Автор рисунка: MurDareik
"Спасение тоже имеет цену. Судите нас не по тому, как мы действуем, а по тому, к чему стремимся", - Джек Харпер (Призрак), лидер Цербера.

"Мы должны остановить Жнецов!", - командор Шепард

*Читать эту главу только тем, кто незнаком с Mass Effect, или желает освежить свою память, а также просьба учитывать сугубо вольный стиль написания*

Великая галактическая война — страшное и жуткое явление, заполонившее некогда относительно мирную галактику Млечный путь. Органические, а в последствии уже и синтетические, создания воевали против ужасающих врагов — Жнецов. Никому не было известно, что же заставляло древние механизмы каждые пятьдесят тысяч лет уничтожать все расы, достигшие космической эпохи. Вот уже миллиарды лет древние машины наводили ужас на весь Млечный Путь, подводя закономерный и жестокий итог практически любой цивилизации, не взирая на её достоинства и недостатки. Но нынешний цикл решительно сказал своё слово, ибо у них был свой избранный воин — командор Джон Эдвард Шепард.

Эта история началась в 2183 году от Рождества Христова на человеческой планете Иден Прайм, что неожиданно подверглась нападению гетов, расы разумных роботов с искусственным интеллектом. Несмотря на экспансивный оттенок, целью вторжения было отнюдь не захват планеты, главной причиной был информационный маяк протеан – расы, населявшей галактику до нынешних разумных рас и загадочно вымерших пятьдесят тысяч лет назад. Несомненно, доблестные защитники планеты смогли бы дать достойный отпор захватчикам, если бы не одно но, возвышавшееся на два километра. Забегая вперед, скажу, что это "но" отзывалось на имя Назара и являлось ничем не иным, как Жнецом класса «Властелин», который и курировал нынешний многообразный цикл. К счастью для жителей, на помощь подоспел новейший корабль Альянса SR-1 "Нормандия". В дальнейшем его экипаж, а затем и экипаж нового корабля SR-2 "Нормандия", под руководством бессменного капитана Джона Шепарда, сыграл ключевую роль в войне со Жнецами. И раз уж рассказывать историю полностью, то без описания самой её ключевой фигуры просто невозможно было обойтись. Джон был вполне обычным человеком, ничем особо не выделявшимся вплоть до своего совершеннолетия. Родившемуся на борту ударного крейсера Альянса малышу, где служила его мать Ханна Шепард, никто тогда не мог бы приписать столь великую судьбу. Отец будущего героя был капитаном крейсера и героически погиб в результате ожесточенного боя с батарианскими корсарами в пограничных системах Термина. Каждый знакомый с семьей Ханной считал, что мальчишка вырастет вполне достойным космическим офицером, подобно родителям. Но юный Шепард избрал собственный путь, не тот, который ему могли навязать другие. Вместо удобного кресла он взял в руки автомат, ринувшись не в космические просторы, а на поля сражений, где каждый вдох грозился стать последним. Возмужав и по собственной воле ступив на героический путь по стопам отца, Джон довольно быстро оказался на хорошем счету у командования и простых бойцов, а также сумел стать одним из самых молодых обладателей офицерского статуса N7. Он горел желанием отдавать всего себя, не щадя, как говорится, живота своего. Его отвага и благородство передавались и бойцам, которые бежали вслед за командиром в пучину самого адского пламени войны. Подчиненные, да даже не так, друзья Джона любили его не только за храбрость, так как вопреки любой логике, молодой командир всегда и всюду был им в первую очередь товарищем, прикрывая спину в самых тяжелых и кровопролитных боях. Он был идеалом, и идеалом не обжигающим и порождающим зависть, наоборот, он заставлял остальных вторить ему и вторить порой так хорошо, что в своей храбрости они могли превзойти даже его самого. Неудивительно, что командор имел звание героя уже до начальных событий вторжения Жнецов в родную галактику, доблестно войдя в историю Скилианского Блица, во время которого он вместе с небольшим отрядом сдерживал натиск многочисленных отрядов батарианских работорговцев и пиратов, напавших на колонию Альянса Систем. За их исключительную храбрость был поднят не один бокал, а слава благородного командора летела практически впереди него самого. По итогам Блица он был награжден "Звездой Терры", одной из самых почетных наград Альянса, за исключительное мужество и отвагу. В период конфликта 2183 года, который и дал ход остальным событиям, командор не менее героически остановил экспансию гетов-еретиков, решивших принять будущее "старых машин" — Жнецов, стал первым спектром – элитным агентом совета Цитадели – среди людей, уничтожил предателя-спектра Сарена и его кукловода Назару вместе с их планом вторжения Жнецов, а также совершил многие другие вещи, присущие всем героям без чувства самосохранения. Если бы не вмешательство Джона, война окончилась бы намного раньше и не в пользу живущих в Млечном Пути рас, ибо, как оказалось, известная всем станция "Цитадель", служившая резиденцией общегалактического правительства и своего рода центром всей активности, одновременно являлась ловушкой для органиков и ретранслятором для Жнецов.

