Автор рисунка: Stinkehund
Часть 2.

Команда, ураган и штиль.

— Андерсон! — чуть хриплый голос капитана дирижабля “ЭйЭм” с легкостью пробивался сквозь шум ветра в оснастке и треск корпуса воздушного судна. — Лево руля, шесть румбов! Дифирент на корму тридцать градусов!

Ее звали Аир Найс. Бледно-фиолетового цвета пегаска, с черной как смоль гривой, разделенной на две не равной части седой прядью, твердо стояла на качающейся в урагане палубе. Капли дождя стекали по брезентовой накидке, полы которой трепал ветер, открывая кьютимарку. Птичка летящая в порывах ветра. Кьютимарка этой пони полностью соответствовала ее натуре. Рядом с ней, в таком же плаще, за штурвалом, стоял желтый единорог с гривой мягкого зеленого оттенка в которой виднелись маленькие черная и белые пряди. Старпом и одновременно второй рулевой, он с неплохо для бескрылого управлялся с “ЭйЭм”. Даже в такой одежде и при такой погоде он умудрялся выглядеть… Опрятно. Его фамилии не знал никто, даже сама капитан. Но экипаж, что он дворянин до мозга костей. И еще он был единственным, кто имел право спорить с капитаном.

Такая погода Аир Найс да и всей команде дирижабля была не в новинку. Можно сказать они даже на ней специализировались. Во всем воздушном флоте Эквестрии не было более рискованного капитана и более умелого экипажа, чем Аир и ее пони. Не раз, они оседлав ветра урагана доставляли посылки в разы быстрее чем другие! Не раз они продирались через самые страшные ветра, бросая вызов стихии. И хоть капитан давно петеряла крыло, она оставалась непревзойденным мастером полетов в непогоду.

Только вот в этот раз и буря была не простой. В тот самый день, когда Вечнодикий лес покинул свои пределы и начал наступление на Эквестрию, ей не повезло пролетать рядом. Это была не гонка, не срочная доставка. Всего лишь обычный пассажирский рейс до Филидельфии. Но буйство дикой магии породило самую необычную бурю, что видела Аир. А уж на стихию она насмотрелась в волю. Уже третьи сутки ураган нес дирижабль в своих объятиях. Уже третьи сутки экипаж боролся с непокорной стихией. Пассажиры, не привыкшие к постоянной качке вымотались не меньше команды дирижабля. Даже корабельный талисман, крыса повара, валялась измученной в своем домике.

— Капитан! Паровой котел полетел! — из машинного отделения появился темно-оранжевый земной пони, с зеленой, но более насыщенной, чем у Андерсона, гривой, весь перемазанный в угольной пыли. Впрочем под дождем угольная пыль тут же начала оплывать, придавая ему чумазый вид. В отличие от Андерсона, земному пони на это было наплевать. Мараск Найтвиг был талантливым, иных капитан и не брала в экипаж, старшим механиком, заведующим всей технической машинерией дирижабля. Но на третий день работы почти без сна даже самые выносливые кочегары не выдерживают и охрана, остальные земные пони экипажа подменяют их.

— Никто не пострадал?! — Аир осталась невозмутимой, как и положено быть капитану.

— Меня слегка ошпарило, но Наания уже позаботилась о ожоге.

Аир кивнула. Раньше обязанности корабельного доктора выполнял кок, которого все в звали “Мышиным соусом”, но совсем недавно черногривой удалось заманить на судно молодую зебру. И не смотря на то, что порою зелья не самого опытного алхимика имели странные побочные эффекты, именно благодаря ей экипаж осилил столь длительную борьбу со штормом.

— Ты же говорил, что машина выдержит и не такие нагрузки! — держась единственным крылом за фальшборт, пегасочка подошла к старшему механику.

— Я и сейчас говорю, что она должна была выдержать! — упрямо наклонил голову земной пони. Ветер по прежнему свистел в оснастке, заставляя даже стоящих рядом пони кричать.- Но заклепки начали вылетать у меня на глазах! Видимо датчики давления были неисправны!

