Автор рисунка: Stinkehund
Конрад.

Кровь и алкоголь.

Кейти... Я давно забыл про неё, возможно потому что хотел забыть её. Не совсем обычный перевёртыш, скорее наполовину перевёртыш. Сколько себя помню, всё время, что я провёл в рое, я почти всегда был с ней. Каждое утро, просыпаясь, я видел Кейти перед собой. Не просто Кейти, а в облике той земнопони, которая сейчас находится на стуле справа от меня. Она сидела и просто ждала, пока я очнусь. Как в первый день в рое. Я чувствую её взгляд на себе. Но я не открываю глаза. Я боюсь с ней заговорить. Ведь я бросил её. Я думал, что она умерла. Я винил в этом себя. Все эти годы, все сто лет, а затем в один день, я просто забыл про неё. Я забыл её облик, выкинул её образ из мыслей. Жил без мыслей о неё. А теперь, я вновь вижу её перед собой. Поток эмоций и мыслей словно безграничен, ведь я не могу сдержать его. Всё, что мне сейчас хотелось сделать — это забыть обо всём, прижать к себе Кейти и извинятся перед ней до тех пор, пока она не сжалится надо мной. А что мне ещё остаётся делать? Ведь в момент первой атаки я бросил её, зато пытался спасти королеву.

Кейти просто смотрела на меня, ожидала. Ожидала момента, когда я открою глаза.

— Открывай глаза, я же знаю, когда ты спишь, а когда нет. — проговорила она ласковым голоском. А что оставалось делать мне? Она раскусила меня, хотя я даже и не сомневался, что так будет.

— Не хочу, я не хочу... — проговорил я, потихоньку открывая глаза и поворачивая голову прямо на Кейти.

— Хочешь, просто тебе стыдно. Не бойся, я не злюсь на тебя.

— Не злишься? Что-то мало верится, Кейти. Очень не верится мне. — ответил я, сглотнув слюну. Кейти приподняла голову и перевела взгляд прямо мне в глаза, немного подвинувшись ближе ко мне.

— Ты прошёл через куда большее, чем я. Ты умудрился умереть, а затем вернуться обратно. — она была так близко ко мне, что я ощущал тёплые порывы воздуха.

Свечка горела на тумбочке слева, от неё исходил не совсем яркий свет, так что я точно видел свечение в зелёных глазах Кейти.

— Мне нечго сказать... — мне и правда нечего было сказать. Даже сделать я ничего не мог. Но Кейти пододвинулась ещё ближе. А что мне оставалось? Лишь ответить взаимностью. Да и не выдержал я уже. Столько лет я её не видел, а тут. Я протянул руку и обхватил ей вокруг шеи, резко прижав к себе. Я даже не обратил внимания на боль. Кейти, похоже, даже не ожидала эого от меня. Тогда чего она хотела? ДА я и не стал задаваться этим вопросом. Я лишь, скрипнув зубами, положил ладонь на её гриву и увидел в её глазах некую искорку. Искорку чего? Ответ как всегда пришёл быстро, когда она сама прижалась ко мне, а затем поцеловала. Поцеловала так, будто бы я самое дорогое, что у неё когда-нибудь было. Она даже обхватила меня копытцами, так нежно, что я даже не ощутил боли. Она не наваливалась на меня. Я задышал так быстро, как будто это были мои последние вздохи. Но при этом я не отпускал её. Не хотел, не мог... Кейти уже прекратила целоваться со мной, зато прижалась ко мне, пустив слезу. Я услышал, как она заплакала.

— Я так рада тебя видеть... Ты даже себе не представляешь. — с чего бы вдруг? Нет, не хочу знать. Я просто прижал её к себе, ощутив немного боли в груди.

— Поверь, Кейти, представляю... — надо же было такому мгновению произойти. Не мог я больше ничего сказать, лишь продолжать ощущать запах от её шёрстки, продолжать быть с ней. Кейти, кажется мы с ней когда-то умерли, но теперь снова вместе, снова живы...

***

-Эй, ты готова? — спросил я, сделав глоток горячей воды. — вкус у кипячёной воды, тем более горячей, мне никогда не нравился. Даже очень. Но что делать? Жажду она, кстати, не слишком сильно уталяет, но мне хватает.

— Вполне, двинули? — ответила Лира, но в туже секунду резко дёрнулась, запрыгнув на свой транспорт. — Быстрее!

