Автор рисунка: Stinkehund
Глава 34. Меж светом и тьмой Глава 36. ...последний бой

Глава 35. Последний день...

В ночной тишине мои шаги были отчётливо слышны по всему парку, давно уже погруженному в сон. Мой мозг был занят всевозможными мыслями: о том, что нужно скорее идти спать, о том, что нужно завтра хорошенько поддержать Эльзу, о Шэде и его объятиях... Что же это всё-таки было? Просто дружеские объятия или нечто большее? И что вообще с ним творится? Он что-то говорил про то, что его заставляют победить. Я почти уверена, что он был не в восторге от того, что попал в финал...

Мои размышления прервал чёрный силуэт впереди. Я остановилась и, присмотревшись, поняла, что это снова был Шэд. Почему он до сих пор не ушёл домой?

— Шэд? — настороженно спросила я, постепенно приближаясь к нему.

Он никак не отреагировал, и мне пришлось ещё пару раз окликнуть его. Реакции по-прежнему не было, но когда до него оставалось шагов десять, он наконец-то обернулся. Я увидела на его мордочке смесь глубокой печали и вины. Он посмотрел на меня, и в его глазах была лишь грусть.

— Что с тобой? Выглядишь так, будто ты уже проиграл, — попыталась я привычно бодро начать диалог.

— Прости меня, Сан. Прости меня...

— За что ты извиняешься? Ты ведь не сделал ничего плохого.

— Прости меня за то, что мы не можем быть вместе. Ты мне нравишься, и я чувствую, что я тебе тоже не безразличен...

Такое неожиданное заявление заставило меня смутиться.

— С-с чего ты это взял? Я ничего такого к тебе не испытываю!

Во взгляде Шэда мелькнул скепсис.

— Брось, я знаю тебя так, как не знаешь ты сама. Меня не обманешь. — Шэд вздохнул и вновь вернул грустное лицо, не переставая смотреть мне прямо в глаза. — Но это не важно. Как я уже сказал, мы не можем быть вместе и за это я прошу прощения...

— Что за чушь ты несёшь? — недоумевала я. — В смысле, я могу понять все эти «нравишься, не нравишься» — может быть у меня и правда есть к тебе какие-то чувства, но почему мы не можем быть вместе? Чисто гипотетически конечно.

— Потому что я жертва обстоятельств. Я лишь тень себя настоящего.

— Настоящего? И как же мне увидеть кто ты на самом деле?

— Для этого надо всего лишь взглянуть на меня с другой стороны, — сказал он, и указал копытом куда-то мне за спину. Я развернулась в ту сторону и обнаружила там... Шэда. Он выглядел точно так же как и первый, но у него не было и намёка на грусть или чувство вины. Наоборот, он лишь холодно смотрел на меня, а его губы искривились в усмешке.

— Здравствуй, Сан. Наконец-то у нас выдалась возможность поговорить.

— Кто ты такой? — удивилась я. — Почему ты выглядишь как Шэд?

— Потому что я и есть Шэд. Я тот, кем являлся Шэд с самого начала. Тот, кто стоит за тобой — лишь жалкая маска. Ты хочешь знать моё настоящее мнение касательно всех, кто меня окружает? Мне никто не нужен! Друзья, враги, возлюбленные — это всё чушь, которая делает меня слабым! — тон Шэда постепенно становился всё более угрожающими, и жеребец начал медленно идти на меня. — Я являюсь тем самым обстоятельством, из-за которого вы не можете быть вместе! Есть лишь одно существо, которым я могу восторгаться, кого я люблю как отца, и кто приведёт меня к моему будущему, к моей судьбе. А тебе... тебе лучше не быть у меня на пути!

Чем ближе ко мне он подходил, тем глубже становился мрак вокруг него. Сначала я думала, что мне кажется, но цвет его шёрстки действительно становился всё более и более чёрным. Я в страхе начала пятиться, но ноги стали как ватные и не хотели слушаться меня. С Шэда начала стекать чёрная маслянистая жидкость, и с каждым прошедшим мгновением он всё меньше напоминал пони. Я повернула голову и протянула копыто к другому жеребцу, который бездействовал на протяжении всех событий.

— Шэд, помоги мне! – закричала я ему, когда мои ноги совсем перестали меня слушаться, и я замерла на месте.

— Прости меня, Сан... Здесь я ничем не могу тебе помочь...

Бесформенное чудовище не теряло времени и уже нависло надо мной чёрной массой, погружая меня в густую и липкую тьму без единого проблеска света. Я пыталась вырваться, боролась, звала на помощь, но всё было безуспешно. Что-то неведомое схватило меня за ногу и принялось тянуть. Я изо всех сил старалась сбросить это нечто, но жуткая слабость не позволяла мне этого сделать. Единственный спасительный выход из этой ситуации, возникший в моём леденеющем сознании, показался мне в оглушительном крике, силы на который у меня ещё были. Набрав в грудь воздуха, я крикнула так громко, как только могла и неожиданно... проснулась.

Открыв глаза, я обнаружила, что нахожусь у себя дома в кровати, вся в холодном поту и с бешено стучащим сердцем. Дома стояла умиротворяющая тишина, а из открытого окна брезжил свет утреннего солнца. Я приложила копыто к своей голове и чисто случайно обнаружила на своей ноге Фролла, который обвился вокруг неё и с беспокойством смотрел мне в глаза. Убедившись, что я проснулась, он с облегчением выдохнул и взлетел.

— Ты меня до ужаса напугала. Металась из стороны в сторону на кровати, бормотала что-то, просила о помощи, а потом и вовсе закричала как сумасшедшая. Мне даже страшно представить, что тебе приснилось.

Раскинувшись на кровати, я скинула с себя одеяло, чтобы немного остыть. Мне было очень жарко, но ещё больше мне было жутко. Постепенно приходя в себя, я пыталась сохранить у себя в голове те отрывки кошмара, который почти выветрился у меня из головы. Кажется, мой сон был как-то связан с Шэдом или даже двумя, один из которых внушал мне настоящий ужас. Скорее всего, я слишком много думала о нём и о вчерашнем случае в парке и поэтому все мои переживания явились мне во сне. И я всё ещё вспоминаю о его объятии... Так, нужно выбросить это из головы и попытаться прийти в себя. Я его поддержала в трудную минуту, и он обнял меня, как друг. И всё на этом! Надеюсь...

Встряхнувшись, я улыбнулась Фроллу.

— Со мной всё в порядке, теперь. Я уже начинаю привыкать к кошмарам. Лучше ответь: я не проспала?

— Если бы ты проспала, то не проснулась бы в своей кровати, – усмехнулся Фролл.

«Действительно», — подумала я и соскочила с кровати, принявшись потягиваться и разминаться. Конечно, пробуждение хоть и дало не самый лучший старт на день, но сегодня мне нужно быть максимально весёлой и дружелюбной, чтобы как следует поддержать свою подругу на её самом ответственном бою. Подумать только — Эльза дошла до финала! До сих пор не могу в это поверить. Ни за что не пропущу матч реванш Эльзы с Шэдом — хоть она и смогла победить его во время сражения на мосту, но тогда это была лишь иллюзия Шэдоу Дэнс и поэтому сегодняшний исход предугадать невозможно.

А ещё Скай. Не говорю, что она не ровня двум другим финалистам, но думаю, что основная битва развернётся между магами света и тьмы.

Беглый взгляд на часы – у меня в запасе около получаса, чтобы привести себя в порядок. Забежав в ванную я приняла душ, но эффект от него был больше психологический: журчание воды окончательно заставило меня успокоиться, а вот моему реальному телу иллюзия водных процедур вряд ли поможет. Когда вернусь в реальный мир, то обязательно посещу какой-нибудь СПА салон. Обсушившись и приведя гриву в порядок, я вернулась в комнату и начала дожидаться того момента, когда меня перенесут на место проведения финальной битвы.

— Ну что, ты готова? — спросил меня Фролл, возбуждённо летая по комнате. — Ещё каких-то пять минут и мы увидим итог этих десятидневных соревнований! Разве это не прекрасно?

— Да, пожалуй... — ответила я, смотря на него со смесью недоумения и сочувствия.

«Чему он так радуется? Ведь это же последний день его жизни...»

Мой взгляд был неотрывно прикован к тягучей стрелке часов. От ожидания мои нервы вновь начали давать о себе знать в виде то и дело подёргивающейся ноги.

«Кажется, я переживаю за этот бой больше, чем сама Эльза. Интересно, чем она сейчас занята? Я бы ей написала, но вдруг она сейчас готовится, а я буду её отвлекать. Поскорее бы это всё закончилось...»

В томительном ожидании в моей голове рождались десятки мыслей, которые исчезали ещё до того, как я успевала их обдумать. Секунды ползли словно черепаха, и это выводило меня из себя. Лишь когда до одиннадцати осталось десять секунд, я позволила себе выдохнуть. Начинается. Когда стрелки механизма совпали, ознаменовывая собой начало последнего раунда, вокруг меня и Фролла появилось знакомое свечение, и мы отправились на финальную арену.

* * *

Появившись на поле битвы, где вот-вот должен был начаться финальный бой, Элизабет первым делом начала осматриваться. Карта оказалась весьма обыденной – лес с редкими, но высокими деревьями с широкими ветвями и густой листвой на них. Через густую сень едва пробивался солнечный свет, поэтому всё вокруг было закрыто тенью. Так же по правую сторону от Эльзы текла широкая и быстрая река, которая выглядела достаточно опасно. Далеко впереди был слышен непрекращающийся шум, наводивший на мысли о водопаде.

«Так, нужно успокоиться. Раз уж я попала в финал, то стоит приложить все усилия, чтобы не подвести тех, кто в меня верит».

— Доброго утра, участники и болельщики! – Эльзу вывел из раздумий знакомый и громогласный голос откуда-то сверху. – С вами вновь ваша Любимая и Неповторимая Трикси! Вы присутствуете на долгожданном финале Битв Магов, на котором выяснится, кто же окажется самым достойным великой и щедрой награды – исполнения желания! Скай, Шэд и Элизабет – вот кому сегодня придётся разрешить этот спор. Но не будем зацикливаться на наших финалистах – вы и так прекрасно знаете, кто они. Поэтому я ознакомлю вас с тем, как всё будет проходить.

Итак, дорогие мои зрители, вы, наверное, могли заметить, что оказались в каком-то лесу и находитесь в форме призрака, что позволяет вам свободно летать по всей доступной территории. Кроме того, вы абсолютно невидимы, неосязаемы и неслышны для финалистов, но вы можете видеть других зрителей и общаться с ними. Правила же самого сражения предельно просты — это обыкновенный смертельный бой до последнего выжившего. Каждый выступает сам за себя, разумеется. Спутники запрещены, так как карта небольшая и разведка не потребуется, к тому же администраторы хотят проверить силы самих участников, а не их помощников.

