Автор рисунка: Stinkehund
Вычитка клопфиков — отстой: Пинки Пай. Вычитка клопфиков — отстой: Лира.

Вычитка клопфиков — отстой: Спайк.

Значит так, Спайк. Я в некотором роде случайно наткнулась на это, когда меняла твои простыни. Клянусь, я не шпионю за тобой. Просто я как-то заметила, как ты снова ел в кровати, и подумала, что там надо прибраться. Но то, что я там обнаружила, вне всякого сомнения, сильно удивило меня. И так как я всё же не смогла удержаться, я подумала, что могу попробовать помочь. Оглядываясь назад, я уже не думаю, что это была хорошая идея. Просто почитай мои комментарии и заходи, обсудим.

Молодой дракон положил лапу на щёку и ущипнул себя. Укол боли пронёсся по его телу, оповестив, что он всё ещё не спит. Что было странно, потому как сцена, разыгрывающаяся перед ним, уже столько раз возникала в его снах. Белоснежная единорожка растянулась поперёк кровати, фиолетовая грива и хвост медленно покачивались, когда она вздыхала, посылая волны по её шёрстке. Её тело было слегка посыпано сапфировой крошкой, от чего кобылка блестела в свете свечей. Её глаза были полуприкрыты, но не от усталости, а от удовольствия. Уголки рта были чуть-чуть изогнуты в улыбке. Её язык выскользнул изо рта и прошёлся по губам.

— Ну, чего ждёшь?

Ух ты, Спайк, а это неплохо. Некоторые описания несколько отдают стандартными выражениями, применяемыми в романтической литературе (ты, должно быть, черпал вдохновение из достаточно известных, но часто используемых в качестве примера для подражания работ). Но в целом ты проделал неплохую работу, описывая обстановку и персонажей. Вполне понятно, что ты рассказываешь о Рэрити. Но при этом содержимое твоего рассказа несколько жутковатое. В любом случае, сцена сама по себе хороша, хотя и не совсем полна. Мы понятия не имеем, как рассказчик оказался в этой ситуации, Возможно, стоит немного объяснить это.

Он не мог ответить. У него не было слов. Он потратил всю свою жизнь на ожидание того, что сейчас предстало перед ним. Не было ни единой причины оттягивать долгожданный момент, но он был не в силах пошевелиться. Он не мог оторвать от неё взгляд. Не получалось даже моргнуть. Кобыла поманила его копытом.

— Пожалуйста, дорогуша. Приди же ко мне.

Вот и она так сказала...

...извини. Вернёмся к истории.

Он сглотнул и шагнул вперёд, вспомнив наконец, что неплохо было бы изредка дышать. Она ответила тем, что немного передвинулась, послав в воздух мерцающее облачко кристаллической пыли. Она взглянула на него, устроилась поудобнее и провела передними копытами вдоль изгибов своего тела. К горлу молодого дракона подступил комок, когда копыта достигли боков. Она взялась за свои бёдра и осторожно развела их, открывая взору нежные изгибы её яичников.

И тут у нас проблемка. Думаю, стоит отметить, что яичники — внутренний половой орган. Это значит, что он внутри тела. Если ты увидишь яичники кобылы, её срочно нужно доставить к доктору. Существует множество других органов, более подходящих для упоминания в данной ситуации. Я бы могла рассказать об этом подробнее, но, пожалуй, сперва мне нужно подготовиться.

Улыбка на лице кобылки стала похотливой.

— Наслаждаешься видом? — спросила она.

Дракон смог только кивнуть.

— Ну, можно не только смотреть. — Она подняла бровь, зачерпнула немного сапфировой пыли и посыпала ею свою матку. — Не хочешь попробовать?

В нормальных условиях кобыла не может ничего посыпать на свою матку. В любом случае, это плохая идея — так можно занести серьёзную инфекцию. И снова, есть немало вариантов получше, которые можно было использовать здесь.

Он молча кивнул. Несомненно, это был самый нежный, чувственный, сладкий вкус, из всех, что ему когда-либо доводилось попробовать. Он опустился на колени, осторожно положив лапы на точёные бёдра. Единорожка вздрогнула, почувствовав дыхание на приватных местах. Она подалась вперёд. Он едва мог дышать, когда его язык прижался к её шейке матки.

Нет, нет и нет! Если только она не расставила задние ноги действительно широко, нет никакой возможности лизнуть шейку матки! И как бы то ни было, у шейки матки нет губ. По крайней мере, я не знаю об этом. Не то чтобы я точно в этом уверена.

Чувство было прекрасным: он чётко ощущал каждый нюанс великолепного вкуса, пытаясь вспомнить всё, что пробовал ранее. Это затмевало всё. Сладкий, терпкий, пикантный — как будто все приятности, что он когда-либо пробовал, собрались воедино. Но вкус не имел значения. В действительности имело значение лишь то, кому принадлежал этот вкус, и кто удостоился привилегии его отведать.

— Пожалуй, достаточно, — сказала она. — Нужно и мне отплатить. Мы должны принадлежать друг другу!

Она поднялась, нависнув над ним, и положила копыто на его грудь, чувствуя каждую чешуйку. Ниже, ниже, она добралась до бреши в его броне. Он начал потеть.

— Мы станем едины.

Он чувствовал, как его сердце отстукивало ритм, отдававшийся в его гениталиях. Её глаза пристально уставились на дракона, пока его член не показался из тайника.

Хм, это... интересный факт драконьей анатомии. Хотя общеизвестно, что у рептилий есть крайняя плоть. Полагаю, я должна была предвидеть это. Но всё же, дико слышать, как ты говоришь об этом. Это... так странно.

