Автор рисунка: Siansaar
Команда, ураган и штиль. Глава 3.

Часть 2.

Солнце сверкало, отражаясь от океанской глади. Океан низу лишь изредка беспокоила

небольшая рябь. Слабого ветра не хватало не то. что бы сдвинуть дирижабль с места, даже алое перо на шляпе Аир почти не колыхалось. Однокрылая обожала эту треуголку. Черный бархат. алая бахрома по краю и того же цвета перо экзотической птицы. Разумеется о время полетов сквозь бури она убирала треуголку, что бы ее не сорвало ветром, но когда погода успокаивалась, пегаска не выходила на палубу без любимого головного убора.

После кошмарной бури погода словно взяла передышку и экипаж с пассажирами наслаждались теплыми, ласковыми прикосновениями света на шкурке, выбравшись на палубу. Лишь троица с сундуком предпочла остаться у себя каюте. Ну и Дискорд с ними. Услышав непонятный шорох за массивной бобиной с канатами, капитан заглянула туда, но сразу же отпрянула, про себя ругая пассажиров. Эти молодожены постоянно находились в самых неожиданных местах. Но по настоящему бесили светло-фиолетовую пони единороги. Она была готова терпеть загадку троицы, она была готова постоянно натыкаться на целующуюся парочку, но снобизм единорогов… Ааргх! Тот же Андерсон никогда не делал вид, будто он сама принцесса Селестия! Но, к слову, ни единой жалобы от серебристого и его спутницы не поступило. Это не походило на изнеженных и разбалованных светских единорогов. Аир не мало перевозила таких. Обычно если дворянам что-то не нравилось, они сразу же начинали жаловаться ей и угрожать связями, если капитан не сделает так, как они говорят. Но не эта пара. Они одновременно были дворянами и не были ими.

Пегасы палубной команды оседлали облака и разлетелись стороны. Так они всегда могли передохнуть и продолжить полет. А что бы они не потеряли “ЭйЭм” земной пони из охраны опустил якоря. Бобина затарахтела, разматываясь. Аир с нескрываемой улыбкой смотрела как молодожены испуганно из-за нее выпрыгнули. И ведь никто не скажет, что капитан сделала это специально, дирижабль ведь нужно было зафиксировать на месте. Впрочем, спустя час однокрылая вновь чертыхалась про себя, наткнувшись на парочку в кают-компании.

Аир и Андерсон изучали карты каюте капитана, когда к ним зашел Найтиг.

— Капитан, старпом. — как-то через-чур официозно поздоровался главный механик. Он выглянул за дверь в коридор и, убедившись, что там никого нет, плотно закрыл ее. Даже внутренний запор опустил.

— Найт,ты что вытворяешь! — в голосе Аир звучала угроза.

— Мэм, тише. Двигатель сломался не сам по себе. Это была диверсия.

Земной пони достал из своих небольших седельных сумок со множеством отделений датчик давления и положил на его на карты. Ловкое движение копыта и задняя крышка отвинчена. Внутри механизм был забит какой-то розоватой массой похожей на жвачку.

— В остальных датчиках такое же. — Найтвиг достал отвертку и подцепил ей одну из деталей, словно показывая, что из-за розовой гадости датчик заклинило. Впрочем, все было итак очевидно. — При этом здесь есть лишние детали. Я считаю, что здесь был таймер и он сработал за сутки до того, как мы должны были прилететь в Филидельфию.

— Но буря утащила нас отнюдь не туда. — кивнула Аир. — Найтвиг, можешь сказать точное время поломки?

— Да, мэм. Где-то между тремя и пятью часами ночи.

— А в это время мы бы пролетали перевал Аль-Пачи. — тут же вмешался единорог, который собственно и разрабатывал курс.

— Хотите сказать что мы потеряли бы двигатель именно в этом месте. Хм… постоянные облачные туманы, перелет близко к земле, такое неудачное время суток. На нас могли напасть.

