Автор рисунка: Noben
Город рая. Кровь и алкоголь.

Конрад.

Свет был виден сквозь сокрытые веки. А ещё был слышен шум, едва различимые крики. Да всё подряд, а свет то был, то его не было.Такое ощущение, что меня куда-то везли, по тёмному, замкнутому коридору. Везли вперёд ногами, нет, вновь я не умер. Последнее, что я помнил — это как получил горящими копытами по челюсти. Контузия, вот что сейчас было со мной. Каждый крик раздавался эхом в моей пустой голове, да и каждый стук и любой другой звук, а их было очень много. Но контузия проходила быстро. Веки мои были сомкнуты и раскрыть их я точно бы не смог, пока не смог. Меня всё везли вперёд, только вот на чём? Оно было очень холодным. С каких пор я ощущаю холод? В Астрале я его не ощущал. ДА я там вообще ничего не ощущал, кроме беспокойствия и нервов. Вот меня повезли направо, или то было налево? Но как бы там ни было, спустя несколько секунд все шумы утихли, а я остановился. Лампа светила мне в глаза. Пусть веки и закрыты, но свет выбешивал. Справа от меня что-то грохнуло, как будто дверь захлопнулась, а вот теперь я остался наедине с самим собой. На долго ли? Ответа нет. Я попытался приоткрыть глаза. Тело обездвижено, как будто бы привязано. Или прибито? Боль в копытах и руках меня не покидала. Звук биения сердца не покидал меня. Ещё одно усилие, ещё одно, вот почти...

Я приоткрыл веки, яркий свет ударил мне в глаза и ослепил меня. Глазам было больно, а я по инерции хотел прикрыть глаза от света левой рукой, но вдруг понял, что я действительно привязан. Даже пристёгнут к... Железяке на колёсах. Пристёгнут ремнями. Кисти рук, копыта, торс, всё пристёгнуто. И к чему это? Я приподнял голову, которая благо дело не была привязана. Держать её на весу было трудновато, но я дергал руками из стороны в стороны, пытаясь ослабить ремешки. Стоп, а почему бы мне не сжечь их? Я попытался зажечь руки, но кьютимарка обожгла кожу, а в голову ударило. Я стиснул зубы, закрыв глаза и опустив голову, зафыркал. Я мог разглядеть всё, что было вокруг меня. А вокруг меня была просторная комната. Пустая, правда. Кровать, стол. Всё. Ну ещё и я на этой железяке. Только сейчас я заметил, что на ремнях были электрические замки. Как бы я ни старался, разорвать я их тоже не смогу. Другой вопрос, почему я руки зажечь не могу?

— Эй! Твайлайт, Флатерршай, Флаймстрайк! Да хоть кто-нибудь! Эй! — крикнул я, вновь пытаясь вырваться.

— Тебе помочь? — раздался голос левее меня, я резко повернул голову влево, но обнаружил там существо, которое глядело на меня. Из-за одежды, закрывавшей всё тело, видно было лишь ладони, морда колоссально отличается от морды пони. Странная, а шёрстки нет вообще! Сердце забилось сильнее, быстрее. Была только грива на голове. Во рту оно держало что-то вроде сигареты.

— Эй! Выпустите меня отсюда! — я начал дёргаться сильнее и сильнее.

— Ну тише, что ты так кричишь? Я удивлюсь, если у кого-нибудь хоть раз будет другая реакция на меня.

— Что ты такое? — спросил, я когда оно взяло сигарету пальцами и вытащило изо рта, выдохнув дым, подошло ко мне.

— Я — Федерик, и я — человек. Радуйся, что к тебе пришёл я, а не Селестия. В Астрале сейчас беспорядок, ты как-то нашёл лазейку из него. Об этой лазейке знала только Селестия и я. Хочешь вернуть старую Эквестрию? У тебя сейчас много врагов и проблем. В общем слушай меня очень внимательно.

