Автор рисунка: Siansaar
Глава I Глава III

Глава II

В оружейной комнате стоял жуткий гвалт, сравнимый лишь с тем, что произошел ранее на брифинге. Стало известно, что необходимо вооружить аж самих «Волкодавов», и не просто вооружить, а подготовить к заданию, аналогов которому в мире ещё просто не существовало. Не удивительно, отчего каждый присутствующий предлагал свои варианты экипировки и экзоскелетов, считая свой оружейный гений последней инстанцией во вселенной. Но самый разгар произошёл в тот момент, когда вылез небольшой факт об "особенностях" выживания в выбранной местности. В тот момент, в практически каждом сотруднике появился свой маленький эксперт по выживанию, который мало того, что любил показать себя, так и считал себя самым умным и правильным в этом вопросе, тогда как других расценивал как бездарностей без вкуса и познаний. Такое могло быть простительно гуманитариям, но уж точно не математикам, чью большую часть и составляли «оруженосцы XXI века». Вероятно этому поспособствовала задача, что была едва ли не судьбоносной. Каково это, когда именно твое оружие спасет мир?

— Предлагаю вооружить их русскими образцами. Вы же сами понимаете, у них хорошее и безотказное оружиe, а в условиях абсолютно ограничения доступа к перевооружению, я бы сказал, что это едва ли не главный критерий для выбора. Тем более патроны для них являются не слишком габаритными, и по «автономке» они смогут взять куда больше стандартного боезапаса в 360 единиц, – негромко предложил инженер Нолан, нехотя признавая успех российской оборонки. Единственное, что его утешало: в вопросах электроники русские все же отставали на порядок.

— Вообще-то мы тоже лыком не шиты, — возразил швейцарец Корсин, чья педантичность уже вошла в добрый десяток рабочих шуток в цеху.

— Пфф, американское оружие, вот это да, а не ваши пукалки... — рявкнул Малсимер, что вызывало дикий приступ хохота у нескольких присутствующих в помещении людей. И тут не было даже толики расизма, но прожженные милитаристы уж очень недолюбливали политику США по поводу «ЧВК – наше все» и превращение оружейного рынка в стабильный, и, как показала статистика, вечно ломающийся, доход.

— Я согласен с Эндрю, раз уж они все с территорий СНГ, то и вооружать их надо привычными образцами оружия. Хотя, пускай сами выберут, наша задача дать только лучшее. Итак, вот как мы поступим… — не успев договорить, начальник склада Роберт Уэйд был прерван громко хлопнувшей дверью и вбежавшим через нее Скаутом.

— Здоров, ребят. Как жизнь? Вы мне приготовили новые плюшки? Ну же, не тяните! – вопрошал медик, будучи на своей волне. Никто бы даже и не сказал, что этот человек прирожденный убийца себе подобных.

— Все хорошо. Да, мы тебе собрали тут кое-что, и раз уж нам дали свободу от бюрократических проволочек, то мы решили вооружить вас по высшему разряду. Вот, смотри. Во-первых, боекомплект D-12 “Русская Длань” для особо опасных заданий уровня "H". Во-вторых, новейший экзоскелет пятого поколения “Скорпион”, ну ты такой уже носил, помнишь, когда тебя Гром своим крупнокалиберным пулеметом чуть... не важно. Ну и на напоследок — различные гаджеты и спец приборы, названия которых тебе ничего не скажут. Поверь, я сам в них путаюсь, – ответил Уэйд с привычной хитринкой на лице. Он мог многое рассказать о предложенных им самих вещах, взвешивая характеристики и прочие атрибуты. Но какое это было дело бойцу, у которого к тому же нет разрешения на изучения подобного? Никакого, и поэтому Уэйд повел себя крайне тактично, использовав на клиенте знаменитый и очень хитрый психологический способ влияния «Вы знаете всё лучше меня».

— Ва-а-ау. Спасибо, ребят! Юхууу, давно хотел новейшую сайгашечку из этого набора Хепи Мил. Кстати, скоро ребята придут, а я пока пойду и померю свои новые игрушки, – воскликнул Ильин, а затем с дикой ухмылкой убежал в смежную комнату. В этот же момент в оружейную зашла и остальная команда.

— Куда этот идиот убежал? Я все понять не могу, почему мы его держим? Даже будучи просто замечательным бойцом, он умудряется творить черте что, – продолжил ворчать Игорь. Его бесило буквально все, и Дима стал наверное самой последней каплей. Спасать каких-то пони в компании с этим ненормальным было настоящей пыткой, и даже неизвестно, что действительно из этого было хуже.

— Ты сам прекрасно понимаешь. Он — часть нашей команды, и для меня Дмитрий как младший непослушный братец. Может мне напомнить тебе тот случай, когда он вытащил твою тушку из под носа у “Грома”? – устало проговорил Алекс, утомленно протирая глаза. Выспаться перед заданием так и не удалось.

— Да помню я, помню. Извини, просто встал не с той ноги, вот и ляпнул, не подумав, – начал оправдываться Скептик, виновато разводя в стороны руки.

— Здравствуйте, ребят. Рад видеть вас в здравии. Мы вам тут кое-что приготовили. Распинаться не буду, вы ведь у нас бойцы тёртые. Скажу одно — экзоскелеты и лучшие образцы вооружения, которые нам великодушно прислали с московского филиала. Прошу за мной. Кстати, Миша, мы таки выполнили твой спецзаказ, – позвал начальник склада. На лице техника образовалось некое подобия улыбки, именно подобие, так как именно с такой рожей Джокер пугал всяких несчастных Бэтменов.

***

Через 3 часа в лаборатории.

— У вас все готово? Я не хочу, чтобы вместо группы у нас была гора жареного мяса, – беспокоился командор, придирчиво разглядывая агрегат.

— Все в порядке, процент выживаемости составляет целых 54%! — После услышанного главнокомандующий неожиданно поперхнулся. О том, куда подевались остальные 46 процентов он побоялся и спросить. — Существует лишь одна проблема. Нам не удалось нормально воспроизвести модуль 232-Z, отвечающий за переброску крупных предметов или небольшого скопления людей. Поясняю: они могут попасть в разные части того мира, радиус разброса от дислокации сигнала не более 200 км. Точкой отправки был объявлен квадрат А-24 – это где-то между столицей и небольшим поселком той страны, – ответил человек с многочисленными учеными степенями и наградами, небезызвестный ученый Уильям Грант. На его лице играла постоянная и честная улыбка. Он и мечтать не смел, что сумеет на своем веку прикоснуться к настолько сложной задаче. Телепортация в другой мир! Немыслимо, но так заманчиво...

— Может, тогда будем отправлять партиями? – задумчиво ответил Алексей, по очереди обдумывая различные способы решения этой проблемы.