Но в дальнейшем великому человеческому герою не удалось долго почивать на своих заслуженных лаврах, ведь он понимал, что Жнецы не дремлют и предпримут новую попытку возвышения органической жизни. К сожалению, в первую очередь для него же самого, он не ошибся, хотя было уже слишком поздно. Во время патрулирования дальних рубежей Альянса Систем, "Нормандию" атаковал огромный и абсолютно неизвестный корабль, до этого не проходивший ни в одной базе данных. Многие бы заявили, что это прибыли Жнецы, но нет – это был корабль малоизвестной расы коллекционеров, обитающих за ретранслятором Омега — 4, из путешествия через который до сих пор не вернулся ни один из кораблей. Лишь только потом удалось выяснить, что это были порабощенные и переработанные в новую и более жуткую форму жизни Жнецами протеане. Маленький и юркий фрегат ничего не смог противопоставить огромному титану, а потому итог был более чем предсказуемым. «Нормандия» была уничтожена, как и её капитан, который, как и было принято, остался вместе с кораблём... Но уныние не возобладала в судьбе Млечного Пути, так как старые и новые друзья Шепарда не поддались страху, вместо этого старательно пытаясь найти тело героя, а затем, если повезет, воскресить его с помощью генной инженерии. Что впрочем стоило столько, что проще было создать нового командора. В результате, через два года после гибели, Джон, как и его великий корабль, был воскрешен силами экстремистской организации "Цербер", имеющую неизменную доктрину «Человечество превыше всего». Единственной платой за генный "экзорцизм", выдвинутой лидером "Цербера" – Призраком, была задача остановить коллекционеров, похищавших людей с дальних человеческих колоний систем Термина. В итоге, что впрочем было довольно предсказуемо, наш неунывающий спектр снова принялся спасать мир – результатом его спасения стало, а точнее не стало: одна взорванная станция коллекционеров, одна взорванная батарианская система Бахак, один разрушенный дредноут коллекционеров, один уничтоженный протожнец, а также множество других разрушений и смертей ради великой цели. Как шутили его друзья в дальнейшем – командор просто не мог обойтись без пафосных речей и фейерверка. Зато выяснилось, что за спинами коллекционеров стояли довольно знакомые личности — Жнецы и новая, угрожающая одним своим влиянием фигура – Предвестник. Сама эта фигура была довольно странной, если не сказать необычной. Впервые самый старый и могущественный Жнец проявил себя ещё во времена войны с Коллекционерами, периодически беря под свой контроль одного из пехотинцев жуков-воинов, после чего им же гоняя отряд Джона по всему полю сражения. Именно поэтому Шепард ошибочно полагал, что Предвестник является лишь самым главным коллекционером. Но долго в неведении ему пробыть не удалось, уже через несколько недель он понял свою ошибку, удостоившись личной аудиенции у самого главнокомандующего армией Жнецов, представшего в виде голограммы на летящем к ретранслятору астероиде. Одной из особенностей этого самого главнокомандующего было чрезвычайно громадное самомнение, примерно ростом с него самого, взращенное непрекращающимся превосходством и самопознанием своей роли в ходе мироздания, именно по этой немаловажной причине он считал капитана и его команду не реальной опасностью, а скорее досадной оплошностью. Несмотря на явное сходство с остальными подчиненными, Предвестник все же отличался от обычных Жнецов класса «Властелин». Он был отличим не только внешне, но и тем, что у него была полностью сформированная и незаурядная личность, что для электронного создания было весьма необыкновенным достижением. Ну и наконец, это обойти вниманием было бы просто кощунственно, он обладал несравненно басовитым и очень жутким голосом, придавший шарма и без того пугающему металлическому злодею.

