Автор рисунка: Siansaar
Глава 1 Глава 3

Глава 2

Внутреннее напряжение

ГЛАВА 2 «Внутреннее напряжение»

— Ай! — вскрикнул я от того, что мне в лицо что-то врезалось.

— Извини пожалуйста, я случайно! Принцесса Селестия письмо прислала — виновато сказал дракончик.

— Ничего, Спайк. Я заметил — я почесал нос, в который секунду назад, врезался свёрток пергамента.

Я посмотрел на красную королевскую печать и маленькую подпись «Артуру». Я тут же раскрыл бумагу и принялся жадно читать, ведь от этого письма зависело моё будущее.

«Приветствую тебя, мой новоиспечённый подданный Артур. Я внимательно изучила твою просьбу об основании научного института в Понивиле и с прискорбием, вынуждена в ней отказать. В дополнение, хочу попросить тебя, если так захочется реализовать свои прогрессивные идеи, то пожалуйста, сообщи о них сначала мне. Никакой самодеятельности с твоей стороны и стороны Гриши. Насчёт работы в деревне, могу порекомендовать устроиться на ферме или в ремонтной мастерской. Твои цепкие руки могут быть весьма полезны. Возникнут проблемы с трудоустройством, обращайся к мэру Понивиля. С уважением, принцесса С.»

Я прочитал письмо и безгранично удивился. Селестия даже не потрудилась объяснить причину отказа. Как можно отказываться от такой помощи? Мы можем поднять страну на совершенно другой уровень! Цепкие руки? Почему она увидела во мне лишь физическую силу? Она прекрасно знает, какими познаниями я обладаю. Полезными познаниями. Нужно будет разобраться в ситуации. Не буду пока доставать её своими письмами, она хоть и лояльна ко мне, но характер принцессы расшатывать не хочется.

Отложив письмо, я поднялся на второй ярус и подошёл к читающей единорожке.

— Твайлайт, в Эквестрии много научных институтов? — спросил я.

— Научных? Может, ты имеешь ввиду, высшие школы магии? Вообще, я не поняла твой вопрос... — удивилась кобылка.

— Нет, именно научных — уточнил я.

— Таких заведений нет. А зачем они? — спросила пони.

— Как зачем, двигать технический прогресс, совершенствовать обыденные вещи, создавать новые технологии — говорил я.

— На это есть магия. А насчёт технологий, этим занимаются наши ремесленники. Им из Кантерлота присылают необходимые чертежи, документы и по ним, мастера создают повозки, строят дома и делают всё остальное. Честно говоря, я не вижу смысла изобретать что-то ну очень сложное, нам и так хорошо живётся. Полезнее будет заниматься магией — говорила Твайлайт.

— Но не все владеют магией — сказал я.

— Верно. Например, для земных пони существуют фермерские и ремесленные школы. Для пегасов, институт погоды. Для всех есть место в этом мире. Предложи идею о науке принцессе Селестии — сказала пони.

— Уже предлагал. Она отказала. Не знаешь почему? — спросил я.

— Понятия не имею. Если она отказала, значит, на это есть причина. Она мудрая принцесса, не сомневайся в этом. Займись чем-нибудь другим — улыбнулась фиолетовая и продолжила чтение книжки.

Даже не вериться, но ни Селестия, ни единорожка не замечают перспективы в моём предложении. Ничего не понимаю. Ладно, пока отложу этот вопрос.

==================

Гриша шёл по незнакомой улочке и рассматривал окружающих пони. Он до сих пор испытывал сильный дискомфорт от пребывания в чужом мире. Всё было для него новым и незнакомым и техник старался узнать как можно больше об этом мире, чтобы поскорее в него влиться. Спасибо Пинки. Она хоть едва не довела его до безумия своей болтавнёй, но умудрилась рассказать массу полезного, что значительно облегчило адаптацию бывшего техника.

— Привет, друг дохляка! — окликнул знакомый голос.

Григорий обернулся и увидел голубую пегаску, пристально смотрящую на него.

«Ну что ей опять надо?» — задумался эксперт.