— Ты меня обратно в Астрал затащить захотел? — я вновь начал дёргаться в попытках вырваться.

— Нет, крайне нет, этот мир давно погряз в хаосе, а раз ты хочешь рассеять его, то я тебе только помогу. Значится так. — верить мне ему не хотелось. Да и с чего бы? Человек, с Астрала, да и кто такие эти человеки? Что это за мутанты? Но выбора нет. — Сейчас, Конрад, ты находишься не в том месте, где когда-то был. Ты сейчас в своей голове, тебя помяли, чуть не убили. ТЫ не умер только лишь благодаря твоей подруге, которая сейчас благополучно пытается выковырять из тебя все пули. ТЫ намереваешься изгнать тех существ, но послушай — хаос по-прежнему останется в Эквестрии. Ей нужен правитель. То есть, Селестия. Иначе хаос вновь расползётся на этой земле. Самое главное для тебя сейчас выжить. Об остальном поговорим позже.

— Стоп, стоп, стоп! Я в своей голове? Я при смерти, что ли?! — спросил я, ведь комок мыслей в голове разорвался от его слов на микро частицы, которые вряд ли скоро соберутся в единое целое.

— Борись, Конрад. — Федрик щёлкнул пальцами, а меня озарил яркий свет, но в это же мгновение щёлкнули замки на ремнях — я стал свободен от них...

Всё очень, очень и очень хреново.

***

Поездка в Скайшип не очень удачная идея. Даже не знаю, что на меня нашло. Жажда приключений на свою жопу? А может просто чувства к чему-то, может мне хотелось поквитаться с зеброй или с этими тварями? А может, мне стало страшно. Да, скорее всего именно так. Ведь страх охватил меня полностью, когда Конрад говорил, что если сфера охватит всю Эквестрию, то Лиры не будет в живых. Ведь она та, кого я терять не хочу ни при каких обстоятельствах. Она мне очень дорога. Тем не менее мы ехали вперёд. Дальше по белохвостому лесу. А тут часто любили ходить всякого рода работорговцы, а ещё поговаривали, что здесь есть гнездо гаргулий. Хотя этого уже знать точно мне не дозволенно. Ибо не надо мне это. Хотя, если мы сейчас наткнёмся на гнездо, то всё будет более, чем плохо. Ведь это же будет означать лишь одно — разозлить огромное чудовище, которое запросто прошьёт когтями всё, что только душе угодно. Однако в лесу было спокойно. Светило солнышко, уже не ощущался холод, лишь тепло. В лесу не было душно, а наоборот было прохладненько, в тоже время жарко. Дорога тянулась сейчас через пустые земли, которые давно уже никто не использовал. Но ведь для начала ещё и лес проехать надобно. Но по моим расчётам, которые были в моей тупой голове, путь через лес не должен занять много времени. Да вообще всё не должно было составить проблем, ибо они должны начинаться в Скайшипе. Ведь там не сильно-то любят меня и Лиру. А с этой зеброй вообще не хотелось связываться, думаю, она даже меня слушать не станет. Хотя если и не станет, то я буду пробовать заставить её это сделать. " Не думай ты об этом сейчас, лучше на дорогу смотри, дубина, вновь по кочке проехался!" — с чего бы это Декард так говорить начал? Ему-то вообще на всё обычно было плевать, а тут. Он как-то добрее стал. Но, пожалуй, мне правда лучше стоит погрузиться в реальный мир.

Пыль я не глотал, хотя дышать порой было трудно, даже с тем условием, что на мне была маска. Рёв моторов заставлял не моргать, а Лира что-то напевала по дороге. Да так громко, что её было слышно сквозь очень громкий рёв мотора. Первый раз вижу, чтоб она что-то напевала. Сейчас ей было радостно, хоть она рада, а вот я был в полном расстройстве. Мыслей много, все они плохие. Самая главная из них — это мысль "Что делать?". А ведь правда. Что делать? Стоит ли? Скорее всего стоит.

