Автор рисунка: MurDareik
Глава 11: Первый поцелуй Глава 13: Счастье

Глава 12: Чистый лист

Оригинал: An Affliction of the Heart
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редактор: Pifon
Версия Google Docs
Фикбук
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Воровато оглядываясь, Варден поднял стоящее у двери ведро с пульверизатором, повесил его на крыло и тихо выскользнул из дома. Уже было довольно поздно, и Куно мирно спала в своей комнате.

Пегас осторожно закрыл за собой дверь и уселся на крыльцо. Выждав с четверть часа, пока глаза полностью не привыкнут к темноте, он направился в сад и принялся собирать букет цветов, которые выращивал специально для этой цели.

Собрав все необходимое, Варден отошел подальше от дома и взлетел, направляясь в сторону Эверфри.

* * *

Это было очень тихое, спокойное место — небольшой холм на границе леса, покрытый чернеющим в темноте ковром высокой травы. На холме не было деревьев, кроме одного — старого дуба на самой вершине, и с его склона открывался прекрасный вид на расстилающийся внизу лес.

Для Вардена это место очень много значило. Здесь они со Сварм провели свое первое свидание, лакомясь медовой скульптурой в форме вагончика. Здесь она сделала ему предложение, и они обменялись восковыми кольцами. И именно здесь Сварм была похоронена.

Варден неслышно прошел по шепчущей на ветру и щекочущей ноги траве к надгробию в корнях дерева. Опустив ведерко на землю, он достал из него цветы и аккуратно положил перед черно-белым изображением на камне — фотографией Сварм.

— П-привет, любимая... — прошептал Варден, почтительно отступая назад, и опустился на траву, положив подбородок на передние копыта. — Да, я знаю, я обещал навещать тебя почаще, но... я был очень занят. Я знаю, ты простишь меня.

Вытащив пульверизатор, он несколько раз опрыскал цветы, чтобы они дольше не увядали.

— Я встретил кое-кого... Она очень... Нет, не хорошая. Скорее... очень похожая на тебя. Очень упрямая. И, как и ты, очень уверенная в себе. Но... она — ченджлинг. Да, я знаю, звучит по-дурацки, а?

Пегас негромко вздохнул, провел копытом по гриве и покачал головой, собираясь с мыслями.

— Она... она мне очень нравится. Не так сильно, как ты, конечно... Она очень милая. Может, я смогу ее изменить. Сделать хоть одно доброе дело в своей жизни. Тебе никогда не нравилось, когда я сидел на месте и жалел себя, если можно было что-то сделать.

Варден замолчал, задумавшись о том, что он сейчас изливает душу куску камня и безжизненной фотографии, но прогнал эту мысль.

— Она... она предложила мне помочь избавиться от Даггертейла. Тогда я смог бы выращивать Аврору для медицинских целей... Было бы здорово, правда?

Пегас тяжело вздохнул, глядя на свои копыта.

— Я... я скучаю по тебе. Но, когда Куно рядом... Она напоминает мне тебя. И это приятно. Но и больно тоже, — пегас помолчал, затем поднял взгляд, — Почему ты ушла от меня, Сварм? Почему? Я так хочу услышать твой голос... Я так хочу обнять тебя...

Варден замолк, уткнувшись носом в копыта. По его щеке прокатилась слеза.

— Почему ты ушла?.. — прошептал он.

Время текло незаметно для пегаса. Он не знал, сколько уже пролежал там, на траве, когда позади раздался шорох.

— Варден? — окликнул его знакомый голос.

Он не ответил, продолжая неподвижно лежать на земле. Несложно было догадаться, что она все равно его найдет.

Осторожно ложась рядом, Куно нежно коснулась его плеча.

— Все в порядке?

Варден кивнул и отвернулся, незаметно смахивая крылом слезы.

— В-все хорошо, — пробормотал он, делая глубокий вдох, — Я.. я просто принес сюда немного цветов.

— Это Сварм, да? — спросила Куно, заранее зная ответ, и прижалась поближе к пегасу.

Он кивнул.

— Я слышала, что ты с ней разговаривал, но слов не разобрала.— тихо сказала Куно, нежно трясь своей щекой о щеку пегаса. — Тебе ее не хватает, да?

Пегас вновь молча кивнул и прижал уши, опустив крылья.

— Я... мне не приходилось терять кого-то, кто был мне действительно дорог, так что мне сложно понять, что ты сейчас чувствуешь. Не думаю, что могу чем-то помочь... Я могу что-нибудь для тебя сделать, Варден? — спросила она, сочувственно поглаживая его копытом по спине.