— Исключено, мы можем повредить установку. Она и так на ладан дышит, а вы хотите ее перегружать. В следующий раз ее можно будет использовать не ранее, чем через два-три дня. Советую снабдить отряд хорошей связью, а заодно молить Господа Бога, чтобы они не попали туда, куда не надо, – высказал свое мнение Уильям, на которого также перешла эта небольшая нервозность. Дабы исключить малейшие проблемы с этой стороны, он, через нарукавный планшет, отправил несколько приказов о перепроверке внутренних узлов телепортера.

— Ладно, так и поступим. Вот еще два вопроса. Как они будут общаться с жителями того мира, и как им с нами связаться? – спросил командор, вопросительно посмотрев на своего собеседника.

— Что ж, на первый вопрос отвечу так: аборигены того мира используют некие пси-волны, чтобы понимать друг друга даже при использовании разных языков. На второй вопрос мой ответ еще проще – вот этот агрегат будет поддерживать связь нашего командного центра и группы. Он будет транслировать сигнал от коммуникатора командира. То есть это будет как связь, так и возможность отследить группу и по координатам организовать переход обратно. Наша задача — поддерживать установку исправной, в ином случае мы можем потерять возможность забрать их в любое время и в любом месте, – ответил начальник лаборатории, на что командор просто кивнул и пошел к разговаривающим между собой бойцам.

— Миш, а, Миш. Ну как ты выпросил у них эту броню? Я тоже хочу выглядеть как космодесантник, – канючил Дмитрий, восхищенно глядя на могучую стать доспеха Mark VII "Aquila".

— Вообще-то, ничего нового эта бутафория не дает, это просто для красоты. Мне повезло, что мой экзоскелет, с улучшенной системой перераспределения массы, кстати, «Муромец-2» очень похож на броню космодесанта, просто изменили шлем, немного переработали комплектующие. И вообще, это не просто космодесантник, а технодесантник кровавых воронов, хотя и без манипуляторов на спине, – проговорил довольный своей обновкой Волков. Уж чего-чего, а для него это было сродни исполнения мечты. Будучи очень заядлым фанатом вселенной Warhammer, он не мог не мечтать о подобном обмундировании столь полюбившихся ему персонажей. А сколько усилий ему это стоило... Если бы не друзья из компании Armed tactical respond, то вряд ли бы его мечта воплотилась в жизнь. Впрочем, на массивный доспех воинов сорокового тысячелетия это походило мало, так как все таки это действительно была бутафория.

— Как же они заколебали со своим Вархаммером, – устало проговорил Скептик, демонстративно подняв свой взор в потолок.

— Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не повешалось, – ответил Алекс, посмеиваясь над театральщиной Петренко. Роман, решив вообще не влезать в этот бесконечный и глупый спор, внимательно рассматривал командора и начальника лаборатории, которые уверенно шли по направлению к группе.

— Итак, ребята. Михаил... кажется я уже говорил про ваши заскоки. Надеюсь, что это не помешает вашему заданию, иначе у нас состоится очень серьезный разговор по Вашему возвращению с задания, — достаточно серьезно предупредил командор, разглядывая столь экстравагантную броню техника. Он и позабыл, что его предупреждали о подобном, отчего это и стало для него неожиданностью. И все же, если ему устно не доложили о вреде подобного мероприятия, то и волноваться значит смысла было никакого. — Одним словом, в ваших руках судьба целого мира. Вы должны предупредить и помочь этим существам. Так как там много необычных экземпляров с неординарными пси-способностями, то, как вы уже знаете, у вас в шлемы интегрированы некоторые приспособления для защиты разума, но это уже так, мелочи. Также намечается еще одна проблема: так получается, что на выходе вы будете разделены, но я не думаю, что это станет критично, учитывая ваш безупречный стаж. Удачи вам, ребята, и очень прошу, чтобы вы все вернулись обратно живыми, – с этими словами Александр пожимал руки бойцам, чья отвага должна была спасти множество жизней. Затем, вся команда отправилась к капсуле устройства. Волкодавы не стали комментировать последнюю деталь миссии, так как считали, что легко найдут друг-друга. Да и вообще они и не рассчитывали на расстояние не более тридцати километров, что по меркам спецназа было сущими копейками.

Сам агрегат выглядел как огромный прозрачный лифт с большим количеством различной аппаратуры и механизмов. По команде оператора дверь лифта открылась, явив солдатам ярко отполированный пол и потолок с различными непонятными узорами и символами. Несмотря на это, они спокойно вошли в этот странный телепортер.

— Прошу весь персонал выйти из зала, возможна вспышка, яркость которого будет больше 2·10−8 стильб. Процедура перемещения начинается через одну минуту. Просьба подопыт... телепортируемых приготовиться к началу операции, – вещал динамик. И вот, внутри самого агрегата возникло непонятное яркое свечение, а уже через секунду солдаты исчезли, явив персоналу лаборатории пустой механизм. Кто-то из младших техников крикнул "Ура", которое взбудоражило оцепеневший народ. Подхваченный клич раздавался отовсюду, сегодня на базе явно намечалась знатная гулянка.

— Фух, надеюсь, у них все получится, – задумчиво произнес главком, неодобрительно глядя на веселящихся сотрудников, что уже вовсю обнимались и улюлюкали как племя воинственных индейцев.

— Конечно же получится. Они ведь опытные ребята, – высказал свое мнение Грант, задумчиво поглаживая свою короткую бородку.

"Тем временем в Эквестрии."

Кантерлотский Замок. Место, окутанное не самыми лучшими тайнами прошлого, и все же это не мешало ему быть великолепным и величественным достоянием всего эквестрийского народа. Изысканная резьба и узоры украшают стены сего причудливого сооружения, являя собой мраморный цветок посреди зеленой и цветущей страны пони. Если заглянуть внутрь замка, то вы бы обомлели от осознания того, что пускай деньги и являются решающим фактором в искусстве, и все же можно обойтись и без них. Все просто было выполнено со вкусом свойственному настоящему ценителю красоты, а потому тут нельзя было заметить безвкусную "золотую" расстановку, что была присуща очень многим богатым, но несколько тщеславным людям. Наоборот, даже золотые подсвечники и канделябры, что переливались на свету, играя своей полировкой, на проверку были всего лишь позолоченными. Мрамор, из которого выполнены практически все стены, дорогой? Побойтесь бога! Рядом месторождение, и потому он не только дешевый, но и легко добываемый. Все в этом замке говорило о том, что его хозяйки хоть и любили это место, но это не значило, что на него тратилось половина казны, ведь для создания богатого антуража не нужно было вкладывать целые горы битов. Увы, сейчас была ночь, отчего замок не сиял, но, благодаря этому, тайны решили проявить себя в полной мере. А вот, если внимательно прислушаться, то можно будет услышать одну из самых главных тайн Кантерлота, тайну одной заядлой любительницы C12.H22.O11...