Белохвостый лес был удивительным по красоте местом. Тут были самые разные кусты и деревья, а сквозь запах гари из выхлопной трубы изредка пробивался приятный запах сухих цветов, которые в этом лесу были чуть ли не на каждом шагу. Пусть и сухие, зато настоящие и хорошо пахнущие. Однажды мне довелось забрести в этот лес, ходил за травами по заказу, так я весь день в этом лесу провел, просто нюхая эти цветы. А что сейчас? А сейчас я несусь на квадроцикле, давя их колёсами, за спиной винтовка, в кобуре револьвер, а цель одна. Немного грустно, но в тоже время воодушевляюще. Хотя как знать, как знать.

Воспоминания из меня лились рекой, ведь дорога, по который пролегал наш путь, была мне очень знакома. Каждый кустик был знаком мне. Каждое брёвнышко, каждый миллиметр этого места. Белохвостый лес не слишком большой, хотя это уже смотря кто по нему идёт. Большинство пони, когда впервые заходят в этот лес, просто теряются в своих мыслях, для них этот лес просто огромный, а для тех, кто бывал в нём долго и часто, этот лес кажется очень маленьким.

Жаль, что у диктофона нет наушников, на той кассете было ещё много приятных песен. Под которые дорога была бы куда приятнее. Хотя она и так хороша. Декард прав. Пора одуматься и глядеть на дорогу, ибо я снова нахал на кочку, а сердце застучало ещё быстрее, когда я сумел вырулить и прокатился около двух или трёх метров на двух колёсах. Не совсем весело. Такой поворот событий заставил меня вдавить по тормозу и завернуть руль в противоположную сторону, а от этого квадроцикл немного крутануло, а из-за этого я чуть не свалился с него. Я немного отстал от Лиры, но продолжил ехать вперёд, пытаясь нагнать единорожку.

Если хорошо постараться, то можно было бы добраться до Скайшипа за день, но тогда бы пришлось ехать напрямик. А это значит проехать около сферы, а это плохая идея. Если подойти к сфере , метров на сто или двести, то на тебя начинает воздействовать что-то, то ли излучение, то ли радиация, то ли электромагнитные волны, а это сулит лишь смерть. Пони умирали за несколько секунд, а те, кто пытался их спасти приходили в шок от того, что у них мозг их ушей вытекал. Так что семь соток метров — это предел, а как раз именно за этим пределом огромные скалы. То есть нам приходится огибать всё это, а это значит переться сквозь всё, сквозь место, в которое мне суваться не хотелось ещё больше, чем в Скайшип. Город Тёмной Луны*. Самое гнилое место, если верить жителям Эквестрии, но в тоже время таинственное. По рассказам никто даже близко к нему подойти не сумел. Издалека его видно, но ближе тебя начинает знобить, мутанты везде, образы мерещатся, а вокруг туман. Проверил на себе, ведь я умел летать. Подошёл примерно на километр или куда больше, сразу глючить мозг начал. Не знаю что там такое, но соваться к этому месту ближе, чем на десяток милей даже не хотелось. Но надо, думаю нечего плохого не случится, мы же не в плотную к нему подъезжать будем? Хотя как знать, сейчас в последнее время всё как-то неожиданно происходит. Тем не менее я продолжил давить на газ и уже почти нагнал Лиру.

