Автор рисунка: Noben
Иногда они приходят... Конрад.

Город рая.

Я открыл глаза из-за солнечных лучей, которые тут же ослепили меня на несколько секунд, пока глаза к ним не привыкли. Половину ночи я не спал из-за раздумий, зато Лира заснула за минуту. Она, кстати, всё ещё лежала рядом, только повернулась ко мне спиной. Голова всё ещё болела, зато вот боли в области рога я не ощущал. Если говорить точнее, то я там и волосы уже ощущал. Этому я был приятно удивлён. Лира рассказывала про регенерацию, но у меня таковой не проявлялось. Только когда Декард вырывается наружу. А теперь. Теперь я вынужден думать о том, как всё так быстро произошло. Что делать дальше? " Для начала подружке своей всё расскажи, дубина." — Декард, да он когда-то сам может заткнуться? Хотя он прав. Сейчас главное рассказать обо всём Лире, а уж потом и раздумывать о будущем. Но сейчас раннее утро. Корочка льда ещё была в некоторых местах, а холод от ветерка уже пропадал. Наступала жара. Я тихонько приподнялся на копыта, опираясь на камень. Костерок давно сгорел, а сейчас лишь тлели остатки, испуская дымок. В животе заурчало, ибо я хотел кушать. Даже очень сильно. Сумка моя была на моём транспорте, а винтовка была около. Чтобы не разбудить мою подружку, которая приятно улыбалась, что-то бормоча во сне, я даже не стал прислушиваться, а просто тихонько зашагал, но наступил на малюсенькую веточку, которая переломилась с необыкновенно громким треском, и Лира тут же проснулась. Вот чёртов мусор. Как же его много на просторах Эквестрии.

— Куда это ты собрался? — тихонько спросила она, зевнув.

— Эм... — я обернулся назад, единорожка потянулась, а затем продолжила лежать на месте, прикрыв глаза.

— У меня в сумке лежит овощной салат, а фляжка за твоей сумкой. Ты не против, если я немного ещё посплю? — слабо сказала она, точно засыпая.