Вот кажется и всё. С минуты на минуту начнётся бой и троица финалистов схлестнётся друг с другом. Зрители, постарайтесь передать своим фаворитам все свои эмоции, когда будете болеть за них. Может они вас и не слышат, но я уверена — настоящие чувства смогут проникнуть в сами сердца участников и тогда они поймут, что не одиноки и что их окружают те, кто хочет видеть их победу. Кстати, мои комментарии будут слышны как участникам, так и зрителям, поэтому мне придётся постараться, чтобы не выдать какую-либо важную информацию.

Вот, мне уже подали сигнал, что сейчас начнётся отсчёт. Прошу финалистов приготовится к решающей схватке, и желаю хорошо провести время! Всё же главное не победа, а участие.

Выслушав речь Трикси, Элизабет глубоко вдохнула, пытаясь умерить растущее напряжение и беспокойство, отбросив их от себя подальше. Осознание того, что прямо сейчас рядом с ней могут стоять Фениксы и Санрайз, которые смотрят за каждым её движением, отнюдь не придавала уверенности. Сейчас ей нужно очень постараться, и сосредоточится исключительно на сражении. И вот наконец-то Эльза услышала долгожданный и одновременно столь нежеланный отсчет.

ТРИ! ДВА! ОДИН! БОЙ!

Как только появилась возможность двигаться, Эльза немедленно начала двигаться вдоль реки по течению, как и планировала с самого начала появления на карте. Если шум впереди на самом деле окажется водопадом, то это будет либо край карты, либо так называемая "точка интереса", к которой скорей всего придут и остальные финалисты. В любом случае, это место стоило проверить.

Приходилось ежеминутно вертеть головой, пытаясь контролировать все, что находится вокруг. Эльза прекрасно помнила свою последнюю встречу со Скай и примерно знала, чего можно ожидать от неё... Однако не успела Эльза пройти и пары десятков шагов, как она вновь услышала голос Трикси.

— Ого! Скай явно не из тех, кто любит затягивать сражения! Я начала это подозревать ещё вчера, когда она вышла победителем в первом же раунде, но теперь я убедилась окончательно! С первых же секунд после начала сражения она воспользовалась своим фирменным перемещением в подпространстве и каким-то неведомым образом моментально нашла Шэда, напав на него со спины! Однако Шэд смог достичь финала не за красивые глазки — вовремя увернувшись, он избегает серьёзного ранения, лишь немного поцарапав щит. Сражение между этими финалистами разгорелось не на шутку, но давайте не будем забывать и про Элизабет! Интересно, где же она?

"И вовсе необязательно было напоминать о моём существовании..." — подумала Эльза и перестала слушать словоохотливую Трикси, перейдя на галоп. Шэд уже начал сражаться со Скай, а значит, никаких засад ожидать не стоит. За это время ей надо постараться найти место сражения и одолеть их обоих. Не самая честная тактика, но всё же лучше, чем просидеть всё время на точке старта. Может быть было бы разумней подождать пока они не закончат, а затем сразиться с оставшимся один на один, но у неё не было ни капли уверенности в том, что она сможет победить в честном бою.

Наконец, Элизабет достигла отвесного обрыва, с которого срывалась река и образовывала высокий и шумный водопад. Он впадал в гигантский водоём, рядом с которым и шло сражение между Шэдом и Скай. Жеребец создавал десятками теневые лапы и выращивал тёмные кристаллы, стремясь схватить и пронзить увёртливого оппонента, который то и дело мелькал в искажениях, пытаясь подобраться ближе и атаковать. Никто из них не мог склонить чашу весов в свою пользу, и пока они были заняты, Эльза решила использовать этот момент. Может это не самый честный способ выиграть, но нападение на обоих исподтишка было лучшим вариантом. Лучше избежать прямого столкновения, так как страхи могли проявить себя в самый неподходящий момент.

Создав над собой шесть стрел, Эльза начала прицеливаться. Шэд стоял на месте, заняв крепкую оборону из теней, сплетающихся в кривые лапы и служащих подвижным щитом, но это ему не поможет защититься от сверхзвуковых стрел, поэтому нужно было первым делом вывести из строя Скай. Но стоило только навестись на неё, как она моментально исчезала и приходилось вновь догадываться, где она появится в следующий раз. Уличить момент, когда она остановится хотя бы на пару секунд – именно этого дожидалась единорожка, но её цель даже не думала сбавлять темп.

«Ну давай же...»

В какой-то момент Скай в очередной раз заскочила в подпространство, но на этот раз её появление несколько задержалось, что насторожило и Шэда, который начал недоумённо оглядываться по сторонам, и Эльзу, что уже решила атаковать.

— Засады для трусов.

Голос из-за спины был сопровождён мощным ударом копыт, и магесса света начала стремительно падать с обрыва. Услышав её вопль, Шэд только усугубил ситуацию, создав под место падения гигантский кристалл с бритвенно-острыми гранями. От страха у Эльзы замерло сердце, а разум предательски быстро смирился с неминуемой смертью и лишь сила воли и чувство стыда удерживали её от желания сдаться. Если она так глупо проиграет, то сможет ли она потом смотреть в глаза Санрайз?

Рог Элизабет засветился и стрелы света, которые продолжали парить рядом с ней, превратились в золотистые крылья. Единорожка зависла в паре метров над верхушкой кристалла и принялась сразу же обстреливать вновь созданными стрелами в жеребца, пока была такая возможность. Но вскоре она ощутила острую боль в груди вместе с одновременно возросшим весом. Опустив голову, она увидела лезвие клинка, торчащего у неё из груди. Крылья, благодаря которым Эльза висела в воздухе, в одночасье развеялись, и она начала падать. Скай же рывком вытащила меч и, оттолкнувшись от падающей единорожки, нырнула в подпространство.

Больно приземлившись, Эльза со стоном попыталась повернуться на бок. Её щит ещё кое-как держался, но вот у самой единорожки не было уже ни малейшего желания продолжать сражаться. Рядом тут же появилась Скай и, с видом победителя, склонилась над поверженным оппонентом.

— Ну что, готова умереть?

— Риторические вопросы? — усмехнулась Эльза, несмотря на страх, сковавший её. — Мне они не нравятся — что бы я ни ответила, слова прозвучат глупо и бессмысленно. Лучше предоставь мне возможность последнего слова...

— Оу, так ты уже смирилась со своей участью? – расстроенно проговорила Скай. — До чего же быстро. Тогда я не вижу смысла продлевать твоё сущес... Аргх!

Триумф Скай был внезапно прерван, когда теневые щупальца опутали её за задние ноги и приподняли над землёй. Кобыла попыталась как обычно прыгнуть в подпространство, но её оппонент среагировал быстрее и со всей силы ударил её о близстоящее дерево. Щит синегривой моментально разлетелся на множество блестящих осколков, а сама она ошеломлённая съехала на землю.

Вероятно, Шэд не хотел уступать Скай возможность в победе над «третьим лишним», поэтому и спас Элизабет, чтобы самому расправиться с ней. Но сдаваться она не собиралась. Скинув с себя паралитический страх, она создала над собой несколько световых стрел и выстрелила ими в жеребца. Нельзя было упускать такой шанс – он был отвлечён и не мог перейти из нападения в защиту так быстро. Стрела со свистом сорвалась с места и вот её смертоносное жало должно настигнуть цель – он не успеет увернуться. Но каково было удивление Эльзы, когда стрела, не долетев нескольких метров вдруг просто испарилась. Несколько секунд магесса недоумённо смотрела на Шэда. Первым делом она решила проверить свой уровень энергии, но той ещё было достаточно много, так что проблема заключалась не в этом. Вдруг Скай вскочила и, немного пошатываясь, гневно выкрикнула.

— Ага! Значит, это была не случайность! Какого хрена рядом с тобой не действует магия?! Это единственная причина, по которой я не смогла телепортироваться к тебе поближе, и прикончить в первую же секунду! В чём подвох?

— У меня ещё есть чем тебя удивить. — Шэд расплылся в улыбке.

— Тогда я особенно постараюсь, чтобы этот трюк был последним!

Схватив телекинезом вызванный меч, Скай приготовилась к атаке, как неожиданно Шэд, стоя на гребне теневой волны, резко переместился к ней вплотную. В тот самый момент, когда клинок глухо упал на землю, кобыла попыталась отскочить в сторону, понимая, что без своих сил она ничего не сможет противопоставить сопернику. Но она не успела вовремя уйти, и теневая лапа с силой надавила на шею, перекрываю доступ к кислороду. Видя, как дёргается Скай в смертельных объятиях, Элизабет попыталась освободить её из ловушки, выпустив в Шэда несколько стрел, но те предсказуемо рассыпались в магическую дымку. В ближний бой единорожка не решилась лезть, боясь кончить как её бьющийся в конвульсиях оппонент, и поэтому решила заткнуть совесть подальше. Что же, хоть не она первая.

Шэд тем временем продолжал сжимать горло Скай всё сильней. Она висела в метре над землей, кряхтя и пытаясь разорвать неосязаемые путы, но была совершенно беспомощна. Наконец её шейные позвонки неприятно хрустнули, и пони мгновенно замерла, безвольно повиснув в его хватке. Отбросив тело Скай подальше, он медленно повернулся к Эльзе, которая с настороженностью и страхом смотрела на тёмного жеребца. Теперь это была дуэль, и никто ей уже не поможет. Ей предстояло сражаться с тем, против кого по неведомым причинам не действует никакая магия... Понемногу отступая назад, Эльза начала быстро перебирать в голове все возможные варианты выхода из сложившейся ситуации.

«Любая магия исчезает ещё на подлёте; о копытном бое речи не идёт... Что бы сделала Санрайз на моём месте? Нет, это мне не поможет — наверняка она бы просто ускорила себя и навязала ближний бой, а у меня так точно не выйдет. К тому же хватит равняться на Сан! Сейчас мой бой и я должна победить Шэда своими силами! Давай, думай, ты же не тупая...»

Решив выиграть немного времени, Элизабет создала ослепительную вспышку, лишив тем самым жеребца зрения. Пока он ничего не видел, единорожка помчалась подальше от жуткого соперника, отбежав на достаточное расстояние от полянки. Спрятавшись за деревом, она прислонилась к его стволу и облегчённо выдохнула. Она была в безопасности, но надолго ли? Если она сейчас же не придумает тактику сражения, то этот бой так и продолжит представлять собой игру в кошки мышки.

Повертев головой в поисках чего-либо, что в теории могло бы помочь ей, Эльза не обнаружила ничего полезного кроме деревьев вокруг. В иной ситуации у них могло бы быть множество применений, но как они могут помочь в бою? Впрочем...

Элизабет пришло на ум несколько способов сражения с Шэдом, но ей чуть повременить со своими планами, так как с жутким треском ствол по правую сторону от неё насквозь пробила сотканная из тени лапа. Наверняка Шэд знал, где находится Эльза и решил немного поиграться с ней. Осознавать, что противник не относится к тебе серьёзно — есть ли большее унижение?

— Ну ладно, — воинственно сказала Эльза, отскакивая от дерева и готовясь убегать. — Хочешь гонок — будут тебе гонки.