Я резко развернулся, когда обомлел, но быстро среагировал и, стрельнув из револьвера, быстро запрыгнул на квадроцикл и вдавил газ, направляясь за единорожкой. Стадо этих тварей весьма опасно. Какого только хрена они забыли тут? В Белохвостом Лесу их никогда не было! Большие Охлакомы. Маленькие такие жучки всегда питались магической силой, прицепляясь к основанию рога, а вот большие особи уже питались не магией, а кровью. Именно ей, мясо их не интересовало. Сердце забилось с большой скоростью, ведь эти, похожие на тараканов, жуки очень быстрые. Хорошо, что они ещё летать не умеют, иначе это был бы уже полнейший ужас. Дорога сейчас искривлялась, вела то резко влево, то резко вправо. Почему нельзя было сразу проезжать прямо? Я сейчас бы хотел надавать по морде тем, кто прокладывал эту дорогу. Квадроцикл виляло влево, вправо, несколько раз я чуть не упал. Охлакомы быстро меня нагоняли, Лира держалась впереди, но я нагонял её, она ехала тише. Что-то не то было с её транспортом. Ветер дул мне в маску, разглаживая её по всей морде. Но наконец-то свершилось! Лес закончился, но Охлакомы один чёрт бежали за нами и им уже оставалось несколько метров до моих колёс. Их клешни были остры и одного удара хватало. Лира дышала очень быстро, она очень волновалась, по ней было видно. Да и кто бы тут сейчас не разволновался? Верным решением для Лиры было только одно. Полёт. Это бы сожгло всё топливо, но выхода не было. Обстановка напрягалась, а звук двигателя не мог заглушить громкий топот.

— Взлетай! Взлетай, Лира! — проорал я, взмахнув рукой.

— Но... — прокричала Лира в ответ, но я снова взмахнул рукой, ведь лес закончился, и спустя несколько сотен метров будет большой каньон. Давно заброшенный. Моя спутница не хотела ничего делать, а я решился на самый идиоткский поступок из всех, которые я когда-либо делал. Я резко свернул прямо в сторону еинорожки, рука моя свободно дотягивалась до необходимых рычажков на её транспорте, Я этим воспользовался. Время как будто остановилось для меня, резким движением я завёл пропеллер на её транспорте, а затем кончиком пальца задел маленький рычажок, который выпускал парашют. Но в следующие секунды было то, от чего я чуть не получил сердечный приступ, ибо я слетел с квадроцикла. Сердце забилось так сильно и быстро, а в голове появились такие плохие мысли, что сказать было нечего. Всё, что отделало меня от смерти — это моя рука, которой я держался за транспорт, точнее за руль, подворачивая его немного влево. Я не давил на газ, и монстры почти нагнали меня. Приземлится на землю Лире будет очень трудно и не возможно на данный момент. Я это понимал, был спокоен. Но вот что будет со мной? Их много, десятка два, может больше. Им остаётся меньше метра до меня, а хват мой слабел. Сейчас, вот сейчас прямо, моя жизнь оборвётся? Так резко, неожиданно. Сейчас, в это время всё всегда может идти гладко, а затем резко оборваться в том моменте, где ожидаешь меньше всего. Хотя даже в такие моменты мы находим то, что придаёт нам силы. Так что же придаст силы мне сейчас? Я растерян, подавлен, на волоске, эти твари уже почти достали меня, а что мне остаётся? Что сейчас меня ждёт? А ждало меня то, от чего я долго не мог прийти в себя. Время для меня остановилось, замерло. Резко и неожиданно. Сердце перестало биться, а вокруг воцарила тишина, а я, держась за ручку руля, упал на землю.

— Что за херня... — пробормотал я про себя, отпуская руль и будучи в полном удивлении, которому не было предела. Вот почему всё самое необычное происходит сразу же после того, как что-то происходит необычное в другом месте? Чёрт возьми, я даже не совсем понимал о чём думаю. А о чём в такие моменты вообще надо думать?

Медленно, опираясь на кводроцикл, который вообще немного висел в воздухе, я поднялся на ноги и настороженно взглянул вокруг, наверх. Увидел единорожку, которая висела в воздухе и не двигалась. Дикий ужас охватил меня, когда я обернулся к куче монстров, они даже не шевелились. Я тихонько провёл по одному из Охлакомов рукой, ничего. Никакой реакции, даже урчания. ДА вокруг вообще была тишина! Даже, когда я попытался пнуть маленький камушек, он отлетел от ноги, но как-то не так, даже не издал ни единого звука. Звука шагов не было.

— Удивлён? — раздался голос позади. Я резко развернулся, а затем попятился назад, споткнувшись, упал на землю, но тут же попытался подняться, схватив револьвер, я направил его на странное существо. Оно смотрело на меня, с улыбкой. На нём не было шёрстки. Вообще, только грива, да и та была короткой, но у него тоже были руки, морда странная, ибо нос был короткий, а сама рожа не вытянутая. На нём была странная одежда. Рубашка, галстук красный, да и штаны чёрные. Явно оно замешано в том, что сейчас происходит вокруг. Оно улыбалось, будто говорило мне: "Стреляй". Ни секунды более не раздумывая я нажал на курок. Выстрел, пуля не вылетела. Лишь спустя несколько секунд она очень медленно вышла из дула. — Время, такая штука, с которой можно играть без конца. Но лучше не отматывать его, это чревато последствиями. Ты так и не ответил. — произнесло существо грубым голосом, а затем начало подходить ближе, я же попятился назад, упираясь в Охлакома, но тут же отскочив в бок от неожиданности. Существо двумя пальцами ухватило пулю, а затем покрутило её и положило на землю. — Так ты удивлён?