Принцесса Селестия, в несвойственной ей манере, кралась с закрытым подносом в свои покои. Она воровато озиралась по сторонам в поисках ненужных свидетелей. Властительница Солнца вот уже три раза чуть не попалась на глаза своей вездесущей стражи и прислуги, благо хоть сестра отправилась в Понивиль. Наконец, добравшись до своих покоев, она пулей вбежала в спальню. Осторожно положив поднос на кровать, она достала золотую ложку с ее личным гербом. Недолго раздумывая, она откинула крышку у металлического подноса, на котором мерно покоился огромный торт. Селестия долго не могла себе позволить такое угощение, увы, принцессам этого не положено по этикету. По идиотским законам ее страны она должна питаться только очень правильной пищей, хотя, по ее мнению, королевский двор это вообще не должно было волновать. Увы, она была очень добрым правителем, а потому внимательно слушала своих советников, которые могли часами рассказывать о пользе сельдерея, пшенной каши и рисовой похлебки... Однако, сейчас это было абсолютно не важно, сейчас был важен лишь торт. И даже когда где-то сверху послышался дикий грохот, Селестии было не до этого, так как она хищно разглядывала свое любимое лакомство.

— Ну что, мой милый тортик. Думал, сможешь от меня убежать? Не откажешь своей принцессе в ма-а-аленьком одолжении? Я тебя очень хо...– не успев договорить, принцесса была прервана воплем неизвестного существа, что неуклюже упал на торт из дыры в потолке, которую, кстати, он сам и организовал.

— Я убью этих Кулибиных! Только и могут, что всякую гадость изобрести! Все тело боли-и-ит, костюм, ввести мед-препараты с первого по третий! Эй ты, кобыла белая, иди за врачом сбегай. Ну чего ты встала как вкопанная?! – хрипло продекламировал огромный горбатый голем потрясая железной палкой в своих толстых руках. Ей было невдомек, что это было живое существо, так как забрало шлема было не только полностью бронированным, но и своего рода тонированным. Селестия могла простить все: неподобающее поведение, вопли и нарушение ее личного пространства, но не разорванный на сотни мелких кусков долгожданный торт.

— Как ты посмел тут появится, неведомое чудовище?! – кантерлотским голосом возвестила о неприятностях принцесса Солнца, грозно приподнимаясь на своей кровати. В её глазах зажглись совершенно недобрые огоньки.

— Чего ты разоралась, не видишь, что мне очень плохо?! Как там тебя в брифинге называли — Селедка, вроде? Меня зовут Скаут, а-а-й. Да позови ты уже врача, дура, была бы возможность, сам себя бы вылечил. Я упал с высоты в сто метров и проломил хребтом охренеть сколько потолков! Блин, бестолковая идиотка, видишь, мне больно! – все больше теряя силы, тихо проговорил медик, пусть это не смогло снизить градус его возмущения.

— Стража сюда, быстро! – громко крикнула принцесса. Через минуту в коридоре послышался оглушительный перестук копыт.

— Да, ваше высочество? Во имя гармонии, что это?! – провопил вбежавший стражник, дикими глазами рассматривая распластавшегося голема.

— Немедленно позовите сюда врачей и подкрепление, – угрюмо приказала Селестия, вытирая ошметки торта на копыте о броню пришельца.

— Будет сделано, принцесса Селестия, – и с этими словами стражник стрелой поскакал за подмогой.

— Что же ты такое? Эх, надеюсь, что тортик того стоил… — задумчиво произнесла светлоокая, глядя на измученное тело неведомого существа.

"Библиотека Понивилля."

Ночь была полна сюрпризов. Это воистину самое романтичное время, которое всегда было полно различных тайн, и если кантерлотский замок хранил их как зеницу ока, выставляя их лишь избранным и внимательным посетителям, то тайны ночи были доступны для всех. Именно ночью вы можете услышать чувственную серенаду или увидеть воистину самое красивое явление природы, имя которому – звезды. Но к сожалению, немногие любят наблюдать за этими загадочными странниками вселенной. И все-таки, даже в это время можно найти кого-нибудь, кто не отдал себя во власть Морфея. Таковыми сегодня являлись пони и аликорн, что рассматривали небо в окуляр телескопа на балконе понивильской библиотеки.

— Твайлайт, ты немного неправильно зарисовала это созвездие, дай я помогу, – тихо проговорила принцесса Луна, пододвигая звездную карту к себе и делая незначительные поправки.

— Да, спасибо. Какое же чудесное небо, столько звезд я давно уже не видела. Вы просто чудесно украсили сегодняшнюю ночь, Ваше Высочество, – восторженно изъяснилась Спаркл.

— Ну Твайли, зачем ты так? Мы же друзья. Зови меня просто Луна. Я очень рада, что у меня наконец-то появилась такая подруга как ты, – радостно прошептала принцесса, прижавшись боком к своей новоявленной подруге. Принцесса Ночи всегда была не прочь найти друзей, так как все, кого она помнила и любила, давно уже умерли, отчего на сердце юного аликорна была еще одна зияющая рана. Впрочем, не зря Селестия намекала Луне на дружбу с Твайлайт, ибо у солнечной пони на единорожку были свои, далеко идущие планы.

— Да, Луна, я тоже рада вас называть, то есть, тебя, подругой. Дружба — это великая сила и… – пыталась сказать Твайлайт, но именно в этот момент, произошел смачный хлопок где-то позади них, на первом этаже. Резко подорвавшись, они тихонько направились к лестничному пролету. Посмотрев вниз, пред их взором предстало невероятное существо. Оно было необычным, особенно необычным была его кожа, смахивающая на доспехи. Даже лицо было совершенно непонятным, представляя собой некую смесь закрытого шлема и драконьей головы. Первое, о чем подумала хозяйка библиотеки — это было голем или редкий вид небольшого бескрылого дракона.

— Ауч, надеюсь, я больше никогда не воспользуюсь этой телепортацией снова. Вот бы еще команду найти, а не то натворят делов, – деловито проворчал Алекс, поднимаясь с пола. Правда он и не заметил, что говорит в полный голос, хотя бронекостюм должен был гасить все звуки, которые носитель не мог издать без специальной команды. В поисках своего автомата, он стал рыскать взглядом по полу. В данный момент ему не хотелось брать в руки свой излюбленный гранатомет XM-25, так как в условиях замкнутого пространства это было бы опрометчиво. Также оставался еще пистолет-пулемет "Клин 2", но все же штурмовая винтовка АК-12 была ему гораздо ближе и удобнее. Заметив движение, он взглянул наверх. Со второго этажа на него смотрели две любопытные мордочки. Алекс опасливо стал отступать от этой парочки, предпринимая попытки достать пистолет из кобуры. Но тут его словно ударило молотком, он узнал мордашку одной из этих пони.