Сорвавшись с места, Эльза побежала прочь от Шэда, лавируя между деревьями. Противник молча принял её вызов и помчался следом. Этого она и добивалась — создав меч света, Элизабет принялась разрубать стволы по диагонали, отчего деревья падали в сторону преследователя. Несмотря на то, что их падение было довольно медленным, это с лихвой компенсировалось их количеством и массивностью. Эльза уже потеряла счёт количеству взмахов меча, но Шэд продолжал проявлять недюжинную ловкость, уворачиваясь от каждого дерева.

Видя, что её идея не работает, Элизабет решила сменить тактику. На ходу она срезала небольшую ветку с дерева, наспех её заточила и телекинезом запустила в нагоняющего Шэда. К сожалению, на бегу у Эльзы не было возможности прицелиться, и поэтому вместо прямого попадания в лоб, ветка попала ему в левую ногу, пробив насквозь и застряв в ней. Скривив мордой, жеребец ненадолго остановился и вытащил этот кол из ноги, а затем вновь погнался за соперницей, которая решила не рисковать и продолжала убегать.

«Отлично, я смогла в него попасть. Теперь надо повторить этот приём, но он уже будет ожидать повторную атаку, так что сначала стоит подготовиться».

Эльзе наконец-то удалось оторваться от преследования, и она решила воспользоваться представившейся возможностью приготовится к повторной атаке. Срезав и заточив сразу десяток веток, Эльза создала крылья и взмыла в небо, поднявшись над верхушками деревьев. Если выпустить все колья сразу, то ей наверняка удастся как следует изранить Шэда.

Окинув взглядом путь, по которому они бежали, она невольно присвистнула — ответственно подойдя к процессу, она вырубила целый коридор. Однако любоваться было некогда. Принявшись внимательно высматривать чёрный силуэт жеребца, Эльза вскоре увидела его бегущим среди деревьев. Он её пока не заметил, да и сам был виден как на копыте — лучшей возможности уже не представится. Неподвижно замерев в воздухе, она принялась целиться. Сейчас ошибка была недопустима — убегая от Шэда, Эльза не жалела энергии и теперь она начинала подходить к концу. Взяв цель в воображаемое перекрестие, Эльза выдохнула и запустила колья в своего противника. Они стремительно сокращали расстояние до Шэда, как вдруг, достигнув проклятой отметки в пять метров...сгорели. Причём сгорели они так быстро, что до Шэда долетел лишь пепел, который плавно упал на его голову. Он недоумённо посмотрел вверх, но его недоумение было ничтожным по сравнению с шоком Эльзы.

— К-какого хрена!? — не удержала в себе эмоции единорожка. — Это уже просто нечестно!

— Думаешь? А по-моему ты просто не знаешь всех моих возможностей.

— Блокировать чужую магию и сжигать любые предметы, которые оказываются рядом с тобой? Что-то раньше я не замечала за тобой таких возможностей!

На лице Шэда вновь появилась лёгкая улыбка.

— Мы можем долго ещё рассуждать, что я могу, а что нет, но этот бой пора заканчивать.

Из-под земли вырвалась теневая лапа и словно чёрное щупальце, быстро устремилось в сторону Эльзы. Она не успела увернуться, и тень пронзила Эльзу, крепко оплетя её тело и уничтожив крылья. Связанная и лишённая сил, она начала резко терять высоту и вскоре больно шлёпнулась на землю, от чего щит разлетелся вдребезги. Мыча от боли, Эльза беспомощно шевелилась, постепенно приходя в себя и пытаясь освободиться от этой теневой верёвки. Энергия была практически на нуле, но этого должно было хватить, чтобы очередной вспышкой ослепить Шэда и уничтожить тень. Её рог ярко вспыхнул и она почувствовала, как тьма распадается, освобождая Эльзу из пут. Вскочив на ноги, она уже приготовилась бежать или нападать, как вдруг получила сильный удар копытом по лицу, от чего она покатилась по траве. Оказалось что из-за того, что Эльза была ошеломлена, вспышка создавалась слишком долго, и Шэд успел просто-напросто зажмуриться...

Придя в себя после удара, единорожка вновь поднялась на ноги, и тотчас вновь упала, получив сильный апперкот теневой лапой. В голове гудело, видимо из-за лёгкого сотрясения. Элизабет начала охватывать паника от осознания собственной беспомощности. На этот раз у неё не было никакого плана — всё, чем пыталась атаковать его Эльза, Шэд с лёгкостью превращал в ничто.

«Неужели это настоящая сила тьмы? Если так, то кто может ему противостоять? Сколько мгновений осталось мне жить?»

Испуганно глядя на Шэда, Элизабет принялась отползать от него, инстинктивно стараясь увеличить между ними расстояние и уже даже не пытаясь встать. Шэд подходил всё ближе, из-за его спины вылез десяток лап, а вокруг словно становилось темнее.

— Последнее слово? — поинтересовался он.

Эльза опустила голову.

— Просто сделай это быстро...

Шэд молча кивнул, и его лапы-щупальца встали в боевую позу, готовые к броску. Резкий выпад и бой для Элизабет подошёл к концу.

* * *

Вернувшись в Ауру, я обнаружила себя на главной площади вместе с остальными участниками соревнований. Здесь присутствовали абсолютно все, включая и финалистов, стоявших в самом центре площади. На лице Скай без труда читалась злоба, даже гнев, прямо как у Фаер Фокс в её худшие дни. Эльза же смотрела в пол, а Шэд вновь накинул на себя нейтрально-самодовольный вид.

Я вместе со всеми поспешила к этой троице, чтобы подбодрить мою лучшую подругу, однако Скай уже успела закатить сцену.

— Так вот значит что у нас теперь называется честным боем?! — закричала она, обращаясь в Шэду. — Отключить способности тех игроков, которые не должны победить — вот так веселуха!

— Что ты имеешь в виду под "отключить"? — приподнял одну бровь Шэд, сохраняя в своём голосе абсолютное спокойствие. — Это был обычный щит антимагии.

— Щит, как же! Весь бой был подстроен!

— Никто ничего не подстраивал. На самом деле ответ очень прост.

— И какой же он? — от раздражения и злости у Скай разве что пар из ноздрей не вырывался.

— Ты просто не хочешь признавать, что так быстро проиграла и теперь пытаешься обвинять всех и всё в своей собственной слабости. Тебя лишили магии и ты сразу сдалась. Даже мирная Элизабет продержалась гораздо дольше.

— Конечно она продержалась дольше, ведь у неё же магия света! Ей куда проще было противостоять тебе! Да что я тут распинаюсь...

С этими словами Скай резко развернулась и быстро зашагала прочь. Сразу же после её ухода, к Шэду осторожно подошла Аион и поклонилась ему.

— Спасибо тебе.

Шэд недоумённо уставился на неё.

— За что?

— За то, что не дал её желанию осуществиться, — ответила она, и, не поясняя ничего более, вернулась к Лисам.

Мне на мгновение показалось, что Шэд засмущался, но толпа Драконов, окружившая его, быстро согнала эту эмоцию с его лица. Справедливо решив, что Шэду хватит похвал и без меня, я поспешила к Элизабет, которую уже утешали её соклановцы.

— Ну не переживай ты так, — успокаивал её Финн. — Все совершают ошибки. Ты отлично себя показала...

— Да, подумаешь, проиграла, — вторил ему Ян. — Шэд был слишком сильным соперником.

— Сочувствие... — добавила Инь.

Элизабет, казалось, не замечала собравшихся вокруг неё соклановцев, и лишь понуро смотрела себе в ноги, но стоило только мне подойти ближе, как она, вздрогнув, подняла взгляд на меня и, прижав ушки, жалобно сказала:

— П-прости меня, Санрайз. Я... я не смогла победить...

Она выглядела такой разбитой, и это заставило меня удивиться. Неужели для неё настолько была важна победа, что она восприняла проигрыш так болезненно. Вдруг меня посетила одна догадка, и я нахмурилась.

— Только не говори мне, что ты боишься того, что я на тебя обижусь за проигрыш.

Белая единорожка едва не плача тяжело кивнула головой.

— Я-я старалась выглядеть уверенной и сильной. Хотела быть на одном уровне с тобой и всегда восторгалась твоим боевым настроем, пыталась не отставать. Но я не смогла...

Вопреки её ожиданиям, я, наблюдая за тем, как она боится даже взглянуть мне в глаза, слабо улыбнулась. В этот момент она мне показалась такой несчастной, что я просто не могла её не обнять, любяще прижав к себе.

— Глупая. Плевать я хотела на то, что ты не такая воинственная, как я. Если бы это был единственный критерий, по которому я тебя судила, то мы бы были просто боевыми товарищами, а не лучшими подругами. Победы, поражения — всё это не имеет значения. Главное чтобы ты была в порядке.

Я выпустила её из крепких объятий и, глядя на то, как её упадническое настроение и слезящиеся глаза понемногу сменяются радостью и широкой улыбкой, я продолжила.

— К тому же я даже до финала не дошла. Уж кому и должно быть стыдно, так это мне. А теперь хватить хмуриться. Соревнование окончено, и жизнь теперь будет лишь налаживаться. Я права?

— Да, ты права. Дальше будет только лучше, – ответила она, повеселев.

Ещё некоторое время я и другие Фениксы беззаботно болтали о тех днях, что остались позади, вспоминали о самых интересных моментах и прошедших событиях, жалели о том, что не успели. Казалось, это может продолжаться ещё долго, но вот раздался голос Селестии, пронёсшийся над всем городом.

— Битвы Магов официально закончены. Через пять минут вы будете возвращены в реальный мир.

Я посмотрела на небо и хмыкнула.

— Даже не верится, что мы услышали эти слова. Кажется, целая вечность прошла с первого дня...

Справа от меня раздалось слабое покашливание. Опустив взгляд, я встретилась взглядом с Фроллом, который своим всем своим видом напоминал грустную Эльзу, но только при этом ещё и пытался замаскировать это, что у него получалось довольно неумело.

— О, Фролл, ну хотя бы ты не раскисай, а то наше прощание станет слишком печальным.

— Я не раскисаю! — мигом принялся храбриться он, но его запала хватило ненадолго. — Подумаешь — какое-то прощание со своей напарницей, с которой я больше никогда в жизни не увижусь...

Всё-таки как я не старалась оградиться от негативных эмоций, они смогли пробиться через мой эмоциональный барьер и моментально испортили мне настроение. Я вытянула ногу вперед, и Фролл обвился вокруг неё, посмотрев мне прямо в глаза. Кажется, я впервые не видела в них даже тени насмешки. Я зашмыгала носом, стараясь хотя бы не доходить до слёз. Никто из нас не проронил ни слова до самого конца. Мы оба понимали, что эти четыре дня были лишь краткосрочным сотрудничеством и не позволяли себе слишком сближаться, но я всё равно с уверенностью могла назвать его отличным другом и совершенно не хотела с ним прощаться. Однако не всё на свете происходит так, как мы этого хотим. Когда пять минут истекли, и я начала светиться, серебристый змей улыбнулся.

— Счастливо, напарник.