— Что ты такое?! — произнёс я медленно, но ясно и чётко.

— Я — человек, имя мне Федерик. Буду считать, что ты удивлён. А теперь я тебе скажу то, что ты должен запомнить. Ты должен пробраться на Небесный Корабль (Скайшип. И я когда-нибудь убью Пятисотого за подобную "Ракосельку"! — прим. Хеллфайра), и лучше поторопись, твой братишка сейчас там. — Что? Конрад, жив, там. Мне не хотелось верить этим словам. — Но лучше ничего не говори своей подруге. Иначе всему будет конец. Город Тёмной Луны, не думай приближаться к нему вообще. За стенами города вовсе не то, о чём думают все. Есть короткий путь до Небесного Корабля. Старые железнодорожные пути ведут к одному местечку, именуемое как " Скалы Рузвельта". Именно и ты собирался огинать. Я укажу тебе путь, главное доберись по рельсам до них. — что-то верить ему мне сейчас хотелось меньше всего, а выбор у меня есть? Выбор был всегда. Но не в этот момент. — Ах да, ты спрашивал кто я? — произнесло существо обернувшись от меня. — Я творец. — в туже секунду Федерик щёлкнул пальцами и меня озарила вспышка, а в горле резко пересохло, а ещё появилась боль. Мои уши вновь оглушили свуки топотов и рёв мотора, а в руке я ощутил ручку руля, я вновь был на квадроцикле. Из-за того, что я чуть было не задохнулся, я по инерции схватился за горло, а хват мой ослабел и я упал на землю. Резко быстро, закашлявшись, но у меня не было времени. В ту же секунду один из Охлакомов вцепился в меня, обжигающая боль охватила меня, один укус, второй, третий. Ещё один залез мне на спину. В этот момент я рухнул на землю. Из глаз потекли слёзы. Боль была не выносимой. Они были на мне, одни были больше других, образы их отпечатывались в моей голове, в моих глазах. Одежду на мне разорвали, быстро и резко.

Я помню, как кричал, громко и сильно, но я пытался вырваться. Что теперь будет? Выстрел, ещё один. Кто стреляет? Я не знал, я уже ничего не мог поделать. Я поник головой, но вот эти твари даже выстрелов не боялись. Даже попадания пули для них лишь царапинка. Но вот одна из тварей вцепилась мне в шею, боль ещё больше сковала меня. Но в этот момент... "Пора просыпаться" — в голове прозвучал шёпот. Декард, как всегда во время. Но лучше поздно, чем никогда. Крови я потерял много, сил почти не осталось. Я рычал, маска была натянута по верх морды, загораживала глаза. Я ничего не видел, но чёрный окрашивался красным. Ломка костей. Но другая. Нет ощущения обрастания шерстью. Только в дёснах и руках страшная боль. Как будто клыки и когти растут. Так и есть. Одежда не рвётся. Резко боль отступила, а я услышал странный звук и почувствовал, как раны затягиваются на мне, будто бы я...

Прочь мысли, резко я сдёрнул с себя маску и с рыком скинул с себя охлакома. Один из них попытался вцепиться в меня, но вдруг я, сам того не понимая, нанёс встречный удар, рука зажглась сама по себе, а пробить охлакома оказалось куда проще. Лира, куда делась Лира? Её нигде не было. Вот и ладушки. Охлакомы накидывались на меня один за другим, раз за разом они умирали, сгорая от ударов. На вкус они не очень. Но кто-то стрелял по ним. Как бы я ни старался, я не мог разглядеть кто это был. Монстров было не так много, как я думал. Силы во мне не кончались, а мне казалось, что я смогу корпус винтокрыла пробить. Я уже весь был забрызган едкой кровью охлакомов. Она была словно кислота, прожигала всю мою одежду. Раз за разом её было всё больше, она обжигала меня, но я сам видел как быстро регенерировал. Сердце не колотилось вообще. Полная сотредаточенность на происходящем. Вот он, последний охлаком. Он накинулся на меня, но его тут же повалил выстрел. Я был приятно удивлён, но лишь на секунду, когда ко мне подлетел серый пони с синими глазами, а грива его была почти чёрной. Он воспользовался моим восторгом, резко подскочил ко мне, привстав на дыбы, на его копытах были накопытники с острым и длинным лезвием, которое складывалось. Он нанёс удар, но я резко увернулся, нанеся ему удар, но этот проныра оказался куда лучше чем я. Он сумел пронзить мою спину, я видел, как лезвие вышло с другой стороны, но где боль? Боли не было вообще. Ещё один удар, ещё. Боли нет, зато есть слабость и темнота в глазах, которая становилась всё больше. В момент, когда он хотел нанести решающий удар , я собрался с силами и развернулся, прикрывшись от удара рукой. Лезвие пронзило её, а в голову ко мне пришла безумная идея. Накопытники его прочно крепились к копытам, а я поперечным ударом согнул лезвие, теперь он был надёжно прикреплён ко мне.

