S03E05
Глава вторая. Бега, прыга и путешествия.

Глава Первая. Пробуждение. Записи Старца Бородача или безумие единорога.

Прошел год с того момента.

Над Понивиллем лил дождь, как и должен, был по расписанию. Все пони сидели по домам, разговаривая в теплых компаниях и приговаривая чашечки горячего чая со сладостями четы Кейк. Гром только сильнее скреплял эти маленькие социальные ячейки. Но один уголок рядом с Понивиллем был мрачен и пуст, и молнии с темными тучами лишь дополняли угрюмость и пустоту обстановке. Темный замок, блестящий обсидианом в раскатах грома, мрачно возвышался над всем, создавая ужасающие тени во вспышках молний. Ветер раскачивал штандарты, пытаясь сорвать хоть малейшее напоминание об обитаемости замка. Темные коридоры навивали лишь тоску и потусторонний страх, гобелены проявляли свой ужасающий лик в белых вспышках, нагнетая обстановку для проходящих по коридору, но проходящих не было, лишь тьма да пустота. И только в одной комнате с завешанными шторами, в самом темном и дальнем углу сжималось существо. Оно было в ужасе. Сквозь всхлипы и безумные припадки смеха, оно вело монолог с собой, в страхе озирая каждый уголок комнаты, в которой оно было заточено.

— Оно уже близко... Его не остановить... — Жалобно раздался голос.

— Нет, мы его остановим! Мы спасем не один мир! Ухахаха! — Ответил безумный голос.

— Но как оно сюда попало? Мы же не причастны к этому? Это же просто случайность? — Продолжал слабенький запуганный голосок.

— Да какая разница! В наших руках великая сила! Никто не встанет более на нашем пути! Ни ангелы, ни демоны, ни аликорны, ни драконикусы! Мы станем богами! Нет, мы станем выше, чем они! Зачем упускать такой шанс?

— Но это слишком опасно! И я не пойду против принцесс и Эквестрии! Это мой новый дом, моя новая жизнь, пускай пока не сахар, но я хочу этот теплый уголок, этот тихий мирок.

— Трус! Привязался к разноцветным лошадкам? Слабак! Как ты посмел даже быть частью меня?! Ничтожество! И это ничтожество хочет, чтоб его мысли были услышаны? Не смеши меня!

— Ты не прав! — Пытаясь совладать с собой, отвечал слабый голосок — Принцессы были добры ко мне, они столько спустили нам с рук, а ты хочешь разрушить эту идиллию? Продаться Червю? Ты сошел с ума!

— И что ты сделаешь? Ты слаб и немощен. Ты лишь слякоть на моих ботинках, букашка на моем лобовом стекле. И что ты сможешь сделать? Ты даже с Изгнанниками ничего не в силах поделать, что уж там с Червем.

— Я избавлю Эквестрию и от тех и от других! Чего бы это мне не стоило! Червь не должен пробудиться вновь, ты понимаешь это! Тогда люди почти потеряли всю надежду, мы потеряли одну и сильнейших школ магии! Сколько еще жертв будет принесено, чтобы этот монстр оставался взаперти? Тысячи? Миллионы? А может миры? Вселенные? С ним не совладать!

— С Червем боролись слабаки, не выдерживающие такой силы! Мы же сильные, мы сможем контролировать его! Мы будем контролировать миры!

— Уйди! Уйди! Уйди из моей головы, псих! Тебе нельзя доверять силу, ты слишком опасен! Я уничтожу гримуар, все упоминания о черве! Ты не станешь Великим Заклинателем! Червь не вылезет! — С огромным волевым усилием произнес Ковелио — Я не допущу этого!

— Еще посмотрим... — Гулко затихало в голове демонолога.

Заклинатель упал в обморок. Дождь подходил к концу. Лунный свет мягко пробивался сквозь облака, разгоняемые ночной сменой пегасов.
Темно-синий аликорн медленно плыл сквозь звездное небо, осматривая спящее царство. Все было спокойно в последнюю неделю. Никто не беспокоил Эквестрию, даже Ковелио затих, причем надолго. «Наверно сидит сейчас и пьет, алкаш... Ну, его можно понять, столько свалилось на это существо... Хотя его уже не видели год... Да нет, заперся у себя в замке и пьет!» — Луна летела дальше. Вечносвободный лес простирался под принцессой, показывая свои колоссальные размеры и неприветливость. Тишина простиралась на многие километры вокруг, лишь изредка были слышны раскаты грома вдали над Понивиллем. Половина государственных дел была сделана еще днем, но кроме них нужно было следить за Эквестрией, особенно после участившихся случаев активности изгнанников. Селестия «отдыхала во дворце», пытаясь доделать то, что было признано днем не срочными делами. «Бедная Тия, если бы не эти изгнанники, то отпала бы необходимость патруля... Хотя, изредка проветриться тоже не помешает» — Аликорн задумался и не заметил, как чуть не столкнулся с каким-то существом.

— Кто ты?! — Пока Луна озирала то существо, оно висело перед ней и ожидало реакцию ночной принцессы, полностью покрытое мраком, сгусток тьмы, висящий над лесом. Крылья из черной энергии, плавно развивающиеся и держащие существо над Вечносвободным лесом. Свет бесследно исчезал во тьме, бессильно пытаясь пробиться сквозь черноту существа. Абсолютная тьма бездны висела пред принцессой.

