Автор рисунка: Devinian
Глава 2 Глава 4

Глава 3

Главный бальный зал Кантерлота безупречно восстановили после катастрофического Гранд Галлопин Гала в прошлом году. Заменили все разбитые витражные стекла и починили декоративные колонны, а на сверкающих белых полах не осталось и следа от когтей взбесившегося стада животных. Единственным недостающим элементом была статуя Принцессы Селестии; на её месте теперь расположилась другая статуя, изображающая двух принцесс, одна из которых держала солнце, а другая луну. Когда Твайлайт с друзьями вошли, зал уже был полон. Пони, грифоны и другие участники толпились у расставленных повсюду столов. Некоторые просто бродили, другие неспешно перекусывали за шведским столом в дальнем конце зала, но большинство просто сидели и болтали со своими компаниями.
Твайлайт провела друзей к свободному столику с изящно выгравированной именной табличкой с надписью: “Твайлайт Спаркл и Гости”. Рэрити оценивающе огляделась; в основном преобладал слегка изысканный стиль одежды, но без вычурного хвастовства. Она достала из сумки стильный-но-скромный фиолетовый с белым шарфик и обернула вокруг шеи, когда поймала лукавый взгляд Эпплджек.
– Что? – простодушно удивилась Рэрити, – Леди всегда должна быть готова ко всему.
– Мне кажется, он смотрится очень мило, Рэрити, – мягко заметила Флаттершай.
– О, благодарю тебя, – последовал великодушный ответ. – Хоть кто-то здесь понимает, как важно выглядеть на все сто.
– Эпплджек всегда выглядит на все сто! – прокричала Пинки Пай, вскакивая на свой стул.
– Ох, спасиб тебе, сахарок…
– Потому что она всегда выглядит одинаково! Так, Эпплджек? Прямо как я! Я всегда выгляжу одинаково, поэтому я тоже всегда выгляжу на все сто!
– Спасиб, Пинки, – сухо произнесла фермерша.
Пинки весело плюхнулась на стул.
– Всегда пожалуйста!
– Знаешь ли, Эпплджек, она права, – произнесла Рэрити, рассеянно рассматривая передние копыта в поисках трещин. – Ты могла бы попробовать слегка разнообразить свой гардероб. И уж по крайней мере тебе стоит сменить шляпу.
Эпплджек сдвинула ковбойскую шляпу на затылок, начиная злиться.
– Всё нормально с моей шляпой! К тому ж ты сделала мне ещё одну до кучи к платью для Гала.
– Ты не можешь носить ту шляпу! – воскликнула Рэрити, тоже закипая. – Она является частью наряда, её нужно носить в комплекте, для которого она была задумана, и только на определенных типах мероприятий!
– С моей шляпой всё нормально!
– А вот и нет!
– Прекратите спорить!
На этот крик подруги ответили удивленными взглядами, а ближайшие столы – недовольными. Флаттершай, осознав, что она только что сделала, поджала под себя копыта и спрятала лицо за обширной розовой гривой. На мгновение стол погрузился в неловкую тишину, но тут Рейнбоу Дэш, которая до этого смотрела в никуда, поняла, что споры о шарфах и моде и о том, как выглядеть на все сто, погибли той смертью, которую так заслуживали. Она возбужденно оперлась на стол.
– О! Точно, я так и не сказала всем вам, кого я увидела в списке прямо за Твайлайт!
Глаза Твайлайт резко расширились. Она пригнулась, насколько позволило сиденье.
– Трикси!
Рейнбоу Дэш растерянно моргнула.
– Что? Ну да, а ты откуда знаешь, Твайлайт?
Твайлайт шикнула на Рейнбоу Дэш и прошептала:
– Нет, Рейнбоу, это Трикси! Она прямо тут! – Твайлайт указала копытом на стол, показавшийся через просвет в толпе, когда один из пони отодвинуться подальше от шумного столика.
Рядом с указанным столом было только два стула, на одном из которых со скучным видом восседала знакомая единорожка. На ней была новая накидка, не такая, которую она оставила в Понивиле, а подходящая к ней шляпа лежала на столе. Какой бы ни был наряд, но полумесяц и волшебная палочка на боку не могли принадлежать никому иному, кроме как Великой и Могущественной Трикси. Пока Твайлайт наблюдала за ней, Трикси сказала что-то неразборчивое и небрежно махнула копытом своему напарнику, темно-коричневому жеребцу с отсутствующим взглядом. Тот поднялся и направился в сторону шведского стола, оставив Трикси одну.