— Поиграем? — произнёс я, а затем поднял руку и нанёс удар головой по его морде. Затем ещё и ещё. Кровь брызнула из его челюсти и носа. ОН медленно отключился. Да если честно, то и я тоже. Голова кружилась, а я был не в состоянии уже больше наносить удары. Последнее, что я успел сделать — это поднять руку, разогнуть лезвие. Пони был очень лёгким, а когда я поднял руку, то рукав на его правом копыте натянулся, и я увидел надпись, выженную на шёрстке — "Коматоз". После резкого движения, лезвие вышло из моей руки, а я начал ощущать, что потерял много крови. "Коматозник" рухнул на землю, а я вместе с ним. В глазах потемнело, а боль возвращалась ко мне...

***

Я отпустил Кейти, когда ощутил резкую боль у груди и левой руке. Виду я не подал, лишь улыбнулся. Меня сейчас больше волновал другой вопрос.

— Как ты оказалась на Небесном Корабле? — спросил я, приподнявшись и снова ощутив боль.

— Долгая история. После твоего подвига меня с базы работорговцев вынесли. Зацепило взрывом меня, я на их базе была, не ожидала, что они полномасштабную атаку начнут. НУ меня вылечили, конечно пристрелить сначала хотели, ведь я же "не такая как все". — а вот этот момент я упустил, находясь в Астрале. Да я вообще много чего пропустил. Лазейку я нашёл в самом конце года, когда рылся в замке.

— Так так так! Что за атака? — спросил я удивлённо, повышая голос, за это и получил боль в горле.

— Ты не знаешь? Небесный Корабль — это теперь столица Эквестрии, тут полное объединение произошло. После появления этих тварей сразу было ясно, что что-то нужно принимать. Вот и вся история. — Она поникла головой. Я прекрасно понимал из-за чего. "Не такая как все". Сейчас перевёртышей почти не осталось, а тех, кто остался унижали.

— Хэй, кто тебе такую глупость сказал? Ты нормальная. — произнёс я, протягивая руку. — Я же тоже не такой как все, но не падаю же духом. — В этот момент дверь распахнулась, я медленно повернул голову и увидел старого чёрта Даркара. — О нет... — пробормотал я под себя, зная, что сейчас будет.

— Ах ты хренов "Дискорд", а ну иди сюда! — произнёс фестрал с некой усмешкой и улыбкой на морде, быстро подходя ко мне.

— Да да да, только не спрашивай как и зачем! — даже самому стало смешно. Старый друг и наставник. Прошёл год, а как будто весь век! Я вытянул руку, сжатую в кулак, а затем треснул по копыту Даркара. Кейти сидела рядом с таким выражением лица, будто говорила : " Даркара не изменить". По ним было ясно, что они уже знакомы давно.

— А я же говорила, что тебе нельзя вставать с твоим швом на копыте! — произнесла она таким тоном, будто бы это было уже не в первый раз. Хотя, похоже, что так и есть.

— ТЫ чего! Это же мой старый друг, Конрад, ну-ка, смотри, что я тебе притащил. — Я вытянул руку, когда фестрал скинул на неё сумку с чем-то весьма тяжёлым. Я положил её на ноги медленно расстегнул. Удивлению моему не было предела. Мой тесак был чистеньким, острым, как бритва. Но это ещё не всё! Внутри были и мои перчатки, и два пистолета, которые были начищены и смазаны, но в самом низу сумки было то, что я бы назвал "Гвоздём программы". Медленно я вытащил SGT, чистенькую, с патронами в обойме. Столько воспоминаний блеснуло у меня в голове, но больше всего у меня их было именно от одной бумажки, аккуратно вложенной в боковой карман. Даркар будто бы ждал именно того, что я вытащу её. Я не стал ждать, я медленно развернул её и начал читать. Затем с полным удивлением на морде повернулся к фестралу, который уже уселся на стол.

— Боец Небесного Корабля? — произнёс я медленно с паузой после каждого слова. Даркар и Кейти усмехнулись, а первый кивнул.