— Прощай, — сказала я за секунду до того как исчезнуть.

* * *

Надо признать — во второй раз пробуждение далось мне куда легче. Видимо теперь, когда мы проснулись по расписанию, администраторы успели ввести нам какое-то вещество, тонизирующее мышцы и придающее бодрость. Открыв глаза и сладко потянувшись, я соскочила с кровати искусственного сна. Остальные участники тоже предпочитали не разлёживаться и вставали на ноги один за другим.

— Добро пожаловать обратно в реальный мир, — послышался добродушный голос Селестии из динамиков. — Надеюсь, вы все хорошо себя чувствуете. Если да, то прошу вас вернуться в главный зал замка. Там вас уже ждут.

— Ого, нас встречают? — удивилась Инки, слезая с соседней кровати. — Неужели мы столь знамениты?

— Вряд ли. Битвы Магов не сравняться по размаху с Эквестрийскими Играми как минимум из-за того, что они проводятся слишком редко, — сказала Сора, подходя ко мне. — К тому же мы находились в виртуальном сне и за нашими сражениями могли наблюдать лишь администраторы. Однако даже несмотря на всё это, находятся фанаты, которые внимательно следят за развитием событий через газеты или ещё как-нибудь.

— А ты неплохо осведомлена об этом, — подметила я, от чего Сора моментально засмущалась.

— Просто после окончания первого сезона мне стало любопытно узнать об истории Битв Магов, и я некоторое время провела в библиотеке. Пустяки...

— Пустяки так пустяки, — усмехнулась я. — Думаю нам не стоит задерживать встречающих. Элизабет, ты идёшь?

— Да, я готова, – проговорила она, закончив приводить свою гриву в порядок.

— Отлично. Осталось ещё дождаться Эклипс и можно идти... Чего она там возится?

Пройдя вдоль второго ряда вглубь помещения, я подошла к кровати Эклипс, которая с задумчивым видом сидела на ней.

— Ты чего сидишь? Идём!

Эклипс повернула голову ко мне. В её взгляде читалась растерянность и лёгкая истерика.

— Санрайз... ты не видела Рэйна?

— Эм, нет, – задумалась на секунду я. — Неужели он до сих пор волнует тебя после того, как он с тобой обошёлся?

— Так ты всё слышала тогда? — Эклипс уставилась в пол. — Я... я не знаю. Мне не верится, что он беспричинно стал... таким. Но сейчас дело даже не в этом. Он вдруг... пропал.

Я вопросительно наклонила голову.

— Что ты имеешь в виду? Может, он уже вышел из комнаты?

— Нет! Думаешь, я совсем слепая? Его кровать была рядом сбоку от моей и когда я проснулась, все были на месте. Все, кроме него. И если подумать, то я не видела его и на площади...

Нахмурившись, я молчала, размышляя о ситуации с Рэйном. Куда он мог пропасть? Да ещё и это его вчерашнее поведение... После того, как на вечеринке Драконов его камень энергии вспыхнул, он начал вести себя, мягко говоря, подозрительно. Или всё же на следующее утро? Возможно, я бы смогла ответить на этот вопрос, но время поджимало и не хотелось тратить его на жеребца, что так грубо обошёлся с моей сестрой. Возможно, позже я ещё подумаю, а пока нужно было идти.

— В любом случае сидя здесь ты ничего не изменишь. А вот спросить у администраторов — это может помочь.

— Да, ты права! – с надеждой в голосе воскликнула Эклипс. — Надо спросить у кого-нибудь из них, ведь они должны были наблюдать. Быстрей!

Соскочив с кровати, Эклипс решительно направилась к выходу. Я сразу же поспешила за ней, что заметили Сора с Эльзой и присоединились ко мне. Выйдя из зала с кроватями, мы пошли по ветвящимся коридорам подземелья Кантерлота. По пути мы встречали другие группы участников, молчаливо следуя друг за другом. Наверное, они слегка нервничали перед выходом на публику или они настолько надоели друг другу, что и говорить стало не о чем.

Вскоре мы достигли закрытых дверей, ведущих в главный зал замка. Проход заслоняли двое стражников, которые не собирались нам открывать.

— Просим вас оставаться на месте до тех пор, пока не соберутся все участники, — сильным голосом сказал один из них.

— Для чего?

— Чтобы не было опоздавших, которые случайно пропустят торжественную церемонию.

Мне показалось это справедливым по отношению к другим, так что проявлять нетерпение я не решилась, ведь все рано или поздно соберутся здесь. В ожидании, я краем глаза поглядывала на Эклипс, которая явно хотела поскорее со всем этим закончить и продолжить поиски. Она не показывала своё волнение, но я чувствовала его, да и тем более спокойный пони не пытается жевать свою гриву.

Прошло около десяти минут, когда у дверей наконец-то оказались все единороги за исключением Рэйна. Но не смотря на это, стражники повернулись к дверям, навалились на них и створки начали медленно расходиться в стороны. И стоило нам только покинуть эти изрядно надоевшие тоннели и выйти на солнечный свет, как нас тут же приветствовали радостным ликованием толпы, которая ждала нашего появления под звуки фанфар. Под их овации мы зашагали по красной ковровой дорожке прямо к небольшой площадке, где нас уже дожидались администраторы в лице Селестии, Луны, Дискорда, Твайлайт Спаркл и Шайнинг Армора. А вот Кейденс нигде не было видно — возможно она не смогла приехать. Вскоре радостный гомон голосов, выражавших своё восхищение, и шум оркестра, чья музыка была столь торжественна, сменились волнительным ожиданием, когда Селестия сделала жест и приготовилась начать свою речь.

— Дорогие участники соревнований! — начала она своим добрым и властным голосом. — Я от лица всех администраторов приветствую вас на церемонии награждения! За эти пять дней вы преодолели множество испытаний, достойно сражались друг с другом и показали свои выдающиеся способности в области боевой магии. Мне бы хотелось сказать, что вы все без исключения были достойны победы, но по правилам соревнований награду получить может лишь один. И прежде чем вызвать сюда чемпиона, я прошу выйти сюда всех участников первого сезона.

Вновь заиграл оркестр, толпа пони сзади нас расступилась, и к нам присоединились те, кто отказался от участия во втором сезоне Битв Магов. Конечно, с большинством из них я не была лично знакома, но увидеть знакомые лица всё равно было приятно. Даже Кризалу, которая попортила мне крови в прошлом.

— Майя! И ты тут! — обрадовалась я, заметив рядом с собой знакомую синюю единорожку с чёрно-белой гривой. Она тут же шикнула на меня и еле слышно шепнула "Потом!". Мне пришлось пристыженно замолчать и дожидаться окончания церемонии. Селестия же тем временем продолжила.

— Было бы несправедливо оставить без внимания и вас, участники первого сезона. Вы добровольно приняли решение по тем или иным причинам записаться на соревнования, о которых практически ничего не знали. Я считаю, что такой поступок как минимум достоин восхищения, и поэтому вы также будете награждены дипломами, подтверждающими ваше умение в профессиональном обращении с магией.

Прозвучавшие фанфары и новая волна ликований толпы закрепили сказанные ею слова. У меня же внутри всё пело — мало того, что всё было обставлено так торжественно, так ещё и моя подруга не осталась забытой. А раз Майя была здесь, то где-то должна была быть и Экви с Нано. Повертев головой, я быстро обнаружила хорошо знакомую коричнево-зелёную единорожку. Поймав мой взгляд, она приветливо подмигнула, а затем кивком головы указала в сторону администраторов.

«Да, да, я поняла уже — хватит отвлекаться».

Ещё несколько секунд я продолжала искать Нано, но так и не успела её обнаружить. Мне пришлось пока оставить свои попытки, так как Селестия вновь заговорила.

— Отдельно мне хотелось бы выделить Трикси...

— Любимую и Неповторимую! — тихо пискнула она, но не решилась сказать это громче.

— ...которая, несмотря на то, что она покинула соревнования после первого сезона, всё равно решила продолжить участие в соревнованиях в качестве ведущего. Теперь же пора переходить к главной цели, по которой мы все здесь собрались — Шэд, подойди ближе.

Услышав своё имя, чёрный жеребец неспешно начал своё восхождение по ступеням лестницы, оставшиеся единственным, что отделяло его от исполнения своего заветного желания. Казалось, что ему не терпится поскорее получить свою награду, но в тоже время он старался насладиться каждым моментом своего триумфа. Бывший лидер клана Драконов и маг тьмы, подойдя к администраторам, с готовностью посмотрел в глаза принцессы Солнца.

— Шэд. Из пятидесяти участников, ты оказался тем единственным, кто смог дойти до самого конца и поэтому удостаиваешься великой награды — исполнения желания! Поведай нам, чего же ты хочешь.

Шэд поклонился и сказал:

— Я хотел бы попросить один предмет. Если быть конкретным — это рог короля Сомбры, которого он лишился во время своего поражения в день, когда вернулась Кристальная империя. Я навёл справки и знаю, что он не пропал бесследно, а был спрятан в этом замке.

— О... — было видно, что Селестии попала в лёгкое замешательство от этой просьбы. — Это весьма... неожиданное желание. Даже не знаю, можем ли мы подарить тебе столь опасный предмет. Для чего он тебе?

— Видите ли, я увлекаюсь коллекционированием различных артефактов и, как вы могли заметить, я маг тьмы. Думаю, вы понимаете, что рог самого тёмного единорога всех времён и народов заинтересовал меня. Тем более, простите меня за мою бестактность, вы не накладывали никаких запретов на предоставление любой вещи победителю, при условии, что этот предмет существует.

— Сестра, хочу заметить, что он прав, — встала на сторону жеребца Луна. — Ты же не хочешь в последний момент отказать победителю на глазах у всех?

Здесь Луне удалось поддеть свою сестру. Действительно, отказать победителю в его просьбе перед лицом народа, было неподобающим поступком для принцессы. Тихо вздохнув, Селестия вновь улыбнулась и сказала громко:

— Хорошо! Шэд пожелал получить в своё владение рог короля Сомбры и мы исполним его желание, если такова воля победителя.

Золотистое поле возникло вокруг рога Селестии и, вместе с яркой вспышкой, над Шэдом возник красный, слегка изогнутый рог, который плавно опустился вниз на подставленное копыто победителя.

Присутствующие пони некоторое время колебались, будучи неуверенными как надо реагировать на это, но торжественные фанфары определили произошедшее как нечто хорошее, и толпа привычно выразило своё восхищение.

Я же молча наблюдала за Шэдом со смесью подозрения и недоумения. Его желание было весьма странным. Насколько же надо хотеть заполучить этот бесполезный, на мой взгляд, предмет, чтобы ради него сражаться в полную силу против боевых единорогов со всей Эквестрии? Однако я не могла назвать его стремление глупым и неоправданным. Он маг тьмы и тёмный артефакт должен много для него значить. Что-то подобное я испытывала в своём родном мире, когда увидела осколок от своего кристалла в лапах Дискорда. Всё что меня заботило в тот миг, так это как мне заполучить его в кратчайшие сроки. Возможно сейчас у Шэда была похожая ситуация и в отличие от меня, он преуспел в этом деле. Что ж, в таком случае снимаю перед ним шляпу. Правда вместо шляпы у меня была лишь старая добрая резинка для волос, так что придётся ему обойтись без моих почестей.