— Привет Луна! — Тьма начала пульсировать и облетать принцессу, висящую в воздухе — Как же давно я не видел жителей этого мира... В живую...

— КТО ТЫ? — Кантерлотским голосом крикнула Принцесса ночи на существо. Но тьма осталась все такой же спокойной, если за спокойствие можно считать постоянно пульсирующие выбросы темной энергии.

— Не бойся, Принцесса ночи. Я не причиню вреда тебе. — Существо так же спокойно облетало аликорна, наслаждаясь грациозным созданием. — Я Свет, ангел и демон бездны, бог и проклятый.

— Ты изгнанник? — Настороженно спросила Луна, приготовившись к бою.

— Нет, я намного древнее, чем те ангелы. У меня мало времени, принцесса Эквестрийская. Немедленно лети во дворец. Вы должны найти записи Старсвирла Бородатого об изгнанниках и его дневник того времени. Передайте записи человеку, он скоро вернется. Но дневник ни в коем случае не отдавайте ему, пока. Времени мало, спеши, моя принцесса.

— Почему я должна верить тебе! — Крикнула Луна в ответ. — Почему ты помогаешь нам?

Но ангел бездны ушел, растворившись в ночной мгле.

Темная цитадель, находящаяся в нигде и в тоже время везде, томно возвышалась над Светом. Но существо это не заботило, оно медленно входило, если это можно было назвать походкой, в цитадель.

— Свет мой зеркальце скажи... — Начал было голос с балкона.

— Слушай, может, хватит. Тебе не один миллион лет, а ты как ребенок! — Возмущался ангел бездны.

— А что еще делать-то? Кстати, где ты пропадал? Неужели, вновь вмешивался в Эквестрию? — Так же на распев продолжило существо с балкона.

— Ты знаешь, какая ситуация там возникла... Эти божьи твари, не всякой по паре, но такие твари...

— М-да. Бог подкинул, конечно, своих лоботрясов не вовремя. И еще этот человек, разрушил все, что мы когда-то создали...

— Тьма, ты ведь тоже играешься там в миру. — Свет посмотрел хитрым прищуром на Тьму. Сгусток чистого света замялся, волны его энергии схлестывались с тьмой Света, словно морская и пресная вода, поглощая друг друга и размешиваясь, словно краска на палитре.

— Я легонько, почти не вмешивался, а ты. Явился перед аликорном, открыл, кто ты есть... Прямо сказал, что делать, и после таких действий я ребенок?!

— Ага, а кто дал человеку заклинание для нашего вызова? Совсем не вмешивался?!

— ТЫ ЗНАЕШЬ, ПОЧЕМУ Я ЭТО СДЕЛАЛ! — Божественным голосом крикнул Тьма. — ОН СНОВА ЗДЕСЬ! И У НАС НЕТ ПОД РУКОЙ НИКОГО ДРУГОГО, КТО БЫ СПРАВИЛСЯ С ЭТИМ!

— Все-все, УСПОКОЙСЯ! НЕ ПОВЫШАЙ НА МЕНЯ ГОЛОС! Я тоже так умею! — Свет прошел в тронный зал, откуда открывался вид на весь мир Эквестрии.

— Дилетант! — Хмыкнул, Тьма и также проследовал за Светом.

Принцесса телепортировалась в Кантерлот. Луна не знала что важнее, рассказать о Свете или быстрее найти записи Старсвирла Бородатого. Второе перевесило. Селестия заканчивала бюрократию и уже собиралась ложиться поспать хотя бы пару часиков перед восходом солнца, который ей же и придется организовывать.

— Ну, вот и все... — Устало произнесла Дневная принцесса, ложа последние документы в аккуратную стопочку угрожающе высокого размера. Легонько зевнув, Селестия направилась в свои покои, дабы всласть не выспаться. Но даже этому было не суждено случиться.

— Тия! — Запыхавшаяся Луна смотрела в глаза вполне уставшей сестры — Нужно срочно найти дневник Старсвирла Бородатого и его записи по Изгнанникам!

— Подожди, сестра. — Селестия с укором посмотрела на младшую сестру — Зачем тебе срочно понадобились записи? Успокойся и объясни мне зачем.

— Нет времени... — Луна не знала почему, но чувствовала, что времени нет. — Нужно срочно дать эти записи Ковелио. — Принцесса решила умолчать про дневник, ей стало интересно, что за тайны хранит он.

— Хорошо, они находятся у меня в личной библиотеке. Но я так и не поняла из этих записей ничего. К концу жизни он уже был слаб на ум, но, может быть, Ковелио поймет. — Аликорн немного улыбнулась — Он тоже напоминает Старсвирла в его последние годы.

— Ну, признаться, мне тоже. — Подтвердила Луна.

— И как ты собираешься ему их передать?

— Он должен вернуться, я знаю это.

— *Ик* — Заклинатель легонько икнул во сне.

Два аликорна подошли к покоям Принцессы Дня. Дверь аккуратно распахнулась под давлением магии, способной поднять само Солнце.

— Вот они. — Селестия аккуратно держала кипы фолиантов, которые пролежали без дела не одну сотню лет, но магия, заключенная в них, заставила время отступить и больше не приближаться к копытописям. Сверху стопки лежала маленькая книжечка, с нацарапанными надписями на непонятном языке, полностью покрывавшие всю обложку и зацарапавшие истинное название и предназначение печатной продукции.

— А что это? — Указала на книжку Луна. Принцесса понимала, что это именно тот самый дневник.