Варден повернулся к ней, затем приобнял одним копытом, кладя голову ей на плечо.

— Просто... побудь здесь со мной немного.

— Она была доброй? — спросила Куно, прижимаясь к нему и нежно перебирая перья его крыла.

Пегас кивнул, со вздохом уткнувшись в шею ченджлинга.

— Очень доброй... Но не всегда... Не знаю, как это объяснить... Она всегда была рядом, когда мне была нужна помощь и поддержка, но она была еще ближе, когда мне требовался хороший пинок под зад. Она была лучше всех. И она была моей. И я был ей нужен. Ей было плевать, что я слабак, что я не умею драться... Что другие пони вытирают об меня ноги... Она была просто рада быть со мной.

— Ты так говоришь, как будто любить тебя — глупо, — нахмурилась Куно, нежно тыкая пегаса в бок.

— Я бесполезен, — с отвращением сказал Варден, — Я всегда знаю, что мне нужно сделать, чтобы стать лучше, чтобы решить ту или иную проблему... Но я никогда этого не делаю. Я всегда слишком слаб, слишком напуган.

Куно нахмурилась еще сильнее и обняла пегаса передними копытами.

— Как по мне, ты не так уж и плох.

Он рассмеялся и покачал головой.

— Ты так говоришь только потому, что я единственный пони, с кем ты когда-либо общалась в своем истинном облике.

Ченджлинг несколько секунд внимательно смотрела на пегаса, затем кивнула.

— Ты совершенно прав.

Пегас в недоумении повернулся к ней.

— Что?

— Ты единственный, с кем я когда-либо общалась по-настоящему. Ты единственный, кто был добр ко мне. Глядя на меня, ты видел не просто ченджлинга — ты видел нечто большее, — ответила Куно, потеревшись о Вардена носом, — Я встречала сотни влюбленных жеребцов. Я чувствовала, какова их любовь. Ты стоишь на ступеньку выше их.

— Спасибо за красивую лесть, — усмехнувшись, сказал Варден, кладя голову обратно на ее плечо.

— Ты бы все отдал ради еще одного дня с ней? — мягко спросила Куно.

Варден кивнул, разглядывая ее копыта.

— Без раздумий... Обнять ее, прижать к себе, услышать ее голос, зарыться в ее гриву... Увидеть ее улыбку... — Пегас замотал головой и сжал глаза, до крови закусив нижнюю губу.

Куно обхватила его копытами и, крепко обняв, потерлась носом о его шею.

— Не надо стесняться меня, Варден. Выговорись.

Пегас изо всех сил прижал ченджлинга к себе и уткнулся носом в ее грудь, больше не сдерживая слез.

— Я... Я даже не успел попрощаться... Ее уже не было... И все потому, что я такой слабак.

Куно что-то мягко прошептала, успокаивающе поглаживая его гриву.

— Почти... Да что там, каждый день я думаю о том, что это должен был быть я. Это как какая-то дурацкая шутка судьбы, что самый ничтожный из нас остался жить... — Варден покачал головой.

Ченджлинг понимающе кивнула и, наклонившись, нежно коснулась носом лба пегаса.

— Я для тебя что-нибудь значу, Варден?

— Д-да... Нет... Я не знаю... — беспомощно ответил пегас, прижимая уши, — Т-ты мне нравишься. Ты похожа на Сварм. Меня уже даже не беспокоит, что ты — не пони.

— Если бы вместо Сварм умер ты — то я бы сейчас тоже была мертва. Так что ты уже принес в этот мир немного добра, Варден.

— Я... — пегас не нашелся, что ответить, и покачал головой.

— Каково это — потерять кого-то, кто тебе так дорог? — с неподдельным любопытством спросила Куно.

— Это... Ну, как... Как будто у тебя из груди вырвали сердце, но ты продолжаешь жить... Или как лишиться крыльев. Или остаться без глаз. Какая-то часть тебя так сильно связана с тем, кого ты любишь, что когда ты их теряешь — ты теряешь как бы часть себя... Это очень больно. И, каждый раз, когда ты о них вспоминаешь — становится только больнее, как будто тебе соль втирают в рану. Как будто ты снова теряешь их... И снова… И снова...

Куно побледнела, прижав к голове уши.

— Звучит не очень-то приятно, — пробормотала она, — А каково... каково тогда любить?

Варден поднял голову и посмотрел на нее полными слез глазами.