— Аир, это всего лишь предположения, не обоснованные ничем кроме твоих пусты умствований и измышлений. Как разумные офицеры мы... — резонно возразил единорог. Впрочем, заметив перекосившуюся от ярости морду пегасочки, Андерсон предпочел сократить речь. И он единственный из команды свободно называл капитана по имени. Не то, что бы она запрещала к ней так обращаться, но команда как-то сама робела звать ее Аир. — И даже если и так. Целью мог бы быть сундук той троицы или единороги.

— Что ты знаешь о единорогах? — капитан не сомневалась, что Андерсон наверняка в курсе о том, кто ее пассажиры. Дворянин дворянина видит из далека.

— Жеребца зовут Сильверинг, фамилию я своему стыду запамятовал. Путешественник, успешный маг, дворянин до мозга костей. Я слышал, что он какое-то назад время был арестован, но потом освобожден личным приказом принцессы Селестии. Единорожку не знаю, но судя по характерной расцветке и крою платья она из семейства Амани. Тоже потомственные дворяне. Судя по всему, родители этой юной леди отдали ее на обучение к Сильверингу.

— Стоп, стоп, стоп. — вмешался Найтвинг. — У вас же есть эта, как ее там…

— Школа для одаренных единорогов? — спокойно закончил мысль старпом.

— Да, она.

— Не все единороги туда попадают. Да и в любом случае там не преподаются дворянские дисциплины.

— Парни, мы отошли от темы. — тихо постучала Аир копытом по столу. И единорог и земной пони сразу замолкли. — У них есть враги?

— У всех дворян есть враги. — равнодушно развел передние ноги в стороны Андерсон. — Какие-то передаются по наследству, какие- то приобретаются в той же школе. Но такое… — зеленое, в тон гриве жеребца, копыто показало на заклиненный механизм, — ...не в стиле обычных дворянских разборок. Дуэль, обман, подстава, наушничество, естественно для разборок между родами, но мы не бандиты. Это же слишком низко.

— Хорошо, а что с теми тремя?

Оба жеребца переглянулись и молча покачали головами.

— Ничего. — первым нарушил затянувшуюся тишину Найтвиг. — Они даже питаются отдельно. Никогда не остаются с своим грузом меньше чем вдвоем и сундук всегда пристегнут к ноге одного из них. Мэм, может мы…

— Отставить. Мы не будем осматривать их груз. Только в случае прямой угрозы жизни экипажа или пассажиров.

— И еще, мэм, когда мы отправлялись в рейс я самолично проверял датчики давления. Эту гадость закрепили там уже во время полета.

— Поцелуй тебя чейнджлинг, Найтвинг! Что ж ты сразу молчал! — пегаска нервно заходила по каюте. — Значит те… тем мулы, что испортили мой дирижаблю все еще здесь! Кто-то из пассажиров!

— Или неучтенный пассажир. — добавил Андерсон, сдвигая с карт поврежденный механизм. Он считал разговор законченным и собирался вернуться к вычислению точного местоположения дирижабля. — Или зебра.

— Наания?! — воскликнули Аир и Найтвинг почти одновременно.

— Да. Ее первый полет с нами как членом экипажа и сразу же такое. — ответил Андерсон, продолжая возиться с линейкой.

— Разумно. — с некоторой неохотой согласилась Аир. — Но ее порекомендовал мой знакомый. И ему я доверяю.

— Да и мы все держались на ее зельях. — вклинился главный механик.

— Возможно она тоже хотела выжить в той буре. Я ничего не утверждаю, Найт, просто предполагаю.

— Я скажу Карму, что бы он присмотрел за ней. — кинула капитан. — Дальше, что еще мы знаем о…

Разговор был прерван стуком в дверь. Наконец вернулись пегасы из палубной команды. И они нашли землю. К сожалению не континент, но и большой остров тоже сойдет. Дирижаблю сильно потрепало во время бури и чинить в полете его было не простой задачей.

Аир собрала всех пегасов, даже пассажиров, у носа дирижабля. Из-за штиля они были единственными, кто мог сдвинуть воздушное судно с места. Едва подняли якоря, пегасы обвязавшись веревками, потянули “ЭйЭм” к острову. Даже молодожены, даже мутный тип из троицы сопровождавшей сундук. Дирижабль медленно поплыл вперед.