Рэрити обернулась посмотреть, на что показывает Твайлайт и тут же быстро развернулась, спрятав лицо за копытом.
– Ах, это она, – сказала Рэрити таким тоном, как будто она говорила о рое параспрайтов. – Что она тут делает? И как она одета? Право же, оранжевое и зеленое на лиловом.
– Ну, похож она участница. Что ж ещё она тут забыла? – пожала плечами Эпплджек. – Её дружок не соревнуется, эт точно.
Спайк фыркнул.
– Ну и что? Твайлайт её по полу размажет, как в прошлый раз! Она даст фору любому единорогу, заложив копыто за спину! – Поймав косой взгляд от Рэрити, Спайк затараторил. – В магии, я хотел сказать! Только в магии! Она и на половину не такая красивая, талантливая, обворожительная…
Твайлайт пристально посмотрела на дракончика через стол.
– Большое спасибо, Спайк.
Спайк, переводя взгляд между Рэрити и Твайлайт, быстро закусил лапу, чтобы не вырыть себе яму ещё глубже. Дружелюбное и утешающее похлопывание от Флаттершай ничуть не избавило его от смущения.
Простонав, Твайлайт села поровнее, так, чтобы положить голову на стол.
– Сколько ещё ждать до начала церемонии?
– Ещё немного, сахарок.
Ещё один стон.
На другом конце стола Пинки Пай внезапно прекратила собирать корабль в бутылке и села прямо.
– Я знаю, что взбодрит тебя, Твайлайт! – решительно сказала она возбуждающе бодрым голосом.
Твайлайт отвела взгляд от спины Трикси, чтобы посмотреть на сахарно-стремительную земнопони.
– Пинки, не думаю, что стол достаточно большой для того, чтобы устраивать вечеринку.
Пинки Пай заняла боевую стойку, оценивая место взглядом.
– Похоже, ты права. Но я хотела предложить тебе сыграть в игру! – Пинки нырнула под стол и вернулась, держа в копытах складной шахматный набор. – Та да!
Приподнявшись, Тайлайт в недоумении уставилась на другой конец стола.
– Пинки, с каких пор ты играешь в шахматы?
– Я всё время играю в шахматы с Гамми!
Эпплджек скорчила рожу и указала в сторону ненадолго забытой Трикси.
– У тебя не найдётся чего поиграть на восьмерых, Пинки? Видать, у нас гости.
Все обернулись и увидели Трикси, пронзающую их злобным взглядом. Она поднялась и зашагала к понивильскому столу, оставив своего друга одного.
– О, лошадиные яблочки!
Гордо дошагав до стола, Трикси эффектно откинула гриву назад.
– Так, так, так, посмотрите кто у нас здесь, – Усмехнулась она. – Это же те деревенщины из Понивиля! Вы пришли с трепетом понаблюдать, как Великая и Могущественная Трикси выигрывает Кубок Лунного Камня? – Она сузила глаза и зыркнула на Твайлайт, которая всё ещё усердно вжималась в стул. – Или любимая ученица Селестии хочет разыграть сцену, чтобы снова высмеять Трикси?
Рейнбоу Дэш разноцветным пятном вылетела со своего места и зависла над столом, сверля взглядом Трикси.
– Эй! Твайлайт в десять раз магичнее тебя! Кому из вас Медведица накрутила хвост, а?
– Рейнбоу Дэш, потише! – Флаттершай украдкой глянула на соседей; теперь Стол Гармонии окатывало волнами ворчливых и недовольных взглядов.
Твайлайт потерла переносицу и немного выпрямилась, её уши чудно задергались.
– Трикси, я уверена, что теперь мы обе покажем всё, на что способны и достойно выступим. Рада, что ты тоже участвуешь.
Презрительно фыркнув, агрессивная единорожка встала на дыбы, цокнув передними копытами.
– Можешь говорить что угодно, Твайлайт Спаркл, но Трикси тренировалась! Может ты и одолела Малую Медведицу, но ты вполне можешь вылететь из этих соревнований, потому что тебе не победить Трикси второй раз! – Она опустилась, снова взмахнула гривой и продолжила более беззаботно. – Это соревнования для волшебников, а не для библиотекарей. – Она развернулась и презрительно хлестнула хвостом в сторону подруг, возвращаясь к своему рассеянному товарищу.
