Автор рисунка: Stinkehund

Гармоничный Хаос, или разговор длинною в 20 лет.

Прошло одиннадцать лет.

«Одиннадцать лет? Всего лишь? …Мда, значит, по моим подсчётам мне тут ещё как минимум девятьсот девяносто лет торчать. Пфф, ну кто бы мог подумать — дважды так ошибиться… Ещё этот жеребёнок... Сидит тут и пялится на меня, словно я чучело. Да, поза конечно, не самая впечатляющая…»

-Ты чудной, – сказал маленький единорог, глядя на статую и улыбаясь.

«Ох… Я чудной. Вы только посмотрите на него»

— А что? Я тоже чудной? – смутился жеребёнок и осмотрел самого себя.

«Конечно нет, ты просто прекрасен…»

— Мама тоже так говорит, – не понимая сарказм, сказал единорожик и вновь уставился на собеседника.

«Хорошо. А теперь иди к своей маме и не докучай мне»

— Не могу, она в Кантерлоте и вернётся только к вечеру.

«Что ж, тогда иди куда-нибудь… Минуточку. Ты что? Слышишь меня?»

— Ага, – жеребёнок довольно заулыбался.

«Как такое может быть? Ты? Нет, я же не разговариваю. Ты слышишь то, что я думаю?»

-Ага, — повторил он.

«Интересно, а как ты это делаешь?»

— Не знаю. Я всегда мог слышать мысли окружающих.

Маленький, пустобокий жеребёнок сидел перед статуей и добродушно улыбался. Его шкура была светло-серого цвета. Слегка растрёпанный, пшеничного оттенка хвост, весело вилял из стороны в сторону, а довольно длинная, во всяком случае для мальчиков, грива скрывала заднюю часть шеи.

«Удивительно. А ты, как я погляжу, очень талантлив»

— Все так говорят. Я, сколько себя помню, всегда мог хорошо управляться с магией. Все говорят, что я весь в маму, – пони задумчиво посмотрел куда-то в сторону.

«И чего же ты хочешь от меня?»

— Ничего. Ты мне просто интересен, – жеребёнок одарил каменного собеседника ещё одной беззаботной улыбкой. — Сегодня мы с классом были здесь на экскурсии, и я услышал тебя. После занятий я поспешил сюда, чтобы послушать говорящую статую.

«Я не говорящая статуя! Меня превратили в камень против моей воли!»

— Кру-у-уто!

«Пфф…»

— А как тебя зовут? – не успокаивалось любопытное дитя.

«Плохо же ты слушаешь свою учительницу. Я — великий Дискорд! Бог хаоса и повелитель изменений!»

— Ди? – удивлённо поднял бровь жеребёнок.

«Дискорд»

— Ди.

«Дискорд!!!»

— Ди! – единорог весело завилял хвостом. – А я Фримайнд. Но можешь звать меня просто — Фри.

«Я Дискорд!… а, ладно…»

— Ну, мне пора идти, – сказал жеребёнок, разворачиваясь к выходу из парка. – А то отец будет волноваться. До завтра.

«Ну беги-беги…»

Прошло два месяца.

— Привет, Ди!

«Снова ты…»

— Да, я же говорил, что приду.

«И зачем, ты ходишь ко мне каждый день? Шел бы, поиграл со своими друзьями»

— У меня нет друзей, – Фри печально опустил голову. – В классе все задирают меня. – за тем он поднял голову и вновь улыбнулся. — А ты весёлый, смешно разговариваешь и не обзываешься.

«Ты, наверное, сильно злишься на одноклассников? Хочешь отомстить?»

— Нет, ни капли. Я слышу их мысли, я понимаю их чувства. От этого становится легче.

«Хм. А что другие говорят, когда ты читаешь их мысли?»

— Ничего, – жеребёнок хитро улыбнулся. — Никто не знает об этом, даже мама с папой.

«Я знаю»

— Но ты-то никому не скажешь.

«Мда…»

Неделя.

«Постоянный посетитель…»

— Ди! Ди! Гляди! – Фри бежал к статуе и радостно кричал.

«Ну что там ещё?»