Она придвинула его ближе, направляя в себя. Это не могло быть на самом деле. Это просто невозможно. Он не мог поверить в это. В то, что они были вместе самым интимным образом. В то, что их тела наслаждались друг другом. В то, что он мог чувствовать её фаллопиевы трубы своим членом.

Ладно, это уже разочаровывает. Я более чем уверена, что ни в одном прочитанном мною романе не были ни разу упомянуты фаллопиевы трубы. Предположу, что ты вычитал это в учебнике по анатомии. Но дело вот в чём — во всех книгах по анатомии, насколько я знаю, фаллопиевы трубы можно найти только на схемах внутреннего строения. Так что я не совсем понимаю, откуда ты мог узнать об этом термине, не разобравшись при этом, что же он означает.

Также, столь расплывчатое для этого момента описание драконьих гениталий убивает всё настроение последнего предложения рассматриваемого абзаца.

Она ахнула, когда он ворвался в неё. Каждое его движение вызывало стон. Они взглянули друг другу в глаза. Они нуждались в большем. Пони выгнулась и стала сосать у него, пока они трахались.

Ладно, эта пони (которая явно не Рэрити) точно беспозвоночная и, видимо, может проходить сквозь собственное тело, потому как невозможно отсосать у партнёра, с которым уже совокупляешься. Только если это не причуда драконьей анатомии, вроде наличия второго члена, которую я не хотела бы знать. Если так, то тебе стоит явно указать на это. Полагаю, даже принцесса Селестия может быть не в курсе подобных нюансов. Впрочем, не уверена, что она хотела бы это знать.

В любом случае, более разумно будет предположить, что у драконов один член, а ты просто не совсем понимаешь, что означает “отсосать”. Я не хотела бы тратить время на объяснения, но не стоит даже пытаться использовать термины, значения которых ты не понимаешь.

И ещё момент. Учитывая, что ты придерживаешься литературного языка, внезапное использование вульгарных выражений вроде “трахались” не подходит рассказу.

Он должен был ответить тем же. Он наклонился и стал нежно ласкать её вульву языком.

Видимо, у дракона тоже отсутствует позвоночник. Ладно, по крайней мере, это технически возможно. Вульва — это что-то, что он действительно мог лизнуть. К сожалению, другая часть его тела могла ему несколько помешать, так что в данном конкретном случае это вряд ли было возможно.

Она улыбнулась ему и принялась слизывать сперму, когда он начал вылизывать её яичник.

Всё настолько плохо, что я даже не знаю с чего начать. Физически невозможно ласкать ртом яичники, как и многие другие части кобыльей анатомии, упомянутые тобой ранее. Эти органы являются внутренними, и слизывать с них что-либо до того, как ты... а знаешь что? Я даже не буду начинать. Разумеется, нет никакого смысла в данном контексте. Твои персонажи делают кучу физически невозможных действий. Любой мало-мальски разбирающийся в сексуальной анатомии будет ржать над этим до упаду.

— Я кончаю, — сказала она, когда он трахал её в анус.

Ладненько, думаю, на этом и остановимся. Прочтя это, я поняла, что пора бы нам поговорить о сексе. Пожалуй, я слишком долго откладывала этот разговор. Я понимаю, что это будет несколько неловко для нас обоих, и я почти ничего не знаю о драконьей анатомии. Похоже, пришло время объяснить тебе некоторые... интересные вещи касательно секса. Думаю, я просто обязана прояснить, как вообще всё случается. Хотя я и сама не очень-то разбираюсь в этом. Возможно, кто-то другой лучше подошёл бы на эту роль. Может быть, Принцесса Селестия. Она тоже растила тебя, в конце концов.

Тем не менее, у тебя есть задатки хорошего писателя; совершенно очевидно, что это твоя первая попытка, и я думаю, если приложить усилия, ты сможешь стать хорошим автором. Это не идеально, конечно, но гораздо лучше многого из того, что я не так давно... вычитывала. Но как бы то ни было, думаю, тебе стоит выбрать другую тему для писательства, ну или подождать, пока ты не будешь более подкован в анатомии. Я бы порекомендовала писать о библиотеках или о чём-то, с чем ты знаком.

И меня несколько беспокоит очевидный селф-инсерт в истории, в которой участвует ещё и Рэрити. Честно говоря, это... немного жутковато. По крайней мере, в истории всё происходит по обоюдному согласию, но всё же, не думаю, что Рэрити стоит это видеть. Хотя, пообщавшись последнее время с Рэрити, могу сделать вывод, что она будет не так уж и против прочесть эротический рассказ о себе. Но всё равно тебе стоит быть аккуратнее.

Я оставлю отзыв на твоей кровати, чтобы ты его точно нашёл. Я понимаю, это странно, но нам действительно стоит обсудить некоторые вещи.

Заметки автора:

В основном я использовал в описаниях человеческую анатомию. У меня вовсе нет желания разбираться в функционировании половых органов лошадей. Конечно, это может быть не совсем точно, но, думаю, как вариант вполне сойдёт.

Мне показалось, что будет забавно сделать хотя бы одну главу, описывающую персонажа, который совершенно ничего не знает об анатомии и не разбирается в сексуальном сленге.

Я прошу прощения, что так долго писал эту главу. Это был тот ещё головняк, и даже сейчас я думаю, что вышло не так хорошо, как могло бы быть. Но я предпочту переключиться на что-то новое, нежели тратить две недели на переписывание этого, так что пусть остаётся как есть.