***

Холод. Я встал с холодного лежака, а затем потёр места, где были ремешки. Кисти рук месте с ладонями сейчас немного онемели, но тем не менее кровь вновь поступала в них. Лампа, которая торчала в потолке освещала всё помещение, однако была не слишком яркой, как и свет исходящий из неё. В глазах всё мутнело, но я был в порядке. Боли не было. Что сейчас произошло? Селестия когда-то рассказывала мне о существе, которое коллоссально отличается от меня и других в природе. Но я не думал, что она серьёзно. Человек... Уродливое создание, если честно. Хотя одежда была хорошая. Красная рубашка с некими горошинами белыми, очерченные чёрными полосками, а ещё белый галстук с брюками. Либо он очень скрытный, либо его никто не видит, вот зачем в такие времена в такой одежде шляться? Раздумья мои прервал щелчок и скрежет двери, Я быстро напрягся и был уже готов бежать, но когда дверь распахнулась я увидел того, кого видеть сейчас ожидал меньше всего. НО точно чувствовал, что это не он. Первый был куда выше чем я, вся шёрстка покрыта кровью и многочисленными царапинами. На морде маска, с которой стекала кровь, а в руках мачете, ржавые и тоже в крови. Сердце заколотилось с ужасной скоростью, а я быстро попытался зажечь руки или использовать магию, но не сумел. Братишка, брат ли это вообще? Он всё приближался, а меня охватила паника, ведь без всего этого я бессилен. А он уже занёс мачете над моей головой, когда я успел увернуться и сделать рывок вперёд, прямо к дверному проходу, но брат успел нанести удар и достал кончиком лезвия до моей ноги. Я чуть не упал и скрипнул зубами от боли. Небольшой надрез. Просто кожу порезал, но кровушка уже закапала. Шаги становились больными, а коридор был вовсе не коридор. Ведь кода я выбежал, я моргнул и в ту же секунду был уже не в том тёмном помещении, а во дворе замка в Кантерлоте. Связанный, а нога по-прежнему болела. Светило солнце, дул ветерок, а я был в наручниках. Я позволил себе немножко успокоится.

— Доктор, как вы думаете, стоит ли?

— Конечно! Может он не такой тупой как остальные, если он хотя бы говорить сможет, в общем просто смотрим, нам не нужны очень умные.

Позади меня было несколько пони в лабораторных халатах, а позади них трое охранников, которые то и дело косо на меня смотрели. В моей голове блеснуло воспоминание, я прекрасно помнил этот день.

— И так, присаживайся. — пони ткнул копытом на стул на который я тут же присел, сам того не осознавая. — давай проведём небольшой опрос. Скажи, что ты знаешь об этом месте? ТЫ осознаёшь кто ты?

— Я... — в голове резко перемешались все мысли, а я еле выдёргивал из них кусочки событий и слов. — Я — Объект пятьсот четвёртый. Эм... А это испытательный двор за Кантерлотским замком принцесс. Я же прав?

— Ясно, пак... — речь пони прервал знакомый мне голосок.

— Доктор Джарвис, вот, меня просили передать вам этот отчёт. — Это была Лира, сердце забилось с ужасающей скоростью. Она левитировала перед собой папку с документами.

— Лира! — я улыбнулся ей, был в восторге.

— Откуда он знает моё имя? — спросила удивлённо единорожка, а на морде доктора появлялось неописуемое выражение эмоций.

— Пакуй его ребята, чувствую, что что-то с ним не то.

Я резко повернул голову вправо, когда охранник занёс у меня приклад винтовки над головой, но, моргнув увернулся от удара, в туже секунду свет потусклел, а я почувствовал зловонный запах и скрежет метала, я был в ужасе, ведь я снова в коридоре, а прямо надо мной в стенке торчит мачете, которое кинул мой брат. Я не стал долго рассуждать о том, что творилось в моей голове и резко двинулся в противоположную сторону, каждый шаг был болезненным, о я не обращал на это внимания. Бегом быстрее, от него. Если верить Федерику, то я должен с кем-то бороться, то есть, если я сейчас не убегу от него, то я вновь вернусь в Астрал, а этого я сейчас не хотел больше всего. Да и кто бы хотел? Бегом. Быстрее. Но коридору подходил конец, я это понимал, но братишка продолжал идти за мной. Я уже предвкушал как вновь умру, но в этот момент у слева от меня распахнулась дверь, я не стал даже думать о том, кто её открыл, а лишь Быстро вбежал в неё, как вновь моргнул...