— Конечно, ещё рановато выдвигаться. — произнёс я, чувство, которое я редко испытывал, охватило меня. Я редко о ней заботился, а она обо мне всегда. Чувство вины, пусть и не слишком сильно, охватывал меня. Но его быстро перебил желудок, который дал о себе знать, вновь заурча. Теперь я уже не боялся разбудить единорожку, ведь знал, что она не уснёт. Я часто замечал, что если она проснулась утром, то как бы она не старалась, заснуть она не сможет. Лишь задремать минут на пять. Я быстро прошёлся к квадроциклу, отодвинул свою сумку и нашёл фляжку, жажда тоже давала о себе знать, но вот только не так сильно. Хотя воды я не пил дольше, чем не ел. Но тем не менее, я схватил фляжку, которая, кстати, была очень холодной, как и вода в ней, отвинтил крышку, сделал несколько глотков. Ветерок вновь дунул на меня, а я вздрогнул. По спине пошли мурашки. Да и Дискорд с ними. Я отложил фляжку, полез за сумкой моей подруги, сумка была неподалёку, за моим квадроциклом. Ткань за ночь замёрзла, на ощупь была очень холодная и твёрдая как мел. Она была не тяжелее моей, но расстегнуть её оказалось проблематично, пока я наконец-то не вспомнил о том, что у меня есть "огонь на руках", ибо замок тоже примёрз. Пусть и не слишком сильно. Внутри было много чего. Начиная от обычных патронов и перевязочных материалов, заканчивая медицинскими пакетами, которых было всего три штуки, а один из них распакованный. На самом дне сумки были консервы, я вытащил именно овощной салат, а затем вскрыл её. Мне не хотелось что-то ещё доставать и по этой прчине, я решил наконец-то попробовать воспользоваться рогом. Единственное, что у меня когда-то получилось — это левитация. Лира долгое время пыталась меня научить её использовать, но зачастую ничего не получалось, а в один момент я сумел, но ты был маленький камешек. Я напряг мозг, рог едва начинал светится, а затем... " Ааа, как же ты замучил меня." — Декард вновь внёс свою лепту. Тогда я напряг мозг ещё сильнее и сконцентрировался на том, что хочу взять из банки овощи и затолкать себе в рот. Спустя пять минут усилий, я наконец-то сумел слеветировать кусочек, но промахнулся и он улетел куда-то далеко за меня. Пусть пищу я так в рот и не положил, но сумел слеветировать к себе хоть что-то. Это было неким удивлением, радостью, но лишь пяти секундной, ибо я не поленился вытащить столовый прибор, которым привык употреблять пищу. Зачем мучиться? Одной банки правда было мало, но впервые за долгое время я ощущал некую насыщенность от обычной еды, а не от крови или мяса. Это было для меня нечто новым, странным, необъяснимым. Я присел на квадроцикл, выкидывая банку из-под салата, а затем потянулся, вытянув руки вверх, но когда опускал задел в своей сумке карман, который я не открывал уже с месяц, и чёрт меня бы подрал, я нащупал в нём то, что когда-то прятал от Лиры, когда мы останавливались в одном из отелей. Это была банка пива! Железная. Первая мысль конечно была плачевной, ибо пиву то уже с месяц, хотя мне-то чего? Если я уж плоть жру на раз два, то, возможно, протухшее пиво мне уж точно ничего не сделает. Я быстро расстегнул карман и сунул внутрь руку, но затем нащупал там ещё что-то, не слишком большое. Вытащив пиво, я сам не заметил, как начал удерживать его магией, а потом протянул руку в карман и вытащил оттуда старенькую кассету для диктофона или магнитофона, который сейчас немного не мало редкость. Я не придал ей весомого значения, схватил пиво, а её сунул в карман. Рассвет, самое время наблюдать за сферой. Из этого места можно и не в прицел смотреть. Я быстро ухватил свою винтовку, в которой торчала обойма и медленно, удерживая её, направился в точку наблюдения. На небольшой камешек, однако при этом высоковатый. Но залезть на него не составило мне труда. Иной раз я чиркал об него рогом, меня это выбешивало, но при этом доставляло какие-то новые ощущения. Трудно было сказать о том, приятные ли они или нет. Тем не менее, я наконец-то уселся на камень, свесив копыта, наконец-то вскрыв банку с пивом. Странно, ибо оно было ещё вполне пригодным для питья. Ветерок дул на меня, а рассвет был такой прекрасный, сфера блистала в лучах солнца. Я поднёс заветную баночку любимого напитка ко рту и сделал глоток. В этот момент было такое душевное спокойствие, что я не могу описать его. Но тут же я вспомнил про диктофон. Я отложил банку с пивом, и сменил кассету на ту, которую нашёл в кармане сумки. Но самое интересное началось, когда я включил её. Ибо заиграло то, что принесло не только ещё больше спокойствия, но и очень много радости, да ещё и идеально вписывалось в обстановку. Это была песенка "Город рая".

"Забери меня

В город рая

Где зеленая трава

И симпатичные девчонки

Я прошу тебя

Забери меня домой"

Я сделал глоток из банки с пивом и начал смотреть на сферу. Улыбка на моей мордашке появилась незамедлительно. Да и почему бы ей не появится? Такой момент был более, чем душевным.

"Я просто беспризорник

Живущий на улице

Я тяжело болен

Моё сердце с трудом бьётся

Я — твой шанс проявить милосердие

Так купи мне что-нибудь поесть

Я заплачу тебе в следующий раз

Запиши меня в конец списка"

Песенка напоминала меня, когда из каждого города меня швыряли, но затем приняли. Грусти я сейчас не ощущал, музыка не позволяла. Музыка была более, чем прекрасной. Такую нынче редко услышишь.