За время пребывания в деревне, Гриша уже устал от её шалостей и пакостей. Пегаска когда-то обещала от него отстать и так бы и случилось, если бы не одна недавняя история. Однажды, радужная кобылка не рассчитала скорость полёта и впечаталась в дерево, неуклюже застряв в его упругих ветках. К несчастью, неподалёку проходил техник и стал свидетелем этой картины. К несчастью для него, разумеется. Все местные пони знают, что голубокрылую лучше не нервировать, тем более во время её неудач, что кстати, редко бывает. Но техник не совсем из местных... Гриша не удержался и смачно потроллил пегаску по поводу её неуклюжего полёта. Кобылку это, мягко говоря, разозлило и, сломав дерево пополам, она устроила бедолаге [ЦЕНЗУРА]. После этого, Рэйнбоу щемит над техником при малейшем поводе, а тот как ошпаренный бегает от неё.

Гриша любитель более спокойного времяпровождения, чего не скажешь о Рэйнбоу Дэш. Кобылка стояла в боевой стойке, её алые глазки мерцали очередной пакостью, а мордочка исказилась в коварной улыбке. Великолепный радужный хвост был чуть приподнят, что говорило о её готовности совершить резкий манёвр в сторону озадаченного техника.

— Да...? — неуверенно подал голос Гриша.

Друг осмотрелся по сторонам, в надежде увидеть своего кореша Артура, всегда умело спасающего его задницу от очумелой пегаски, но в этот раз, его рядом не оказалось. Придётся выкручиваться самостоятельно. Далее произошло то, что он и предполагал.

— На тебе маловато синяков, не кажется? — звонко произнесла сорванка и, расправив крылья, ломанулась в сторону ошарашенного техника и мигом повалила его на землю. Гриша пытался сопротивляться, но Рэйнбоу была гораздо сильнее него. Хоть она и метелила его, загибала конечности, но грубой силы не прикладывала. Техник только сопротивлялся, но в отличии от Артура, в ответную не нападал. Кобылка отпустила его и отошла.

— С тобой скучно! Я даже не испачкалась — вздохнула пегаска.

Техник поднялся с земли. Майка порвана, весь в грязи, волосы взъерошены... Грише такое надоело. Если он не даст ей отпор, то боялся, что она никогда от него не отстанет. Человек не спеша подошёл к голубой пони и неожиданно, юркнул за её спину. Его принципы не позволяли бить девушек, но он нашёл лазейку. Приятную для него и ой как не приятную для задиры.

— Сейчас будет немного хреново — ухмыльнулся он.

Гриша схватил кобылку и начал... сильно и медленно гладить её против шерсти по всей спине.

— ААА! — закричала сорванка.

От манипуляций техника, у бедняжки аж грива стала дыбом. Она попыталась вырваться, но Гришка надёжно её зажал. Он просёк, что сзади сбоку, кобылка уязвимей всего, главное под брыкающиеся копыта не попасть.

— Перестань, не надо! Так не честно! Ну я тебе устрою, человечишка! — разозлилась голубокрылая.

— Чего ты мне сделаешь? А? Не расслышал — радовался своему триумфу эксперт и более медленно начал водить рукой против шерсти.

Кобылка брыкалась и дрожала. Гришка решил, что для начала с неё хватит и отпустил создание. От увиденного, он повалился на землю и залился истерическим смехом. Перед ним стояла мохнатая пегаска с гривой в стиле Панки-хой. Точнее, представьте что бывает, когда кота намочишь водой, а потом высушишь феном. Верно, получается няшный комочек. В данном случае, Рэйнбоу выглядела приблизительно так же, только шёрстка её была колючая и наэлектролизованная, что подтвердили редкие разряды статического электричества между ушками пони. Дёргаясь и ругаясь, пегаска что-то буркнула Грише и взлетела в небосвод. Технику показалось, что он увидел вспышку в небе. Молния? Туч нет. Наверное, просто показалось. Гриша потопал в сторону библиотеки, чтобы навести своего лучшего друга и похвалиться первой победой над сорванкой Дэш.

======================

«Тук-тук» — кто-то постучал в дверь. Я спустился на первый этаж и встретил счастливого друга.

— Что с тобой случилось? — спросил я, осматривая внешний вид приятеля.

— Я надрал ей радужный зад! Теперь, она трижды подумает, прежде чем попробует приставать ко мне — обрадовался друг и прошёл в библиотеку.

— Эх, ты плохо её знаешь. Скажу тебе честно, ты попал — вздохнул я.

— А? — удивился друг.

— Рэйнбоу из тех, кого заводят попытки ответной борьбы. Как я понял, ты не просто дал отпор, но и умудрился одержать над ней победу в вашей очередной стычке, а это... Что сказать, готовься — напугал я техника.

— Ничего, я нашёл против неё действенный метод — усмехнулся друг.