***

Как вы думаете, почему летать в нынешней Эквестрии не лучшая идея? А я вам отвечу. Потому что летающие твари очень быстрые, да ещё и кровожадные. А знаете почему никто не суётся в катакомбы под Серебрянным городом*? Потому что там когда-то было существо жнец. Знаете почему никто не ходит ночью? Потому что Ночные Твари тоже не будут спать. Знаете почему никто не ходит по старым дорогам? Бандиты и работорговцы. А знаете почему я начал об этом спрашивать? Потому что я всегда боялся наткнуться на что-то из вышеперечисленного. Почему? Да я и сам не знаю, да и знать то как бы не хотел. Смысла в этом не видел. Ведь страх такая штука, которую очень трудно перебороть. А спокойствие редко когда наступало. ДА и вообще нужно ли оно? Даже когда ты спокоен ты не спокоен. Бредово звучит, но вот так и есть. Никогда не будет спокойствия в нынешнем мире. Он безграничен, как и безумие царящее в нём. Ему нет конца. Каждый день есть шанс получить пулю. Каждый день есть шанс расстаться с чем-то или кем-то дорогим тебе. Также как и с жизнью. А её сейчас и так почти не осталось.

Рёв двигателя прекратился, когда заглушил его. Сейчас мы находились у источника воды — обычной колонки. Кто и зачем её поставил в центре белохвостого леса, я не знаю. Но спасибо ему, ведь воды у нас и так оставалось не много. Я расстегнул ворот и снял с себя маску, снова шкрябнув рог и получив странные ощущения, но при этом вдохнул свежий воздух, без пыли. Воздух, наполненный запахом цветов. Единорожка слеветировала две своих фляги, а я схватил свои, одна из них была у меня в багаже, а вторая красовалась на поясе. Вода в этом месте не слишком чистая, по этой причине приходилось её фильтровать, обычной марлевой повязки было более, чем достаточно. Марлевая повязка — это своего рода бинт. А их у нас было более, чем предостаточно. Я аккуратно отвинтил крышку фляги и начал медленно набирать воду в неё, обтянув горлышко фляги марлевой повязкой. А ведь воду ещё и кипятить! Благо дело фляжки у нас были не совсем обычные. Не из алюминия, а из стали. Не тяжёлые, вместительные, да ещё и вода в них быстро остывает. То ли заклятие какое на них наложили, то ли ещё что-то. Но стоили эти фляги дорого. Даже вспоминать о том, сколько я на них копил не хочу. Пришлось в лагерь к бандитам прокрадываться, а это у меня плохо получалось, в следствии чего меня засекли, а Декард решил немного покушать. Жаль тех ребят, умерли страшной смертью. Надеюсь впредь такого не повторится. Я взглянул на часы, оттянув рукав, пол второго, ещё есть время сделать привал, прокипятить воду. На всё пол часа. Только вот одно "но", здесь есть источник, а значит есть шанс встретить гостей, которые так же за водой придут, а это уже могут быть кто угодно.

— Что делать будем? — спросила Лира, когда уже завинчивала крышку на второй фляге.

— В каком смысле? — ответил я, открыв багажник своего транспорта.

— Здесь будем или по дальше уедем? Вода тут не чистая, пить её не перекипятив — это большой риск. — а вот тут она права. От всех поездок этих пить захочется очень быстро.

А воды нормальной не будет.

— Ладно, только давай быстрее. Перекипятим и по газам. — проговорил я, кинув фляги Лире.

***

 — Доктор, вы уверены, что стоит так грубо его убивать?

— Да, Лира, да. Двух параспрайтов одним выстрелом. И с дефектом покончим и газ испытаем. Доктор Максвелл дал своё согласие. Так что давайте ка не будем задавать вопросов и пустим газ.