— Смотри, у меня кьютимарка!

На крупе жеребёнка красовалась метка в виде золотого ключа с крыльями.

«Ох, избавьте меня от этого…»

— Я получил её сегодня в школе, – радостно заявил единорог. – Лирей и Форж... Они сказали, что я должен пойти в цирк, клоуном. А сами думали, что я урод, и что мне нужно спрятаться где-нибудь и не выходить до конца дней.

«Да неужели?»

— Ага. А я как посмотрю на них да как топну, – он ударил копытцем по земле.- “Я сам решу, кем мне быть! Я сам выберу себе судьбу!” – сказал я им. И пуфф… — Фри раздвинул копыта в стороны. — Метка появилась!

«Молодец-молодец. Теперь иди и покажи её остальным»

— Я покажу её маме с папой. Пока. Не скучай.

Минуло четыре года.

— Здорова Ди! Как ты тут?

«О, прекрасно, вот летаю по небу»

— Ха-ха-ха. Смешно, – улыбнулся единорог.

«Да… Очень»

— Извини, я не хотел тебя обидеть, – Фри замолчал, а затем продолжил. – Вчера ты был какой-то сердитый. Может мне что-то сделать для тебя?

«Нет. Мне ничего не нужно»

— Ну не злись.

«Хорошо-хорошо. Дискорд вполне может быть любезен, когда захочет. Итак, как твои успехи?»

— Хорошо. Сегодня ко мне домой приходили какие-то пони. Они сказали, что работают в университете, – Фри задумчиво посмотрел в небо, затем опять на статую. — Они попросили показать, что я умею.

«И?»

— Ну, я превратил письменное перо в курицу. Ты бы видел, как широко они рты пораскрывали, – молодой единорог хитро улыбнулся. – Потом я даже телепортировался им за спины.

«Хм. Ты обладаешь очень большими способностями в магии»

-Да, наверное. Не понимаю, какие тут могут быть сложности, ведь это совсем не трудно.

«Ну, Фри, как ни крути, но у тебя явный талант»

Пони хотел что-то сказать, но только улыбнулся:

— Я... я хотел попрощаться с тобой.

«Ты уходишь?»

— Через неделю мы улетаем в Кантерлот, – Фри задумчиво посмотрел куда-то в даль. – Мама долго разговаривала с этими пони, затем сказала мне, что я буду поступать в королевский институт магии.

«Ну, желаю удачи»

— Интересно, что меня ждёт, – единорог посмотрел на статую и добавил. – Я вернусь к тебе, я обещаю.

Три с половиной года.

— Здравствуй, Ди.

«Оу, а я думал, что ты забыл про меня»

— Извини, учёба, она отнимает много сил и времени, – единорог улыбнулся и сел перед статуей. – Многие не выдерживают.

«Ты заметно вырос за эти три года. Как твои успехи?»

— Неплохо. Экстерном поступил на второй курс. Сперва было весело, но потом как-то надоело.

«Надоело?»

— Да. Профессора временами несут полную чушь, – Фри легонько топнул передним копытом. – Зачем, спрашивается, изгибать векторы полей, если можно просто подстроить пространство.

«Мда…»

— Я пытался объяснить, но меня только подняли на смех, – единорог, задумавшись, уставился в одну точку и продолжил. – А самое забавное, что я оказался прав, когда сам попробовал изменить пространство.

«Значит, тебе там не нравится»

-Нравится, но далеко не всё, – Фри грустно опустил голову. – Другие студенты не хотят со мной разговаривать. Мысленно они обзывают меня зазнайкой и зубрилой, – он поднял голову. – Но, есть и хорошее, мне расширили доступ в библиотеку. Теперь я могу ходить в те секции, куда пускают только преподавателей.

«Ну, хоть что-то»

— Ладно, был рад с тобой пообщаться, – Вставая, сказал Фри.

«Уже уходишь?»

— Да, извини. У меня не так много времени, скоро придётся возвращаться к учёбе. Пора идти…

Ещё три года.

«…Представьте себе, представьте себе и съела кузнеца…»

— Только не говори, что ты сочиняешь песенки.