"Я просто беспризорник

Живущий на улице

Я тяжело болен

Моё сердце с трудом бьётся

Я — твой шанс проявить милосердие

Так купи мне что-нибудь поесть

Я заплачу тебе в следующий раз

Запиши меня в конец списка"

Кода-то я себя так ощущал. А что чувствовал мой братишка? Я даже знать не хочу. Я даже не понимаю почему зову его братишкой. Образ его въелся мне в голову. Я вновь сделал глоток пива, прислонившись к прицелу винтовки. Динамик диктофона продолжал петь.

"Забери меня

В город рая

Где зеленая трава

И симпатичные девчонки

Я прошу тебя

Забери меня домой"

Город рая? Если верить старым книжкам, то когда-то вся Эквестрия была похожа на рай. А каждый город имел право называться "Городом рая". Хотя к чему такие раздумья? Зачем думать о прошлом. Теперь вот он... Хренов рай. Сгубленный войной, шалостью пони. Безумие теперь царит в рае, если это он. Ещё один, последний глоток, которым я опустошил железную банку и выкинул её за себя, продолжив наблюдать за сияющей сферой впереди себя.

"Забери меня

В город рая

Где зеленая трава

И симпатичные девчонки

Я прошу тебя

Забери меня домой"

 — Кто тут у нас мусором разбрасывается? — банка прилетела вновь прямо в меня, а позади послышался смешок, который знаком мне как никогда более. — Давай слезай, "Город рая" не будет ждать. Как и наш обещанный разговор.

— Залезай лучше ты сюда. Тут место для нас обоих хватит. — сказал я, повернув голову влево. Лира не заставила себя ждать. Телепортация для неё — это раз плюнуть. Правда иногда от неожиданности я подпрыгивал, после её появления из ниоткуда рядом. — С добрым утром. — произнёс я, удерживая винтовку в левой руке, а правой поглаживая единорожку.

— И тебя... Хотя это надо было говорить минут десять назад. — я понимал, что она хочет узнать чего мне такого наговорил Конрад, не знаю как начать. А, Дискорд со всем, с самого начала и по порядку.

— Ладно, тянуть время смысла нет, значится. — Я сделал выдох. — Конрад мне вчера мозг проел со словами о том, что нужно уничтожить этих тварей за сферой. Ну и конечно он не мог не упомянуть о том, как туда попасть. Коротко и понятно говорю. Лаборатория под Кантерлотом соединяется с одной из других лабораторий. Какой он не сказал. Сказал только, что ответы в документации, которая на Скайшипе в заброшенной лаборатории, хотя, если мне не изменяет память, то ты говорила, что лабораторию перерыли полностью. — На этом моменте я решил замолкнуть. Если я скажу всё остальное, то скорее всего убью в ней надежду, которая и так уже давно мертва. Единорожка сделала удивлённую мордашку.

— Конрад конечно иногда бывал странным, но сейчас он переплюнул самого себя. Что делать будем? Не думаю, что в Скайшипе нас встретят с распростёртыми объятиями. — я взглянул в глаза единорожки, вспоминая слова Конрада. "Выбор только за тобой". Что если всему действительно придёт конец? В голове смялись все мысли. Единорожка слеветировала себе флягу с водой и сделала глоток.

— Знаешь... А почему бы и нет? Я давно мечтал увидеть мир этих существ, найти путь за сферу. Давай рискнём? — Резким движением я надел на своё мордашку маску, проткнув её в рогом, там, где это было необходимо, застегнул ворот, и, схватив единорожку, спрыгнул с камня. Иногда песня может помочь принять решение. Я не верил в это, до сего момента.

"Забери меня

В город рая

Где зеленая трава

И симпатичные девчонки

Я прошу тебя

Забери меня домой"

***

 — Ты уверен в том, что он сможет исправить твою ошибку? — произнесла Эйли, подойдя ко мне взади. — Конрад, он — это не ты. — Я прекрасно понимал это.

— Я знаю, Эйли. Именно по этой причине я буду вынужден покинуть вас. — произнёс я.

— Она этого не одобрит, ты и так уже много раз выбирался за Астрал. Это место нельзя покидать. Ведь мы мертвы, а значит, что нам не место там.