Хотелось бы мне тогда увидеть рожи докторов, когда я прислонился к фоновому стеклу, даже не поперхнувшись и не кашлянув. Я отчётливо помнил сей момент, когда они пустили газ. Думали, что я умру. Помню, как наполнялась комната газом. Медленно, зеленоватый газ наполнял мои лёгкие, но не производил эффекта. Никакого. Лишь едкий запах, который должен был сжечь мне лёгкие. Должен был заставить меня сплюнуть все внутренности, сделать так, чтоб мой мозг сам начал вытекать из ушей. Пони в халатах улыбались, все кроме Лиры. Они предвкушали то, что газ будет очень удачным и хорошим оружием. Но Лира даже с места не сдвинулась в отличи от остальных, когда я прислонился к стеклу, которое было очень толстым и бронированным, когда я начал давить на него с такой силой, что оно медленно начало трескаться. Мне хотелось, чтоб они сами вдохнули своего газа. Но я взглянул в глаза единорожке. В глаза, которые словно бы сейчас нальются слезами. Мне было жалко только её. Её и только её. Они быстро выбежали из комнаты, закупорили дверь, но даже не распахнули её перед зеленоватой единорожкой. В этот момент я отошёл от стекла. Ослабил давление. Треск прекратился. Я смотрел сквозь трещины на её мордашку, которая была переполнена ужасом. Но она улыбалась. Газ постепенно уходил, камера наполнялась свежим воздухом, о дверь позади меня распахнулась, когда в неё вбежало несколько охранников, готовые расстрелять меня.

— Убить его, раз уж на то пошло, то не газ, так пули его убьют.

— Нет! — я обернулся, когда единорожка закричала. — не стоит, он... Он может быть полезен для изучения, в конце концов на него не подействовал газ!

— Хм... А ведь она права. Хорошо, Лира, если тебе так это надо, то он полностью твой, хоть кишки его вырывай. Только пусть пока поспит.

Я резко обернулся, когда охрана замахнулась на меня, но в этот момент я моргнул и вновь уже ощутил холод, а ещё услышал рёв драгонпони, который гнался за мной уже не по коридору, а сквозь странные кабинеты, раскидывая всё вокруг. Я быстро среагировал на перестрой вокруг себя и начал бежать вперёд. А куда вперёд? Дверей было много, но я не мог предвидеть какая из них откроется и что будет за ней. Там могло быть что угодно. Но я не останавливался. Я боялся. Страх не позволял остановится. Я перепрыгивал через всё, забыв про боль в ноге. Когда этому придёт конец? Возможно никогда. Каждый шаг был как облегчение. Чем дальше я был от брата, тем спокойнее мне было. Порой мне казалось, что я бегаю кругами. Возможно так и есть, ведь я же у себя в голове. А в моей голове есть много всего, очень много всего. Самого ужасного и плохого. А это сейчас было хуже всего. Ведь за новым поворотом меня поджидало самое худшее воспоминание. Воспоминание о том, что я когда-то сделал. О том, как я впервые был вынужден сожрать мясо. Мясо пони...

Я не хотел этого, но мне пришлось. Я сам себя не контролировал. Похоже, что ужасы прошлого никогда меня не оставляют. Я вновь видел, как она умоляла о пощаде, но я не мог что-то изменить. Ведь это лишь воспоминания, хотя стоп. Я не мог противиться всем своим действиям, но в какой-то момент я откинул тесак в сторону, а затем просто начал идти назад.

— Более я не совершу того же, что делал раньше. — в этот момент в мою голову что-то ударило и я упал на холодный пол, братишка был уже позади и замахивался на меня своим мачете. Это конец, опять я вернусь в Астрал, но вдруг я понял, что это лишь ужасы моей головы. Понял, что его нет. Но я ошибся, ведь я ощутил боль и скрипнул зубами, когда лезвие пронзило меня, однако теперь я не ощущал холод.