Когда же музыка и гвалт стихли, Селестия взяла последнее слово.

— На этом торжественная часть подошла к концу. Тринадцатые Битвы Магов объявляются официально законченными! Всем спасибо за вашу поддержку! Участников соревнований же прошу не расходиться для решения некоторых организационных моментов!

Заиграла лёгкая и приятная музыка и гости начали понемногу покидать замок, а мы получили возможность наконец-то отдохнуть от этой докучавшей торжественной части. Но стоило мне только подумать о том, чтобы найти спокойное место, как я тотчас почувствовала, что мою шею обхватили. Это была Майя, которой явно не терпелось со мной поговорить.

— Ох, Сан, я так по тебе соскучилась! — затараторила она, грозясь меня задушить. — Я с тобой целых два месяца не виделась!

— Я тоже рада тебя видеть, но ты не переборщи — ты же меня сейчас задушишь...

Поняв, что немного увлеклась с нежностями, кобылка отпустила меня, виновато улыбаясь. Теперь пришел мой черёд мстить, и я схватила её, принявшись тискать изо всех сил.

— Ну что, нравится? А?

— Ай, отпусти! Я больше не буду! — кричала она, в шутку борясь со мной. Наконец я над ней сжалилась и отпустила и мы посмеялись.

— Ну что Сан, рассказывай, — сказала Майя. — Как соревнования проходили? Интересно ведь!

— Оу, прямо сейчас? Неужели ты сами не следила за ходом Битв? – лениво протянула я, чувствуя, что изрядно устала, даже не смотря на то, что пролежала с неделю неподвижной.

— Следила конечно, но в газетах была лишь сухая информация и никаких картинок. Наверняка тебе есть что рассказать. Например, как получилось так, что ты ушла к Драконам?

— Это долгая история... — всё так же устало протянула я. Тонизирующий эффект препаратов начинал заканчиваться и моя активность постепенно снижалась, да и голод начал медленно наступать, напоминая о себе урчанием желудка. — Давай я как-нибудь в другой раз её расскажу. Завтра, например.

— Ну ладно...

Было видно, что ей не терпится узнать все подробности соревнований, но глядя на всё более обессиливающую меня, Майя решила сдержать свой порыв любопытства.

— А где Нано, ты не знаешь? Не помню, чтобы я видела её здесь.

— О, она не смогла приехать. Она ведь живёт в Троттингеме, да и у неё завал на работе — она и так смогла участвовать на Битвах Магов лишь благодаря отпуску. Смешно, да – магу времени не хватает времени. Кстати, такая же история и с мамой — она осталась в магазине, а я пришла получить дипломы за нас двоих. Ну и повидаться с тобой, конечно же.

— Спасибо за это. Я тоже скучала. – Я хотела продолжить свой диалог, но вдруг ко мне резко подошла встревоженная Эклипс и быстро бросила:

— Я иду к Селестии, спрашивать насчёт Рэйна. Ты со мной?

— Да, конечно, — ответила я ей, и мы поспешили к принцессе.

— А что такое с Рэйном? — поинтересовалась Майя, увязавшись за нами.

— Это... тоже долгая история, — улыбнулась я. — Но если одним словом — он куда-то пропал. Подробности мы сейчас идём узнавать.

— Может, я могу помочь?

— Вряд ли, но ты лишней не будешь.

По пути к нам ещё присоединились Сора с Экви и мы впятером подошли к Селестии, которая обсуждала какие-то дела с остальными администраторами. Эклипс деликатно кашлянула, привлекая внимание.

— Простите, принцесса Селестия...

— Да? Что случилось? — она посмотрела на мою сестру своим приветливым и слегка заинтересованным взглядом.

— Я хотела спросить у вас насчёт Саммэр Рэйна...

— А что с ним слу...

Однако Селестия не успела договорить, так как её оборвала внезапно выскочившая вперёд Луна.

— Ах да, Саммэр Рэйн. Всё в порядке сестра. Это по моей части вопрос, я разберусь. У тебя есть более важные дела, не стоит отвлекаться.

Селестия с некоторым удивлением посмотрела на Луну, а затем кивнула.

— Хорошо, раз Луна сказала, что знает в чём дело, то обращайтесь к ней. А теперь прошу меня простить, — сказала она и повернулась обратно к Твайлайт и Дискорду.

— Так, давайте не будем мешать остальным и немного отойдём... — негромко сказала принцесса ночи и отвела нас в сторону. — Итак, вы наверное хотели узнать, куда пропал Саммэр Рэйн?

— Да.

— Понимаете ли... тут вышла очень неприятная история. Я не хотела сообщать вам её до церемонии награждения, но видимо больше оттягивать не получится. — При этих словах Луна испытывала явную неловкость. — В оборудовании кровати искусственного сна, на которой лежал Саммэр Рэйн, произошёл сбой, и его выкинуло в реальность раньше срока. И что самое страшное, этот непреднамеренный вылет оказал негативное влияние на него...

— Что вы имеете в виду? — нахмурилась Эклипс. — Что с ним и где он?

Луна ещё какое-то время помялась, скользя взглядом по полу и наконец сказала:

— Он... он сейчас в больнице.

— ЧТО?!

— Поверьте, с ним всё будет в порядке! — поспешила она нас успокоить, с опаской посматривая на Селестию. — Уже через день другой он придёт в норму!

— Так что с ним конкретно? Я должна навестить его сейчас же! — возмущалась Эклипс.

— Нет! — вдруг вскрикнула Луна, но увидев, что Селестия с недоумением посмотрела на неё, кашлянула и вернула себе более спокойный и серьёзный тон. — Нет, к нему нельзя. Он пережил сильный шок и сейчас его нельзя ни в коем случае беспокоить. Однако есть и хорошая новость — врачи говорят, что уже завтра вы сможете навестить его. Завтра утром, если точнее. А пока я лишь могу принести свои глубочайшие извинения...

— Больно мне нужны ваши извинения! Скажите, в какой он больнице!

— Я не могу разглашать такую информацию до завтрашнего утра. — Луна была непреклонна. — Прошу вас, войдите в положение. Это для его же блага.

Эклипс продолжала гневно смотреть на принцессу, но в конце концов сдалась и отвернулась.

— Вам лучше постараться, чтобы завтра он чувствовал себя лучше... Если конечно вы не хотите, чтобы эта история просочилась в газеты.

— Эклипс! — одёрнула я её. — Это уже шантаж чистой воды!

— Да, он самый! Ибо мне нужны гарантии!

— Хорошо, я понимаю, – произнесла Луна. — Не волнуйтесь, завтра вы сможете его навестить. А теперь прошу вернуться к остальным, сейчас будет небольшое объявление.

Пока мы спускались вниз, Дискорд решил разогнать толпу журналистов, гурьбой столпившихся вокруг Эльзы, Шэда и Скай, как самых лакомых членов битвы. Видимо многие печатные издания соревновались за интервью с победителями. С одной стороны, мне было обидно, что простых участников обошли стороной, а с другой – я была ужасно уставшей, так что сама бы прогнала охотников за сенсацией.

— Так, всё, журналюги — кыш! — прикрикнул дух хаоса. — Ещё минута промедления и вы узнаете мой гнев!

Для убедительности он создал грозовую тучу и бьющие из неё молнии. Гром сотряс стены зала, что подействовало на журналистов отрезвляюще, и они поспешили ретироваться из замка.

— Вовсе не обязательно было прогонять их столь грубо... — сделала ему замечание Селестия.

— Ой, да ладно тебе, Тия! Это же журналисты — если на них не прикрикнуть, то они в жизни не отстанут!

Принцесса лишь укоризненно покачала головой, а затем обратилась к участникам, которые успели разбрестись по сторонам.

— Как вы могли заметить, дипломы так и не были вам вручены. Дело в том, что мы хотели растянуть праздник на два дня. Сегодня была торжественная часть, а завтра вечером будет прощальный бал. Вечер выпускников, если можно так выразиться. Там у вас будет возможность отдохнуть и пообщаться с участниками перед тем, как разъехаться по своим родным городам и там же вам будут вручены дипломы. Однако это будет завтра, а сегодня надо вас накормить и куда-то пристроить на ночь. Конечно мы это предусмотрели и тех, кто желает остаться в замке или кому некуда идти — милости просим. В зале для гостей сейчас накрывают столы, а спальни замка вновь готовы принять вас. На этом у меня всё — располагайтесь.

Администраторы начали расходиться, и мы были предоставлены сами себе.

— Итак, что будем делать? — поинтересовалась Эльза, которая была рада избавиться от расспросов журналистов. — Если честно, я бы поела.

— Поддерживаю! — Майя подняла копыто.

Я прислушалась к собственным ощущениям — голод и правда давал о себе знать. Какие бы навороченные технологии не обеспечивали нас всем необходимым во время сна, а настоящую еду они вряд ли могли заменить полностью — не было того приятного ощущения сытости, когда после плотного обеда встаешь из-за стола. Пробежав глазами по лицам своих сестёр и не встретив возражений, я отдала команду:

— Вперёд, на штурм столовой! Наперегонки! Проигравший ест что-нибудь невкусное!

В гонке приняла участие лишь Майя и мы побежали по лестнице наперегонки, смеясь и визжа, когда кто-то из нас хватал другого за хвост. Сёстры и Эльза смотрели на нас с лёгким недоумением, но меня это не заботило. Когда я вновь встретила Майю, я словно почувствовала себя моложе. Вспомнились те деньки, когда я с ней познакомилась. Кажется, тогда я была более наивной и жизнерадостной... Впрочем, это не ушло бесследно, раз я могла позволить своей безалаберности захватить меня целиком. Проблемы Эклипс? Это конечно очень плохо, но я была не из тех, кто мог долго переживать по поводу чужих проблем. Для этого есть свои.

Совершив героический прыжок, я пересекла порог комнаты для гостей и принялась задорно перескакивать с копыта на копыто.

— Вухуу! Я выиграла! Майе утёрли нос!

— Ну естественно! – возмутилась Майя, прибежав с небольшим опозданием. — Мало того, что отсчёта не было, так ещё и за хвост дёрнула так, что у меня чуть глаза не вывалились.

— Хи-хи. Никогда не подставляй врагу части, за которые можно ухватиться!

— Ладно ладно... В любом случае это было слишком спонтанно, я отказываюсь принимать наказание.

— Хорошо, как скажешь. — Я безразлично пожала плечами.

Майя подозрительно нахмурилась.

— Что-то слишком легко ты сдалась.

— Просто у меня есть рычаги давления – помнишь, в нулевой день соревнований ты проиграла мне желание?

Майя насмешливо фыркнула.

— Ты бы ещё через год о нём вспомнила... Это так давно было! То желание уже протухло.

— Кажется кто-то струсил. — Я прищурила глаза. — Обещание есть обещание, у него нет срока годности!