— Да, а почему и нет?

— Ну ты же сам знаешь какой я. Не сидится мне на одном месте. ДА и скорее всего я долго не пробуду на этом месте. Я из того света вернулся не за тем.

— А зачем же? — спросил настороженно Даркар.

— Осталось дождаться моего братишку, а затем я всё расскажу, а пока давай всё на время забу...

— Первого?! Да ни за какие коврижки! Если бы ты тогда мне не помог, то эта скотина бы меня точно добила! — громко высказался Даркар.

— Поверь мне, теперь Декард его не сломит. — произнёс я.

— Декард? — удивлённо спросила Кейти. — Эта наглая псина ещё жива?! Ладно...

— Ты знаешь его? — спросил я.

— Конечно. Как же не знать первого и последнего демона Эквестрии.

— А мне кто нибудь что-то объяснит сегодня? — фестрал нас перебил, спрыгивая со стола.

— Я же сказал, потом всё объясню, даже... Скорее всего вам всё объяснит Первый, а я в сторонке по стою. — улыбнулся я. — А теперь. Никто не против, если я отключусь не на долго? — спросил я, ощущая слабость и резкую боль в груди.

— Конечно, нет, но вечером обязательно тебе придётся проснуться, даже не спрашивай зачем. — сказала Кейти, с улыбкой на лице. В этот момент я вообще ничего не понял, да и понимать не слишком сильно хотел. Спокойствие в душе у меня сейчас царило.

Очнулся я через... Точно не знаю. Голова уже не болела, а кьютимарка очень обжигала. Правую руку аш сводило в бок. Зато больше боли вообще нигде не было. Я мог легко двигаться, боли не было. Я резко выпустил один из когтей и сорвал с себя бинты. Всё было на месте, каждая частичка моей плоти. Я вновь целенький. Вновь регенерирую. Интересно, а пули меня сейчас прошьют, аль опять сомнутся? Что-то проверять мне не очень то и хотелось. Свечка на тумбочке догорала, а рядом была аккуратно упакованная сумка с моим снаряжением, а рядом сложенная одежда. Ностальгия, пусть и не по самым лучшим временам. Когда я поднял старенькую футболку, на которой было куча швов, я увидел надпись "Конрад". Вспомнил, как Фиалка... Точнее Лира меня так назвала. Затем старые штаны и кобура. Даже ботинки мои и те были тут! Я проснулся, я живой. Пока я собирался, я всё думал о Первом, когда он доберётся, придётся многое объяснять. А это очень и очень не хорошо. Флаттершай, конечно, понятливая, но вот остальные не поймут, ведь придётся собирать целый совет глав разных городов. Я уже примерно представил, что это будет. Но о плохом я сейчас думать хотел меньше всего, я сейчас хочу находиться в полном спокойствие. Единственное, Что я не обнаружил в вещах — это часы. Мои наручные часы, Но я знаю у кого они. У Лиры. Я улыбнулся, затем хотел закинуть сумку с оружием на себя и пойти из этой комнаты, как вдруг я услышал шаги и резко схватил из сумки пистолет. Сердце забилось, но я облегчённо вздохнул, когда дверь распахнулась и раздались возгласы.

— Конрад, ленивая задница драконья, поднимайся, как же я тебя давно не видел живучий сукин ты сын. — проорал Флаймстрайк, но он увы не успел ко мне подойти, ведь его обогнала Фьюр, которая чуть было меня на пол не свалила и с возгласом "Дядя пятьсот четвёртый!" кинулась на меня. Чёрт возьми, как же она выросла. Это была уже не та маленькая кобылка, Которую я знал. Высокая, по крайней мере выше прежнего, на левом накопытнике выкидной ножик. Фьюр прижалась ко мне, а я вытянул правую руку, сжатую в кулак, которой ударил по копыту Флаймстрайку, за которым вошли все остальные. Эплскай, Твайли, Даркар, да ещё и Кейти, которая тащила выпивку. Да они тут банкет устроить решили?

— Привет, ребят, девчат, как же я рад вас видеть. — проговорил я отпуская Фьюр.

— А уж как мы то рады тебя видеть, по этой причине и собрались здесь сейчас. — проговорила Эплскай, которая прыгнула на диван рядом с кроватью и схваила бутылку с каким-то крепким напитком.

— Та-а-а-а-к! Кто из вас предложил это? — спросил я.

— Кто, кто, я, кто ещё-то? — пробормотал тот, кого я увидеть ну вообще н коем образом не ожидал. Кастион был уже достаточно пьяным, а улыбка его меня смешила, но в то же время его присутствие меня пугало, ведь он умер на моих глазах. — Только не пугайся "ик", это настоящий я и ни кто более. — Он швырнул мне бутылку, которую я быстро поймал и вскрыл. Все уже расселись по местам, а вот Кейти уселась прямо рядом со мной. У каждого уже было по бутылке в копыте, даже у Фьюр.