— Дневник Старсвирла, я думала, что внутри будет шифр или что-нибудь похожее, но, увы, к концу дневника все те же непонятные символы. Думаю его тоже надо отдать Ковелио.

— Я передам его сама! — выхватывая из магического поля, перебила Луна — И это тоже. — Кипа бумаг полетела за Принцессой ночи.

— Спокойной ночи, сестра.

— Спокойной... — Вздохнула Селестия.

Сегодня я начинаю вести этот дневник. Меня зовут Старсвирл Бородатый. Обидно, но одноклассники смеются надо мной и называют бородачем. А ведь мне всего семь.

— Так, это не то... — Луна лежала у себя на ложе и перелистывала дневник в поисках запретных знаний, которые так боялось открыть человеку то существо. — А вот!
Принцесса Селестия поведала мне одну тайну. Оказывается, в Эквестрии существуют некие существа, по силе почти равные аликорнам. Они так же долго живут, но неизвестно когда они появились здесь. У них есть крылья и неизвестная магия. Также они научили некоторых пони использовать нечто зловещее — умение поднимать мертвых. Я столкнулся с некими фолиантами, боевыми трофеями после сражения с этими пони. Они называют себя некромантами и коим образом связаны с теми существами.

Какая странная магия! Я не мог поверить, но её могут использовать все без исключения! То есть не надо быть единорогом или уметь что-то особенное, достаточно следовать инструкциям!

Я изучил магические формулы. Это ужасная магия! Она создает магический поток не из пространства и окружения, а заставляет протекать его от светил прямо через мага. Но она очень похожа на магию, используемую этими существами. Надо побольше узнать о ней, может быть найду противодействие.
— И почему это нельзя давать Ковелио? — Задумалась ночная принцесса — Наверняка, он знает об их магии и своей куда больше, чем смог выяснить Старсвирл.

Луна продолжила углубляться в историю великого единорога. Очень глубоко...
Я понял основы! Потратив на исследования семь лет, я выяснил, суть этого странного магического искусства заключается в создании магических формул и соединения с помощью их заклинателя и объекта, на который нацелен ритуал. Недавно я попробовал один из ритуалов полностью придуманный мной, и он сработал! На удивление, я даже не почувствовал дискомфорта от использования магии, который обычно возникает после обычной! Это невероятная, но ужасная магия...

После ритуала прошло три месяца. И все эти три месяца меня мучает один и тот же кошмар. Странный голос зовет меня, и если я отказываюсь идти, то мучает меня. Я устал от этого! Я больше не могу так! Я заканчиваю исследования этой враждебной магии, она слишком опасна!

Кошмары стали более правдоподобны... Я не могу больше терпеть... Я должен сообщить принцессе... Или нет? Зачем низшим знать секреты предела! Альях пожрет их грязные души...

— Не может быть... — Луна, преодолевая ужас, продолжила читать дневник Старсвирла. Некоторый текст был напечатан на неизвестном языке, но отчасти проскакивали и обычные слова.

Я с трудом сдерживаю себя... Эти кошмары воплотились в жизнь. Я не могу закрыть глаза! Их образ предстает предо мной! Они захватывают меня! И пишу эти строки возможно в последний раз, когда я еще Старсвирл Бородатый. Они идут за мной, они жаждут меня... Но я не могу допустить этих созданий в Эквестрию. Когда я изучал происхождение ангелов, теперь я знаю о них все из уст этих ужасных созданий, я узнал, как попасть в их мир. Я уйду туда! Тот мир должен справиться со своей заразой сам, простите меня принцесса Селестия.

Сейчас я стою у порога портала, и мне предстоит пройти сквозь Предел. Они ждут меня... Они знают все...

….
Ныне я Терций Сибелиус! Ничтожные создания!


Луна в ужасе читала последние строки. «Старсвирл был мудрым пони, как он мог поступить так? Почему он не предупредил и не рассказал все сестре? Что за предел?» — Крутилось в голове прекрасной ночной принцессы.

— Значит вот почему нельзя давать эти записи Ковелио... Но зачем скрывать это? То, что произошло столько столетий назад? — Луна начала изучать работы Старсвирла, из-за которых он и потерял себя.

Утро медленно пробуждало спящий в тени замка Понивилль. Пони вставали со своих постелей, готовясь начать свой обычный день, полный забот и радости. В замке же стоял мрак, и веяло безысходностью, и, на удивление, не было запаха перегара. Жукопонь лежал в углу, где последний раз и отключился. Как только нежные лучи солнца проскользнули по жвалам существа, оно начало дергаться, пытаясь уклониться от ласкового солнца дневной принцессы. Морда его была утомлена и иссушена днями без воды, еды и сна. С трудом пытающийся оправиться организм начал просыпаться.

— Где я... — Сквозь приоткрытые глаза пробормотал Ковелио — Хах! Снова здесь, с этой проклятой книгой...

Демонолог попытался встать. Рухнув три раза от слабости, он все же смог опереться на все шесть конечностей. Колени дрожали, крылья лишь слабо трепетали в лучах утреннего солнца, блекло переливающегося на них. Жукопони аккуратно продвигался по своей спальне, ставшей для него местом заточения в последние несколько дней.

— Как же меня штормит... — Ныл Ковелио, переступая с копыта на копыто. Он пытался забыть ужас прошлых дней, и сейчас ему как никогда ранее захотелось прогуляться по Понивиллю и зайти в Сахарный уголок.