— Но...

К нашему разговору наконец присоединилась Элизабет, деликатно кашлянув.

— Может я лезу не в своё дело, но Санрайз права. Честность и справедливость — залог крепкой дружбы. Ты проиграла спор или что там у вас было и обязана понести наказание.

— Какие пафосные речи, — скривила мордочку Майя. — Но ладно, так и быть... Что мне делать надо?

Я просияла, предвкушая долгожданную расправу над подругой. Как же я удачно вспомнила про то давнее пари...ну или про проигрыш Майи, если точнее — в чём именно мы тогда соревновались, я уже не помнила.

— Как я и сказала — тебе придётся съесть что-нибудь интересное. Пойдём, выберем тебе еду.

Подойдя к столу, я принялась идти вдоль него, скользя взглядом по разным блюдам.

"Бананы, кабачки, яблоки, жареное сено, салаты — нет, это всё слишком скучно. Даже хуже — у меня у самой уже слюни потекли... Так, а это у нас что?"

Я остановилась перед тарелкой, полной маленьких красных перцев чили и почувствовала, как моя улыбка становится всё шире. Я сильно сомневалась, что этим блюдом воспользуется хоть кто-нибудь, но принцессы явно задались целью удивить нас разнообразием.

— Всё очень просто, — сказала я, поворачиваясь к Майе. — Всё что тебе надо сделать, это положить этот перчик в рот и прожевать.

Увидев, что я выбрала, Майя скорчила физиономию, словно уже съела десяток.

— Нет, ну это слишком. Я же умру.

— Брось. Никто ещё от одного маленького перчика не умирал... наверно.

— Тебе лишь надо отбросить страхи и сомнения, — подбодрила её Эльза.

Майя долго сверлила глазами перец, пытаясь последовать совету Элизабет и наконец ей это удалось.

— Я делаю это ради нашей дружбы, — вздохнула она и принялась жевать перец.

Такое шоу нельзя было пропустить, и я даже не успела заметить, как вокруг Майи столпился народ. Кто-то посмеивался, кто-то испуганно ахал, но все без исключения ждали результата. И он не заставил себя долго ждать — сначала Майя просто перестала жевать, приняв задумчивое выражение, затем её глаза начали становиться всё шире и шире и наконец она заорала:

— СВЯТОЙ ДИСКОРД, КАК ЖЕ ОСТРО!!!

Под наш дружный хохот она ринулась к столу и принялась мощными глотками опустошать графин с водой.

— И почему всегда моё имя используют как замену ругательству... — вздохнул Дискорд из-за администраторского стола и продолжил уплетать куриные крылышки, политые острейшим соусом.

Майя ещё долгое время плевалась и тёрла язык копытом, пытаясь избавиться от этого неприятного жжения, а народ тем временем успокоился и вновь разбрёлся вдоль стола, оставив нас в прежней кампании.

— Ладно, — сказала я. — Смех смехом, а голод даёт о себе знать.

Я подошла к столу и принялась уплетать всё, до чего могла дотянуться, решив использовать щедрость аликорнов на полную катушку. Остальные последовали моему примеру, и вскоре окружение наполнилось чавкающими звуками и вздохами удовольствия.

— Ох, как же вкусно... — сказала Сора, надкусывая большое спелое яблоко. — Я уже и забыла, что еда на самом деле такая...классная.

— Классная? — фыркнула Экви. — Немного странная характеристика.

— Не цепляйся к словам. Ты поняла, что я хотела сказать.

— Я вот поняла. — Эклипс с задумчивым видом жевала банан. — Мы всего пять дней не ели, но я так соскучилась по вкусу еды и чувству насыщения... Точно так же было и после первого сезона, а всё равно не могу привыкнуть. Сан, у тебя так же?

— Угу. — Я кивнула, соглашаясь с сестрой и повернулась к Майе, которая наконец перестала полоскать рот и собиралась тоже приступить к еде, при этом не переставая странно поглядывать на тарелку с перцами.

— Ты как, в порядке?

— Да, вроде. Знаешь... — она вдруг перевела взгляд на меня и улыбнулась, — а мне понравилось!

— Серьёзно?

— Ну целиком их есть это конечно перебор, но острая еда доставляет весьма интересные ощущения. Надо будет при случае получше их распробовать. Сейчас бесполезно — язык всё ещё горит.

— Ты уж прости за это... — Я выглядела виновато.

— Не бери в голову, — отмахнулась она. — Уговор есть уговор. Однажды мы поспорим о чём-нибудь ещё и тогда я тебя выиграю, вот увидишь!

— Я принимаю вызов! — хихикнула я и вернулась к еде.

Трапеза продолжалась. Мы болтали о всяком, шутили и смеялись — все наши испытания были позади, а вместе с ними начали стираться и клановые принадлежности. Я заметила, как во всех частях стола участники разных кланов охотно общаются друг с другом, не испытывая никаких проблем с тем, что ещё совсем недавно они были врагами. От такой идиллии у меня сама собой появилась улыбка на лице. Однако идиллии на то и существуют, чтобы их кто-нибудь портил...

 — Привет, Санни. — Я почувствовала, как меня кто-то приобнял. Обернувшись на голос, я увидела улыбающуюся Кримзон. Я ни сколько не удивилась – только она меня так называет...

— Как вы тут?

— Да всё хорошо. Едим вот... И прошу — не называй меня Санни.

— Почему? — искренне удивилась Кримсон. — Мне кажется это отличное прозвище.

— Вот только мне оно не нравится...

— Ха-ха-ха! Кажется кто-то не знает, что прозвища даются вне зависимости от того, нравятся они их носителю или нет. Так что я советую тебе просто привыкнуть к нему, Санни.

Мне очень хотелось зарычать от раздражения, но я взяла себя в копыта, понимая, что сделаю только хуже.

— Нет ответа? — Кримзон картинно расстроилась. — Ну ладно, будем считать, что ты привыкла. Вообще, я тут по другому вопросу — ты уже решила, где будешь ночевать?

— Что за глупый вопрос? Конечно в замке.

— Фу, замок... Это же так скучно. Вот ты когда-нибудь спала в настоящем огромном особняке?

— Эм, нет. К чему ты клонишь? – с подозрением глянула я на её хитрую улыбку.

— К тому, что я приглашаю тебя переночевать у меня. Можешь взять своих подруг и сестёр, если хочешь. — Последнюю фразу она сказала с явным недовольством.

— Ты живёшь в особняке?! – закашлялась я, поперхнувшись соком.

— Ну на самом деле это не мой особняк, а моего папы, но он совсем-совсем не против такой ночёвки!

— У тебя есть о-отец?! – едва не задохнувшись от удивления, выкрикнула я.

— А почему у меня не должно его быть? Кстати, познакомьтесь — папа, это Санрайз! — Она развернула меня на сто восемьдесят градусов и представила какому-то немолодому жеребцу стального цвета с аккуратно уложенной синей гривой, который стоял неподалёку.

— Очень приятно. — Он протянул копыто и я незамедлительно пожала его. — Меня зовут Абетор и да — я отец Кримзон.

— Простите, мистер Абетор. Я-я ничего такого не имела в виду... – пролепетала я, тогда как собеседник в ответ лишь рассмеялся.

— О, не переживай, мы с Кримзон и правда мало похожи друг на друга, так что ты не первая, кто удивляется... Значит ты подруга моей дочери? Она уже успела немного рассказать про тебя.

«Интересно что...»

— Эм, да. Пожалуй, нас можно назвать подругами. У вас... удивительная дочь. — Мне приходилось подыскивать слова, чтобы не ляпнуть чего-нибудь лишнего.

Абетор вздохнул, и в этот миг я разглядела в его взгляде печаль, которая, однако, быстро исчезла.

— Да, удивительная — это отличное слово... Как бы то ни было, а мы приглашаем вас к нам домой. Кримзон будет счастлива переночевать в компании своих новых подруг. К тому же замок — это просто дорогая гостиница, а в особняке когда вы ещё сможете переночевать?

— Сомневаюсь, что мне и в замке ещё выпадет шанс вздремнуть... — еле слышно пробормотала Майя.

Я оказалась в непростой ситуации и не знала, как поступить. С одной стороны некрасиво отказывать этому солидному жеребцу, а с другой, ночёвка с Кримзон — сомнительное удовольствие. Тем более, мне уже выпало удовольствие ощутить все радости времяпрепровождения с ней. Правда на этот раз в доме будет её отец и есть надежда на то, что при нём она будет вести себя спокойней.

— Не могу решать за остальных, но я буду не против переночевать у вас, — ответила я, давая другим самим решить, что они хотят.

— Мы тоже присоединимся, раз уж вы не возражаете, — вдруг сказала Экви и подмигнула мне. Я мысленно её поблагодарила – теперь мне не придётся терпеть Кримзон в одиночку.

— И мы! — добавили Эльза с Майей.

— Вот и отлично! — обрадовался Абетор.- В таком случае, как только вы будете готовы, сообщите мне, и мы отправимся домой.

— Ура-а-а-а-а-а! — радостно закричала Кримзон, принявшись скакать вокруг меня. Глядя на эту бестию, мне оставалось лишь пожинать плоды своего решения.

* * *

Спустя недолгое время мы прибыли в просторном экипаже к воротам особняка, который сразу привлёк наше внимание. Когда мне удалось получше разглядеть, куда именно мы направляемся отдохнуть, то я не смогла сдержать вздоха удивления. В первую очередь в глаза бросался прекрасный сад. Перед домом, по обе стороны от дороги, были высажены ряды вишен, и так как сейчас была весна, нам представилась редкая возможность понаблюдать за их цветением. Розовые лепестки украшали деревья, иногда от лёгких порывов ветра срываясь с веток и плавно опускаясь на тротуарную плитку. Сад создавал такое умиротворение, что какое-то время мы могли лишь молча созерцать колыхающуюся листву. Абетор определенно имел чувство стиля.

— Красиво, правда? — поинтересовался у нас хозяин участка и мы восхищённо кивнули. — Признаться, мне всегда было безразлично на прилегающую к дому территорию, но моя жена когда-то загорелась идеей посадить здесь вишню. Ей всегда нравился розовый... Чтобы достать саженцы и привить их к не самому свойственному для них месту, пришлось найти отличного садовника и немало заплатить, но теперь я вижу, что оно того стоило.

— Да, определённо, — согласилась Экви. – Это чудесное место.

— Мистер Лиф! Здравствуйте! — вдруг закричала Кримзон, увидев кого-то среди деревьев. Поняв, что его обнаружили, к нам вышел пожилой пони салатового цвета с седой гривой и густыми усами. Было видно, что он со страхом смотрит на неё, но несмотря на это, он поклонился.

— Добрый вечер, мисс Кримзон. Я рад, что вы вернулись.

— Я тоже рада! — казалось, что она не замечает неискренности в его голосе. — И вы только посмотрите — я не одна, а с подругами! Здорово, правда?

— Действительно здорово. — Он кивнул и повернул голову к нам. — Добрый вечер и вам, дамы.