— Это... невероятно! Любовь заполняет в тебе пустоту, о существовании которой ты до этого и не подозревал. Ты чувствуешь, что способен на все. Ты настолько счастлив, что тебе почти больно. Ты улыбаешься, даже когда тебе хочется плакать.

Куно кивнула и нежно лизнула пегаса в нос.

— Сварм любила тебя?

Варден кивнул, стиснул зубы и отвернулся. Куно нежно, но уверенно развернула его голову обратно и посмотрела ему в глаза.

— Думаешь, она хотела бы, чтобы ты страдал всю оставшуюся жизнь?

— Сварм... Сварм всегда хотела, чтобы я был счастлив... — прошептал пегас.

— Я чувствую, что ты влюбляешься в меня, Варден. Я — ченджлинг, я знаю, о чем говорю, — Подняв копыто, она нежно погладила его уши.

Варден опустил голову, но его молчание было достаточным признанием.

— Я представляю себе, что ты сейчас чувствуешь. Как будто твое сердце предает себя. Как будто ты бросаешь Сварм ради какого-то чудовища, но... но... — Куно замолкла и, прикусив губу, бросила взгляд на надгробие, — Если бы Сварм стояла вот тут вот, прямо сейчас — велела бы она тебе и дальше быть несчастным? Честно?

Варден медленно покачал головой.

— Она бы строго грозила мне копытом и кричала, чтобы я двигался дальше и искал свое счастье.

Куно мягко кивнула, обнимая пегаса.

— Тебе надо кончать жить вчерашним днем, Варден. Как ты представляешь себе свое будущее? Чем ты будешь заниматься следующую дюжину лет? Продолжишь выращивать Аврору для Даггертейла?

Варден опустил взгляд.

— Я не особо об этом задумывался.

— Тебе кажется, что твоя жизнь уже кончилась, что это просто тающие угольки, оставшиеся от костра вашей со Сварм любви... но это не так! У тебя еще многое впереди! Пора отпустить ее, Варден. Сварм больше нет. Никогда не забывай ее, но не вздумай разрушать свою жизнь из-за воспоминаний. Ей бы это совсем не понравилось.

Несколько долгих секунд пегас молчал, затем поднял взгляд.

— Я хочу немного побыть один, — его голос дрожал, зато тон был серьезен как никогда.

Ченджлинг молча кивнула, обняла пегаса и отправилась вниз по склону холма.

***

Варден тихо плакал, лежа в одиночестве под старым дубом на вершине холма.

— Я... я решился, любимая. Пора начать жизнь с чистого листа. Я... я больше не позволю топтать себя ногами. Я больше не буду слабым, — произнес пегас, стараясь дышать спокойнее. Встав на задние копыта, передними он обнял холодный камень, поцеловал фотографию и отвернулся, прикусив губу. Пегас поднял с земли цветы и, сжав бутоны копытом, оторвал лепестки.

— Я... я знаю, что ты хочешь, чтобы я был счастлив. Я никогда тебя не забуду... Я только надеюсь, что... — Варден замолчал, не в силах говорить дальше, и отвернулся. Собравшись с силами, он повернулся к надгробию. — Я... я надеюсь, что ты сумеешь меня простить.

Пегас отпустил лепестки, и они посыпались на могилу.

Это всегда были ее любимые цветы.

Ветер подхватил красные лепестки и понес их над лесом, пряча в ночной тьме.

— Прощай, Сварм... — прошептал Варден, разворачиваясь и направляясь вниз, к подножию холма и к началу новой жизни.

* * *

Пегас вернулся домой нескоро. Проскользнув внутрь, он тихо прикрыл за собой дверь и, оставив ведро у входа, проскользнул в кровать, прижал подушку к груди и уткнулся в нее лицом.

Слез больше не осталось, и он чувствовал себя истощенным — физически и эмоционально. Впервые со смерти Сварм ему не хотелось плакать, думая о ней.

Послышалось шуршание, и Куно проскользнула в кровать, прижимаясь к спине пегаса. Варден перевернулся и крепко обнял ее, изо всех сил прижимая к груди и горячо целуя. Куно пискнула, удивленная его внезапным напором, затем прижалась поближе.

Прервав поцелуй, пегас с улыбкой посмотрел на еле различимого в темноте комнаты ченджлинга.

— Спасибо, Куно... Просто... спасибо.

— Больше не будешь плакать? — мягко спросила Куно, трясь щекой о его нос.

— Больше не буду, — пообещал Варден, прижимая ее к себе.