— Интересно, а что едят жукопони... Надеюсь не пони или траву, а то хотелось бы попробовать в нормальном состоянии кексиков Пинки. — Немного задумавшись демонолог добавил — И желательно мучных, без пони. Мне хватит ужасных вещей на всю оставшуюся жизнь.

Ковелио открыл дверь в свою сокровищницу, теплый свет магических ламп, непонятно откуда установленных в святилище Мамоны, лился на богатства нового жителя Понивилля. Самоцветы всех мастей поблескивали всеми цветами радуги, цистерна с вином томно стояла в центре залы. Но взгляд великого демонолога снова зацепился за три постамента, служившими довершением его коллекции артефактов, которую он не хотел пополнять. Три гримуара, три зловещие книги, которые бы он хотел бы забыть. Но благодаря одной, он попал сюда, благодаря своему гримуару, он выжил здесь. Но какую пользу принесут другие два?

— А не важно, надо только избавиться от «Де Вермис Мистерис» и узнать, зачем третий. — Ковелио подошел к третьему гримуару — А что это вообще за гримуар? Я такого никогда не видел и не слышал о нем. — Внимательно оглядев книгу, демонолог все же не решился трогать её, а уж тем более читать. — Ладно, потерпит, все знают, куда приводит любопытство.

Взяв немного битов на карманные расходы, а именно четыреста бит, заклинатель выдвинулся в Понивилль, слегка покачиваясь от изнеможения.
Спустя какое-то время. В районе трех часов.

— Боже, улица такая громадная! Почему среди этих огромных пространств единственное окно с улицы пробито в мою сторону?! — Ковелио допивал третий чайник сладкого травяного чая, дополняя трапезу уже четвертым тортом. Он сидел в Сахарном уголке, размышляя о жизни и боясь посмотреть в свои красные глаза. Демонолог вспоминал приятные моменты своей жизни: первый затащенный мидчанский, первый ФБ, первая рапира, первые наркотики, дружественные попойки, знакомство с пони, расставание с девушкой. В общем, радовался, вспоминая о своей старой жизни. Он не жалел, рано или поздно в его квартиру бы постучались неизвестные. А может быть и известные люди. Сейчас же, его больше волновало, почему окна из мира направленны именно на него. Ведь куда ни глянь, везде все смотрело на бедного демонолога. И чай, бархатистый, немного терпкий, отдающий лугами, как можно подумать альпийскими, только без коровы Милка. Успокаивающий, нежный, немного горячий, но в тоже время остужающий, сладкий чай. Его можно было бы пить вечно, если бы постоянный поток сего блаженства не перебивало одно но. Торт. Какой вкусный и замечательный был торт у Кейков, сладкий, с фигурками разных невиданных зверей, мягко хрустящих на зубах, словно меренги, сделанные из самого воздуха и приправленные облаками. А безе, что вы можете знать про безе, ни разу не попробовав его в Сахарном уголке. То наслаждение, что Нирвана кажется унылым и забытым местом, та легкость и прелесть, кусочком за кусочком попадающая в рот. И довершало это все грандиознейшая заправка, называйте её хоть манной небесной, хоть нектаром, хоть благословлением Селестии. Все это даже не может сравниться со вкусом этого крема, отдающего немного мятой, но заволакивающего все вкусовые рецепторы, готовые сойти с ума, сладким нежным молочным вкусом. Сердце дрожало от предвкушения каждой новой порции этого великолепного торта. И это все лишь мелочи, по сравнению с главным блюдом, даже, с позволения сказать, коронным блюдом, достоянным лишь королей. Великое мастерство Пинки Пай вливалось в каждую молекулу этих замечательных кексиков с взбитыми сливками и нежно припорошенные тертым шоколадом. Каждая изюминка была величайшим достижением природы, каждый грамм взбитых сливок, смешивающихся с шоколадом, пред терпким паром от чая, был дороже, чем все убранство дворца Ковелио отто Телариса. И это все довершалось великой розовой салфеткой, мирно лежавшей на столе. Она была непредсказуема, и в тоже время гениально проста. Весь мир лежал у уголков этой салфетки, которая в скором времени должна была вытереть жвала ужасного монстра, бесцеремонно наслаждающегося этими великими блюдами. И она попробует их все, все без возможности на отказ. Хотя зачем отказываться от столь великого блаженства, на которое уповает миллиарды живых существ. Но какая цена у этого пиршества существ, стоявших над богами, ведь даже боги не имели право на такую великую еду.

— С вас тридцать семь битов, мистер Ковелио. — С легким страхом произнесла Миссис Кейк.

— А можно еще этого чая? — Неловко отмалчиваясь, спросил жукопонь.

— Четвертый чайник?!

— Он божественен, даже сверхбожественен... — Уходя в свои размышления, думал Король, Император и Единовластный Владыка Жукопоньского царства.

— Хорошо... — С легким смирением произнесла миссис Кейк.

— Окна... Они же окна... Зачем вокруг столько окон? — Завороженно спрашивал себя демонолог — Ведь существует много форм, имен, названий... Почему именно окна? Почему не стена, крыша, портфолио? Нет, именно окна! Что-то сакральное, навивающее твердые ассоциации, то, что всегда было там, в голове. Окна...

Размышления о вечном прервал внезапно вломившийся пегас.

— Ковелио отто Теларис? — С легким удивлением и тяжелым желанием не говорить с этим существом протянул посыльный гвардеец.