— Это господин Лиф — тот самый садовник, о котором я говорил, — прокомментировал Абетор. — Он работает у нас уже много лет и я очень признателен ему за его труд. Но не стоит в вашем возрасте работать допоздна. Это ведь чревато переутомлением, да ещё и холодает под вечер. Вы можете простудиться.

— О, не переживайте. — Лиф глухо засмеялся. — Работать в вашем саду — сплошное удовольствие. Но, пожалуй, вы правы, закончить дела я успею и завтра. Всего вам доброго!

С этими словами садовник откланялся и вышел через ворота.

— Уже и правда довольно прохладно, — сказал Абетор. — Негоже гостям мёрзнуть на улице. Прошу всех в дом, там вас ждёт тёплый камин.

Два раза нас просить не пришлось, и мы двинулись в сторону входа. Пройдя через сад, нам открылся вид на особняк семьи Кримзон. Размерами после замка он не впечатлял, но оно и понятно — глупо было проводить между ними параллели. Это был солидный двухэтажный особняк с большим количеством окон и... это, пожалуй, всё, что можно было сказать про него. Никаких изысков — глазу даже не за что было зацепиться. Однако по обложке не судят — возможно хозяева просто не любят выставлять своё богатство напоказ.

Пройдя внутрь, первым, на что я обратила внимание, было то, что во всём доме не горел свет. Словно тут больше не живёт никто. А как же жена? Как же прислуга? Я не верила, что такой большой дом можно содержать одному и тотчас полюбопытствовала на эту тему у хозяина.

— Прислуга? — переспросил Абетор, ходя по комнате и зажигая свечи. — Видите ли, после одного досадного события вся прислуга уволилась и больше никто не хочет у нас работать. Лишь садовника я смог уговорить остаться. А жена... — на несколько мгновений его взгляд стал отсутствующим, — Вельвет Блоссом умерла два года назад... Если вы не против, то я предпочёл бы закрыть эту тему.

— Конечно-конечно! – смутившись от такого неожиданного ответа, заговорила я. — Простите меня за такие вопросы — ничего не могу поделать со своим любопытством...

— Ничего страшного. Любопытство не такое уж плохое качество. Без него можно многого так и не узнать никогда.

Пока шел разговор, Абетор успел разжечь камин, и гостиная наполнилась домашним уютом и потрескиванием поленьев. Теперь было достаточно света, чтобы я смогла осмотреть внутреннее убранство дома. Изнутри он выглядел куда богаче, чем снаружи — дорогая, роскошная мебель, разнообразные картины, серванты, набитые красивой декоративной посудой... Родители Кримзон явно ни в чём себе не отказывали.

— Отлично, — сказал Абетор. — Вы посидите тут, пообщайтесь, а я пока пойду наверх — подготовлю комнаты для сна.

Он ушёл и мы остались одни. Всё же каким бы милым он не был, а в присутствии взрослого нам было несколько неловко. Кримзон же от неловкости не страдала и с важным видом начала прохаживаться перед нами словно командир перед своим отрядом.

— Итак, вот мы и одни... — загадочно сказала она и оглядела нас с ухмылкой. — Чьей же крови мне испить в первую очередь?

Эклипс моментально нахмурилась.

— Я ни секунды ни сомневалась. Это всё была ловушка, не так ли?

Улыбка Кримзон расползлась ещё шире.

— Конечно! Ты разве не слышала городскую легенду о кобылке-вампире, которую скрывает её любимый папочка? Сначала она пила кровь своих слуг, но это быстро навело шуму и теперь прислугу сюда силком не затянешь. Простые жители тоже начали остерегаться этого дома, но этого было недостаточно. Дело в том, что на доме лежит заклинание, которое ежедневно меняет его местоположение и внешний вид. Таким образом, когда папа вампирессы зовет в дом гостей, они ничего не подозревают. После этого он уходит на второй этаж под каким-либо предлогом, чтобы не видеть того, что будет твориться здесь и даёт волю своей дочурке. Ну а после того как дело сделано, приходит их верный садовник и закапывает тела под деревьями вишни... Вот такая вот легенда.

От такого рассказа мне стало немного жутко. Неужели это правда? Неужели Кримзон действительно вампир? А ведь я с ней лежала в одной постели... Ужас! У меня побежали мурашки по коже от осознания того, что я могла быть на волоске от гибели в тот момент...

Эклипс же оказалась не из пугливых и зажгла свой рог, готовясь защищаться.

— В таком случае вы совершили большую ошибку, пригласив столько пони сразу. Мы просто поймаем тебя и твоего отца здесь и сейчас. То-то Селестия удивится, когда мы расскажем ей про... ты чего?

Во время речи Эклипс, Кримзон сначала хрюкнула, а затем не выдержала и взорвалась смехом.

— ХА-ХА-ХА! Какие же вы наивные! Ха-ха-ха!

Эклипс недоумевающе смотрела на неё. Экви подошла к своей сестре и легонько стукнула её по затылку.

— Вампиров, которые пьют кровь пони, не бывает, балда.

— Ай! Ну откуда же я знала? — огрызнулась Эклипс, потирая затылок. — Она же маг крови, так что звучало убедительно.

Какое-то время Кримзон продолжала потешаться над нами, но постепенно успокоилась и улеглась возле камина, принявшись с любопытством осматривать нас.

— Знаете... а ведь вы мои первые гости за последние два года. Да и до этого я не могла похвастаться общением с другими пони. Так что можно сказать, что я рада видеть вас у себя дома, несмотря на то, что близко знакома лишь с Санни.

— Адекватная речь от Кримзон? — усмехнулась Эклипс. — Неожиданно.

Кримзон на какое-то время замолчала, словно задумалась о чём-то. Может быть, прислушивалась к собственным ощущениям? Заметить, что ты внезапно стал вести себя нормально — наверняка для неё это шок... В любом случае она вскоре вернулась мыслями к нам и пожала плечами.

— Да, наверное ты права. У меня иногда настают дни, когда разум берёт верх над инстинктами. А они у меня очень сильно развиты... Главное в такие моменты осознать, что ты начала понимать, что творишь. Это очень сложно описать — ты привыкаешь к ритму жизни, когда ты не думаешь, зачем ты делаешь что-то. Ты просто... делаешь. И вот в один прекрасный момент у тебя пробуждается разум, но ты так увлечена исполнением своих сиюминутных желаний, что этот момент так и проходит незамеченным и всё возвращается на круги своя.

После такого откровения в комнате воцарилось неловкое молчание. Мои сёстры и подруги наверняка подумали, что она спятила. И я бы сама так решила, если бы не побывала в её шкуре тогда в лабиринте. Эта магия крови... она действительно сводит с ума, но в тоже время это нечто совершенно иное. Ты не страдаешь какими-либо разновидностями шизофрении или паранойи — ты просто делаешь то, что велят тебе инстинкты и "зов крови". Уж не знаю как это случилось с Кримзон, но на её долю выпала нелёгкая ноша.

— Знаешь... – решила нарушить молчание Эльза, обратившись к Кримсон, которая грела бока у камина. — Прости меня, если я буду грубой, но мне кажется это психическое расстройство. Ты не пробовала лечить его?

— Это НЕ психическое расстройство. Это сложно объяснить... Конечно меня лечили. Не по моему желанию, но право выбора мне не оставили. Так что последние два года я провела в лечебнице.

Все вокруг меня предсказуемо издали вздох удивления. Меня же она не сильно удивила — я слышала от неё что-то про лечение во время девятого дня, но не придала тогда этому особого значения. Кримзон продолжила, не обращая на нашу реакцию никакого внимания.

— Папа же не особо верил в то, что лечение сделает меня нормальной и искал другие способы. В итоге он пришёл к выводу, что всё началось после того, как я получила свою кьютимарку, и поэтому решил, что мне надо просто сменить её. Он отправился к Арк Мэджику — тогдашнему архимагу, но тот выгнал его, стоило только отцу заикнуться о магии крови. Принцессы тоже не смогли ничем помочь, лишь Луна сказала, что я должна сама загореться желанием стать нормальной и добиться этого. Тогда отец не понял смысла этих слов, но спустя почти два года Арк Мэджик ушёл на пенсию, и было объявлено о начале Битв Магов. Тут-то его и осенило, что я должна сама стать архимагом и изменить собственную кьютимарку. Он забрал меня из лечебницы и уговорил принять участие в соревнованиях. Однако с должностью архимага, как вы знаете, не сложилось. Но меня это слабо интересовало к тому моменту. Когда я впервые увидела Луну, в моём мозгу словно выстрелила мысль "Я должна попробовать её кровь!". Я не знала почему, я не знала зачем, но я была абсолютно уверена, что от этого что-то произойдёт. Просто напасть на аликорна я не могла, так как понимала, что не смогу её даже поцарапать. Оставалось лишь каким-то образом убедить её дать мне крови добровольно, и о чудо — во втором сезоне наградой стало исполнение желания! Очень жаль, что я не победила, но сейчас, когда я могу мыслить нормально, я понимаю, что это даже к лучшему — кто знает, что со мной могло бы стать во время награждения. Я не исключаю, что я могла бы впасть в безумие и убить всех, кто там был... На большинство находящихся там мне было плевать, но я могла случайно убить Санни и папу! Это было бы ужасно...

— Спасибо за честность... — пробурчала Эклипс, а затем сказала уже громче. — Значит всё из-за кьютимарки... А как ты её получила?

Кримзон уже собиралась ответить, но вдруг по лестнице спустился её отец.

— Ну как вы тут, дамы? Всё воркуете? Если что, спальни готовы, но можете сидеть, сколько вам хочется.

— Да, пожалуй, нам пора ложиться, — вдруг сказала Кримзон, поднимаясь с места. — Эту историю, девочки, я вам завтра расскажу. Спокойной ночи, папа.

— О, ну конечно, ложитесь. Вы должно быть ещё не пришли в себя после соревнований. Спите, набирайтесь сил. Спокойной ночи, киса. Люблю тебя.

— И я тебя. — Она нежно обняла своего отца перед тем, как направиться наверх. Следом за ней уставшие, но довольные, поплелись мы.

Спален в доме оказалось много, но каждая предназначалась для двоих, так что мы заняли четыре комнаты. Сора расположилась вместе с Майей, Эклипс с Экви, я с Эльзой, а Кримзон, разумеется, досталась личная. Когда мы вошли в свою, я не могла не оценить убранство. Несмотря на то, что это была лишь одна спальня из множества, даже здесь всё было обставлено с любовью и роскошью: уникальные картины, сервант, стол с различными красивыми и очень привлекательными безделушками, мягкий ковёр и конечно же две кровати у противоположных стен, которые выглядели жутко удобными.

— Ох, классно-то как... — сказала я, с наслаждением падая на ближайшую кровать. Я чуть не услышала, как мое тело стонет от блаженства от соприкосновения с шерстистым покрывалом, устилающим мягкий матрас.

— Да-а.... — протянула Эльза, уложив голову на подушку. — Вот уж не подумала бы, что после пятидневного сна больше всего мне будет хотеться поспать ещё.