— Здравствуйте, меня зовут Твайлайт Спаркл, а это Принцесса Луна. Я бы хотела узнать ваше имя, а также ответ на вопрос о степени вашей разумности? И да, что вы здесь делаете? – осторожно спросила Спаркл, и лишь только присутствие принцессы не позволяло ей терять самообладание. От серьезных обвинений ей мешал тот факт, что библиотека все же являлась общественным местом, а значит вести себя по-хозяйски она не могла. Позади же нее, Луна была наготове в любую секунду атаковать пришельца, оставив дипломатию на протеже своей сестры. Ей было проще защитить и обезопасить, чем юлить и вести полемику.

— Оу, да я сорвал джекпот. Нашел принцессу практически сразу. Итак, здравствуйте, меня зовут Суворов Алексей Владимирович, и я пришел из другого мира, дабы помочь вам и предоставить информацию. Я и четверо моих бойцов из подконтрольного мне отряда “Волкодавы” прибыли к вам на помощь, – объяснил ситуацию командир, отряхивая костюм от невидимой пыли.

— Что за помощь вы хотите нам оказать? И потом, ты сказал бойцы, а значит вы солдаты. Зачем нужны миролюбивой и спокойной Эквестрии солдаты из иного мира? – впервые подала голос прекрасная повелительница ночи. Её голос был подобен обволакивающему бархату, но такому, что был способен удушить всего за пару секунд. Властность, вот что первое было в её облике, отчего Алекс невольно припомнил командора, который грешил примерно тем же самым.

— Вам угрожает террористическая группировка из нашего мира – BlackWood. Я и моя команда состоим в организации Warface. Наша задача – спасать мир от самых опасных террористов и преступников. Недавно, к нам поступила информация об предстоящей атаке вашего мира. Наши враги желают получить ваши природные ресурсы, чтобы получить преимущество в предстоящей войне за господство над человечеством. Мы успешно давим BlackWood, но с помощью захвата вашей страны, а затем и мира, они смогут получить достаточно мощи для уничтожения любого сопротивления. Наш враг очень силен, он знает практически всё о вас и вашем мире. У него много оружия и солдат для выполнения многочисленных тактических задач, – степенно, как будто зачитывал присягу, ответил Алекс. Но он не придумывал все на ходу, так как именно подобное его заставили заучить на брифинге по намечающейся операции, правда инструктировали не его одного, но он и не надеялся, что остальные запомнили хотя бы одно предложение. Твайлайт недоуменно разглядывала гостя, гадая откуда идет звук. Несмотря на страх, ей очень хотелось узнать о столь интересном месте как человечество, даже не представляя, что для своего мира люди придумали куда более смешное название.

— Расскажите о ваших бойцах, и к тому же, где они? – спросила, обеспокоенная новостью о войне, Спаркл, осматриваясь по сторонам в поисках спрятавшихся големов.

— Их четверо. Первый — это старший лейтенант Шестаков Роман Александрович. Второй — лейтенант Волков Михаил Данилович. Третий — наша головная боль, сержант-команд-майор Дмитрий Ильин Евгеньевич. Четвертый — ст.сержант Петренко Игорь Борисович, ну и я — капитан Алекс. Моя команда была разделена, так как телепортер оказался частично неисправен, а потому даже я не знаю где они, – ответил на вопрос боец спецназа. Затем, хлопнув себя по лбу, отчего единорожка нервно вздрогнула, он включил нарукавный командирский КПК, чтобы попытаться связаться с остальными, увы, электроника вообще не желала даже и отвечать. — Черт, видимо аккумулятор полетел, как впрочем и костюм... Надо будет отдать потом Мишке, он с таким хорошо умеет справляться.

— Ладно, думаю, что тревожить сестру не будем и подождем с этой информацией до утра. Тем более, я чувствую, что он говорит правду и действительно желает нам помочь. — На этих словах Алекс нервно сглотнул и тут же испугался, что полетел также и пси-блокиратор. Он с опаской взглянул на стоящую на высоте грозную кобылицу и не мог вымолвить даже слова. В проникающем сквозь окно свете луны принцесса казалась ангелом, только вот точно не хранителем. Стряхнув напряжение, Суворов сел на незанятый диван. Он не хотел показаться грубым, но перелет, если его так можно назвать, выжал его словно губку. — Твайлайт, иди пока поспи и наберись сил, а я посторожу нашего гостя. Надеюсь, у нас не будет недоразумений? – но не успела Луна договорить, как заметила, что капитан уже вовсю спит на незанятом диване. Вот что значит солдатский сон…

"56 км от Кантерлота. Город-Улей Чейнджлингхолд."

Глубоко под землей безжизненной Северной Пустыни расположился город Чейнджлингхолд. Это была столица королевства чейнджлингов, особых эмпатических вампиров с экстраординарными способностями к проникновению в стан врага. Это был необычный город, ибо мало того что он был подземным, так еще и освещался фосфоресцирующими кристаллами, отчего принимал необычный и крайне красивый зеленый оттенок. Именно отсюда произошла знаменитая экверестийская легенда об изумрудном городе. Несмотря на жуткое сходство чейнджлингов с роем, они не были типичными насекомыми-мутантами. На самом деле это была их маскировка, ведь безымянный и непонятный враг намного страшнее привычного. Поэтому их обитель не напоминала обычный улей с сотами или муравейник с туннелями и тупиками. На самом деле это были аккуратные каменные домики на склонах огромной пещеры высотой в несколько сот метров. Посередине этого небольшого королевства стоял красивый замок. Гордость всех чейнджлингов и обитель самой королевы Кризалис, которая в этот момент разбиралась с бумагами относительно перераспределения энергии между подданными. К сожалению, их последняя крупномасштабная вылазка потерпела неудачу, отчего всему королевству грозил страшный голод. Она безумно любила своих детей, и хоть они ей и не родные, но в каждом была частичка первых чейнджлингов – предков нынешней королевы. Даже пони знали, что у этой расы нет слова мое, есть только общее. Это были идеальные подданные, но увы, своеобразный рацион питания ставил их перед фактом вымирания. Одинокая слеза стекла по щеке монаршей особы, она осознавала, что в этом году будет очень мало жеребят и что многие из живущих умрут от голода. В этот момент по двери тихонько постучали.

— Госпожа, тут одно важное дело. Мы нашли необычное существо около ворот в город. Оно упало с большой высоты и было без сознания. Также хочу отметить, что оно оказалось облачено в странный металлический доспех, отчего нашим кузнецам понадобилось много времени на то, чтобы его раздеть. Еще хотелось бы отметить полное отсутствие его контакта с магическим полем планеты, что... принесло некоторое недопонимание, ну это Вы сами сможете понаблюдать. При нем найдены странные предметы, смысл которых нам так и непонятен, – отрапортовал вошедший начальник стражи – капитан Онгейл.