– Какого, эта мелкая… А ну-ка вернись сюда, ты… – Рейнбоу Дэш приготовилась броситься за ней, но тут же неловко крякнула, когда её дернуло за хвост и отбросило обратно на стул.
– Угомонись, сахарок. Не стоит она того.
Стол снова погрузился в неловкое молчание. Рейнбоу Дэш скрестила передние копыта, кипя от злости. Флаттершай опять сжалась, подогнув под себя ноги, в то время как Рэрити глядела в сторону, изо всех сил пытаясь сделать вид, что не знает никого из этих сумасшедших пони. Пинки Пай усердно разгадывала кроссворд, тихонько советуясь со Спайком, а Твайлайт Спаркл положила голову на стол, закрыв мордочку скрещенными копытами.
В зале повисла тишина и Твайлайт подняла голову. На помост взошло три существа. Первой была сияющая фигура Принцессы Селестии. Её сопровождал привычный эскорт облаченных в доспехи пони-стражников, которые заступили на молчаливое дежурство в глубине помоста.
Прямо за Селестией шло худое, сгорбившееся существо, стоящее на двух ногах, всё покрытое серым и белым мехом с выцветшими коричневыми полосками и облаченное в пурпурный балахон. У него были пронзительные серые глаза и вытянутая морда, полная острых клыков, которые все же были притуплены годами. Даже через пол зала Твайлайт чувствовала, будто это существо могло видеть её насквозь. За ним шли двое более молодых и сильных сопровождающих, которых легко можно было принять за алмазных псов, но с черным и коричневым мехом, испещренным белыми пятнами. Они аккуратно сняли балахон со старшего существа, как только оно ступило на помост, и заняли свои места сзади, демонстративно в стороне от стражи Селестии.
И наконец, третье существо зашло на помост в одиночку, без стражи или эскорта. Она показалось на всеобщее обозрение как земная пони, такая же высокая и сильная, как Селестия – одни стройные линии и могучие мускулы. В её бесполом облике лишь слегка проглядывали женские черты. У неё была ярко-зеленая шкура и грива, которая переходила от белого к ярко-оранжевому, затем к красному и, наконец, к черному цвету на кончиках. Её глаза отливали изумрудно-зеленым и были разделены надвое по вертикали, как у змеи или...
Спайк засвистел, протягивая воздух сквозь зубы.
– Ух, вау, это она, – едва слышно проговорил он.
Твайлайт могла поклясться, что краем глаза увидела, как он немного подрос. Значит, это была Найстариот, драконья королева-затворник.
Старое, мохнатое существо говорило первым. Оно выступило к краю помоста.
– Добрый день.
Голос тощего пса был резким, загрубленным возрастом и с сильным акцентом. Хотя древнее существо говорило тихо, его слова будто усиливались, разносясь по бальному залу.
– И приветствую. Большая честь быть на триста сорок седьмых играх Кубка Лунного Камня. Моё имя Хадалснан ал-Дхи’б, король Дхилана, лидер гулей. Больше тридцати поколений мой народ и народ пони и народ драконов, – ал-Дхи’б развел руками в широком жесте, вначале указав на себя, а затем уважительно на Селестию и Найстариот, – собираться вместе, делиться знаниями и соревноваться здесь за честь наших земель.
Ал-Дхи’б продолжал говорить, развлекая глубоко увлеченную толпу удивительными вещами об обществе гулей. Если верить словам старца, то гули изобрели всё от колеса до трансмутации материи. Твайлайт удивилась, обнаружив что по мере того как продолжалась речь/разглагольствование, даже её стала одолевать скука от расширенного – и по большей части выдуманного – “урока истории”.
Со стороны Рейнбоу Дэш послышался громкий храп и последовавший за ним вскрик, когда Эпплджек пнула её под столом.
– ...с достоинством и гордостью взять на себя ответственность, как хранители земли...
– Эй, народ, – зашептала Пинки, задумчиво всматриваясь в кроссворд, зажатый в копытах. – Слово из шести букв, “гигантская ящерица, дышащая огнём”?
– …дружить с народами драконов, пони и другими...
Потирая нос левым копытом, Твайлайт задумалась, неужели именно так чувствуют себя другие пони, когда она поучает их.
– ...смысл состязания. Снова благодарить вас и приветствовать на Кубок Лунного Камня.
Твайлайт встряхнулась, выходя из задумчивости и присоединилась к вежливо сдержанным аплодисментам, в то время как ал-Дхи’б отступил к дальнему краю помоста. Следующей вперед изящно выступила королева драконов; она двигалась с такой грацией и легкостью, которую навряд ли могла показать даже Флаттершай.