— Эй вы, крупы ленивые! — Аир отвлеклась от разговора, обращаясь к пегасам палубной команды. — Винты больше не работают! Значит из урагана нам не вырваться! Ждем когда утихнет! А теперь еще раз проверить целостность оболочки!

Один из пегасов кивнул своему коллеге и обвязавшись канатом, что бы не бы если сорвется, не потеряться в облаках, пополз к газовому балону. Он был уверен, что с тем все в порядке, ведь его проверяли несколько часов назад, но приказы капитана не обсуждаются.

— Где Карм?! — вновь вернулась к разговору с Найтвингом капитан.

— Его смена должна была быть следующей, но раз двигатель встал, он отправился к каютам, присматривать за пассажирами. За последним ужином они вели себя очень уж нервно. Я могу идти? Посмотрю, могу ли что-нибудь сделать.

Пони кивнула. Ничто в ее поведение не говорило о том, что она нервничает, хоть и единственная надежда вырваться из урагана исчезла. Да и на самом деле пони испытывала лишь легкое раздражение из-за того, что главный инженер не смог уследить за состоянием вверенного ему имущества. Буря же... Ха! Очередное испытание щекочущее нервы. Эх, если бы не пассажиры, она бы не приказала включать двигатель и сейчас бы летела в неизвестность, оседлав ураган.

На пятый день с начала бури, дождь прекратился, а облака среди которых лавировало воздушное судно стали рассеиваться и светлеть. Ураган выдыхался буквально на глазах и уже вскоре лишь пара редких белых облачков напоминала о нем. Пони, не видевшее ни земли, ни неба уже почти с неделю вышли на палубу. Единорожка из пассажиров сдавленно вскрикнула, увидев поднимаемое принцессой Селестией солнцей. Поднимаемое из океана.

— Это же не Филидельфия! Только не говорите мне, что это Филидельфия! — в голосе этой пони были слышны панические нотки.

— Успокойтесь, леди. — раздался спокойный голос Андерсона. Единорог почти никогда не давал волю эмоциям, из-за чего в команде дирижабля шло негласное соревнование. Пони, в том числе и сама капитан, пытались заставить старпома проявить хоть какие-нибудь чувства. Удавалось им это не часто. — Это не Филидельфия. Ветер нас унес далеко в сторону и сейчас мы где-то между Зебрадом и Эквестрией.

— Вы правы. — манеры истинного аристократа словно гипнотически подействовали на ярко розовую единорожку, одетую в явно дорогое платье. Непонятно как, но после пяти дней болтанки, она, как и ее спутник, серебристый единорог, выглядели… опрятно. Прямо как Андерсон. Видимо это какая-то особенная аристократическая магия, передающаяся из одного поколения, другому.

. — Мы, как лучшие представители нашего народа, должны подавать пример остальным. — поддержал ее серебристый. Из поколения в поколение передается не только хорошее. — Пойдем, ученица, думаю капитан знает что делать.

— Учитель, вы же говорили, что мы должны управлять всеми. — тихо-тихо возразила пони. Впрочем за этот сумасшедший полет слух пони притупился и единорожка могла особо не стараться.

— Управлять — не значит заниматься каждым делом самому. Наше предназначение в не в том, что бы лезть с ненужными советами в каждую область, нет, это дело именно тех кто в этом разбирается. Наше же предназначение — управлять ими. Пойдем, ученица, на нас уже смотрят.

Единственной же паре пони которую не тронул вид спокойного моря была пара пегасов — молодоженов, увлеченно целующихся на носу дирижабля. Даже странная троица из земного пони, пегаса и единорога, что почти не покидала своей каюты сейчас стояла здесь. Сундук который они сопровождали тоже был здесь, пристегнутый к ноге земного пони цепью. Аир терпеть не могла таких пассажиров. Точнее не их самих, а загадку окружающую их. Словно кусочек интересной истории, пролетающий мимо нее. И пони не могла отказать себе в удовольствие попытаться отгадать загадку таких темных личностей. Это была одна из немногих слабостей, которые она себе позволяла.