— На что оно похоже и куда вы его поместили? – спросила заинтересованная королева.

— Тюремный блок А. Оно похоже на помесь дракона и крайне щуплого минотавра. Самое странное, моя госпожа, что оно излучает огромное эмоциональное поле. Если умело к нему подключится, то это будет огромный бурный поток, даже от объекта А... принцессы Кейнденс и Шайнинга Армора такого достичь не получилось бы при всем нашем старании. — Чуть поперхнувшись, капитан прервал свою строгую речь, замявшись прямо посреди доклада. — Прошу вас простить, мы совсем немного поели. Просто все в замке на голодном пайке, и мои ребята банально не удержались. Я отказался от употребления чувств, но парням я не смог запретить, ибо... ну вы сами понимаете. Прошу вас простить их, я не мог этого от вас скрывать, и если решите их наказать, то накажите только меня. Дополню только, что это лучше попробовать, чем рассказывать, и да, существо никак не пострадало, – виновато рассказал стражник. Впрочем, его королева никогда не наказывала своих детей. Она их часто баловала и любила как родных, правда в меру и сохраняя свой незыблемый авторитет. Вот и сейчас, она восприняла во внимание лишь то, что ситуация может стать источником решения всех проблем.

— Я не злюсь на тебя, мой верный Онгейл. Мне нужно с ним встретится. Может быть, это будет нашим спасением, – взволновано проговорила Кризалис. Последнее она сказала совершенно случайно, не задумываясь, отчего вдруг и дернулась. Впрочем, она была бы счастлива, если оно так и окажется.

— Прошу за мной, госпожа, я проведу вас в тюремный блок. Заодно усилю охрану того места. Хотя судя по тем эманациям, там сейчас вся охрана дворца, – с ухмылкой проговорил капитан.

Они не спеша шли в сторону тюремного блока А, и с каждой секундой королева чувствовала все более мощные всплески эмоций. Она была невероятно удивлена, ведь даже принцессы не были настолько эмоционально питательными. Это буквально переворачивало ее взгляды на жизнь. Она почувствовала это существо. Оно было настолько разностороннее, что выделяло все оттенки чувств также сильно, как это может делать лишь самодостаточный организм, который мог оперировать абсолютно любой эмоцией. Это было настолько необычным, что она даже остановилась от изумления. Донорами чувств обычно были любые пони или, что еще лучше, единороги и аликорны, но у них есть небольшой минус — преобладающие светлые и добрые чувства. Поэтому чейнджлингам приходилось прикладывать максимум усилий для вытягивания и обработки материала. Но вот это существо было способно ненавидеть, презирать и убивать. О да, она знала этот соленый привкус крови. Когда кто-нибудь переступает табу, то это глубоко отображается на нём, преступивший черту становится более не способным воспроизводить светлые чувства, такова была плата. Но вот это создание умело сочетало в себе всё. Оно было идеально для корма, а уж того сколько энергии можно выработать… Воодушевившись не на шутку, она, полная нетерпения, вошла в тюремную камеру, у которой взволнованно стояли ее подданные. На кровати лежало странное существо, внешне напоминающее минотавра. Оно тихо спало, бережно укрытое одеялом, и довольно мило сопело в подушку. Она тихонько подошла к нему и потыкала копытом его руку, отчего то лениво приоткрыло глаз.

— О, лошадка. Всегда хотел в детстве иметь собственную конюшню с лошадками. Иди сюда, не бойся, – сонным голосом проговорило существо, а затем оно своими мощными лапами потянуло Кризалис к себе. Она хотела сопротивляться, но, почувствовав просто громадную волну нежности и любви к ней, просто обомлела. Она никогда не испытывала к себе столь светлых чувств, на такое даже ее чейнджлинги были не способны, прежде всего ввиду психологических и физиологических особенностей. Это как подманить голодного кота колбаской, настолько эти чувства манили подчиниться. Подобному можно сопротивляться, но для этого нужно иметь сильную волю и достаток в предложенном. Увы, Кризалис если и могла воспротивиться, то второй пункт просто не дал ей шансов. Когда же существо тихонько подложило её возле себя, то она даже прониклась к нему симпатией. Тихонько поглаживая ее по гриве, оно вновь начало засыпать. Более милого существа Кризалис не могла себе и представить. Решив, что она заслужила отдых, королева тоже начала подготавливаться ко сну, мягко устроившись сбоку от гостя. Существо нежно обхватило ее своими руками. На личико Кризалис закралась блаженная улыбка. В голове роились наверное самые прекрасные мысли о приятном. Тепло, излучаемое спящим существом, было незабываемого оранжевого оттенка, и грело оно не только тело, но и душу. На миг в её голову закралась мысль о нереальности и глупости происходящего, но ее сменили другие, более приятные образы. Глаза Кризалис медленно закрылись, её разум вдруг стал таким чистым и не захламленным проблемами, а сердце так прекрасно и тихо пело от счастья, что она была убаюкана в тот же миг. Еще никогда в жизни она так сладко не спала.

“Древний замок Сестер Принцесс”

Древний замок в центре Вечнодикого леса был настоящим центром истории столь древней страны, как Эквестрия. Про него многие знали, но побывали там лишь единицы, ведь он таил в себе множество опасных секретов. Многие пони желали получить в свои копыта ценности этого места, и многие же из них оканчивали свой путь в этих стенах, оставив свой жизненный отпечаток внутри этих мрачных стен. Но разве можно остановить любителей легких денег и экстрима?

— Ты уверен, что тут есть чем поживиться, Роув? – спросил гончий Дрейк, вопросительно глядя на огромного бурого пса.

— Чего?! Ты стал во мне сомневаться? Да я тебя! А ну закрыл рот и начал искать что-нибудь блестящее! – cкомандовал сержант третьей охотничьей стаи алмазных псов "Дикий Клык" Роув. Рев командира живо заставил псов искать хабар в разы быстрее. Сам же громадный пес лениво развалился на троне и тихонько карябал на набалдашнике матерные слова. От столь важного времяпрепровождения его отвлек странный хлопок неподалеку. Навострив уши, команда услышала, что звук донесся от старой полуразвалившейся башни. Решив, что там есть чем поживиться, вся стая мигом рванула по лестнице в сторону источника звука. Они не верили, что с ними может что-нибудь случиться. Добытчики искренне считали, что их грозные алюминиевые копья способны одержать вверх над любым врагом.