— Эм... А вы уверенны, Что Фьюр можно... — меня перебил другой голос.

— Пусть, хоть один раз надо же по пробовать, но больше одной бутылки ей не дам. — усмехнулся Даркар.

— И почему я ни сколько не удивлён? — спросил я, засмеявшись. В такой дружеской обстановке я сейчас находиться вообще не ожидал. Хотя я был рад. Я определённо был рад.

— На верное потому что ты знаешь этого проныру лучше себя. — усмехнулась Твайлайт. — На Счёт стражи не волнуйся, просто с твоим другом что-то не то творилось, по этой причине наш город для таких как он закрыт был, ну вот и открыли огонь по тебе. Сейчас всё нормально. Ладно, давайте выпьем за... — она задумалась, а все так ждали ответа.

— За дружбу. — я кивнул. — Да, определённо за дружбу, за нас с вами! — я синхронно со всеми сделал глоток этого крепкого напитка, от которого подавился, да и Фьюр тоже. А вот остальные нет, кажется, часто его пили. Хотя оно и не удивительно, у них напряжённая жизнь и частые стрессы, а с ними хочешь, не хочешь, а рано или поздно напьёшься. По себе уж знаю.

— Хахаха, никогда раньше эту муть не пил? — спросил меня Кастион.

— Ты мне лучше ответь, какого лешего ты жив? — спросил я, а все так удивлённо посмотрели на меня.

— Хахахах, в общем, не знаю, что там произошло, но об этом говорить не хочу, помню только боль, вспышку и вот я в тёмном помещении, а затем бабах, взрывы, а там базу работорговцев атакуют. — он делал такое смешное лицо, то есть морду, что мне стало смешно, да и всем другим, кроме Кейти, которая изредка переставала смеяться и смотрела на меня таким взглядом, таким милым. Так и хотелось поцеловать её, но я волю чувствам и эмоциям не давал.

— А как у вас за время моего отсутствия дела обстояли? — начал я всех расспрашивать.

— Да как обычно, миссии, разбойники, мутанты, объединения. — проговорила Эплскай, которая сделал глоток и начала медленно шататься. Видать опьянела. Да у меня уже у самого в глазах мутнело. Напиток был очень крепкий.

В общем, пьянка наша длилась очень долго, ведь кое-кто, а я сейчас про Флаймстрайка, притащил с собой столько пойла, что опьянеть мы смогли очень быстро. Даже Кейти, и та напилась до такой степени, что уже падала мне на плечо и засыпала на нём. А вот что было потом...

Когда все мои друзья благополучно "отошли в мир иной", я всё ещё стоял на ногах, пусть они и заплетались, предательски валя меня вниз, но я сумел выйти из комнаты, мозг мой отказывался соображать. Да я даже не вполне осознавал, что я делал! На выходе из отеля на меня так посмотрела пони, которая сидела у входа. Её, скорее всего, Чуть приступ не хватил, когда она меня увидела. Я был пьяным на столько, что пытался открыть дверь на себя около трёх минут, пока не пнул её и не пошёл дальше по улицам. НО далеко я не пошёл, мне хватило около десяти метров и мой взгляд пал на один бар. Да, что могло быть ещё хуже. кроме как драгонпони в баре? Я без сомнения состроил такую смешную рожу, как будто бы был очень рад . Благо дело, не знаю, как мне так повезло, но на улице меня не поймала стража, а баре... После того, как я открыл дверь и окинул пьяным взглядом весь бар, на меня смотрели таким призренным взглядом, но я быстро прошёлся пьяной походкой к барной стойке.

— Ба-а-а-а-р-р-р-мен! Плесни-ка мне крепкого чего нибудь. — тот смотрел на меня таким взглядом, но быстро плеснул мне стакан какого-то пойла, которое было не таким уж и крепким.

— Хахаха, известный Драгонпони — пьяница. Да ты даже не способен будешь выиграть меня в армрестлинге. — раздался голос позади меня, а вся толпа его поддержала, крича " Да, да, точно!". Я резко выпил весь стакан до дна и развернулся на стуле. Сразу было понятно, кто это говорит. Большой пони, который, кажется, в спортивный зал ходил всю жизнь.

— Звучит как вызов, а-а-а-мигос! — произнёс я, откуда я вообще знаю слово "Амигос"? Толпа резко стихла, а я медленно рухнул на стул напротив пони. — Если, я тебя сделаю, то ты угощаешь меня выпивкой! — с этими словами и психанутой улыбкой я положил на стол руку, а тот сделал злобную ухмылку и поставил копыто.

