Автор рисунка: Siansaar
Глава 19. Ночь.

Глава 20. Новая Королева.

Кризалис перелистнула ещё одну страницу, но на самом деле она не читала, поскольку не могла сосредоточиться на тексте. Все эти книги были у неё так давно, что она знала их содержание чуть ли не наизусть. Раньше чтение помогало ей отвлечься от плохих мыслей, но у неё давно не появлялось новых книг.

Принцесса услышала, как кто-то тихо переговаривается в коридоре, но не стала прислушиваться. Сейчас ей не хотелось никого видеть. Хотя для одного, возможно, она может сделать исключение, но и то без удовольствия.

Звук чьих-то копыт в коридоре удалялся от покоев принцессы. Но кое-кто другое неслышно подошёл ближе и осторожно отдёрнул полог. Кризалис не подняла головы, но она и так знала, кто это пришёл. Только один перевёртыш мог так бесцеремонно зайти сюда и даже не задуматься о том, что помешает.

— Ты в порядке? — поинтересовался Ризи, подойдя ближе.

— Не очень, — пробурчала Кризалис.

Прошло уже около десяти лет. Столько времени бездействия. За эти годы можно было многое изменить. Но не нет, им приходилось прятаться и выбираться лишь на совсем мелкие вылазки. А в последнее время она лишена даже этого. И ей приходилось почти всё держать в себе, лишь перед Ризи она иногда не сдерживалась и начинала жаловаться, поскольку больше некому. А Ризи, к счастью, её за это не укорял.

— Мне просто надоело, — тихо произнесла она, переведя взгляд на книгу.

На её мордочку всё также привычно свешивалась одна из сизых прядей, но не мешала смотреть, только если не сползала на глаз. Эта причёска принцессе нравилась, вот она и не меняла её. Ризи заглянул Кризалис через плечо, мельком глянув книгу, и спросил:

— Опять поссорились, что ли?

 — Вроде того, — ответила Кризалис. — Просто снова спорили.

Кризалис не хотелось углубляться в детали. Разговоры с матерью с каждым разом становились всё более тяжёлыми, но не могла же она бросить всё. А Либеллил становилась всё более подозрительной и дочери тоже не доверяла, поэтому чуть ли не каждая встреча начиналась с таких расспросов, словно Кризалис уже была всемирно известной преступницей, на счету которой немало преступлений. А ведь она даже из пещер выбиралась редко. И то все немногочисленные вылазки были устроены стараниями Ризи и, на удивление, Филиппа, который тоже понимал, что принцессе тоскливо всё время в одном месте. Правда, при этом молодому воину приходилось нарушать приказы королевы, вот он и мучился. Ризи его в шутку успокаивал, что все равно скоро Кризалис сама станет королевой, так что не надо будет разрываться между двумя правительницами, но Филипп из-за этого только больше нервничал.

Кризалис хотела ещё что-то сказать, но в коридоре кто-то заговорил. Голос звучал слегка приглушённо, но явно обращался к принцессе:

— Извините, можно?

— Можно, — ответила Кризалис так, чтобы её услышали из коридора, при этом стараясь скрыть раздражение.

В покои вошёл ещё один перевёртыш, Кризалис, кажется, как-то видела его среди стражи. Он поклонился и сообщил:

— Извините, но Королева желает вас видеть. Она сказала, это срочно.

— Опять? — Кризалис поднялась на ноги и отложила книгу. — Ну ладно...

Она быстро вышла в коридор, стражник тоже, но он пошёл по своим делам, а вот Ризи последовал за принцессой.

Кризалис шла быстрым шагом. В последние годы Либеллил старалась держать дочь рядом, но других почти к себе не подпускала. Даже стражу около себя не держала, но воины все равно не оставляли её покои без присмотра. Кроме того, королева всё чаще болела и в такие моменты предпочитала, чтобы Кризалис находилась с ней. Принцесса зато один раз чуть ли не в слёзы ударилась, не зная, что делать. Помог Ризи, он в лечении понимал чуть побольше и дал несколько полезных советов. Но рядом он находится не мог, смог только объяснить. И все равно постоянно находиться с матерью было тяжело. Кризалис приходилось подавлять собственные желания и свой же эгоизм, но она все равно тосковала и готова была сорваться на ком-нибудь. Как-то свидетелем её вспышки гнева стал Ризи. Он тогда просто спокойно выслушал её, а потом, как только Либеллил немного поправилась, утащил принцессу на прогулку – отдохнуть и развеяться.