«О... я.... Эй, ты что, всё слышал?»

— Не всё, – сказал единорог, подходя к статуе. – Только конец.

«Хех, я даже соскучился по тебе»

— Да… — Фри задумчиво посмотрел на собеседника. – Три долгих года.

«Всё учишься?»

-Уже нет. Закончил, с отличием, два года назад, – он сел на траву перед статуей. – Вот, устроился в королевскую библиотеку. Работаю писарем в архивах.

«А на личном фронте?»

Единорог молчал какое-то время, но затем, словно очнувшись от сна, взглянул на скульптуру.

— А? Личном? – грустно вздохнув, Фри выдержал ещё одну паузу. – Как-то не вяжется. Мне всегда было не легко сходиться с другими…

Какое-то время аспидно-серый пони молчал и думал о своём. Легкий ветер пошевелил его волосы в гриве, которые ничуть не изменились за все эти годы.

— …Была. Была одна кобылка, которая мне очень понравилась…

«И что же?»

— Ну, – Фри смущенно посмотрел в сторону. – Я несколько раз пытался с ней поговорить и однажды прочитал её мысли…

«Дай угадаю, она подумала, что ты зануда…»

— Почти угадал...

«Да… Кобылы… Мне с ними тоже не везёт, ну ты понимаешь»

— Знаешь, – единорог, прищурившись, посмотрел на статую. – Я многое прочитал про тебя. И я не о всяких там легендах и сказках. В архивах мне попались документальные записи о твоих… деяниях.

«Да… Славные были времена»

— Ну, всё-таки как-то глупо. Дважды недооценить своих противников…

«Только не говори, что я тиран и изверг. Эх, мне бы только освободиться, уж я бы им показал…»

— Это не так трудно, как тебе кажется. Я бы в миг мог тебя освободить. – ехидно улыбнулся Фри.

«Но, ты этого не сделаешь?»

— Конечно нет. А зачем? Чтобы история повторилась в третий раз? И единственная перемена, которая действительно произошла бы, заключалась только в твоей каменной позе? – единорог осмотрел статую сверху до низу. – Ты многого не понимаешь в собственном хаосе.

«Ха-ха. Да неужели?»

— Не нужно сарказма. Подумай, какой смысл творить хаос ради веселья? Никакого проку. Развлечение — это разве повод, чтобы жить?

«Я не обязан заниматься тем, что мне не интересно»

— Ну-ну. Ты просто не хочешь осознать, что даже в твоём хаосе есть смысл, есть потребность, – нравоучительно продолжал Фри.

«Да много ты понимаешь»

-Уж побольше тебя, – Фри встал и серьёзно посмотрел на статую. — Хаос не может появиться в пустое, он не может появиться там, где ничего нет. Но и гармония, так же не существует там, где пусто. Ей нужен хаос, а хаосу – гармония. Всё должно быть уравновешенно.

«Это говорит тот, кто не способен уравновесить самого себя. Найти золотую середину в собственном внутреннем мире. Взгляни на себя. Ты даже общаться толком не умеешь, у тебя нет ни одного друга. Это твоя гармония?»

-…

«Ты жалок»

Прошло шесть лет.

— Привет, Ди.

«Кто к нам пожаловал. Не ожидал, что ты вернешься»

Единорог уставился на статую грустными глазами.

— Извини меня. Я... Я был очень груб с тобой.

Пауза, длившаяся несколько секунд, была прервана мыслями Дискорда.

«Ты был прав... За эти шесть лет я смог хорошенько обдумать твои слова... Жить ради веселья — это действительно глупо и даже в хаосе есть смысл»

-… .

«Это ты меня прости, за то, что обидел тебя, за то, что сказал, будто у тебя никого нет»

-Ну, тут ты ошибся, — Фри, как когда-то, сел перед статуей и улыбнулся. – Один друг у меня всё-таки есть.

«Ты о нём не рассказывал»

— Да. Он немного самолюбив и циничен. Он хороший слушатель, с которым я всегда делился всеми своими мыслями и переживаниями. Только он знает обо мне всё, чего не знают другие.

«Хм»

— А ещё, он бог хаоса.