Игорь Петренко был, наверное, самым невезучим бойцом во всей организации Warface. Ему очень часто не везло, начиная от карт и заканчивая огнестрельным ранением в правую ягодицу две недели назад. Во многих своих бедах он часто винил других людей. Ему всегда хотелось стать эдаким “принцем на белом коне”, но зачастую судьба вместо этого подкидывала ему больного серого ослика. Несмотря на свои трения со многими сослуживцами, он был очень миролюбивым человеком и всячески радовался успеху других. Единственной его проблемой являлся свободолюбивый язык и немного черствый нрав, который не позволял произносить слова одобрения вслух. Единственными, кто понимал всю суть Скептика, была его команда: они никогда не обижались на его несколько развязные комментарии и оскорбления, принимая их за некое проявление имиджа их друга. Пускай Игорь постоянно костерил своих коллег, но если надо, то он бы и под танк лег бы ради них. И тем не менее, теперь от той малой толики миролюбия не осталось и следа, ибо он находился неизвестно где, отчего его мучили злость и обида. Только теперь он понял, что имел в виду командор, когда говорил про разделение.

— Да что же это такое, а? Ну почему в разные ситуации попадаю исключительно я?! Вот и теперь, иди их, свищи. Мужики, эта хрень комлинковская не работает! – громко звал товарищей Игорь, но затем прекратил свои потуги, так как услышал возню на лестнице. "Ну наконец-то", — подумал было солдат, как был неприятно удивлен тому, что перед ним столпилась совсем не его команда, по крайней мере, они точно до отправки на миссию умели обращаться с электробритвами. С лестницы на площадку прибежала группа неких антропоморфных псов, которых, видимо шутки ради, обрядили в человеческую одежду.

— Босс, хто это? Вроде на нас похож, ток какой-то весь в броне непонятной. Ух ты, как у него блестят вещи, – с любопытством проговорил пес, чьи запавшие глазёнки мигом заполонили жадность и зависть.

— Ты кто такой?! Че тут забыл, облезлый? Это наша точка, так что плати давай! – попытался вытрясти что-нибудь ценное Роув. Увы, он так и не понял разницу между человеком и боязливыми пони.

— Лапы за голову, рожей в пол! – проговорил Петренко, сжимая в руках новейший Корд десантной модели, чья облегченная конструкция могла спокойно убрать все недостатки, оставляя на выходе мощный снайперский пулемет. Он абсолютно не боялся этих пародий на оборотней, для него они были как неопытные гопники с Химок. Что, впрочем, подтвердилось вдвойне, ибо мозгов у этих двух контингентов было одинаково мало.

— Ребята, взять его! А блестящую броню отдадите мне, – скомандовал неопытный командир. Долго повторять не пришлось, с диким улюлюканьем и кличем “Вааааргх” дюжина псов бросилась на незнакомца. Игорь не хотел такого расклада, но эти переносчики блох вынудили его защищаться. Сняв пулемет с предохранителя и взведя его в боевую готовность, он открыл оглушительный шквальный огонь по наступающим аборигенам. Многое повидавшие и услышавшие стены пришли в ужас. Такого грохота, что можно было спокойно услышать за три километра, они вряд ли встречали. Всего четыре секунды, столь малое время, а уже трое псов просто разорвало на куски, наглядно показывая страшное воздействие русского калибра 12.7x108, который вообще-то был предназначен для легко бронированной техники. Но своими жертвами пули дело не ограничили, проломив стену позади псов, осыпав всех присутствующих многовековой пылью. Петренко не хотел убивать, и поэтому бил наглядно и эффектно, чтобы отогнать тварей подальше. Ошалев от такой кровожадности, псы попрятались за колонны. Игорь было хотел дать им уйти, но вдруг осознал, что если они до него доберутся, то будет слишком сложно победить даже этих неучей. Они не ушли, и это означало одно — они не отступятся. Петренко не принял во внимание тот факт, что псы просто испугались и убежать у них не было даже возможности. Виновато в этом была простая истина «лучше переоценить друга, чем недооценить врага», а также неприятный опыт борьбы с человеческими врагами, обладавшими куда большим спектром неприятных сюрпризов для отступившихся и сомневающихся. Решив не рисковать, он отцепил осколочную гранату от патронташа, а затем вырвал чеку и кинул в сторону попрятавшихся аборигенов. После чего, отсчитывая секунды, он немедленно отступил в противоположную от врагов сторону. Чтобы не потратить все боеприпасы сразу, и при этом не дать врагам передышки, он стал стрелять небольшими очередями по несколько патронов. Увы, «корд» был крайне прожорливой машинкой, как впрочем и любой пулемет, и будучи без патронов он станет довольно легкой мишенью. Без лишних слов, псы единым махом ринулись за полуразвалившиеся колонны. В тот момент выжившим показалось, что самое страшное осталось далеко позади, но несколько пуль, отлетев рикошетом из-за неправильной баллистической траектории, попали в нескольких не успевших спрятаться псов. Потеряв былой импульс, снаряды лишь «добродушно» вырвали целые куски тел, не даруя столь быструю смерть как было ранее. Это было кровавое зрелище, подобное обычно не показывают по телевизору, так как наматывающие кишки огромные как бутылки снаряды не были приятной частью столь любимых обывателями боевиков. Постепенно вой подстреленных псов стал стихать, закончившись милосердной очередью на добивание. Роув уже успел трижды себя проклясть за нападение на опасного чужака. Он понимал, что теперь для них главное – выжить любой ценой. Взвесив все за и против, сержант решил выйти навстречу, дабы решить дело миром. Выставив лапы перед собой в останавливающем жесте и приготовившись молить об прощении, он заметил маленький ребристый камушек. Засмотревшись на ее яркую полировку, он не смог удержаться от внимательного изучения. Подняв гранату, он даже понятия не имел, что подписал себе смертный приговор.

— Ну что, сдаетесь? Ой черт, стой! Брось ее на лестницу! – кричал Скептик, но было поздно уже предупреждать. Взрыв гранаты в замкнутом пространстве стал самым страшным и последним событием в жизни Роува. Игорь с тянущей отрешённостью наблюдал за тем, как огонь, почувствовав свободу, выбирался на охоту, втягивая в свои объятья несчастных псов. Некоторых из них, решивших испытать судьбу в побеге, настигла иная кара, набив их тела сотней маленьких осколков. Некогда славная третья охотничья стая стала лишь историей, оставив вместо себя груду покореженных людским оружием тел. Отряхнув костюм от налетевшей пыли, спецназовец перекрестился и тяжко вздохнул.

— Эх, каждый сам выбирает свою судьбу. Опять не повезло, теперь придется плутать меж трех сосен в поисках поселения этих чертовых пони, – проворчал сокрушенный спецназовец, и, подобрав упавший пулемет, отправился к лестнице.