— Ничего удивительного, ведь хоть мы и не напрягались физически, но мозг воспринимал наш виртуальный сон как вполне реальную нагрузку. Так что можно сказать для наших организмов эти пять дней выдались весьма активными.

— Угу... — Эльза на какое-то время замолчала, обдумывая темы для разговора, а затем спросила. — Ну что, как тебе такая Кримзон?

— Какая "такая"? В смысле адекватная?

— Угу. Ну и вообще про эту историю с особняком и родителями.

Я легла на спину и принялась смотреть в потолок. Так мне было проще сосредоточиться.

— Это всё меня сильно удивило, что уж тут скрывать. Но сейчас, когда я обдумываю наш разговор, меня насторожила кое какая деталь.

— И какая же?

— Ты заметила, что Кримзон забрали в лечебницу два года назад, и что её мать тоже умерла два года назад?

Эльза приподнялась и настороженно посмотрела на меня.

— Ты же не хочешь сказать, что она её...

— Нет, это вряд ли. Кримзон конечно непредсказуемая, но сомневаюсь, что она смогла бы совершить такое. Скорей всего новость о гибели матери и помутила её рассудок.

— Может быть... Но не забывай ещё про одну деталь — свою кьютимарку она получила тоже два года назад, и она в виде капли крови...

— Ты хочешь сказать, что её судьба связана с убийствами?! — теперь пришла моя очередь поражённо смотрела на Эльзу.

— Тише ты! — зашипела она. — Не кричи такие вещи в их доме! Это всё лишь предположения. Скорей всего верна теория о том, что получение кьютимарки, смерть матери и лечение Кримзон как-то связаны, но давай не забывать, что отец сам выпустил Кримзон из лечебницы. Если он знал о том, что это Кримзон её убила, — на этих словах Эльза перешла на шёпот, — то я не думаю, что он бы так просто смог её простить.

— Хотя с другой стороны, почему бы и нет.

— В любом случае я пока не хочу раньше времени бросать тень на её личность, даже не смотря на то, что недолюбливаю её. Завтра она расскажет нам о том, как она получила свою кьютимарку и на основании этих данных мы сможем сделать выводы.

— Ну ладно... — нехотя согласилась я. Мне нравилось выстраивать предположения по поводу прошлого Кримсон но даже такие обвинения были слишком серьёзными, чтобы выдвигать их не имея никаких доказательств.

— Я предлагаю поспать. Чем раньше уснём, тем быстрее наступит новый день, и мы узнаем, что же на самом деле произошло тогда.

С этими словами она задула свечу на прикроватной тумбочке. В комнате сразу стало темней... Хотя нет, в окне виднелась полная луна, которая светила достаточно сильно, чтобы освещение в комнате просто сменилось с тёплого оранжевого на холодный голубой.

— Нет, я так не засну, — пробурчала Эльза и подойдя к окну, задёрнула штору. Теперь стало так темно, что я даже своих копыт не видела. Делать было нечего и я, вздохнув, удобно устроилась и закрыла глаза. Завтра нас ждал новый день, который откроет нам все дороги к будущей прекрасной и насыщенной жизни.

* * *

Чёрный силуэт неслышно подошёл к дверям, ведущим в подземелья Кантерлота. Стражники, которые должны были охранять проход, бездумно стояли, не обращая внимания на незваного гостя. Пройдя мимо зачарованных пони и прикрыв за собой дверь, неизвестный столкнулся с принцессой Луной, с насторожённостью глядящей на вошедшего.

— Ну наконец-то. – облегчённо выдохнула она. — Я уже вся изволновалась — ты знаешь, на какие риски я иду?

— Мы все рискуем. Но скоро это изменится.

Убедившись, что за ними никто не следит, Луна развеяла заклинание иллюзии. Они отправились по тёмному коридору, освещённому редкими и тусклыми факелами. Проходя мимо первого факела, тьма немного отступила, и силуэт оказался пони, одетым в коричневую робу, которая полностью закрывала его лицо.

— Ну что? Всё идёт по плану? — спросил он. — Я видел, что ты всё же смогла утихомирить эту Эклипс.

— Да, хотя всё и чуть не пошло под откос. Как назло, ей надо было начать возмущаться прямо под носом у Селестии. Хорошо, что они мне всё ещё доверяют, поэтому я пообещала ей, что она сможет навестить Рэйна завтра.

— Ладно. – усмехнулся пони. — Есть ли что-нибудь ещё?

— Ну... — замялась Луна. — Есть, но это пустяки и тебе не стоит в это вникать. Я разберусь сама.

— Нет, — решительно сказал он. — Так дела не делаются. Я должен быть в курсе ВСЕХ происходящих событий. Говори, что случилось?

— Дело в том, что некоторые из фестралов всё же взбунтовались и сбежали. Я отправила несколько патрулей на их поиски, а тех, кого удалось поймать, посадила за решётку до тех пор, пока не решу, что с ними делать.

Пони в робе уже было открыл рот, но Луна его перебила.

— Да, я знаю что ты скажешь. Но они МОИ подданные и я сама с ними разберусь и сама решу, что с ними делать!

— Ладно, как знаешь. Я лишь беспокоюсь, не скажется ли это на нашей наступательной мощи? Часть сбежала, часть гонится за ними — осталось ли у нас достаточно солдат?

— Не волнуйся, всё под контролем. Мои войска более многочисленны, чем ты можешь представить. К тому же основной ударной силой всё равно будут не они.

— Да, тут ты права...

За этим разговором они зашли вглубь подземелий, гораздо дальше, чем комната, где находились кровати искусственного сна. Подойдя к одной из стен, Луна привычно нажала на один из многочисленных серых камней, вдавив его вглубь. С характерным скрежетом, часть стены отъехала назад, а затем в сторону, открывая перед ними проход. Пройдя по ещё одному коридору, они вышли в большое помещение, тускло освещенное свечами в высоких подсвечниках.

Зала была полна фигурами киринов, обступивших Шэда, стоящего в центре вычерченного магическими символами и узорами круга. Перед жеребцом находился постамент с рогом Сомбры, а над ним располагался золотой анкх, к которому была присоединена труба, уходящая в потолок. По углам комнаты располагались четыре кристалла стихий, которые парили в воздухе без какой либо помощи со стороны.

— Превосходно... — завороженно проговорил пони в робе, осматривая комнату. — Энергия Дискорда, кристаллы стихий, рог Сомбры и даже ключ жизни! Не верится, что вам удалось всё это достать. Хорошая работа!

— Да... — кивнула Луна, довольная его одобрением. — Достать всё это было очень непросто, но теперь всё позади. Здесь и сейчас будет вершиться история! Если нам всё удастся, то мы станем первыми, кто смог перенести силу умершего в новое тело! Но уверен ли ты, что кристаллы не пострадают? Стихийные сёстры рассказывали мне, что может произойти, если уничтожить хотя бы один из них. Я не хочу, чтобы наш мир так же погиб во время буйства стихий.

— Не волнуйся, мои друзья знают об этом и будут черпать энергию из кристаллов только если энергии Дискорда окажется недостаточно. И даже в этом случае они не будут слишком усердствовать... Шэд, готов ли ты стать чем-то большим и выполнить своё предназначение?

Шэд немного поколебался с ответом, но затем низко поклонился.

— Да, учитель.

— Очень хорошо. Думаю, можно приступать?

— Позволь спросить, — сказала Луна. — Когда начнётся нападение, что будешь делать ты?

— Пока ничего. Буду ждать результатов вашего сражения, наблюдая из тени. Как и всегда. Не переживай, у меня тоже есть своя роль во всём этом, просто мой черёд пока не настал. Итак, вы готовы? — спросил он у киринов, на что те утвердительно кивнули. — Отлично. Тогда — начинайте!

Все кирины как по команде устремили свой взгляд на Шэда и начали читать заклинание. Сначала тихо, буквально еле слышно, но постепенно они повышали тон, завораживая слушателей своим потусторонним хором. Их искривлённые рога начали светиться, а вслед за ними и круг, в котором стоял Шэд. Из трубы начало медленно вытекать вещество непонятного состояния, которое постоянно меняло свой цвет, светясь то зелёным, то чёрным, то фиолетовым. Это вещество принялось окутывать анкх, покрыв его полностью, а затем начав стекать на рог Сомбры. Пение киринов сливалось в единую вакханалию голосов, создавая жуткое ощущение. Свечи светили всё слабее и слабее и, наконец, полностью потухли, погрузив комнату в абсолютную темноту. Стены словно испарились, всё происходило в чёрной, бескрайней бездне. От анкха исходил зелёный свет, бешено переливаясь и хаотично отбрасывая блики на киринов. Каждая капля энергии хаоса жадно впитывалась рогом, заставляя его испускать волны тёмной энергии.

Но этого было недостаточно — кристаллы стихий засветились и из них начало вытекать такое же вещество, только окрашенное в цвет своей стихии. Это вещество тянулось к рогу, перемешиваясь с энергией хаоса и окрашивая его в полный спектр цветов. Тьма, исходившая из рога, становилась всё сильнее. Даже Луне и её соратнику было не по себе. Кирины продолжали петь, с трудом удерживаясь на ногах, и лишь Шэд не двигал ни мускулом. Его приподняло над поверхностью и рог Сомбры начал медленно приближаться к нему. Когда же он коснулся лба Шэда, произошла ослепительно яркая вспышка и возникшая ударная волна отбросила всех присутствующих в комнате в разные стороны, тем самым резко прервав пение киринов. Центральная же фигура этого ритуала осталась стоять на месте, закрыв глаза и не шевелясь. Торжество тьмы постепенно успокаивалось — у комнаты вновь появились стены, а свечи продолжили гореть, как ни в чём не бывало.

Учитель и принцесса с трудом поднялись на ноги, приходя в себя после удара. Первым делом учитель посмотрел на Шэда, боясь, что его эксперимент провалился, но с каждой секундой его рот растягивался в улыбке всё сильнее. Перед ним стоял жеребец, похожий на Шэда лишь своей расцветкой. Привычная кудрявая грива и хвост теперь были словно сотканы из чёрного дыма, сам он стал выше и массивней, глаза красными, черты лица более властными, а от него самого исходила такая сила, что её можно было почувствовать даже на расстоянии в несколько метров.

— У нас... у нас получилось? — спросила Луна, с широко открытыми глазами осматривая результат ритуала. — Он выглядит в точности как Сомбра. Осталось ли в нём что-нибудь от Шэда?

— Это мы сейчас и проверим. Шэд, кто я для тебя?

Шэд медленно открыл глаза и сказал ровным, но властным голосом:

— Вы мой учитель. Пони, которого я уважаю больше всего на свете.

Учитель ухмыльнулся.

— Отлично. Шэд, ты молодец. Знай — я тобой по настоящему горжусь. Ты тот, кто осуществит наши с тобой мечты.

— Спасибо. — Шэд поклонился.

Повернувшись к Луне, учитель отдал приказ:

— Собирай войска. Кажется, настало время для атаки.

Для настроя