– Добрый день, друзья всех рас, – начала она. Трудно было представить голос настолько непохожий на ал-Дхи’ба, чем у неё. Он был чистым, сладкозвучным, с оттенком утробного гула, который придавал речи приятную глубину. Всего пять слов – и зал проснулся, снова приковав внимание к помосту. – Я тоже приветствую вас в Кантерлоте на Кубке Луннго Камня. Не сомневаюсь, что вы все полны энергии и выложитесь на полную после моей увлекательной, патриотической и, не побоюсь сказать, бесконечной речи? – По толпе пронеслось несколько сдавленных смешков. – Я не задержу вас. Уверена, все вы знаете, что я Найстариот – императрица Ормсрейха, и в этот раз я впервые сама буду судьей на этом состязании, вместо того чтобы посылать представителей уже… о богини, как много лет подряд. – Она очаровательно улыбнулась. – Я правда надеюсь, что я хорошо сохранилась. Рада была видеть вас, а теперь я передаю слово нашей чудесной хозяйке, моей дорогой подруге – Принцессе Селестии. – Поднялся буйный шум хлопков и топота копыт.
– Она великолепна, – выдохнул Спайк, когда Найстариот завершила своё на редкость короткое выступление.
Королева драконов изящно отошла и Принцесса Селестия шагнула вперед.
– Приветствую всех, – Начала Селестия в своей обыкновенной сдержанной, располагающей манере. – Для тех, кто не знает, я – Селестия, принцесса Эквестрии, и я буду третьей приветствовать Вас на Кубке Лунного Камня в этом году. Этот турнир – традиция, взявшая начало более семисот лет назад, в первые дни сотрудничества между пони, драконами и гулями. В этом году турнир будет очень особенным, так как он проходит после двух крайне важных событий: очищения моей сестры, принцессы Луны от Найтмер Мун и возрождения Элементов Гармонии."
Твайлайт снова вжалась с сиденье когда Селестия кратко описала события двух последних лет, а точнее сражение пони с Найтмер Мун и Дискордом. Судя по её рассказу, эти события произошли одно за другим, но если оглянуться назад, то это было не далеко от правды.
Селестия продолжила кратко рассказывать о турнире, милосердно избегая называть поименно пони, имеющих отношение к Элементам Гармонии. Соревнование пройдёт в три этапа; во-первых, вступительное общегрупповое тестирование. Возрастные группы будут разделены и отправлены на поле за стенами Кантерлота, чтобы продемонстрировать основные навыки, в основном: силу, магическую точность, тонкую манипуляцию, и некоторые базовые навыки в трансмутации, телепортации, зачаровании объектов, рассеивании, призыве и собственном усилении. Уши Твайлайт встали торчком при упоминании последних двух; у неё были довольно обширные знания в других областях, но она никогда не пробовала заклинаний призыва. Да и заклинания собственного усиления обычно казалось лишней тратой сил по сравнению с заклинанием Приди-К-Жизни, позволяющим свалить на кого-то другого грязную работу. Она блуждала в потемках. Твайлайт легонько пискнула и поймала обеспокоенный взгляд Флаттершай.
Второй день будет полностью «боевым», с группами составленными из десяти процентов лучших участников каждой из групп по итогам первого дня. Только магические поединки, в которых самим волшебникам ничего не угрожает. Это также уравновесит значительное физическое превосходство многих не-пони участников, в частности, драконов и грифонов.
На третий день снова пройдёт серия коротких поединков с участием двух лучших участников из каждой возрастной группы, прошедших в полуфинал во второй день. Обычно на этом этапе наименее опытные участники из подростковых групп вылетают из гонки за сам Кубок Лунного Камня, но золотой медальон лучшего участника из подростковой группы почти так же престижен, как сам Кубок. Твайлайт скорее положила глаз на него, чем на заведомо недостижимый Кубок. По большому счету, главный приз оказывался в руках победителей из групп Знатоков и Мудрецов, все волшебники в которых старше ста, а некоторые древнейшие из Мудрецов и тысячи лет. Последний день приберегали для финального матча, и Твайлайт скорее рассчитывала посмотреть на магов, которым удалось попасть туда, чем участвовать самой.
Селестия быстро свернула выступление, когда по толпе пошел возбужденный гул; обстановка наэлектризовалась до предела, и участники были готовы выстроиться на старте, чтобы бежать марафон за Кубок.
