе в такой ситуации. Но я достаточно хорошо его знал, и поверь, он не стал бы возражать. И думаю, он сказал бы тебе то, что сейчас скажу я. Это твоя жизнь, Вадим, и тебе решать, как ей распоряжаться. Ты сам вправе принимать любое важное для тебя решение. Но думаю, что если ты планируешь стать пони, то сделай это не потому, что обязан, а потому, что сам хочешь этого.

— Я хочу этого! Но, если признаться честно, я чувствую себя так, словно я предаю свой род и свой вид. Как будто я предаю человеческую расу. Будто мне не хочется быть человеком, — выпалил я, глядя на Натана.

— Знаешь, Вадим, как сказал один великий писатель из нашего мира, «Человек — это то, во что он верит». И если ты веришь, что, став пони, тебе будет лучше, то так и быть, и это не измена своему виду, это лишь твоё решение. Наша жизнь состоит из различных решений, и принимая их, мы в той или иной степени влияем на свою, а иногда и на другие жизни, но эти судьбоносные решения принимаем именно мы сами, — произнёс Натан.

— То есть ты хочешь сказать, что я сам хозяин своей жизни, — сказал я.

— Всё верно, Вадим. Это твоё решение и твой выбор. Ты уже не ребёнок, а взрослый и сам понимаешь и осознаёшь последствия своего решения. Но скажу тебе вот что. Неважно кем ты станешь, важно лишь то, чтобы ты всегда оставался самим собой, — произнёс он, слегка улыбнувшись.

— Спасибо за поддержку, Натан. Я даже почувствовал себя намного увереннее после твоих слов, — улыбнувшись, ответил я.

— Не за что, Вадим. Рад был хоть чем-нибудь помочь тебе, даже советом.

— Вадим, а с кем ты разговариваешь? — спросила меня Твайлайт, неожиданно выйдя из-за угла и подойдя ко мне. — Неужели ты разговаривал сам с собой?

— Не обращай на это внимание, Твайли. Раз уж Дискорд может быть таким чудным, разве и у меня не могут быть свои странности? — произнёс я и подмигнул Натану.

— Только прошу тебя, не становись как Дискорд, а то второго такого Эквестрия просто не вытерпит, — произнесла она, и мы оба улыбнулись. — Но иногда мне кажется, что ты действительно с кем-то общаешься. С кем-то, кого я просто не вижу.

— Я тебе потом как-нибудь расскажу. Кстати, вы нашли что-то в библиотеке, связанное с тем сундуком? — спросил я.

— Я точно не уверена, но перечитывая наш с девочками дневник и прочитав его в тех местах, где Дискорд оставил свои закладки, я пришла к одной теории, которая, возможно, поможет отыскать нам ключи к этому сундучку, — произнесла Твайлайт.

— Тогда чего же мы стоим? Давай проверим, верна ли твоя теория или нет, а по пути ты как раз вкратце опишешь её мне, — сказал я.

Как оказалось, суть теории Твайлайт заключалась в том, с того времени, как наши подруги стали носительницами Элементов Гармонии, каждая из них в какой-то момент подвергалось своеобразному испытанию, соответствующему их элементу. И каждая из них получила что-то от того, кому они помогли измениться. Но Твайлайт считала, что во всех этих предметах есть что-то особенное. Нечто, что поможет нам найти ключи к этому таинственному сундуку.

Ведь, по сути, сундучок был связан с Древом Гармонии. Древо связано с Элементами, а Элементы были связаны со всеми ними. И теперь Твайлайт считала, что между всем этим должна быть какая-то связь.

Уяснив суть сказанного, мы с нашими друзьями быстро сбегали в Понивилль, чтобы каждая из них могла взять этот самый предмет, и после этого мы вновь вернулись назад к Древу Гармонии.

— Я не вижу в них ничего такого, что бы подсказало нам, где могут быть ключи, — пессимистично произнесла Твайлайт после того, как девочки разложили свои предметы возле этого сундучка. — Это самые обычные предметы!

— Ну же, Мягкотелый, дай нам ключ! — закричала Пинки Пай, схватив подаренную ей мягкую игрушечную курицу и стала яростно её трясти.

— Не думаю, что это поможет, — произнесла фиолетовая аликорночка.

И в тот же момент она как раз вовремя уклонилась, так как Пинки просто запустила игрушку прямо в сундук. Но как оказалось, это вызвало необычную реакцию, поскольку стоило игрушке соприкоснутся с сундуком, как её захватил какой-то магический вихрь, который через пару секунд превратил обычную игрушку в некий ключ, который тут же влетел в одно из отверстий.

Наконец узнав, что нужно сделать, девочки положили свои предметы прямо на сундучок, и через пару мгновений их также захватил магический луч, а спустя несколько секунд они, как и их предшественник, приобрели формы различных ключей. Каждый ключ занял отведённое ему место, оставив место лишь для ещё одного ключа, которого у нас ещё не было.

— Боюсь, у вас не хватает ещё одного ключа, — произнёс я, осмотрев сундук.