«…Оу. Даа… не думал, что услышу такое. Спасибо»

Два года.

— Ди? Эй, ты спишь что ли?

«О! Фри! …Я замечтался»

— Здравствуй.

«Салют! Как твоя учёная деятельность?»

— Отлично. Мне удалось выступить на симпозиуме, – единорог слегка улыбнулся. – Моя теория вызвала бурную реакцию и ажиотаж, в хорошем смысле слова. – После короткой паузы, он легонько топнул копытом и уверенно добавил. – Теперь дело за малым.

«Поздравляю»

— Спасибо тебе большое.

«За что?»

— Это частично твоя заслуга, – Фри посмотрел куда-то в бок, затем снова на статую. – Я использовал твой… скажем так, я использовал природу хаоса… — Он помолчал, потом добавил. – Я назвал её “Гармоничный хаос”

«Не думаю, что в этом есть толика моей заслуги, но, как скажешь»

Фри улыбнулся и продолжил.

— Я хотел познакомить тебя кое с кем, – он поглядел куда-то в сторону и крикнул.

– Стелли! Подойди сюда.

К статуе подошла светло-желтая кобылка единорог, с волосами цвета нефрита.

— Здравствуйте, мистер Дискорд, – ласково проговорила она, улыбнувшись статуе.

«Добрый день, юная леди… Вы тоже слышите меня?»

— Да, мистер Дискорд. Фри научил меня, как он говорит: “слушать свободу мыслей”

«Пожалуйста, зови меня просто: “Ди”»

Фри посмотрел на подругу и затем ласково потёрся о её шею своим носом. Та хихикнула в ответ и легонько толкнула его, сопротивляясь щекотке.

— Мы познакомились год назад… и, ну… теперь мы вместе, – сказал Фри, переводя взгляд со Стелли на Статую.

«Подумать только... А ведь совсем недавно, ты, крохотным жеребёнком, сидел тут и называл меня “забавным”»

Единорог оглядел Дискорда.

— Ди. Я бы хотел сделать кое-что для тебя. Это — моя благодарность за всё.

Фри подошел к статуе вплотную и коснулся её рогом.

Минули полтора года.

— Хей! Фри! Дружище! – Дискорд приветственно развёл лапы в стороны.

— Привет Ди. Тебя трудно было найти, – ответил единорог, попадая в дружеские объятия.

— Извини, захотелось развеяться.

— Как прошла аудиенция? – спросил Фри, высвобождаясь и оглядывая старого знакомого.

— О-о-о, ты бы видел лица принцесс. Они были в шоке.

— Хвост на отсечение бы отдал, чтобы посмотреть на это.

— Хех, ну… признаться, я немного переживал. Объяснять пришлось долго и нудно… ну, ты знаешь, что я не люблю все эти уточнения, и тонкости… — Дискорд огляделся и сделал несколько странных жестов, затем вернулся к диалогу. – Короче, всё прошло хорошо.

— И что теперь? Опять будешь веселиться? – иронично сказал Фри, приподнимая бровь.

— Куда уж там, работы полно.

— Работы? – удивился единорог.

— Ну да. Ты же сам говорил, что гармония и хаос идут за руку. Две чаши весов, которые нужно уравновесить… что я объясняю, ты и сам всё понимаешь.

— Да… понимаю… -задумчиво сказал пони.

Была тихая, тёплая, летняя ночь. Они находились в чистом поле. Слабый ветерок обдувал старых друзей, которые, безмолвно предаваясь воспоминаниям, сели на траву и стали глядеть на звёзды.

— Я слышал, у вас со Стелли родилась дочка? – наконец прервал молчание Дискорд, жуя травинку.

— Да.

— Поздравляю. Как назвали?

Фри, не отрываясь от звёзд, улыбнулся.

— Дис.

— Дис? – вопросительно уставился бог хаоса на собеседника.

— Да, сокращение от: “Дисгармония”
— Оу… — Дискорд вновь посмотрел на звёзды, за тем, улыбнувшись, добавил. – Ты хитрец.

— Приходи к нам в гости.

— Обязательно. Обязательно приду, друг.