“Кантерлот. Клуб “Танцуй и Зажигай”

Несмотря на то, что Луна очень переживала по поводу недостаточного внимания к ее любимому творению, в Эквестрии было очень много “ночных” пони. Это был особый контингент, который абсолютно не спал ночью и сопел в подушку при свете Солнца. Одной из таких пони была диджей Винил Скретч, которая, несмотря на образ жизни, была выходцем одной очень богатой династии классических музыкантов. С детства ее заставляли учиться играть на классических инструментах, но увы, талант и кьютимарка так и не проявлялись. Все изменил один случай. Как-то раз зимой, незадолго до Вечера Теплого Очага, Винил играла с игрушками в своей детской комнате, и вдруг ей взбрела в голову идея постучать вещами так, чтобы получилась музыка. Изначально все это было детской шалостью из того же разряда, что и покрасить кошку или накормить тарелкой супа любимых рыбок. Она и подумать не могла, что это предопределит ее судьбу, ведь когда только она начала выбивать ритм, то произошло чудо. То чудо, что продвинутая молодежь сейчас называет дапстепом. На весь дом стала разноситься ритмичная и уховыдирающая музыка. Поначалу родители подумали, что малышка Винил решила неудачно колдовать. Вбежав в комнату, они увидели улыбающуюся дочурку, которая со всей дури долбила палочками по всему, что попадется ей под копыто, отчего, конечно же, первым делом посчитали, что она хорошо играет на барабанах, но, к сожалению для них, все оказалось совсем по-другому. Тяжел и тернист был путь начинающего диджея. Она лишилась всего, когда выбрала свою стезю. Родители просто перестали общаться с дочкой, так как решили, что этой музыкой она выражает свою ненависть по отношению к ним. Сама же Винил была на грани срыва, но поддержка её новой подруги Октавии помогла снова почувствовать себя свободной и счастливой. И конечно её старания увенчались успехом, все-таки она всегда выдавала себя на все 120%, благодаря чему стала самой востребованной пони в мире клубных танцев, вечеринок и веселья. Сегодня, в недавно открывшемся клубе, она зажигала для своей благодарной публики. При этом даже не подозревая, что она станет сегодня самой незабываемой в её жизни.

Винил была на пике своего счастья. Она вновь играет, и не где-нибудь, а в новейшем и самом наикрутейшем клубе всего Кантерлота. Подогревало душу ей и то, что Октавия была рядом с ней. Несмотря на свое неодобрение к творчеству Винил, она пришла поддержать подругу. А уж после пятого коктейля, так и вовсе решила “зажигать” под этот, как она называла, “техно-ужас, а не музыку”. Скретч было приятна ее поддержка, так как иных друзей как-то у нее и не было. Зачем ей они сейчас, когда она популярна и богата? Наверное она была излишне пессимистически настроена, но такова была жизнь, где не было место друзьям «на время». Впрочем, сейчас это её не волновало, к чему переживания, когда рядом была верная подруга, а у нее есть любимая работа? И вообще, подходило время для кульминации её самого любимого трека, что она, кстати, посвятила подруге, в котором сочиталась и классика и столь любимая ею техническая музыка. Бамс! Пошло слияние, столь долгожданный микс! Скрипка вливала душу в ударные, а пианино с виолончелью обыгрывали различные по-дапстепски скрипучие звуки, и это всё было таким единым... Винил счастливо улыбнулась и взглянула на недалеко сидящую подругу. Ей было действительно приятно наблюдать за тем наслаждением, с которым Мелоди вертела головой в такт музыке. Подарок был оценен на славу, но это еще было не все, ведь даже у кульминации был свой пик, и этот пик Винил хотела донести как нельзя более ярко. Но даже в самых светлых планах бывали свои минусы, как это зачастую порой бывает, точнее минусы эти были нередко внешними факторами, которые иногда меняли целые судьбы, как то было сейчас. Вдруг, совершенно неожиданно, во всем клубе погас свет, и единственным источником света стал диджейский пульт, который начал передавать отнюдь не музыку.

— Прошу весь персонал выйти из зала, возможна вспышка, яркость которого будет больше 2·10−8 стильб. Процедура перемещения начинается через одну минуту. Просьба подопыт... телепортируемых приготовиться к началу операции, – прохрипел неизвестным грубым голосом пульт.

— Что это такое?! Я прибью того шутника, что посмел тронуть мою малышку! – гневно завопила Диджей PON-3. Ответом “шутника” стал усиливающийся гул непонятного и несколько жуткого звука "Woop-Woop" посередине танцпола. Постепенно, все больше и больше пони стало уходить с центра площадки, что и спасло их от необходимости посещения травмотологии. Произошел смачный хлопок, и из непонятной дыры вывалился двухметровый монстр, закованный в темно-красную броню. Сделав довольно серьезную вмятину на полу, тот безжизненно развалился плашмя, выговаривая нечто нечленораздельное. Такого Кантерлот, да что там, Эквестрия, еще никогда не видел, настолько все это было футуристично. В силу своего более развитого, чем у людей, стадного чувства и чисто внутреннего простодушия, в толпе практически молниеносно началась паника, которая переросла в поспешную эвакуацию из клуба. В помещении оставались те немногие посетители, которые не смогли устоять перед своим любопытством, хотя были и те, кто испугался настолько, что побоялись даже пошевелиться. Совершенно неожиданно огромный здоровяк резво поднялся с пола, проявив просто чудеса гибкости при такой массе костюма. Сервомоторы, которые хоть и были несравненно далекими и отсталыми по сравнению с оригинальными имперскими, все же давали некоторую вседозволенность, о которой порой мечтал всякий солдат на поле боя.

— Внимание группе, я появился в каком-то людн... аборигеновском месте сбора, похоже очень на ночной клуб, — тут Михаил четырхнулся, так как заметил, что слова спокойно вылетали из костюма, да и встроенный КПК совершенно не подавал жизни. — Какого черта связь не работает?! Чтобы еще раз я согласился на эти дрянные аккумуляторы от Lins, хотя, когда китайцы делали что-то нормально... Эй, пони, я хороший, меня зовут Михаил, – басовито и глухо пытался наладить контакт с местными прибывший из другого мира инженер. Как в случае с Суворовым, местные не могли и гадать о том, кто это и вообще, живое ли перед ними существо или оно было вызвано какой-то нереальной магией. Волков безуспешно пытался достучаться до сознания его новых знакомых, ведь увы, все вокруг него были настолько напуганы, что наладить контакт было практически уже не с кем. Лишь спустя какое-то время отозвался один из посетителей, это был пегас ярко-зеленой масти с торчащим пучком жиденьких синих волос вместо полноценной гривы.

— Э-э-э, м-меня зовут Ватер Флай, а В-Вы кто такой? – проговорил испуганный пегас, один из тех, что были к неизвестному существу ближе всего. Спецназовец добродушно улыбнулся, хоть его улыбка и скрывалась под шлемом, который, шутка ли, был с ярко выраженной в виде поникшей, и возможно в чем-то даже кровожадной, кристаллической решеткой.