— Капитан? — раздался голос единорожки за спиной Аир.

— Да, что нужно? Анжелия, я верно помню? — развернулась Аир чуть более резко, чем следовало. Если бы она не потеряла крыло в той дурацкой гонке сквозь ущелье мурен, она бы сейчас тянула корабль вместе с остальными. А так она вынуждена стоять, улыбаться и разговаривать с пони которая ей совсем не нравилась.

— Да как вы смеете разговаривать со мной таким… кхе, кхек… — разошедшаяся было единорожка поперхнулась своей же гривой. Это Cильверинг бесцеремонно заткнул рот своей ученице.

— Да, мою прелестную ученицу так зовут. — спокойно произнес подошедший единорог. — Она вновь выбрала не правильный подход. Прошу вас простить за столь неподобающее вашему званию и месту…

— Ты тоже выбрал не правильный подход. — если с словоблудием Андерсона однокрылая еще была готова мириться, то выслушивать такие разговоры со стороны незнакомых единорогов было выше ее сил. — Я слышала, что ты маг.

— В меру своих скромных сил был признан одним из лучших на Филидельфийских играх. — только вот скромности в словах серебристого пони не было нисколько. Он прекрасно знал, что он один из лучших.

— Значит вы можете телепортироваться отсюда с пассажирами? — Аир постаралась успокоиться. Она понимала, что зря сорвалась на единорожку, но весь этот полет ужасно ее вымотал.

— Да, могу. Но не буду. — единорог снисходительно улыбнулся. — Видите ли, вся эта ситуация является великолепным уроком для моей ученицы. Например она только что узнала, что не стоит мешать капитану корабля на ее же судне и возмущаться не по делу. Она будет выглядеть нелепо и опозорится в глаза общества. Я прав, ученица?

 — Ыхы! — все еще с гривой о рту закивала пони.

Аир поджала губы. Самовлюбленные, эгоистичные идиоты! Вместо того, что бы вытащить пассажиров, этот мул думает о воспитании!

— К тому же, компания столь необычно выглядящих пони с сундуком, наряд ли захочет что бы их неизвестно куда телепортировал незнакомый единорог. А молодой паре везде хорошо. С вашего позволения я удалюсь, да бы преподать очередной урок и не мешать вам следить за тем, как остальные летают.

Это был коварный удар, только вот он не достиг цели. Аир уже давно не реагирует на намеки о ее потерянном крыле.

— Свободны. — командирским тоном ответила капитан, с скрытым торжеством глядя на скривившегося единорога. Такие типы терпеть не могут когда ими командуют.

Спустя еще несколько часов и смен на отдых, на горизонте зазеленел остров. Пошептавшись о чем-то с Андерсоном, Аир положила его спину крыло. Особым талантом единорога была возможность видеть очень далеко. И он даже мог сделать так, что бы другой пони, касающийся его, мог посмотреть его глазами.

Остров, как остро. Аир не заметила не следа цивилизации. Никаких сетей, лодок,хижин. Сушняк на золотистом берегу острова лежал не тронутым. В ветвях экзотических деревьев, среди пальм, летали маленькие, яркие и очень шебутные птахи, семейка кабанов рыла что-то в куче водорослей выброшенных прибоем.

— Остров Караппа. — тихо, что бы не нарушать сосредоточение единорога, произнесла Аир. Тот чуть заметно кинул, продолжая осматривать приближающуюся землю. — Довольно большой остров, но вдалеке от морских путей. Мы ближе к Эквестрии, чем думали. Семь, десять дней лета при хорошем ветре. Или в три раза больше если будут тянуть пегасы.

— Лучше бы дальше, но в более судоходном месте. — заметил старпом.

— Зато теперь есть где добыть древесину для починки и запастись едой.

Заметив землю пегасы поднажали. Напряженные канаты почти звенели, когда семеро летунов тянули “ЭйЭм” к острову. Не смотря на то, что корпус гондолы был сделан из очень легкой древесины, запас воды, угля и паровая машина весили не мало.