— Ну-ну — пожал я плечами.

Я проводил дружбана на кухню и попросил ничего не трогать своими грязными руками.

— Ты кем хотел бы здесь работать? — спросил я.

— Не задумывался, возможно... — недоговорил друг.

Яркая сиреневая вспышка озарила всю кухню. Мы удивлённо выглянули в окно, но ничего странного не заметили.

— Что за бобуйня? — удивился приятель.

— Не знаю — ответил я.

На кухню ворвалась фиолетовая.

— Вы это видели? — спросила она.

— Видели, но не поняли что это. Молния? — спросил я.

— Нет, не похоже. Возможно, какой-то природный феномен. Нужно будет спросить у пегасов, они в этом хорошо разбираются — сказала кобылка и вышла с кухни.

Я посмотрел на бледного друга.

— Ты чего, испугался? — улыбнулся я.

— А? Да нет. Просто, кое-что вспомнилось. Не важно. Пойду, приму душ, если ты не против — сказал техник и вышел из помещения.

Я остался наблюдать у окна, но вспышек больше не заметил. Красивые облака, висящие на месте. Яркие лучи дневного солнца. Ничего необычного. Почесав затылок, я вышел с кухни.
Шум льющейся воды подтвердил, что Гриша принимает душ. Надеюсь, он не забрызгает всю ванную комнату водой, ведь неряшливость его второе имя. Я ощутил, как что-то нежно ласкает мне ноги. Обернувшись, я увидел хвостик стройной фиолетовой кобылки, медленно маячивший у моих ног. Единорожка резво встала на задние ноги, облокотилась на меня, что позволило ей поравняться со мной ростом. Она посмотрела на меня таким взглядом, аж голова кругом пошла. Взгляд искренней любви. Создание медленно прильнуло к моим губам, что закинуло меня на седьмое небо. Я нежно провёл рукой по её шее и остановил ладонь на её бедре. Другой рукой, я помогал ей не потерять равновесие. Её утончённое, изумительное тело сводило меня с ума.

— Ты прекрасна — прошептал я.

— Мой жеребец — прошептала волшебница.

В её взгляде я уловил нечто новое, но приятное. Эмоции кобылки необычайно глубоки и что в этот раз, скрывает её взгляд? Единорожка играючи, тихонько дотронулась копытцем до кончика моего носа и забавно хихикнула. Шум воды прекратился и послышался приближающийся, знакомый голос приятеля. Кобылка тут же отпрыгнула на пол и улыбнулась.

— Классная у вас душевая. У Пинки такой нет, у неё только ванна. Есть чё пожрать? — спросил друг, выходя из ванной.

— Да, пошли, я налью тебе чай. Спайк такие вкусные булочки испёк, ну просто объеденье! — сказала фиолетовая и вместе с Гришей, скрылась на кухне.

Я перевёл дыхание, накинул панамку и вышел из дома. Сердце бешено колотилось, нужно немного его успокоить. Мне нравилось гулять по вечернему Понивилю. Благодаря заниженному солнцу, всё окружающее заливалось дополнительными, сочными цветовыми оттенками. И главное, лучи дневного светила не слепят глаза, но всё же, здорово припекают. Жара ослаблена, щуриться не приходится, никаких комаров и прочей кусачей гадости. Мимо меня пробежало трио знакомых жеребят. Они вежливо со мной поздоровались и побежали дальше. И я когда-то, будучи маленьким ребёнком, и дня не мог пожить без приключений, но став подростком, добровольно заперся в стенах, сначала дома, потом лаборатории. Пора наверстать упущенное и насладиться зовом природы.

Я спустился с пригорка к берегу реки. Когда-то, я плескался здесь с Рэйнбоу Дэш и по неосторожности, умудрился её в себя влюбить. Чудесные воспоминания и в то же время, жутковатые. Она замечательная кобылка, возможно, при иных обстоятельствах я бы и остался с ней.