— Именно он! — Гордо, но таким философски расслабленным голосом ответил Ко Т — Ты ведь видишь эти окна? Какие они странные, безмолвные...

— Какие окна?! Ковелио отто Теларис, что с вами?! — Недоумевающе спросил пегас. Видимо до него не доходили слухи об этом бывшем человеке. А зря...

— Эти окна! Те, что окружают нас всю жизнь, даруя нам свет и знания окружающего мира. Они везде, повсюду! Ты их не замечаешь, а они всегда смотрят на тебя! Ты можешь увидеть их насквозь, пропуская их самих, но они-то видят тебя во всех деталях, и каждый раз всматриваясь, запоминают тебя, твой отпечаток. — Демонолог начал тихо приводить пегаса в состояние тихого помешательства, но уже почти у точки невозврата их дискуссию прервала миссис Кейк.

— Прошу ваш чай, Ковелио. — Пытаясь быстрее отстраниться от странного клиента, миссис Кейк быстро положила чайник на стол и ускоренным шагом начала покидать опасную зону.

— Миссис Кейк, принесите, пожалуйста, еще порцию тортика и вторую кружку! — Внезапно прекратив свою гипнотически захватывающую речь, попросил демонолог. У него было очень изменчивое настроение. Но оно варьировалось между хорошим и отличным, с легкими перепадами на ужас и страх.

— Ковелио отто Теларис! Принцессы желали немедленно видеть вас во дворце! У вас нет времени гонять чаи с тортиками! — Прикрикнул пегас. Панцирь жукопони угрожающе раскрылся, закрывая собой свет, падающий из окон. Жвала начали ходить в разные стороны, разминаясь перед захватом жертвы. Крылья начали жутко жужжать, придавая блеску в глазах Ковелио угрожающий вид.

— Простите, что? — Ковелио остановился перед пегасом, грозно нависая над гвардейцем. — Как вас зовут, уважаемый?

— Младший лейтенант, Фезер Драй! — Выстроившись в по стойке смирно, и сглотнув маленький комок в горле, который увеличивался до угрожающе больших размеров, выкрикнул пегас.

— Фезер... — Демонолог посмотрел на гонца в золотой броне, но тут его окликнула Пинки Пай.

— Ой! А что это у вас игра! — Розовая пони подскочила к двум летающим созданиям. — Бууу! Как страшно! — Не унималась Пинки, корча рожи Ковелио.

Ровно через три секунды и четырнадцать сотых:

Жукопони валялся на полу, изрыгая душераздирающий смех. Он катался и смеялся, каждый раз ударяя поочередно копытами. Пинки принялась скакать вокруг демонолога, подбадривая его непрекращающийся смех.

— Они все тут больные? — Глядя на эту картину, опешил Фезер Драй. Пегас смотрел на действо, обливавшее все окружающее безумием. — И вот это элемент гармонии, а это зовут во дворец на срочную аудиенцию?! — Пегас плюхнулся на круп, недоумевая.

— Нам нужно во дворец! — Крикнул что есть мочи гонец. — Принцессы сказали, это срочное дело!

— Во дворец?! — Жукопони резко прекратил смеяться и встал — Хочу во дворец! Бежим во дворец! Летим во дворец! — Кинув мешочек с деньгами на стол, демонолог вылетел за дверь.

— Селестино солнце! И что теперь делать, он же неуправляемый! — Пегас грустно посмотрел на розовую пони, радостно прыгавшую вокруг стола и поплелся к выходу. — И, похоже, меня ждет та же судьба...

Жукопони летел стремглав, обгоняя свои мысли и пролетающие мимо облака. Крылья махали с бешеной скоростью. Демонолог загнался, он хотел во дворец к принцессам. Сзади послышался крик.

— Эй! Подожди! — Кричал догоняющий его пегас — Ну ты и шустрый, а по виду и не скажешь!

— Во дворец! — Кричал демонолог. — Что за странная трава! Откуда купол над Кантерлотом!

— Вот поэтому меня послали лично! — Борясь с сопротивлением воздуха, яростно атакующим пегаса, прокричал Фезер — Сейчас повышенные меры безопасности!

— А что случилось?! Кто-то нападает?!

— Мы точно не знаем, но после случая с Дискордом принцессы решили быть на стороже!

— ЧТО?! — Ковелио резко повис в воздухе, чуть не вызвав воздушно-транспортное происшествие. — Какой случай?! Я что пропил этот веселый момент? Какой сейчас день? Какой год? Какого черта?!

— Фух... — Пегас еле висел в воздухе, пытаясь отдохнуть от длинного спринта, устроенного жукопони. — Я точно не знаю, но про вас ходили слухи от стражников, которых отправляли некогда в Понивилль. Пропали вы на очень долгое время.

— Да я прям — легенда! Сколько прошло точно времени? — Ковелио снова был расстроен временными аномалиями. Снова проиграть времени демонолог не собирался, а ведь он так хотел увидеть Гранд Гэлоппинг Гала, попить с Дискордом. Ведь Дискорд, похоже, даже не зашел в гости! — Это очень важно!

— Эм... — Фезер задумался — А с какого момента считать?

— Хороший вопрос... Слышал, о великой пирушки в Понивилле? — Пытаясь попасть пальцем в небо, ухватывался за соломинку заклинатель.

— Когда еще пропали две принцессы на полторы недели? И все население Понивилля? И почти весь гарнизон королевских гвардейцев во главе с Шайнинг Армором?