— Ключа, который представляет элемент Магии. Мой элемент! — расстроено произнесла Твайлайт.

— Но я уверена, что раз уж мы получили наши ключи, у тебя твой тоже есть, — улыбнувшись, произнесла Флаттершай.

— Подумай, Твайлайт, когда ты выполнила трудную магическую задачу и тем самым вдохновила кого-то другого сделать то же самое? — спросила Рэрити.

— Не было такого, если бы было, я бы написала об этом в дневнике, — угрюмо произнесла аликорн.

— Не переживай, Твайлайт, я уверен, ты получишь свой ключ, — произнёс Спайк и секундой позже схватился за живот.

— Спайк, тебе нехорошо? — обеспокоенно спросил я, подойдя к дракончику.

Но стоило мне подойти, как из его рта вырвался сгусток зелёного магического пламени, который чуть не задел меня. Его пламя слегка закружилось и материализовало перед нами уже знакомый нам виток. Взяв свиток своей магией, Твайлайт поднесла его к себе и, раскрыв его, пробежала по нему глазами.

— Что там сказано? — спросил Спайк глядя на неё.

— Что я срочно нужна в Кантерлоте, — с испугом в голосе произнесла Твайлайт.

— Я хочу отправиться с тобой, — уверенно произнёс я.

— Вадим, прости, но мне придётся туда лететь и времени ждать у меня, боюсь, нету, — огорчённо произнесла аликорн.

— Так просто телепортируй меня во дворец. Ты ведь это уже делала один раз, — сказал я, вспомнив про тот случай с телепортацией.

— Хорошо, думаю, я смогу это сделать, — уверенно произнесла она.

— Только прошу, попытайся в этот раз телепортировать меня как можно точней. А то мне не хочется очутиться впечатанным в какую-то стенку, — улыбнувшись, добавил я.

— А как же мы? — спросила Рэрити.

— Может, ты и нас сможешь перенести, сахарок? — спросила Эпплджек.

— Простите девочки, но на такое большое расстояние я смогу телепортировать пока только Вадима, — серьёзно произнесла она.

Спустя мгновение её рог, ярко засияв, выпустил в меня яркий сиреневый луч, который тут же обхватив меня, закружился вокруг, и как только он рассеялся, я обнаружил, что нахожусь прямо внутри королевского дворца в одной из его комнат.

Не теряя ни минуты, я выбежал из комнаты и устремился прямо к тронному залу, где, скорее всего, принцессы и должны были ожидать появления Твайлайт. И действительно, войдя внутрь, я застал трёх аликорнов, сидящих на своих законных местах.

— Принцесса Селестия, принцесса Луна, Каденс, что случилось? — обеспокоенно спросил я, вбежав внутрь.

— Вадим, как ты здесь оказался? И где Твайлайт? — удивлённо спросила принцесса Луна.

— Твайлайт телепортировала меня сюда, а сама вскоре должна появиться, — ответил я.

— Почему же вы не телепортировались вдвоём? — спросила Каденс.

— По всей видимости, Твайлайт так сильно встревожило ваше письмо, что она даже не задумалась об этом, — предположил я, и в этот самый момент в тронный зал с испугом в глазах вбежала сама фиолетовая аликорночка.

— Я прибыла так быстро как смогла! Что-то случилось? Это Тирек?! — перепугано спросила она, не отрывая взгляда от принцесс.

— Боюсь, я слишком доверилась Дискорду и понадеялась на эффект, который оказала на него дружба, — произнесла принцесса Селестия.

— Дискорд предал всех пони Эквестрии и присоединился к Тиреку, — опечаленно произнесла Луна.

— Вот мерзавец! Получается, он просто предал всех нас и нашу дружбу! — со злостью произнёс я.

— Как он мог так поступить? Я думала, наша дружба для него что-то значит. Я думала, что он изменился! — с не меньшей злостью произнесла Твайлайт.

— Боюсь, Тирек украл уже достаточно магии, и теперь у него есть сила, чтобы украсть и способность летать, — произнесла Селестия, покачав головой. — Если пегасы не будут контролировать погоду, в Эквестрии не будет дождей. Ходят слухи, что он нацелился и на земных пони. А без своих сил они не смогут обрабатывать землю.

— Пони потеряют контроль над своим миром, и вся власть будет принадлежать Тиреку, — взяла слово Луна.

— Без сомнения Тирек также охотится и на магию аликорнов. Теперь Дискорд на его стороне, и мы не сможем помешать ему её отобрать, — опечаленно произнесла принцесса Селестия.

— Как только он завладеет магией, его власть станет безграничной и все надежды рухнут, — произнесла Луна.

— И что же нам делать? — спросил я глядя на принцесс. — Должен же быть хоть какой-нибудь выход из сложившейся ситуации.

— Есть одно решение, — произнесла Селестия, и принцессы подошли к нам. — Только принеся эту жертву, мы сможем спасти Эквестрию и земли за её пределами, — и принцесса, тяжело вздохнув, всё же произнесла: — Мы должны сами избавиться от своей магии, пока Тирек не украл её у нас.