Лишь тепло, повязки на себе, которые уже были все в крови. Лампу на буфете слева от меня. Пот с меня лил рекой, а я ощущал боль. Вокруг комната, как в отеле. Горит одна лишь лампа. Рядом с ней стоит бутылка яблочного пунша. Вдруг я услышал некое посапывание справа от себя. Я быстро повернул голову, от чего ощутил боль в позвонке. Справа, на маленьком стульчике, облокотившись на кровать, посапывала зебра. Копыта её были в крови. А не спала она похоже очень долгое время. Мысли в голове были аккуратно разложены "по полочкам". Никакой паники, только один вопрос, почему все кинулись меня расстреливать? Даже Твайли, и та меня чуть не убила. Кстати о ней. Я немного двинулся вправо, протянув правую руку, а затем пришёл в ужас. Ведь у меня не было мизинца! Однако я его ощущал, или это лишь моё воображение? Как бы там ни было я тихонько почесал зебру. — Хэй, Твайлайт. — но зебра не ответила, а лишь тихонько приподняла голову, смотря на меня сонливыми глазами. На мордашке её появлялась радость. Да я и сам был рад её видеть. Год, а такое чувство, что я не видел своих друзей просто очень долгое время.

— Конрад, я не верю, что это ты... Ты появился так неожиданно. Я рада тебя видеть. — зебра уже была готова протянуть мне копыто, но к чёрту его. Несмотря на боль я быстро обнял её, прижав к себе так. что она в какой-то момент даже кашлянула.

— Я тоже рад тебя видеть, Твай. — я ослабил хват, а затем повалился на кровать, устремив свой взгляд в потолок. — Где остальные? Где Флаймстрайк? — я начал кашлять от разговоров, а боль скручивала лёгкие.

— Давай потом поговорим обо всём... Ты выдержал ровно тридцать пуль. Да из тебя решето сделали, а ты ещё дышишь. Давай лучше отдохни, я понятия не имею, почему ты не регенерируешь. Но ты сейчас больше на кучу изюма похож.

— Хех. — я хотел было усмехнуться, но затем вновь закашлял. В этот момент дверь напротив моей кровати, которая от неё метрах в пяти находилась, открылась, а я устремил на неё свой взгляд. Сердце быстро застучало, приося кучу боли с каждым стуком, Ведь в дверь вошла та, кого мне сейчас не надо было вообще. Кейти. В голове вновь взрыв воспоминаний. Кейти, какого чёрта она тут делает?! Твайлайт абсолютно нормально на неё реагирует, когда та вошла в комнату, неся какие-то лекарства. Кейти — чёрновато-коричневого расцветка земнопони, с светло-фиолетовой гривой и хвостом. Но с Зелёными глазами. Просто очень зелёными. Я точно знал кто и что она такое.

— О, Твайлайт, Конрад очнулся да... — в этот момент я полностью переборол боль и буквально озверел. Я резко вскочил, сжав зубы от боли, а затем кинулся на неё, приготовив к удару левую руку, которой я прижал Кейти прямо к стенке.

— Конрад! Что ты творишь?! — прокричала Твайлайт. Но я не мог ничего с собой поделать. Я лишь смотрел в глаза перевёртышу. Смотрел в его зелёные глаза. Да. Кейти — это перевёртыш. Она всегда использовала лишь один облик. Облик этой земнопони. Она никогда его не меняла. Сейчас она дёргалась, а зебра пыталась оторвать меня от неё. Но ей не пришлось делать много усилий. Ведь обычного толчка хватило мне, чтоб ослабить хват и упасть на пол, закатив глаза, уходя в темноту. Перевёртыш, который когда-то был мне дороже всего на свете, тот, кого я считал давно погибшим, сейчас был рядом. Я смотрел ей в глаза, я видел, что это не мой очередной бзик. Она действительно была там. Кейти...

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Город Тёмной Луны — Натдмер Мун Сити.

Серебряный Город — Сильвер Сити