— Весело мы помесили! Аж чувство гордости за себя прыгает выше головы!

— Ну, тогда, с момента окончания тех темных дней, где-то около года.

— Эм... — На этот раз залип Великий демонолог — Около года?! И никто не пытался найти меня? Или даже вспомнить, что я есть?

— Думаю, огромный замок рядом с Понивиллем, на который не подействовал хаос Дискорда, в который никто не мог зайти это время, ваш, не так ли?

— Отчасти, там есть еще один жилец... Надеюсь, он еще есть.

— А ну тогда к вам пытались ломиться в первые месяцы, ваш замок мешал Зимней уборке. Как раз тогда приезжал к знакомым погостить. Помню, никто так и не смог подойти к дверям.

— А проведать старика Ковелио или поговорить по душам с человеком? Не поверю, что никто не хотел!

— А помню, собирался народ, собирались снести замок. Безрезультатно. А так вроде никто и не говорил мне о тебе...

Каждый факт бил демонолога в сердце, душу и печень, причем в печень авансом.

— Никто не хотел даже отпраздновать день моего рождения... — Грустно проскулил жукопонь и начал медленно спускаться вниз, легонько подрыгивая крыльями.

— Эй да ладно тебе! — Начал было успокаивать гонец.

— И этот мир меня приютил... И этот мир я пытаюсь спасти... А на самом деле...

— А на самом деле ты ничтожество! — Раздалось в голове заклинателя — Я тебе говорил, нечего ставить выше себя этих лошадей! Они тебя даже не воспринимают всерьез! Мы Великий демонолог! Мы будем Великим заклинателем! Мы будем Всем!

— Уйди! — Нервно крикнул Ковелио, глаза начали расширяться от страха.

— Эй! Я тебя успокоить пытаюсь! А ты значит так, не удивительно, что к тебе никто не хотел заходить!

— ХАХАХАХА! Видишь! Даже этот пегас, уже отвернулся от тебя! Они все такие! И люди все такие, ты это знаешь! Потому что ты — это я!

— Нет! Это все из-за тебя! Уйди! Пошел прочь! — Жукопонь мотал головой и щелкал жвалами, пытаясь изгнать из головы второго себя.

— Ну, все понятно, а я хотел с тобой выпить сходить. Все, теперь доведу до купола, дальше сам мудрись! — Фезер показательно развернулся и медленно полетел к замку.

— Теперь я здесь навечно, в тебе. Я — это ты, ты — это я! Мы станем сильнее! Мы будем самыми лучшими! Твои попытки тщетны! Я убью всех, пони, принцесс, минотавров, демонов ангелов, бога, Иисуса! Даже твоих друзей из людского мира! — Голос не унимался и торжественно начал показывать видеоряд описанного.

— Ах так?! — Ковелио сконцентрировался — Пошел на*YAY*й из моей головы, кусок му*YaY*ка! Я есть я! Тебе нет там места! Она открыта только для знаний, а не для таких пи*Yay*ов как ты! — Пегас уже не слышал окончание монолога Ковелио, который бы объяснил все.

Голос отступил.

— Слышь, Перышко, что ты там говорил о выпивке? — Жукопонь горделиво вылетел перед носом пегаса, заставив того врезаться в демонолога. — Сначала выпивка, потом принцессы. А лучше все вместе!

— Иди ка ты к Дискорду! Нашелся мне тут на голову! — Пегас фыркнул и облетел Ковелио.

— Не надо так со мной, я ведь сейчас немного не в себе, мог бы и понять меня... — Вырисовывая круги тремя копытами в воздухе, оправдывался Ковелио. — Может снова дружба?

— Мы и раньше не дружили! А теперь я тебя просто ненавижу!

— Друуууг!!! Пошли, бухнем, все будет норм, а протрезвеем, то допьем. Не будет больше трезвака, закончим пить, начнем... — Ковелио не мог подобрать рифму — В общем, бахнем! Тут недавно такой штуки надыбал...

— И это хамло будет разговаривать с принцессами?! — Фезер возмущался не на шутку, и вообще с трудом понимал характер демонолога.

— Все будет нормально, не правда ли, господин Фезер Драй? — Сыграв бровью, скорее утвердил Ковелио. — После аудиенции, мы проследуем в таверну, где будем вкушать плоды эквестрийских виноделов и сидроваров. А после, покинем сей причудливый постоялый двор.

— Все равно не получается! Хотя ладно, пойдем. Но платишь ты! Вон, какой у тебя замок, не обеднеешь! Мы работаем на государство, у нас денег нет.

— Хорошенский! С меня простава! А теперь веди меня, Шрам!

— Что?! — Пегас не понял шутки Ковелио.

— Да так ничего...

Фезер и Ковелио подлетали к Кантерлоту, над которым нависало защитное поле.

— К чейнджлингам... — Вздохнул Ковелио.

— Что?

— Да так, народная примета из моего мира... — Тихо прошептал Ковелио.

К месту посадки подошли два стражника единорога.

— Кто вы? — Гаркнул один из них, выглядели они одинаково, поэтому пусть будет один из них.

— Я младший лейтенант гвардейской стражи Фезер Драй! Мне приказано доставить этого субъекта до принцесс на срочную аудиенцию! — Отрапортовал Фезер. Единороги переглянулись.

— Никаких особых приказов не поступало, до снятия ограничений мы не можем впустить вас. — Закончил один из них.

— Но это дело особой важности! Прямой приказ принцесс! Вы не имеете право!