— Но если выиграю я, то ты угощаешь выпивкой всех нас! Боишься? — спросил коричневый пони с серой гривой и в куртке рокера.

— Ещё чего, давай-ка, покажи на что ты способен! — вокруг нас собралась толпа, много пони, которые орали " Давай, Райли, уделай этого олуха!".

Однако, она так сильно напрягался, но почти повалил меня, а вот когда отвлёкся на последней секунде, я резко сделал выпад и стукнул его копыто об стол, проделав в нём трещину.

— А теперь, тащи мою выпивку, Райли! — прокричал я, в тишину толпы. А вот затем я вспомнил то, как Кастион учил меня играть в картишки. — Хэй! А кто тут потягается со мной в покер?! — ой как глупо я на верное выглядел.

— А что ставить будешь, олух?!

— Свою выпивку! Бармен! Тащи её сюда! — прокричал я.

Навыки, которые получил я от Кастиона не прошли для меня даром. Толпа уже поддерживала меня, когда я набрал себе столько выпивки, что мог трижды напоить всю эту толпу, в которой было около 39 пони. Тут даже уже битсы ставить начали! Много битсов!

— Фул Хаус. — произнёс я уже настолько пьяным голосом и с такой извращённой улыбкой, что сам не понял, как ещё не отключился. Пони швырнул карты и начал психовать. — Ба-а-а-а-рмен! Всем выпивки я за мой счёт!!! — с этими словами я схватил бутылку и выпил её залпом, разбив об стол под радостные возгласы, которых было уже столько, что подумать страшно, почему ещё не пришла стража.

Как бы там ни было, напился я в ту ночь так, что сам не понял, почему я не свалился. Даже бармена опоить удалось. Однако приключения той ночью для меня ещё не закончились. И вот почему мне взбрендило слететь с облаков?! Вот почему?! Я сам не помню. Даже смутно помню из-за кого я туда спустился. Ко мне в баре, после всего этого пришёл пон, который попросил помочь ему в одном деле. Я был пьяным и не раздумывая согласился, но откуда же я знал, что мне надо Ночных Тварей убить?! Зато заплатил он сполна, правда на утро я вернулся весьма потрёпанным. Хотя, я даже точно не помню как вообще пришёл в свой номер, где во всю дрыхли остальные. Почти все, кроме одной пони, которой я в номере не обнаружил — Фьюрина. Флаймстрайк и Твайли дрыхли на диване, Даркар с Эплскай вообще упали на пол, а Кейти на моей кровати, а Кастион вообще дрых по середине комнаты. Несмотря на бессонную ночь и литров алкоголя внутри себя, я трезво мыслил и понимал, что если не найду Фьюр, то будет что-то плохое. Всё бы ничего, да вот только то, что произошло дальше осталось в моей голове на всю оставшуюся жизнь.

----------------------------------------------------------------------------------------

Внимание!!! Небольшое отступление, для людей у которых не совсем нормальное восприятие. Конрад — НЕ ЧЕЛОВЕК! Он — драгонпони, единственное, чем он хоть как-то напоминает человека — это руки, и всё! У него так же морда пони, копыта вместо ступней, грива и хвост есть, а кожа также покрыта шёрсткой!

А теперь внимание, далее будет эросцена, которую некоторые могут воспринять немного не так, как надо...

И от Хеллфайра — замечу, что Фьюр — уже не жеребёнок, несмотря на манеру по-детски говорить.

-----------------------------------------------------------------------------------------

Мне резко прихватило живот. Я опёрся на стенку и схватился за него, меня так перекосило, что я прошёлся чуть вперёд и подскользнулся на паркете, а затем упал на дверь в туалет, который находился прямо около входа в номер. Дверь открылась резко, а ещё смягчила моё падение на пол, но я все-равно ударился больной головой об пол и схватился за неё. Слева от меня я слышал быстрое дыхание и биение сердца. Когда же я повернул голову влево, убирая от неё руку, я увидел Фьюр, которая занималась онанизмом... То есть, клопаньем. Сказать, что я ощущал что-то — значит ничего не говорить. Я ощущал смешанные чувства. Фьюр резко отвернулась, прикрывая свою вагину, а я и сам отвернулся, быстро закрыв дверь перед собой и поднявшись на ноги.

— Прости... Не знал, что ты тут. — произнёс я отвернувшись, но я не вышел, хотя я видел, что Фьюрине очень стыдно. Конечно, застукали за "этим делом". Да ещё и не нарочно. Перед глазами был тот момент, когда я увидел её щёлочку. Дискорд меня дери, я был трезвый, но меня влекло к Фьюр. Влекло к той, кого я знал с малых лет.

Фьюр прикрылась своей одеждой, которую она, кажется, снимала в попыхах. Я присел, повернувшись к ней мордой, та не хотела смотреть мне в глаза.