Кризалис поморщилась, задев рогом слишком низкий потолок в одном месте, и пригнула голову. Ризи, который был ниже как раз настолько, чтобы свободно тут проходить, оглянулся и дружелюбно проворчал:

— Переросла, дылда уже совсем.

Кризалис лишь фыркнула. Она долгое время была куда ниже, чем должна была быть, а потом вдруг резко вытянулась, да и похорошела за прошедшие годы, по меркам перевёртышей она была настоящей красавицей. Только от такой жизни вид у неё частенько был довольно болезненный и голодный. После вылазок к пони она обычно выглядела лучше, но, поскольку эти прогулки случались очень редко, этого не хватало, чтобы нормально жить.

Но одной проблемой у них было меньше. Грифоны убрались из этого места. Но перед тем, как уйти, они устроили большую битву. Некоторые перевёртыши пострадали, но они все равно победили. Их было куда больше, чем разбойников-грифонов, которые решили, что перевёртыши планируют занять их место. А Кризалис участия в битве не принимала, её не подпустили, поэтому всё знала лишь с чужих слов. Грифоны после того сражения сначала притаились, но потом ушли. До Роя лишь донеслись слухи, что по дороге полуптицы пару раз нападали и на пони, но больше ничего серьёзного не вытворяли.

Рэк в той битве умудрился подвернуться под горячую лапу и тоже был ранен, но не очень серьёзно. Просто хромал несколько месяцев, а потом всё само затянулось. Но перевёртыш после этого стал ещё больше всего бояться, старался держаться рядом с кем-нибудь. Он и так не был храбрецом, а теперь ещё больше нервничал. Когда грифоны ушли и это стало известно наверняка, он немного успокоился.

А та семейка геологов, к которой они наведались в самый первый раз, до сих пор жила тут. Пегаска действительно умудрилась влюбиться в Ризи, чем он нагло пользовался, и она казалась куда более весёлой, чем до этого. Даже несмотря на частые болезни, она перевёртышей встречала с радостью, не зная, что причиной её слабости как раз и стала эта влюблённость. Зато Ризи понял, поэтому они разнообразили свои прогулки. В деревне тоже было полно пони, так что они и там временами неплохо веселились. А вопросов хозяева домика в горах задавать не стали. Даже не спросили, куда они тогда посреди ночи делись, но Кризалис на всякий случай сумела придумать убедительное оправдание и рассказала его. Пони поверили.

Кризалис подошла к покоям матери и оглянулась на Ризи. Тот остановился рядом и молча кивнул. Принцесса, вздохнув, вошла внутрь, надеясь, что хоть сейчас обойдётся без споров. И так вчера мать начала ругаться из-за неосторожно оброненной фразы.

Либеллил никак не отреагировала на дочь, и Кризалис замерла около входа, со страхом вглядываясь в лежащую мать.

— Ма-ам? — тихо позвала принцесса.

Королева даже не пошевелилась. И дыхания Кризалис не могла услышать, поэтому в ужасе приблизилась к матери. Мысли лихорадочно метались в голове, и среди них нет ни одной толковой.

— Мама... — снова прошептала принцесса, чувствуя себя совсем беспомощной.

Либеллил приоткрыла глаза, и Кризалис почувствовала облегчение. Главное, она жива.

— Кризалис, — едва слышно пробормотала Либеллил.

Принцесса наклонилась чуть ниже и, стараясь скрыть волнение, сказала:

— Я здесь, всё хорошо.

Собственные слова показались ей совсем глупыми, но она не знала, что делать. Взгляд принцессы скользнул вдоль стенки, выискивая хоть что-нибудь, а потом снова остановился на матери.