— Приказ капитана дворцовой гвардии! Уходите или … — Единорог не успел договорить.

— Или что? — Спокойно закончил демонолог. — Не пустите нас в Кантерлот, нарушая прямой приказ принцесс? Нападете на Императора Жукопонии? Попробуете атаковать меня? — Ковелио угрожающе поднял крылья и раскрыл панцирь. — Попробуйте!

— Последний раз предупреждаем! — крикнули оба единорога и приготовились притворить свое обещание в жизнь.

— Может не надо, а? — Засомневался пегас. — Тут есть трактир недалеко, там подают хороший сидр...

Демонолог набрал полную грудь воздуха, раздвинул жвала и крикнул.

— Шайнинг Армор! — Разнеслось по ближайшим улицам Кантерлота. — Знаешь, что я делал с Твайлайт?

Издали раздались яростные крики то ли минотавра, то ли раненной мантикоры.

— О! Узнал! И даже услышал! — С улыбкой произнес жукопонь, правда жвала с натяжкой могут улыбаться, не вызывая ужаса и отвращения у присутствующих. Но все поняли по интонации, что демонолог улыбнулся.

— КОВЕЛИО! — Кричал, чуть ли не брызжа пеной белый единорог.

— О Шайнинг! Как жизнь? Не ожидал тебя встретить здесь... Может, впустишь? — Легкой усмешкой продолжал Великий демонолог, в то время как остальные встали в стойку смирно.

— Я ТЕБЯ УБЬЮ! СНИМИТЕ ПОЛЕ БЫСТРО! — Крикнул на подчинённых капитан.

— Ой, да ладно, всего лишь парочка обычных поз... Ай! Ах ты, мерзкий единорог! — Потирая обожжённое копыто, Ковелио начал кружить вокруг Армора, уворачиваясь от магических снарядов. Единороги тоже приготовились стрелять в заклинателя.

— НЕ ТРОГАТЬ ЕГО! Я ЕГО САМ ПРИБЬЮ! — Единороги встали в стойку смирно и продолжили смотреть за боем.

— Косой! Мимо! Больно! — Второе копыто было подбито. — Успокойся ты! Она уже взрослая! Она может сама решать — демонолог залился смехом.

— Я ТЕБЯ УБЬЮ! КАК ТЫ ПОСМЕЛ ТРОНУТЬ ТВАЙ?! Я ТЕБЯ ПРЕДУПРЕЖДАЛ! — Шайнинг ускорил темп стрельбы по летающей цели, остальные завороженно смотрели на «разговор» старых знакомых.

— О! А я уже думал мы друзья, и я могу позволить себе такую шалость... Эх, а я уже начал было думать о Каденс... — Демонолог уже потом понял, что последняя его фраза может оказаться действительно последней.

— КАК... Да... УБЬЮ! ТЕБЕ НИКТО ТЕПЕРЬ НЕ ПОМОЖЕТ! — Ярость придала Шайнингу сил, и, видимо, убавила у щита, окружающего Кантерлот.

— Ух, тыж … — Еле увернувшись от следующей партии заклинаний, крикнул Ковелио. — Парень, остынь! Щит в опасности! Я шутил! О боже, он меня не слышит! Спаситееее! — Жукопонь начал углубляться в Кантерлот, пытаясь убежать от единорога, поглощенного яростью к его персоне. Фезер полетел за ним.

— Фезер! Поговори с ним! Ну, хотя бы задержи! — не сбавляя темпа, кричал демонолог. — Фига ты быстрый! Единороги не могут быть такими! Читер! Ай! — Следующий заряд попал в спину жукопони, пытавшегося сделать бочку. Панцирь частично отразил заклинание и разбил им окно.

— Эй! Поосторожнее! — крикнула, вылезшая из него пони серого цвета — Вы мне всю репетицию портите!

— Простите их, просто давно не виделись, вот и соскучились — Веселым тоном извинился Фезер. — О, да вы та знаменитая виолончелистка!

— Фезер! Спасай! — раздалось издалека.

— Извините, меня ждет долг, так что мне пора. — Пегас откланялся и полетел на шум, издаваемый двумя «приятелями».

Гонец догнал их уже на главной площади. Где развязалась ожесточенная баталия.

— Капитан Армор! — Крикнул Фезер — У меня приказ от принцесс, это существо нужно мне живым.

— Ничего, они его тоже недолюбливают, так что принцессы не будут против. — Ответил Шайнинг, метая очередную порцию заклинаний в жукопони.

— Я сделал, что мог, приятель — пролетая рядом с Ковелио, хихикнул Фезер.

— Сделай невозможное! Он же меня убьет! Хотя, я же лучший... — Немного задумавшись на крыше одного из зданий, заклинатель, наконец, закончил мысль. — Он же убьет лучшего! Надо меня спасать! Фезер лети к принцессам! Только быстро!

— Не могу без тебя, а то, что я им скажу. Уважаемые принцессы, я выполнил ваше задание, и оно сейчас сражается с лучшим гвардейцем на центральной площади? — Фезер усмехнулся — Не, меня же сразу разжалуют!

— Настоящий друг! И почему мне так не везет на пегасов? Ты случаем не изгнанник или демон?

— Что?!

— Неважно, проехали. Вспышка справа! — Едва успев отпрыгнуть, Ковелио получил зарядом черепицы в нос.

— ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ? — Раздался кантерлотский голос. — Шайнинг Армор, почему ослаб щит.