— Я – человек, Михаил Волков. Я и моя группа тут на особом задании. Я военный, и служу многопрофильным инженером категории L в группе “Волкодавы”. Моя задача – донести до вашего правительства очень важную информацию и помочь с одной немаловажной проблемой. И ах да, я типа очень добрый и можете меня не боятся, я не укушу, – попытался их успокоить бутафорный технодесантник, под конец попытавшись пошутить. И, тем не менее, несмотря на ужас, что накатил на клубных пони, одна из них не была испугана пугающим до кончика копыт посетителем. Это была владелица испорченной аппаратуры, а также звезда всей ночной жизни в Эквестрии – Диджей PON-3, или Винил Скретч.

— Как ты посмел сломать мой пульт?! Знаешь сколько бит он стоит, выродок ты дискордовый?! – вопила приближающаяся к человеку пони, которую безуспешно пыталась остановить лучшая и единственная подруга.

— Куда ты лезешь, Винилка?! Стой, что если он опасен?! – испуганно прошипела Октавия, пытаясь оттащить разъяренную кобылку от возможной опасности.

— Что случилось? Чего орешь как полоумная? Если что-то сломал, то давай починю. Тем более, я и сам поклонник данного направления. Хм, судя по обстановке, да, я не ошибся, – спокойно ответил Михаил, для подтверждения осмотревшись по сторонам. Облегченно вздохнув, ведь он знал, что именно так сможет заработать доверие, он направился к покореженному чуждой энергией пульту. Данная реакция была благотворно принята окружающими, на что и рассчитывал Михаил, и что особенно диджеем. Она и не надеялась на выплату ущерба от неизвестного инопланетянина, который наверняка мог её раздавить как муху всего одним пальцем. А то, что это инопланетянин, никто даже и не сомневался, ибо уж больно он был похож на тех воинов из иллюстраций к новому роману Вайта Ридинга “Ересь Копытуса”. По прошествии десяти минут идентификации проблемы и ее полного устранения, он смог таки починить установку. Но больше времени он все же потратил не на починку агрегата, а отладку заводских косяков, которые бывалого техника привели в неописуемый ужас. Винил, которой он попеременно рассказывал о ходе работы, была в не менее неописуемой ярости к обманувшим её продавцам, которую все же сглаживала искренняя благодарность и уважение к человеческому профессионалу. Решив абсолютно загладить свою вину, он достал мощный военный планшет из задней разгрузки, а затем, вскрыв приборную панель поломанной аппаратуры, при помощи своего богатого набора всевозможных инструментов смог подключить его к пульту. Так как он был жутким меломаном, то есть любил практически все направления вне зависимости от их направления, то и включить он мог все что угодно. Решив угодить хозяину пульта, он первым делом врубил новый хит от известного диджея Skrillex’a, который вот уже долгое время радовал своих фанатов столь небезызвестным творчеством. Поначалу пони было хотели убежать куда подальше, но, вслушавшись в новую музыку, тут же забыли все страхи. Инопланетянин показал себя только с самой лучшей стороны, а значит повода для страха не было. Вслед за ними начали возвращаться и остальные убежавшие посетители. Самым приятным для Винил был момент с таким же миксом из классики и дапстепа как у нее, точнее дапстепом она по привычке называла любую техно-музыку, которая на Земле давным-давно обрела свои правила, подвиды и историю. Октавия, так и не высказавшая за вечер своей критики, все же собралась с духом и выказала свое уважение к творчеству подруги. А Михаил... Он лишь просто наслаждался вниманием и, что самое главное, возможностью принести радость таким веселым и жизнерадостным созданиям. Ему было вдвойне приятен был тот факт, что именно своими действиями он повышает авторитет всего человечества, которое всегда клеймили самыми страшными марками. Все произошло как в древней песне, а особенно в словах её незабываемого припева «Музыка нас связала». В течении часа все наслаждались новыми веяниями моды в Кантерлоте, оставившее самое лучшее впечатление от встречи с обладателями чужой, и в то же время, богатой культуры. Но увы, всё хорошее когда-нибудь кончается. Послышался дикий и выдиравший всю волю и желание жить писк, заставивший всех присутствующих позабыть о музыке и осесть на пол. В тот же момент, все двери и окна раскрылись под действием чьей-то воли, впуская внутрь новых посетителей. Посреди танцпола появилась ночная стража, чья слава была известна всем и всюду, особенно тем, чья совесть не позволяла спокойно заснуть тёмной ночью. Это были не гвардейские желторотики, над которыми до икоты насмехалась вся грифонская Гвардия Высоты и имперские Золотые Кулаки Миноса, это были профессионалы военных частей Эквестрии. Остриё гармонии и мира.

— Именем принцессы Луны, я приказываю сдаться! – громом раздался голос командира отделения. Первая мысль Михаила была открыть огонь на поражение, но, взглянув на милые мордашки его слушателей, он решил не рисковать и не портить о себе впечатление. Убрав инстинктивно выхваченный АЕК-971 за пазуху, туда же, где покоились на магнитах два MP7, он пошел в сторону стражников.

— Постойте! Он добрый, у него крутая музыка! – заступилась за пришельца Винил. За время совместной работы за пультом они даже успели подружиться и получше узнать друг друга. Более того, человек своими действиями дал новый виток дружбы для нее и Октавии, а это дорогого стоило.

— Эй, я же не навсегда ухожу, ведь так? Планшет пожалуйста сохрани, я скоро вернусь и мы снова зажжем вместе, – ответил Техножрец. Для полноты знакомства, он, нажав пару скрытых клавиш и, технически дав разрешение, снял шлем и подмигнул ночной пони. Оказалось, что был не магический голем, а некий почти безволосый и безрогий минотавр. "И все же его улыбка была живой, настолько живой, какой может быть только у друга", — радостно подумала Винил, решив тоже познакомиться до конца и без остатка. Она сняла свои любимые фирменные очки, под которыми покоился чарующий взгляд двух насыщенных алых глаз. Она также подмигнула, вернув своему новому кареглазому знакомому долг.

— Я буду тебя ждать, веселый чувак! Ты просто крут, и спасибо за ту магическую доску, что ты дал! – воскликнула польщенная пони. Она кинула взгляд на армейский планшет улучшенной, и пропатченной самим Михаилом, модели, который только ждал желающей с ним ознакомиться клубной пони.

— Пойдем уже, мутант, – недовольно произнес командир Шэдоу Кнайт, с неодобрением осматривая на столпившихся вокруг гражданских.

— От пародии на бэтмена слышу, – произнес довольный своей шуткой спецназовец, направляясь к выходу в компании ночных стражников.