— Может, позвать кого-нибудь? — срывающимся голосом предложила Кризалис.

Либеллил слабо покачала головой и пошевелила губами, пытаясь что-то сказать. Кризалис снова наклонилась чуть ниже, одна из прядей из её гривы соскользнула с плеча и коснулась щеки матери, и принцесса поспешно откинула её назад. Королева улыбнулась, но улыбка казалась вымученной.

 — Веди, — тихо, но чётко произнесла королева.

Кризалис хотела переспросить, что она имеет в виду, но мать замолчала и закрыла глаза. Принцесса несколько секунд напряжённо вглядывалась в мордочку матери, не понимая ничего, а потом вскрикнула и отшатнулась.

В покои ворвался Ризи. Он понял всё с первого взгляда и подошёл к королеве. Какое-то время он стоял рядом, разглядывая её и прислушиваясь, но даже касаться её не стал. Кризалис с надеждой вглядывалась в него, думая, что может, ещё обойдётся, но перевёртыш молчал, а потом коротко объявил:

— Умерла.

Кризалис вздрогнула, сердце словно сжалось, а в уголках глаз защипало, выступили слёзы.

 — Но как так... — пробормотала она, чуть отступив назад.

Её охватила дрожь, и Кризалис, не в силах больше держаться на ногах, села рядом с матерью. Ризи вздохнул и приобнял принцессу за плечи. Она даже не стала возражать и не пыталась утереть слёзы. Трудно было поверить в происходящее. Как может так быть, что мама умерла? Пусть они и ссорились, и не понимали друг друга, но она была рядом...

— Вообще этого и следовало ожидать, — сказал Ризи. — Даже удивительно, что она так долго продержалась.

Кризалис вздрогнула и повернула голову, глянув Ризи прямо в глаза.

— Ты о чём? — голос у неё всё ещё дрожал.

— Да она же давно уже старая была, только из-за тебя и держалась. Не могла тебя оставить, ты же маленькая совсем была. Я вообще думал, это раньше случится. Но нет, протянула…

Кризалис опустила голову, почувствовав, что к глазам снова подступили слёзы. Теперь она чувствовала себя виноватой. Она ведь не видела, не понимала... Нет, понимала, но такой исход не казался ей возможным. Хотя в последние годы она матери посвятила много времени.

— И не думай на себя! — резко заявил Ризи, вставая. — Не до того теперь.

Принцесса кивнула, стараясь сосредоточиться, но мысли сейчас только больше путались. Кризалис закрыла глаза и глубоко вздохнула. Мама перед смертью на неё не злилась и вроде не винила. Лишь велела вести. Смысл этого слова наконец дошёл до неё, и в голове начал формироваться план действий. Она давно уже хотела многое сделать. Теперь у неё есть шанс воплотить мысли в жизнь. Надо быть сильной, вести свой народ.

Оставалась только одна мелочь. Судорожно сглотнув, Кризалис кивнула на тело матери, но слова застряли в горле. Но Ризи и сам всё понял. Он оглянулся на мёртвую королеву и остановился между ней и принцессой. Ризи осторожно, с помощью телекинеза, снял корону. Украшение было скромным, просто чёрная коронка, украшенная синими шариками — камушками, названия которых никто из них не знал. Но с этой реликвией было связано несколько легенд, королевы в их рое издавна передавали эту вещь по наследству.

Кризалис склонила голову. Ризи перехватил корону в копыта, которые слегка дрожали, свечение вокруг его рога угасло. По традиции всё это нужно было проделать без магии. Перевёртыш одел корону на наследницу и отошёл на несколько шагов назад. Кризалис выпрямилась, сильно волнуясь, но уже справившись со слезами.

— Ну что ж... Королева Кризалис, — негромко произнёс Ризи.

Кризалис встала, продолжая размышлять. Многие идеи были пока под сомнением, но одно она знала точно. И, похоронив мать, она это наверняка сделает. Вздохнув, новая королева объявила:

— Мы вернёмся в Эквестрию.

Ризи хмыкнул и, отдав честь, сказал:

— Так точно, моя Королева.