— Хэй, Фьюр, всё нормально... Я никому не скажу. — я еле сдерживал себя, рука так и тянулась к её щёлочке, но я удерживал её, периодически сжимая в кулак. Фьюр медленно взглянула на меня, а затем я чирканул пальцем по паркету, в очередной раз сжимая руку в кулак. Фьюрина это заметила, резко сменив выражение мордашки. Вот теперь мне было неловко вдвойне.

— Дядя Пятьсот Четвёртый... — произнесла она привычно по-детски, а затем я краем глаза заметил, что она медленно взмокала. Неужели она хотела меня? Я бы был рад не верить в это, но её рог загорелся, а мою правую руку, не по моей воле, магией потянуло к кьютимарке Фьюр. Когда же единорожка откинула одежду от себя — я понял, что не к чему более сдерживать себя. Но ведь она же сестра моего лучшего друга... Ещё и девственница, но ведь она хочет оргазма. А значит, что мой мозг разрывался на разные фронта. Но тем не менее, я медленно начал надавливать на кьютимарку Фьюр, а затем левой рукой начал водить по её интимному месту. Пальцами я обводил круг вокруг её вагины вновь и вновь. а с её губ сорвался стон. Я, и без того возбуждённый, захотел "разорвать" её пышную, никем не тронутую щёлочку. Но что-то мне не давало. Внутреннее "я". Я не хотел лишать её девственности, но хотел доставить ей удовольствие. Фьюрина начала стонать, не слишком громко, но и не слишком тихо. А я продолжал развлекаться с её щёлочкой, продолжал почёсывать её кьютимарку. Кончик её рога загорался, испуская яркие искры. Она уже вся текла. Взмокла так сильно, что с пальцев уже капал её "сок". Я всё сдерживал себя, покусывая нижнюю губу, но когда Фьюр резко схватила меня за голову, а затем начала целовать, неумело, но приятно, я понял, что больше сдерживаться не за чем. Я откинул Фьюрину и, схватившись за её зад обеими руками, начал присасываться к её щёлочке. Я делал всё осторожно, облизывая ей вновь и вновь. Вкус мне очень нравился, даже очень. Он такой... Я не могу даже описать, что я чувствовал. Единорожка стонала вновь и вновь, тыкая мою голову к своему интимному месту. Я раздвинул её ноги шире, а затем начал поглаживать её сосочки, которые уже напряглись до предела. Я языком уже облизывал её клитор, вновь и вновь. Мой член уже тоже был напряжён очень сильно, Фьюр это видела, а затем она резко отодвинула меня от своей щёлочки и приложила копытца к моему члену. Это было для меня так неожиданно, но в тоже время упоительно и приятно.

— Нет... Я не могу, Фьюр. Я не могу... — произнёс я, когда та уже достала мой фаллос, напряжённый до предела, из штанов.

— Конрад, ты доставляешь мне столько удовольствия, но не получаешь взаимности, я не могу так... — слабо ответила мне единорожка, прислонив одно копытце к своему влагалищу, а вторым поглаживала мой член, приоткрыв ротик, который уже был готов схватить пульсирующую обалдурину.

— Если ты так хочешь... — мне в голову пришла такая безумная идея.

Резко я остановил Фьюр, перевернув её, кинул на себя так, что её райские ворота оказались прямо перед моей мордой, а мой член — перед её. Фронта в мозгу разрывались на части, но я не мог остановиться. Я начинал вновь облизывать её клитор, когда та, громко постанывая, неумело начинала доставлять мне удовольствие, обсасывая как следует мой член. Фьюр пыталась заглотить его глубже, как можно глубже. Я сам уже не выдерживал, я начал стонать, но как можно тише, чтобы остальные не услышали. я продолжал, от удовольствия, которое доставляла мне Фьюр, я начинал работать эффективнее. Единорожка не могла больше себя сдерживать, её любовный сок вылился прямо мне на мордушку, но я не останавливался, лишь продолжал своё дело. Фьюр тоже уже приноровилась и скоро себя сдерживать уже не мог я, а не она. Что-то во мне переклинило, и в момент оргазма я обхватил голову единорожки ногами и вогнал член внутрь её горла. Когда я кончал в неё, она дёргалась, но когда я отпустил её, она быстро сплюнула мой член, а затем начала его облизывать, делая глубокие вдохи... Я такого удовольствия не испытывал уже очень и очень давно. Я быстро схватил Фьюрину и вцепился в её губы, очень долго. Даже ощутил новый для себя вкус. Похоже, это был вкус моей спермы, которую единорожка только что проглотила.

— Это будет нашей маленькой тайной... — произнёс я, вытирая мордочку Фьюрины...

— Хорошо... Конрад... — ответила мне она, вновь обхватив меня копытцами.

Продолжение следует...