На площади появилась Селестия. Все встали в стойку смирно.

— Я спасен! — Радостно раздалось с крыши дома. — Принцесса Селестия! Принцесса Селестия!

— Ковелио отто Теларис?! — Принцесса повернулась в сторону голоса, боготворившего её в данный момент. — Это все снова ты?

— Вы позвали, я пришел. Откуда мне знать, что у Шайнинга нет чувства юмора! Что вы хотели?

— Сейчас напряженное время, Ковелио. Эквестрия в опасности, как ты мог заметить, над Кантерлотом щит.

— Ага, уже заметил. Значит, меня ждет долгий разговор без посторонних по поводу, как же стало плохо жить без старика Ковелио? Ну, прям, оставить вас нельзя без меня. Кстати, а где я пропадал год?

— Ты не допускал к замку никого! Ты был нужен Эквестрии!

— Это не я, а кто-то другой... — Ковелио не знал, чувствовать вину или нет. Ведь если это не он, значит, он не виноват. — Ну, сейчас то я здесь! И останусь до свадьбы!

— Откуда ты знаешь про свадьбу? — Хором спросили Шайнинг Армор и Селестия, остальные просто с интересом смотрели на крышу, откуда должен был раздаться ответ.

— Я же Ковелио отто Теларис! Великий демонолог! Единовластный и Божественный правитель Жукопонии, Крушитель дамских сердец и мужских лиц. Герой и злодей, гений и безумец. И Великий хвастун. — Добавил демонолог, хоть как-то пытаясь добавить смысла в предложение.

— Ты не приглашён на свадьбу! — Шайнинг Армор не хотел видеть этого жукопони у себя на свадьбе по двум причинам: он его недолюбливал, и демонолог мог просто испугать гостей своим видом.

— Я проберусь, не впервой! И на мальчишнике барогозить буду! И вообще устрою свой с преферансом и куртизанками!

— Нет времени, Ковелио отто Теларис! — Селестия взлетела на уровень крыши — За твое отсутствие изменилось многое. И это многое очень стало зависеть от тебя, как ни прискорбно.

— А чей-то прискорбно? — Демонолог встал в расстроенную позу — Я же обидеться могу. Демонов наслать могу, напиться могу. Вы меня не злите, уважаемые принцессы.

— Следуй за мной, Ковелио отто Теларис. Если не хочешь на луну на тысячу лет...

— Эй, я не переживу такого! — Но посмотрев, на злой взгляд Селестии, Ковелио решил подчиниться — Как скажете, ваше высочество.

Ковелио и Селестия исчезли во вспышке.

В зале переговоров сидела Луна. Слухи о странном существе, сражающимся с Шайнингом Армором уже достигли её и она ожидала гостя с минуты на минуту. Вспышка озарила залу.

— Ух-ты, телепортация это не плохо, это хорошо! — Оставил свой отзыв демонолог.

— Ковелио отто Теларис, не так давно мы нашли старые записи Старсвирла Бородатого. Это был знаменитый единорог...

— Ближе к делу, пожалуйста. — «О, Старец Бородач! Обожаю его! Правда, с этими колокольчиками похож на Гендальфа после рейва...»

— Он изучал проблему с изгнанниками, но мы так и не смогли понять его записи. Возможно ты , как маг своего мира разберешься в этих записях. В них скрыто знание, но оно может быть опасно. — Селестия внимательно посмотрела на Ковелио. — Сможешь ли ты противостоять соблазну его силы? Можем ли мы тебе доверять?

Демонолог усмехнулся.

— Вы это говорите магу, способному вызывать легионы сильнейших существ, и исполнять любые свои прихоти вплоть до уничтожения мира? Даже не знаю...

— Без шуток, Ковелио — Луна начала подходить к демонологу, но вспомнила про дневник. — Ответь, готов ли ты?

— А на свадьбу мне можно? Если что, могу принять человеческий облик. Как раз в эти дни это и возможно.

— Хорошо, заключим договор, ты расшифровываешь записи, а мы гарантируем твой проход на свадьбу в качестве почетного гостя.

— Тогда и приглашение моему другу выбейте, а то не хочу, чтоб он кис на посту.

— Договор? — Селестия протянула копыто демонологу.

— Этими словами, я Ковелио отто Теларис, Великий демонолог, заключаю договор и объявляю его действительным. И мучительным будет наказание тому, кто нарушит его. Ну что, где там записи?

— Сейчас они лежат уже в твоей комнате, так поспеши же, Ковелио отто Теларис. — Принцессы покинули зал.

— Можно просто Ко Т... Эх, ладно, пусть будет Ковелио отто Теларис!

Дойдя, наконец, до своей комнаты, демонолог ввалился в неё, скрипя зубами от усталости и ранений. Солнце заходило за горизонт, нежно освещая груды бумаг Старсвирла.

— Эх, уже поздний вечер… Опять день прошел впустую, но насыщенно. Ладно, завтра все сделаю, все равно уже время не то, Луна уже подняла луну слишком высоко. Масло масляное прямо в этом дурацком мире. И солнце еще не зашло...— Я отошел от окна, залез на свою мягкую, как крылья ангела, постельку и отправился в мир грез. Хорошо хоть здесь меня не тревожили кошмары. Меня ждала огромная кипа старых фолиантов и веселье на свадьбе, и нападение чейнджлингов, конечно.

— Хорошо, что хоть здесь меня не будут тревожить кошмары...