Последующие события были абсолютным черным пятном для разумных рас Млечного Пути. Жнецы вторглись в галактику всей своей армадой, уничтожая практически любое сопротивление. Каждый встречный корабль, которому не хватило ума сбежать как можно дальше, уничтожался без всяких переговоров и лишних слов. Но всё-таки их агрессия началась не в космосе, она началась с того, что они захватили столицу батарианской Гегемонии (не очень дружбомагичной, промышляющей грязными делами расы четырехглазых гуманоидов с вечно недовольными бульдожьими рожами. Прим.авт), да и то только потому, что те оказались по дороге к самой ненавистной из всех рас для Жнецов – людей. Именно с уничтожения большей части расы батарианцев и началась Великая Галактическая война. Столь излишняя расовая разборчивость была неудивительным феноменом, ведь их самый главный враг — Шепард, был именно человеком, что и порождало необходимость в уничтожении столь ненавистной расы. А между тем, война в галактике все больше и больше разгоралась ярким пламенем. Практически с ходу Жнецами была уничтожена знаменитая человеческая станция "Арктур" и несколько крупных флотов людей, наивно попытавшихся их перехватить. Доходило даже до того, что одна группировка брала на себя весь огонь металлических монстров лишь для спасения другой. Ещё никогда человеческий разум не сталкивался с таким опасным врагом, которому нельзя было навязать свою тактику и принципы боя. Но все эти проблемы меркли по сравнению с дальнейшим шагом наступающей армады, ведь Жнецы нанесли удар по самой сокровенной колыбели человечества – Земле. Армия пожинателей совершенно не знала пощады, не жалея ни детей, ни стариков, ни женщин – все сметалось мощной дланью холодного гнева древних машин. Органики для них были лишь переменными в одной большой и долгой игре, имя которому — Жатва. Жестокость им не была присуща, но в угоду своим директивам они совершали нечто такое, что просто было невозможно смыть с лица галактики. Кровь и Возвышение — таковы были расценки на право жизни в Млечном Пути. Но самое жуткое было не в огне, падающем с неба подобно кометам, самое страшное было в том, что металлические чудища творили с телами своих жертв. Даже после смерти несчастным не было покоя, отчего они вставали бездумной и покорной армией синтетических мертвецов, способных лишь убивать. Война плавно перетекала в глобальную – агрессии подверглись и представители остальных рас, волей случая оказавшись в охотничьих угодьях Жнецов. Каждый наивно полагал, что проблемы легко обойдут его стороной, но это было ложью. Пока все силы в галактике сидели в своих крепостях, защищая лишь крепостные стены, Жнецы методично уничтожали их всех... Осознание приходило слишком поздно, и многие в своей глупости пополнили армию палачей. Единственным, кто смог собрать их вместе был лишь командор Джон Шепард. Но даже собравшись всем вместе, они вряд ли смогли бы победить армию двухкилометровых колоссов, просто потому что силы были не равны. Ситуацию могла спасти лишь найденная схема секретного оружия протеан, названная "Горном". Увы, что самое смешное, даже "создатели" чертежа, которые на самом деле просто получили его от предыдущих циклов, не знали, что же оно делает, кроме как создает огромное количество энергии, и уж тем более не знали как его правильно использовать. Вся недостающая человечеству информация была получена из нового маяка протеан. Единственной проблемой стало отсутствие последнего компонента – Катализатора. Им оказалась "Цитадель", которую Жнецы довольно споро украли, чтобы охранять оную уже около Земли, где и находилась самая их сильная группировка. Отдельно стоит упомянуть о роли организации "Цербер" в галактической войне, в нужный момент резко набравшей неплохую армию наемников, целью которых было уничтожение любого сопротивления Жнецам. Причина предательского поведения была проста – Призрак желал власти над Жнецами и возвышения роли людей в галактике за их счет. Как в дальнейшем выяснилось, он был под эффектом "одурманивания" Жнецов, и, как правильно сказал Предвестник: "Нельзя контролировать того, кто контролирует тебя". Церберы всячески пытались противостоять Шепарду и его бравой команде, но, как и было доказано позднее, добро всегда побеждает зло, ну или хотя бы дает мощного пинка, который оно запоминает на всю свою оставшуюся жизнь. Покончив с «Цербером» и собрав самую большую армию за всю историю нынешнего цикла, Шепард повел все свои силы на последнюю битву со Жнецами. Настал последний час, и именно генеральное сражение на орбите Земли стало самым важным апофеозом всей войны, который и должен был решить судьбу всех живущих в галактике созданий.