– Первые испытания начнутся завтра в полдень. Пожалуйста, расслабьтесь, наслаждайтесь предоставленным шведским столом, и ещё раз добро пожаловать на Кубок Лунного Камня.

***

Библиотека Кантерлота когда-то была вторым домом для Твайлайт. Это была одна из крупнейших библиотек в мире, возможно самая большая, и её спроектировали в том же стиле, что большую часть города – всюду белые мраморные колонны и огромные открытые пространства со столь же огромными окнами. Как бы Твайлайт ни любила библиотеку в Понивилле, но вся её коллекция могла уместиться в углу этой библиотеки даже не загородив проход. Иметь под копытом веками собранную мудрость – это многого стоит.
Пока её подруги пошли в город расслабиться после церемонии открытия, Твайлайт решила провести весь день в библиотеке. Какое-то время она разгуливала среди обширных коллекций магических учебников и трактатов, читая о прошлых состязаниях Кубка Лунного Камня и пытаясь восполнить пробелы в своих знаниях, насколько это возможно. Этот день пролетел быстро, впрочем как и многие другие для Твайлайт, когда она пропадала в книгах.
Она оторвалась от увлекательного “Анализа элементального призыва” и увидела как последние лучи заходящего солнца пробиваются через окно библиотеки. Твайлайт с зевком откинулась, потянулась, и хихикнула, когда живот громко заурчал.
– Проголодалась? – неожиданно раздался знакомый голос. Твайлайт обернулась и широко заулыбалась, увидев Принцессу Селестию.
– О, принцесса! – живот Твайлат снова зарокотал и она залилась румянцем от смущения. – Эм.. Да, немного.
Селестия улыбнулась молодой ученице.
– Ну, в замке скоро подоспеет ужин. Шеф-повар готовит прекрасный пастернак по-бургундски на сегодняшний вечер, и я попросила его рассчитать на семь дополнительных мест. После ужина мы с сестрой можем показать вам комнаты, которые подготовили для тебя и твоих друзей. Однако, вначале я хотела спросить у тебя кое-что.
Твайлайт встревоженно посмотрела на Селестию.
– Что-то не так, принцесса?
– Нет, Твайлайт, – улыбнулась дневная правительница, – Но кое-кто хотел встретиться с тобой, и я думаю, что тебе стоит согласиться. Если ты всё же решишь сразу идти в замок, я конечно же отпущу тебя к друзьям и передам твои извинения.
– Ох! Нет, всё в порядке, принцесса, – ответила Твайлайт. Её голод и усталость немного поутихли от одного лишь разговора с обожаемым учителем. – Если вы считаете, что это важно, то я буду рада пойти. Так кто хочет со мной увидеться?
– Мой старый друг, – последовал ответ. – Хадалснан ал-Дхи’б, третий организатор этого турнира. Ты уже видела его на церемонии открытия.
Хадалснан ал-Дхи’б. Король гулей. У Твайлайт голова пошла кругом.
– К-конечно, принцесса.

***

В тот вечер читальный зал библиотеки был почти пуст, и тишина приветствовала Селестию и Твайлайт Спаркл, когда они шли до арочного прохода. На стуле у большого камина сидела одинокая сгорбившаяся фигура. Селестия подошла к нему, с Твайлайт на буксире.
– Приветствую, ваше величество, – произнесла Селестия.
Ал-Дхи’б выглядел старым, ещё старше чем казался на прошедшей церемонии, его морда и даже лапы совсем поседели. Он тяжело повернул голову и посмотрел на Селестию с улыбкой.
– Императрица пони, – ответил он с теплотой в скрипучем голосе.
– Хадалснан, прошу, просто Селестия. Принцесса, если пожелаешь.
Ал-Дхи’б грубо усмехнулся, поднимаясь на ноги.
– Отец всегда называть тебя Императрица. Он помнить дни до Найтмэр Мун.
Селестия наклонила голову.
– Он был хорошим правителем. Пусть даже наши народы не были близки, пока не стало слишком поздно, он помог нам восстановиться после Дискорда и Найтмэр Мун. Я никогда этого не забуду.
– Хороший друг для пони-принцессы, да, – ответил старый гуль. – Ты хороший друг ему. Он мне говорить. Всегда, говорить, всегда помощь от Императрицы, всегда помогать Императрице. Я говорить молодому принцу то же самое. Я его тоже учить Эквестрийскому. Мой Эквестрийский не очень хорош. Его Эквестрийский очень хорош, он говорить с Селестией как положено.