— А мне плевать. Это мой брат, а значит, что плевать я на всё хотел. Эквестрия — это мой дом. Если Селестия встанет у меня на пути, то я прикончу её. Эйли, я уже как год в этом месте. Да, Астрал прекрасен, но это не моё дом. Тут мне не место. — Эйли вздохнула, а мою душу не могли успокоить ни птички, которые пели свои песенки, ни водопад, ни солнышко, ни ветерок, который то и дело обдувал меня и мне казалось, что я упаду с края вниз, в реку. Астрал и вправду прекрасен, но я всегда хотел вырваться из него. Иногда у меня получалось это сделать методом медитации. Выход за пределы Астрала запрещён. Ведь все, кто находился в нём мертвы, а злые уходили в тюрьму. Астрал был не для них. Хоть меня и убила Селестия, но вот почему-то она не отправляла меня в тюрьму, как и Эйли я был вынужден жить в Астрале, в прекрасном месте.

— Тогда, Конрад, я не буду тебе противоречить. Я прикрою тебя, но она может сама прийти за тобой. — Я лишь кивнул.

***

Скайшип, как ему и дозволено, ночью продолжал жить. Кто-то был в местных забегаловках, кто-то спал или читал у себя дома или в отелях. Город жил своей жизнью. Да вот только эта ночь была не совсем обычной. Каждый пони в нём в тот миг услышал шёпот, шёпот, который прошёлся по всем улицам, домам, уголкам Скайшипа. Мёртвые не возвращаются? Я опровергаю эти слова. Крик мой был слышен во всём городе. Надгробье сломано, а полыхающая рука торчит снаружи. Из земли. Сердце словно камень, в голове нет не единой мысли о происходящем. Астрал покинут, здравствуй старый дом. Место, которое служило моей могилой. Оно было на отдельном облаке. Вот как тут помнят героя города. Весь в земле, одежда разорвана на куски, а самое главное. Мой тесак лежал рядом. Прямо на могиле. Старый, местами ржавый. Своды мысли нет. Вокруг лишь ничего, пустота внутри меня и снаружи. Я словно демон вернулся из пучины. Бессмертие мне не нужно, ведь я сам прорубаю дорогу наружу, спускаясь с вышки на землю.

Я выхватил тесак. На мне более не было рога. Куда он делся? Я ли это вообще? Ответа нет. Да и не нужен он. Я снова тут, я снова дома. В моей правой руке сжат тесак. Я стою на холодной земле. Передо мной Скайшип. Левая рука объята пламенем, а крылья расправлены. Стены города высоки, а мне на них плевать. Несомненно я разбудил своим криком всех. Времени не так много. Да и пёс бы с ним. Кто я? Я Конрад, я пришёл за ними. Я пришёл помочь. Я тот, кто умер.

Пусть я и едва держался на ногах, но крыльями махал как и прежде. Пусть и голова разрывалась на части. Но вот появление Мертвеца в городе — это не слишком хорошо. Ноги предательски подворачивались, когда я проходил по улицам города. Сил очень мало. Хотя зачем они? Сейчас же я забыл про всё, спокойствие обретя. Вновь вдыхая свежий и настоящий воздух. Некоторые из пони прилипли к окнам, высматривая меня снаружи. Что-то изменилось, я чувствовал это. Если я проходил мимо кого-то, то они кричали. Стража прилетела очень быстро. Каждая пуля, которую они выпускали в меня была очень болезненной...

— Нихера себе он наглый! Огонь! — кричал кто-то из стражи.

Наверняка мне бы пришёл конец, если бы не пришёл тот, кто ещё помнит меня. Зебра тоже дала по мне залп. Она же чуть вновь не отправила меня в Астрал. Я бы мог что-то сказать, но не мог. Мёртвые не говорят, но ведь я же не мёртв.

Мёртвые не всегда мёртвые...

--------------------------------------

Название оригинальной песни — Paradise City