Само судьбоносное сражение проходило в три этапа. Первый этап – вступление в битву флота "Меч", который должен был завязать самоубийственный бой с флотом Жнецов. Второй этап – высадка десантной группы "Молот" к энергетическому мосту на Цитадель, находящийся в районе разрушенного Лондона. Третий этап – прибытие флота "Щит" вместе с Горном и состыковка последнего с Цитаделью для активации. Шансы на победу были не то что крайне малы, а даже ничтожными, но, тем не менее, ценой чудовищных жертв флот "Меч" смог дать наземным силам высадиться на порушенной от происходивших на ней событий Земле. Увы, для «Молота» была лишь одна проблема – проход к телепортационному лучу в городе пехотинцам преграждал сам Предвестник, явив свою личину врагам. Но солдаты не остановились в своём марше, просто потому что им было за что сражаться, и даже смерть не была достойной причиной для поражения. Жизни их семей, близких, а то и целой галактики находились в их руках, и они просто должны были выступить в столь жестокий бой. В числе десантников был и сам Шепард. Ведя за собой бойцов подобно знамени, он храбро ринулся к Лучу, тем самым снова заразив своих друзей той самой исключительной доблестью. Джон был достойным соперником армаде Жнецов. Там, где они были слабы, он побеждал с помощью любого, даже самого ничтожного из соратников, ибо он верил в свою победу и знал ей цену. Бойня, что до сих пор гремела где-то в вышине, теперь снизошла и на почерневшую от копоти землю. Танки взлетали в воздух подобно игрушкам, самолеты, кувыркаясь в своих предсмертных припадках, падали огненными шарами на землю, люди растворялись в воздухе, как будто и не было их вовсе. Ни на секунду не прекращалась стрельба из двух камер полей массы Предвестника, которую он дополнял своим грозным металлическим завыванием, пугавшим до самой глубины души. Но только не этих бойцов, ведь они уже итак считали себя мертвецами, отдавших свои жизни ради других. Предвестник и не догадывался, что не было и малейшего смысла пугать того, для которого смерть — это ещё один день мирного неба над головой родного дома. Именно на этом исключительном самопожертвовании и начинается новая история, которая предопределила жизнь двух миров, а также судьбу двух существ — героя-человека и не совсем героя-Жнеца.