– Теперь, – Ал-Дхи’б повернулся к Твайлайт с кривой улыбкой. – Я встретить героя пони, который спасать Луну, который побеждать Дискорда. Ты Твайлайт Спаркл?
– Да, ваше величество, – глухо выдавила Твайлайт.
– Ты, твои друзья, хорошо служить миру, не только пони. – Морщинистое существо согнулось в поклоне и оскалилось в странной ехидной манере. – Может я прощать тебя и других героев пони за невнимание на церемонии.
Твайлайт покраснела.
– Прошу прощение за это, ваше величество. Я старалась быть внимательной.
– Но почему не смочь?
– Ну, – неловко начала единорожка, – Не думаю, что всё, что вы рассказывали было фактически точно, начиная с...
Ал-Дхи’б высокомерно сверкнул серыми глазами, сверля Твайлайт взглядом. Гуль распрямился во весь рост, хрустнув суставами. Он оказался удивительно высоким, когда не горбился, его глаза были на уровне рога Принцессы Селестии.
– Я рассказывать о мой народ! – загромыхал старый правитель, возвышаясь над Твалайт. – Рассказывать историю! Раньше гули не уступать ни одной расе в мире! Прежде, земля отвечать гулям! Мой отец, земля его, как солнце и луна принадлежать принцессам пони! Он разговаривать с земля, говорить почве растить еду, говорить камням делать драгоценности! Это факт! Пони, драконы, грифоны, зебры – все должны гулям!
– И вы всё ещё гордый и сильный народ, – мягко сказала Селестия.
Морщинистый старый гуль поник, яростный блеск угас в его глазах.
– Нет. Гордый, не сильный. Кровь потерять силу. Меньше щенков каждый год. Земля больше не отвечать мой народ, остаться только несколько колдунов. Некоторые уже потеряться, стать… – Он прервался, скривив морду. – Стать животными. Воруют, едят отбросы, копаются в земле за камни, которые не говорить. Называть себя алмазные псы. – Он вздохнул, плюхаясь обратно на сидение. И повернулся к огню, избегая смотреть на двух пони. – Может две, может три сотни лет, гулей не остается. Ещё немного, алмазных псов не остается. Молодой принц – последний предводитель нашего народа.
Твайлайт выглядела разбитой. Ей стало не по себе при мысли о благородных, древних существах, опустившихся до деградации в алмазных псов, а затем и до полного исчезновения… Она знала, по наслышке, что некоторые пони работали с гулями над улучшением количества осадков и качества почвы в их землях и помогали увеличить плодородность, но сама мысль о том, что они приближаются к вымиранию, глубоко ранила. Никогда прежде она не сталкивалась с таким.
– Принцесса, – она вдохнула. – Мы можем хоть чем-нибудь помочь?
Селестия печально посмотрела на ал-Дхи’ба и промолчала. Старое существо рассмеялось, издав скрипучий, сухой звук.
– Глупая молодая пони! – произнес он резко, но без злобы. – Думаешь, мы никогда не пытаться? Ты думать, что пони и драконы ничем не помогать гулям? Мой отец, правитель до меня, он видеть как это приближается. Он просить помощь от союзных грифонов. Он начать официальные переговоры и торговать с Ормсрейхом и Эквестрией сотни лет назад, заработать доверие, заработать больше друзей и помощи. Бесполезно. Гули продолжать умирать. Сотни лет, сильнейшие умы работают вместе. Гули продолжать умирать. – Он медленно покачал косматой головой. – Нет. Время уходить для гулей. Земные пони, земля теперь отвечать им. В копытах земных пони больше силы, чем когда-то быть в лапах гулей.
Он глубоко вздохнул и сморгнул влагу, образовавшуюся в древних серых глазах.
– Время идти вперед. Теперь мир принадлежать молодым расам. Я рассказывать историю моего народа, чтобы народ пони, народ драконов, народ грифонов – все запомнить, что мы были тут. – Он слабо улыбнулся. – Рад встрече, Твайлайт Спаркл. Ты запомнить. Ты рассказать историю, когда гули уйдут. Ты рассказать пони, которые переезжать на заброшенные земли. Ты герой, тебя слушать. Ты рассказать им, что мы были здесь.
Твайлайт сморгнула слезы, которые собирались потечь по её лицу.
– Я тоже рада нашей встрече, ваше величество. Я расскажу.
– Пойдём, Твайлайт, – мягко сказала Селестия. – Ты должна немного отдохнуть.