— Андерсон, собери всех, кроме дежурных и пассажиров, в кают-компании. Пусть Карм проследит, что бы нас никто “случайно” не услышал. Можешь исполнять.

Единорог, согласно неизменной привычке, уже переодевшийся в форменный китель, отдал честь и удалился. В обычной ситуации, он бы еще долго и витиевато прощался с ней, но во время неприятностей аристократ умел быть лаконичным. Спустя каких-то минут пять, совсем не плохое время, для уставшего экипажа, все были на месте.

— Итак, мы по колено в гуано. — Аир терпеть не могла словесные кружева, поэтому предпочитала говорить предельно четко и ясно. Она в тайне подозревала, что Андерсон специально при ней говорит чопорно и сложно, мстя за попытки его расшевелить. — Двигатель нам в полете не починить. Это раз. Мы угодили почти в полный штиль. Есть слабый нисходящий северо-западный поток, но он ведет к Зебраду. Это два. У нас осталось припасов еще на неделю или полторы. Мы потеряли слишком много воды при взрыве котла. Это три. Семеро пассажиров. Это пять. Земли не видно. Это шесть.

Пони замолкла, поочередно посмотрев каждому из присутствующих членов экипажа в глаза. Никто, даже новенькая доктор, не паниковал. Аир внутренне улыбнулась. Все-таки у нее великолепный экипаж.

— Теперь слушать меня, вы, ленивые курицы! В первую очередь мы должны найти пищу! Мы можем какое-то время продержаться, доставая воду из облаков, но с едой так не выйдет. Значит ищем землю. Маркус!

— Да мэм! — энергично поднялся белый пегас с растрепанной кирпичного цвета гривой. Преувеличено энергично. Аир обратила внимание, что у все пегасов команды, даже у нее, то и дело самопроизвольно раскрываются крыльями. Похоже, как и предупреждала Наания, это последствия постоянного употребления ее поддерживающих эликсиров.

— Восемь часов отдыха тебе и всей палубной команде. — она не собиралась подвергать свой экипаж опасности. Тем более теперь торопиться особо некуда.

— Мэм, мы в порядке, сможем хоть сейчас долететь до Экве…

— Я сказала, восемь часов отдыха! — повысила голос однокрылая пони. Маркус сразу же вытянулся по стойке смирно.

— Да, мэм.

— Затем разлетаетесь и ищите землю. Нам нужно починиться и пополнить припасы. Наания!

— Да, мэм. — голос зебры звучал гораздо неувереннее, чем у Маркуса. Но Аир была уверена в том, что сможет воспитать уверенность.

— Немедленно проверь состояние здоровья всего экипажа, а затем и пассажиров. Если будет что-нибудь серьезное — доложить мне. И особенно следи за твоими… “случайными побочными эффектами”. — последние слова звучали так, будто капитан цитировала саму зебру.

— Да мэм.

— Остальным отдыхать. Потом, согласно расписанию, смените дежурных. Андерсон, проследить, что бы все отдыхали, а не слонялись, якобы помогая уставшим. Да, да, Найтвиг, тебя это особенно касается. Хоть у тебя и нет крыльев, я все равно вижу, как у тебя нервно дергается веко. Не если выйдешь из своей каюты, клянусь оставшимся крылом, я самолично привяжу тебя к гамаку. Есть вопросы? Нет? Разойтись. Андерсон, я пошла спать, присмотри за ними.

— Разумеется, мой капитан, я чрезвычайно рад, что вы оказали мне честь, доверив управление в столь тревожное время и…

— Андерсон! — будь Аир единорогом, ее голос смог бы заморозить аристократа. Впрочем внутри пони улыбалась. Раз старпом взялся за старое, значит считает, что самое трудное уже позади. А капитан доверяла единорогу в таких вещах.