Я сел на редкую травку и посмотрел на прозрачную водную гладь. Поверхность искажённо отражала, зависшие над землёй, кучевые облака причудливой формы. Мне захотелось увидеть своё отражение и поднявшись, я неспешно подошёл к реке. Из воды на меня уставилась моя физиономия. Я смотрел и пытался понять, как такой как я, смог заполучить такую чудную фиолетовую единорожку. Что она нашла во мне? Чем же таким сильным, я умудрился её к себе привлечь, к тому же надо учесть, что мы разных видов. В тоже время, у меня в голове родился противоречивый вопрос: она ведь тоже запала глубоко в моё сердце и не случайно. Мне сразу вспомнилась древняя китайская поговорка:

«Невидимой красной нитью соединены те, кому суждено встретиться, несмотря на Время, Место и Обстоятельства. Нить может растянуться или спутаться, но никогда не порвётся»

Твайлайт и есть та, кого мне суждено полюбить на всю оставшуюся жизнь, и я этому безумно рад. Я продолжал смотреть на своё отражение и копошиться в своих мыслях. Приятных мыслях. Но в водной глади появилось новое отражение. Из-за речных волн, мне было трудно опознать нарушителя спокойствия, и я обернулся.

— Принцесса, не ожидал тебя здесь увидеть — обратился я к Луне.

— Прости, что прервала твою думу. Я просто... мимо проходила — молвил аликорн.

— Мимо? В полукилометре от Понивиля? — удивился я.

— Да, у меня везде есть государственные дела — непоколебимо сказала кобылица.

— Особенно на берегу реки — ухмыльнулся я и продолжил.

— Так что тебя привело сюда? Только не надо говорить, что дела — предположил я обман, глядя на добродушную мордашку всесильного существа.

— А ты умнеешь, человек. Отрадно видеть то, как ты научился перенимать чужой опыт — улыбнулось создание и присело.

— Понимаешь, я... мне... — замялась принцесса.

Я ещё никогда не видел в ней такой неуверенности.

— Что тебя тревожит? Что-то не так с твоей сестрой? — озадачился я.

— Нет, с Селестией всё в порядке. Артур, с твоего позволения, мы можем называться друзьями? — спросила Луна и, не смотря на свой тёмно-синий окрас, умудрилась залиться румянцем.

Я удивился такой речи собеседницы, но вспомнил слова Селестии о том, что Сумеречная принцесса считает меня своим другом и вероятно, она решила официально это мне предложить.

— Конечно, Луна! — улыбнулся я.

— Ты наверное считаешь меня странной, но в моём окружении нет тех, с кем бы я могла искренне и беззаботно поговорить. Меня всюду окружает лицемерие и подхалимство. Все стараются угодить своей принцессе, не смотря ни на что. Только ты и Твайлайт относитесь ко мне не как к правительнице, а как к... другу, непринуждённо со мной общаясь и доверяя свои скрытые тайны. Артур, ты интересное создание, мне приятна твоя компания. Я рада, что ты поселился в нашей стране — улыбнулся аликорн.

— Принцесса, мне приятно слышать столь тёплые слова доверия от тебя. Я рад, что мы друзья — сказал я.

— Я тоже! И хоть Селестия не разрешает мне вот так непринуждённо общаться с подданными, но я всё равно буду. Но только не рассказывай всем подряд, хорошо? — говорила Луна.

— Хорошо — ответил я.

Хоть аликорну и свыше тысячи лет, но её душа по-прежнему пребывает в юности. Вечно молодая принцесса. Не смотря на это, мудрости её не занимать. Мы целый час общались. Я думал, это будет сложно. Да, её манера общения несколько сложновата, но беседа шла легко и не принуждённо. Мы беседовали практически обо всём, не затрагивая только королевские дела и былые страшные события. Она пришла поговорить, отдохнуть. Этого желал и я.

Когда солнце скрылось из виду, предоставив страну мраку, сумеречная принцесса встала на все копыта, изящно выпрямилась и ярко, но не слепя, засветила своим длинным рогом. И тут я увидел потрясающую картину. Из-за линии горизонта, на ночной небосвод выкатилась круглая луна. Эти аликорны что, всем тут управляют? Я впал в лёгкий ступор и уставился на могущественное существо, с которым всего несколько секунд назад, мило и спокойно разговаривал. Кобылица увидела моё смятение и добро улыбнулась, благодаря чему, ступор сразу же отступил. Принцесса расправила свои роскошные крылья, попрощалась и взлетела ввысь, стремительно отдаляясь от меня на фоне луны, от чего мурашки забегали по коже. Потеряв её из виду, я потопал домой, попутно переваривая увиденное.

Вернувшись в библиотеку, меня встретила озадаченная фиолетовая волшебница. Я услышал непонятный, противный писк. Пройдя в гостевую комнату, я нырнул под кровать и достал из-под неё знакомую коробку с источником неприятного звука. Звука, от которого у меня на руках волосы встали дыбом.